И пусть это никогда не повторится.

-ЧАЭС-

  • Создано: 6.04.2009
  • Участников: 75
  • Владелец:
    Lestat
  • Просмотров: 2 / 851
Оцените сообщество
Отправить ссылку другу title=  Отправить ссылку другу
Подписаться на RSS
200920102011
ЯнварьФевральМартАпрель (58)МайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрь
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

28 Апреля 2009 в 22:08

Я хочу поговорить с вами об обеих частях игры сталкер.
На мой взгляд, первая часть была более атмосферная, чем вторая.Вспомните, с каким интересом мы переходили на новые игровые локации, хотя и не хотели уходить с предыдущих.
А чего только стоят посиделки с гитарой у костра, гениальная задумка разработчиков!Помните своё первое задание?Первую награду?Мы сразу же бежали к Сидорычу за покупками, а у него были такие высокие цены на товар!И вот мы с осознанием того, что нет ни денег, ни патронов выходим из лагеря новичков, и тут нам попадается первая стая псевдособак! И нам было страшно, и мы убегали от этой стаи, зато когда разживались оружием-ходили как короли по первым базам и лагерям.
Это действительно такая игра, которая держит нас у экранов монитора до самого конца, пусть в ней и было много багов, всё же это лучшая часть игры.
А что касается Чистого неба- насплошь вторичность, мне она конечно запомнилась, но в ней уже нет такой атмосферы, какая была в первой части.
Её единственные плюсы по сравнению с первой частью- очень длинные ночи, улучшение экипировки и детекторы артефактов, а что касается войны группировок- это хорошая, но плохо реализованная идея разработчиков.
Вот, пожалуй, и всё.
Напишите мне, что думаете о моей небольшой статье, а также скажите, какая, по вашему мнению, часть лучше.Заранее спасибо!
Теги: игры
Категория записи: Игры и развлечения

27 Апреля 2009 в 12:23

 

Жаркое лето в Чернобыле


Автор этих заметок фотокорреспондент АПН по Украинской ССР Игорь Костин. С апреля по декабрь 1986 года он освещал ход работ по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Фотоматериал И. Костина, сделанньй им в опасных условиях высокоактивных дозовых нагрузок, вошел в официальный отчет правительственной комиссии СССР. Его серия "Трагедия Чернобыля" удостоена на "Уорлд-пресс-фото" в Амстердаме высшей международной награды "Золотой глаз" на "Интерпрессфото" в Багдаде-золотой медали, полу-чила Гран-при на конкурсе в ГДР и Главный приз Союза

Вспоминая все, что тогда случилось, я спрашиваю себя, пошел бы я на все это, зная тогда то, что знаю сейчас. Стоит ли искать ответ на такие вопросы? 

В конце апреля 1986 года, после взрыва на Чернобыльской АЭС, я летел в вертолете к разрушенному четвертому блоку. Те, кому положено было знать об этом полете, не знали. Я уговорил знакомых летчиков взять меня на борт.

- Не боишься? 

- Нет. 

Откровенно говоря, я не совсем представлял, что нас ожидает, никогда не задумывался над тем, что такое рентген, облучение. Страх пришел позже. 

Беру три камеры, необходимое количество пленки, забираюсь в вертолет. Летим. 

Вот и Чернобыльская атомная электростанция. Видна высокая труба, здания... Где четвертый блок? Несмотря на грохот винтов, чувствую гробовую тишину внизу. Голос кого-то из членов экипажа: "триста пятьдесят... двести пятьдесят... сто пятьдесят..." Это те самые рентгены, о которых уже начинают говорить во всем мире. Впрочем, почему начинают? Говорят вовсю. Чудовищные слухи западной прессы-тысячи погибших, братские могилы, непредсказуемые последствия... Наша пресса помалкивает. 

Пол вертолета устлан свинцом. Иллюминаторы задраены. С правого борта-развал четвертого реактора. Страшная черная пасть. Голос пилота: "До реактора 50 метров, 250 рентген" Почему она такая черная, эта пасть? От копоти? Впрочем, тогда я думал не об этом. Я лихорадочно снимал, открыв иллюминатор. Это была глупость. Через несколько минут камеры, начиненные электроникой, отказали. После посадки их у меня отобрали. Кое-что, правда, удалось отмыть. Но это было много позже.

После проявки оказалось, что пленка засвечена. Засвечено почти все, за исключением части цветных негативов. Весь чернобелый материал и цветные диапозитивы радиация обработала до меня. 

Забираясь в вертолет, я чувствовал себя охотником, преследующим добычу. Теперь понимаю, что чувствует жертва, за которой следит невидимый, неслышный и оттого еще более страшный враг. 

5 мая уже вполне официально вместе с другими аккредитованными журналистами снова еду в Чернобыль. Все остаются за пределами 30-километровой зоны, где собрались эвакуированные, концентрируется техника, специалисты. 

Первые впечатления совершенно необычны. Где я видел такое? В кино? Или в пятилетнем возрасте, когда началась война?.. Бесконечные колонны автомашин. В кузовах грузовиков коровы, какой-то скарб, автобусы с людьми. Эвакуация. 

На мои вопросы не отвечали. Да и не могли ответить. Никто не знал, где здесь ставят на довольствие и кто занимается фоторепортерами. Но неразберихи не было. Не было паники, бестолковщины, хотя машина, получившая впоследствии название ЛПА-ликвидация последствий аварии, -эта машина еще только начинала раскручиваться. Тем не менее удалось сделать так, что каждый исполнял совершенно точно определенную задачу. 

Водитель грузовика, генерал армии, министр, бетонщик были одинаково одеты, общались друг с другом совершенно на равных, и даже лица, которые были нам известны, тоже оказались неот-личимыми одно от другого - на каждом был надет респиратор. Стандартный респиратор, похожий на свиное рыло и вскорости замененный "лепестками" - гораздо более совершенной защитой, -после которых на лице уже не оставалось опрелостей. В то страшное лето из-за жары вокруг рта и носа у людей образовывались чуть ли не язвы- респираторы не снимали часами. 

Снимал я километрах в тринадцати от четвертого блока. Снимал и водителей, и регулировщиков, бетоновозы и бронетранспортеры, конечно, дозиметристов-самых в то время известных, окруженных ореолом некой тайны. Они видели и измеряли то, что было неуловимо и неощутимо. Впрочем, не так уж и неощутимо. Я почувствовал, что воздух здесь необычный, с каким-то странным металлическим привкусом. И все время першило в горле. 

Долго в зоне я не оставался. Можно было набрать "лишние" дозы. Я приезжал на день-другой, потом уезжал в Киев, снова возвращался. Если в первое время приходилось ночевать и питаться где попало, то довольно быстро все наладилось. Нашлись знакомые из управления автоинспекции Министерства внутренних дел. Те самые, кого недавно снимал на перекрестках города, у пультов и в служебных кабинетах. Они-то меня и приютили, и выдали мне такую же одежду, которую носили сами: белые костюмы, напоминающие пижамы, круглые шапочки. Моя собственная одежда к тому времени уже ни на что не годилась. Разве что на то, чтобы застав-лять трещать дозиметрические приборы. 

Я постепенно становился в Чернобыле своим. Мне дали ночлег, поставили на довольствие и, что самое важное, давали необходимую информацию. Снимал я много, в основном процесс дезактивации. Как специальные машины поливали дома и улицы раствором, напоминавшим по виду мыльную воду. Занимались этим военные, которых к тому времени в Чернобыле стало МНОГО. 

И все же я понимал, что мое место не здесь. Главные события происходили там, куда один за другим вылетали огромные военные вертолеты, до отказа загруженные песком, свинцом, барием, всем тем, что на максимальной скорости доставлялось туда и летело в черное жерло развороченного реактора. На вертолетной площадке творилось нечто невероятное: грохотали двигатели, непрерывно сновали громадные грузовики, вертолеты взлетали, садились, снова взлетали - и так без конца. 

Я страшно завидовал пилотам, кто летал к реактору, моя профессия требовала моего присутствия, рассказы очевидцев меня не утешали. Но взять в машину вместо 80 килограммов необходимого песка или свинца никому не нужного репортера никто не хотел. 

В конце концов командование ВВС дало мне разрешение, гене-рал Антошкин, впоследствии Герой Советского Союза, сказал: "Ладно, разрешаю" В ту же минуту об этом узнали на вертолетной площадке. Никаких документов, никаких бумажек с подписями тогда в Чернобыле не было. Люди забыли, что такое бюрократия. 

Отношения друг с другом были искренними и добрыми, полными желания оказать помощь в любую минуту. И одно устное распоряжение решало сложнейшие проблемы, гораздо более важные, чем полет корреспондента к четвертому блоку. 


Чернобыльская беда выявила лучшее в нас - способность к состраданию, готовность к самопожертвованию, убежденность в том, что чужого горя не бывает.

Через девять минут мощный военный вертолет уже шел параллельным курсом с вертолетом, работающим в зоне четвертого блока, который производил дезактивацию района блока и крыши Чернобыльской АЭС.С того дня я произвел более 40 полетов над реактором. Я отснял все этапы ликвидации аварии и захоронения четвертого блока в саркофаг. 

Это было время напряженной работы. В Чернобыле я снимал, вез пленки в Киев, там обрабатывал материал, передавал в Москву и, признаться, даже не осознавал своей оперативности, когда увидел в "Тайме" и "Штерне" снимки, которые сделал вэтой непрерывной гонке с постоянно уходящим временем. 

Сделанное не удовлетворяло. Как бы ни старались мне помочь и летчики, и их командиры, они не могли превратить вертолет в съемочную площадку. Мне нужен был четвертый блок, и я решил пробраться туда. 

Прошли лихие набеги в места, где "светило" мы чувствовали, что радиация неопасна дома, а здесь это враг-коварный враг. Он возникал в неожиданных местах, где, казалось бы, ничего опасного нет. И незаметно делал свое дело. Приходили сведения из шестой московской больницы, где лежали пожарные, да и не только они, и где вскоре придется лежать и мне. 

Не прибавлял храбрости наглухо задраенный бронетранспортер, который доставил меня к четвертому блоку. И тот бункер, где работал штаб, тоже не веселил. Поразило огромное количество техники и неожиданно много людей-военных и "партизан". Так называли вольнонаемных, съехавшихся в Чернобыль со всей страны. Это были, как правило, высококлассные специалисты, которые знали, чем рисковали, и шли на риск. Их соединяли в так называемую "вахту", которая длилась от 2 до 20 минут. Затем отряд возвращался в бункер, где, прежде чем войти в помещение для отдыха или в комнату, где работал штаб, пересекали залитый по щиколотку водою вестибюль Вода лилась всюду и всегда. Все мылось, чистилось и потому сверкало чистотой. Любая грязь в прямом значении этого слова оборачивалась "грязью" , которая на языке дозиметристов означала повышенный радиационный фон. 

Здесь съемки были интереснее, хотя и несравненно опаснее. Возводилась стена саркофага, прокладывались траншеи, разбирались завалы, сюда шла уже не простая, а дистанционно управляемая техника. Все это непрерывно сменялось в том же неистовом темпе, от которого нельзя было отказаться-радиация гнала. 

Но меня снова не оставляла мысль: это все не то! Главное еще дальше. Точнее сказать- выше, там, где работает окруженная легендами группа "крышных котов". 

К этим "котам" мне и предстояло пробиться. 

Когда произошел взрыв, обломки реактора, радиоактивный материал буквально усыпал кровлю соседнего, третьего реактора. Не могло быть и речи о ликвидации последствий аварии без того, чтобы не убрать эту самую опасную "грязь". И там же, с кровли третьего блока, был виден сам разрушенный реактор-место, к которому медленно и верно приближались конструкции будущего саркофага. Пока еще невысокие. 

В штабе, находившемся в по-мещении административного зда-ния АЭС, распоряжался человек, чью должность обозначала неслыханная аббревиатура: ЗГИ ЧАЭС по ЛПА. Это означало: заместитель главного инженера Чернобыльской атомной электростанции по ликвидации последствий аварии. Звали этого человека Юрий Самойленко, сейчас он Герой Социалистического Труда, а тогда мы знали о нем, что приехал из Смоленска, где работал на тамошней АЭС- пожалуй, и все. Подробности прошлой жизни были как-то несущественны. В подчинении Са-мойленко была та самая группа "крышных котов", а по документам-группа дозиметристов-разведчиков Минатомэнерго СССР. Во главе ее стоял Алек-сандр Юрченко. Назову еще од-но имя: Геннадий Дмитров- руководитель службы ИДК, индивидуального дозиметрического контроля. Дружбой с этими людьми, с их товарищами, каждый из которых достоин вечной славы и благодарности, я горжусь и буду гордиться до конца жизни. 

"Коты" выслушали мою просьбу провести меня туда, откуда я мог бы снять жерло разрушенного реактора. Выслушав, категорически отказали, причем так, что возражать было невозможно. "Ради твоих фотог-рафий, -сказали они, -мы не намерены получать лишние дозы" 

Я снова уговаривал. В конце концов ведь "коты" должны делать какую-то работу на крыше, пускай делают, а я буду рядом делать свое дело. 

А что значит рядом? Там, где лежит неприметный с виду обломок графита и "светит" с силой, несравнимой со всем, что уже облучило меня за это время? 

Основной выброс четвертого блока лег на крышу третьего. Оттуда в жерло взорванного реактора нужно было сбросить куски графита, какие-то обломки металла, мусор, который в обычных условиях можно было бы собрать за несколько часов. Мы поднялись на чердак третьего блока. Там уже были пробиты и защищены свинцовым стеклом специальные смотровые отверстия, сделанные специалистами института имени Курчатова.Первые кадры были отсняты через них. 

Но это было все не то! Я должен был подняться на крышу, но Юрченко на этот раз отказался категорически. 

И снова-уговоры, доводы! 

Конечно, разведчики лукавили. Конечно, им все равно нужно было подниматься туда, куда я так стремился. Правда, в руках у них были приборы, предупреждавшие об опасности, а у меня - увлекающая меня камера, тащившая меня к развалу. И все же, думаю, они больше беспоко-ились обо мне, чем о получаемых ими дозах. Дело в том, что как только эти дозы достигали определенного предела, человека отправляли на отдых, который продолжался долго и мог затянуться до тех пор, что и возвращаться уже не имело бы смысла. Эти люди не могли допустить мысли, что самое главное в зоне будет сделано без них. 

Но мы собирались на крышу, и думать приходилось не о том, что будет завтра. 

На грудь мне надели свинцовую манишку. Затем защитный костюм. На голову шапочку, по-верх которой-капюшон, закрывавший лоб и плечи. Взяли десять пар перчаток. Респиратор- "лепесток" Специальные ботинки на свинцовых прокладках. Камеры вложили в свинцовый бокс. 

С чердака пошли по хлипкой металлической лесенке на кровлю третьего блока. Я подготовил камеру. Геннадий Дмитров еще раз приказал не касаться ничего металлического. Юрченко стоял у выхода с чердака и громко отсчитывал секунды. При счете 20 я должен был стремглав мчаться обратно. Этого оказалось достаточно не только для того, чтобы снять то, что я задумал, но и чтобы заметить, что есть еще более интересный сюжет. 

Изложив столь же выразительно, сколь и кратко все, что он думает обо мне и моих умственных способностях, Юрченко дал мне еще несколько секунд. Но возвратившись, я выпросил еще. 

Я снимал у самого развала четвертого блока. Моим глазам представало то, что уже никогда никто не увидит. 

Радиация засветила почти все, что я отснял, но на сей раз я был к этому готов и в лаборатории все-таки добился изображения. Человек у развала реактора-о таком неопровержимом свидетельстве того, что ситуация под контролем, что она нормализуется, мог только мечтать репортер. Я был там и не сделал этого снимка. 

Спустя несколько дней я сно-ва поехал в Чернобыль, снова пробился к своим "котам" на крышу и снял Сашу Юрченко в метре от развала четвертого блока. 

Все изменилось на чердаке третьего блока. Крыша уже не была пустой. Здесь кипела работа. Командовал генерал-майор Тараканов. Его положение отличалось от положения тех солдат, которым он отдавал приказы, только одним обстоятельством. Солдаты группами из восьми человек по сирене заранее отработанным маневром выскакивали на крышу, специальным снаряжением хватали заранее намеченный для каждого из них обломок и бросали его в жерло реактора-туда, откуда он вылетел. После этого-на всю операцию уходило 40 секунд-солдат получал благодарность командующего, денежную премию и увольнение. Генерал же оставался. 

Роботы, специально купленные у известных западных фирм, стояли с выбитой электроникой и бездействовали. Радиация выводила их из строя. 

Я тоже отработал сорокасекундную смену. Я пошел девятым, снял все, что хотел, получил благодарность командующего, правда, без премии и увольнения в запас, а после смены генерал Тараканов изложил мне просьбу командования: сделать панорамную съемку крыши, что значительно облегчило бы работу солдат, поскольку можно было бы четче распределять задания. На снимках должны были быть все обломки, подлежащие уничтожению. 

Я снова полез на крышу. В 20.00 у командования уже лежала на столе панорама знаменитой крыши. 

Сегодня о тех событиях мне напоминают снимки, удостоенные многих международных премий, скромные бланки благодар-ностей от штаба по ликвидации последствий аварии да еще воспоминания. Я вижу, как будто это было вчера, лица "крышных котов" , слышу грохот вертолетов, вижу тех, кто бросал родной дом, сад и со скромным скарбом в корзине эвакуировался за пределы тридцатикилометровой зоны... Я думаю: неужели это все было? И еще: ведь это был всего только несчастный случай

 

Теги: факты
Категория записи: Свободные темы

26 Апреля 2009 в 23:12

Осенний лист, как будто на несколько секунд его наполнили собственной жизнью, беззаботно порхая опустился на порог. Порог, на который вот уже более двадцати лет не ступала нога человека, некогда построившая его. Лист колеблется в нерешительности, стоит ли нарушать покой дома, некогда наполненного радостью и печалью, детским смехом и тихими беседами по вечерам, одним словом жизнью. Легкий порыв ветра решает за него эту дилемму, и лист устремляется в полумрак приоткрытой двери, что бы на несколько секунд развеять гробовую неподвижность и тишину мертвого дома своей эфемерной жизнью. Дом рад любым гостям, потому что тяжело быть никому не нужным, покинутым, и этому нежданному гостю он теперь даст кров еще на долгое время, пока не умрет сам, защищая его от непогоды всем что у него осталось. Полуоткрытой дверью на одной петле, покосившейся крышей с ростками новой жизни, остатками стекол в окнах, через которые он своим затуманенным временем взглядом каждый день с печалью взирает на лес, некогда бывший центральной улицей Залесья. Некогда ухоженной и живой, с неугомонными стайками чумазой детворы и воркующими бабушками на завалинке, деловито прогуливающимися петухами и кряканьем уток, с песнями котов по весне и воем собак лунными ночами, новогодними гуляниями и веселыми свадьбами…
Теперь дому только и остается молчаливо делить свою печаль с такими же как он, брошенными на произвол судьбы домами, избушками и сараями, иногда переговариваясь между собой скрипами покосившихся дверей, шелестом истлевших занавесок, хлопаньем облезших ставен, завыванием ветра в полуразвалившихся трубах, некогда таких теплых и уютных русских печей. Каждый из них ещё надеется, что когда нибудь в них ещё вернётся жизнь, та жизнь, для которой они были созданы. Но это только надежда, тающая с каждой новой прогнившей половицей, рассыпавшимся кирпичем, проросшей сквозь крышу веткой раскидистого дерева, ставшего теперь частичкой новой жизни под названием лес.
Лес, скрывающий от мимолетного взгляда случайного путника последствия ошибки человека, ставший новым домом для новых жителей Чернобыльской зоны, принявший на себя первый удар вырвавшейся из под контроля стихии под название радиация, невидимого помошника и одновременно врага неразумного человечества, возомнившего себя царем природы. Он забирает себе все что оставил человек, поля, деревни, города. Теперь лес хозяин самого молодого города, города призрака, города памятника, имя которому Припять.
Некогда цветущий, красивый, молодой город роз как тогда, так и теперь меняет судьбы людей, но уже по другому. Раньше он был колыбелью новой индустрии, новой жизни, теперь же он стал учителем, учителем строгим и грустным, учителем молодым и одновременно умирающим. Учителем на собственном примере узнавшем, что такое человеческая глупость и самоуверенность. Приходите, смотрите, учитесь и, главное, помните. И мы приходим, кто ради развлечения, кто ради знаний, а кто ради того что бы почувствовать. Почувствовать что пережил этот город, почувствовать насколько хрупок этот мир, почувствовать как всемогущ и одновременно беспомощен человек. Почувствовать потому, что просто знать - этого мало. Этот учитель многому научит. Он расскажет как мало нужно чтобы те, кто будет после нас, слагали о человечестве легенды, как мы об Атлантиде. Расскажет что для этого достаточно одного неверного решения, одного слова, одного движения. И только от нас зависит как мы поймем этот урок. Но рассказывать он будет по своему.
Выставленными на показ внутренностями разрушенных зданий, заросшими до непроходимости аллеями, пушистым мхом на асфальте, потухшими фонарями и вывесками, застывшей в немом молчании техникой, мертвыми многоэтажками, заброшенным детским парком аттракционов, мертвым и по своему живым стадионом, грустным прищуром разбитых окон…
Он многое расскажет умеющим его слушать. Обрезанными и выкинутыми в окно ваннами и батареями, опустошенными квартирами и магазинами, выпотрошенными кабелями и двигателями лифтов многоэтажек расскажет как бывает корыстен и безответственен человек. Рисунками и граффити на стенах и окнах расскажет как бывает человек беспечен, но изредка в своей беспечности и талантлив. Редкими предупреждающими вывесками, обращениями и памятками расскажет что, пусть и небольшой группе людей, но его судьба не безразлична. А видом с одного из самых высоких домов расскажет о виновнике трагедии, унесшей жизни тысяч людей, о памятнике человеческой глупости под названием объект «Укрытие», или саркофаг. Прислушайтесь к этому учителю. Быть может именно его уроки и именно вас когда нибудь остановят от рокового поступка. Запомните его взгляд, с укоризной смотрящий на вас тысячами разбитых окон. Может это взгляд надежды? Надежды что его судьба будет небезразлична и вам, надежды что подобное никогда не повторится.
Город и сейчас ждет, и будет ждать новых учеников, пока это в его силах, готовый отдать им свои знания.
«Знания, всем, даром, и никто не уйдёт в неведении»
Категория записи: Свободные темы

25 Апреля 2009 в 18:13

"Черные деревни" на Украине продолжают жить своей жизнью - в них остаются люди, хотя в результате чернобыльской аварии здесь все заражено радиацией. Корреспондент The New York Times рассказывает, как его встречали в одной из таких деревень. В честь приезда журналиста местные жители устроили пир: грибочки, соленые огурцы, яблоки c огорода. И конечно, самогон - хозяева утверждают, что он защищает от радиации. (Перевод материала - на сайте Inopressa.ru).

В "черных деревнях" после взрыва четвертого реактора Чернобыльской АЭС запрещено находиться. Название они свое получили, потому что заброшены - дома все почернели и покосились. Во дворах валяются письменные столы, рамки для фотографий, стулья. В начале мероприятий по ликвидации последствий аварии власти сжигали большую часть зараженных домов, пока до них не дошло, что таким образом они заражают грунтовые воды. Поэтому дома здесь до сих пор радиоактивны. По мнению специалиста по экологии на атомной станции, через 250 лет все вернется к норме. Кроме плутония - на это уйдет 25 тысяч лет.

Дом, где живут Николай и Настя, которые встречали журналиста The New York Times, - это фактически одна комната, посередине которой стоит печка, где они спят в самые холодные вечера.

Сюда, в запретную зону в радиусе 30 км вокруг реактора, редко заходят посетители. Настя и Николай эвакуировались вместе с остальными, но потом, как партизаны, пробрались тайком обратно в свой лесной домик. Так что "строго охраняемой" эта зона может называться только на бумаге.

Власти просто оставили Николая и Настю в покое, как и других обитателей зоны призраков - мародеров, мусорщиков и браконьеров.

Животный мир и растительность здесь в изобилии - и это пугает. Местные жители охотятся на диких кабанов, которых потом подают в самых изысканных ресторанах Киева и Москвы, утверждает The New York Times. А мародеры, как пишет газета, разбирают на запчасти брошенные машины и продают их в автомобильных магазинах России.

Николай и Настя ни от кого не прячутся, они просто стали невидимыми. Они не участвовали в президентских выборах - в "черных деревнях" не устанавливают избирательных участков. Врачи предупредили Настю, что, если она останется в деревне, то из-за радиоактивности через 25 лет у нее будет рак. Сейчас ей 75 лет, и она готова рискнуть.

Настя поет традиционную обрядовую песню молодым звонким голосом. От самогона ее лоб покрылся испариной. Как пишет газета, поражает не то, что два пожилых крестьянина стали "невидимыми" для властей, а то, что сам Чернобыль стал таким - слишком тяжелая тема, чтобы о ней вспоминать.

Бетонный саркофаг, построенный над четвертым реактором, под дождем протекает как решето, утверждает издание, и радиоактивные воды текут в реку Припять, оттуда - в Днепр, а оттуда питьевая вода поступает в Киев.

Девяносто процентов ядра реактора все еще там, распадается и нагревается, и работники станции говорят, что сам саркофаг может в любую минуту рухнуть. По разным оценкам, это может привести к гибели 300 тысяч человек.

Запретная зона - это не закрытая зона, это не больше, чем линия, проведенная в грязи, которая должна остановить утечку плутония, стронция, цезия-137. Семь миллионов людей на Украине, в Белоруссии и России живут на загрязненной территории. Во всем мире есть люди, в чьих хромосомах - знак Чернобыля.

Запад ищет оружие массового поражения в Ираке, в то время как наиболее вероятная угроза - это новый взрыв в Чернобыле, пишет The New York Times. Это, возможно, не будет расплавление реактора, но это станет основой "грязных бомб".

Во всей горячке последних президентских выборов - с воодушевленными митингами на площади Независимости, бурными президентскими дебатами и кажущейся победой добра над злом - тема возможной угрозы атомного реактора возникала крайне редко. Да и то - в рамках националистической риторики: стало символом веры, что Запад вынудил Украину закрыть вполне рабочие реакторы, остававшиеся в Чернобыле. Стоит посочувствовать Виктору Ющенко, наиболее вероятному победителю грядущих выборов, потому что ему придется заниматься проблемой Чернобыля.

"Так что ничего удивительного, что мы пьем самогон. Воздух пропитался им. Настя поет, я ее фотографирую, а Николай собирает яблоки с ядовитой яблони, выкапывает картошку из ядовитой почвы, ловит рыбу в ядовитой реке", - заключает корреспондент The New York Times.
Теги: факты
Категория записи: Свободные темы

25 Апреля 2009 в 18:12

Секретно. Комитет государственной безопасности Украинской ССР

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

о недостаточной надежности контрольно-измерительных приборов систем защиты Чернобыльской атомной электростанции
Чернобыльская атомная электростанция имени В.И.Ленина дала первый промышленный ток в 1977 году. В настоящее время работают два энергоблока мощностью 1 млн квт/час каждый

Безаварийную работу всех систем АЭС должны обеспечивать 14 тысяч различных контрольно-измерительных приборов.
За период эксплуатации 1977–1981 гг. на атомной электростанции произошло 29 аварийных остановок, из них 8 по вине обслуживающего персонала, а остальные по различным техническим причинам. В результате этих остановок недоработка электроэнергии составила 162 млн квт/часов.

Расследованием случаев аварийных остановок установлено, что электро-оборудование, включая и контрольно-измерительные приборы, применяемые на электростанции, по качеству не соответствует требованиям надежности, предъявляемым к работе атомных станций и требует доработки как со стороны институтов-разработчиков, так и заводов-изготовителей, в части повышения надежности и работоспособности

Так, при существующей схеме питания различных систем управления реактором происходят ложные отключения и как следствие — срабатывание автоматической защиты с полной остановкой блока, что имело место в декабре 1980 и августе 1981 гг.
Вопрос о ненадежном питании неоднократно ставился перед ВПО «Союзатомэнерго» и проектной организацией «Гидропроект» (г. Москва), Министерства энергетики и электрификации СССР, однако он до сих пор не решен

В системе управления и защиты (СУЗ) реакторов типа РБМК–1000, предназначенной для вывода реактора на мощность, автоматического и ручного поддержания заданной мощности, быстрого снижения мощности до определенных значений и прекращения цепной реакции, основными недостатками являются: — слабая надежность логических схем СУЗ, собранных из элементов серии «Т», выпуск которых из-за низких качеств снят с производства; — несовершенство схемы исполнительной части автоматических регуляторов (АР); — низкая надежность элементов выходных релейно-контакторных блоков управления сервоприводами СУЗ

Только из-за указанных недостатков произошли аварийные остановки энергоблоков в 1979 и 1981 годах. Ежегодно происходит до 20 случаев выхода из строя релейно-контакторных блоков, что приводит к нарушению ритма работы АЭС и к ядерноопасному режиму

Изготовителями данных схем и приборов являются [...] г. Мукачево, Кировоканский и Уфимский приборостроительные заводы Министерства приборостроения средств автоматизации и систем управления СССР

Для измерения и контроля расхода воды в технологических каналах реактора предназначена система «Шторм», недостатками работы которой являются: — отказ работы датчиков магнитно-индукционных преобразователей (МИП), из-за несовершенства их конструкции (старение магнитов, нарушение изоляции катушек); — отказы в работе электронного блока из-за частых выходов из строя конденсаторов К–50–6.

По этим причинам только в 1980 году на первом энергоблоке было заменено 247 комплектов датчиков МИП. В настоящее время на 1 блоке без контроля работает 37 технологических каналов, на 2 блоке — 16 каналов, что снижает надежность контроля за работой каналов реактора и может привести, в случае отказа других систем, к ухудшению радиационной обстановки по всему тракту воды или аварии с радиоактивным загрязнением

Проектировал и выпускал ранее эти датчики Таллинский завод измерительных приборов Министерства приборостроения средств автоматизации СССР, а в настоящее время освоил их выпуск завод «Старорусприбор» того же Министерства. На неоднократные рекламации изготовители не реагируют.

По вине Харьковского турбогенераторного завода Министерства энергетического машиностроения СССР, который поставляет турбины К–500–65/3000 с конструктивными недоработками (регулирующие клапаны, конденсаторы, эжекторы уплотнения и т.п.) только в 1981 году произошло 3 случая аварийной остановки турбины.

Для обеспечения номинальных параметров температуры пара и безаварийной работы турбогенераторов служат сепараторы-пароперегреватели (СПП), изготовителем и проектировщиком которых является завод им. С.Орджоникидзе (г. Подольск Московской области) Минэнергомаша СССР. За период эксплуатации сепараторов с 1979 года имели место 14 случаев отказа в работе, что при- водило к снижению мощности энергоблоков. Основная причина отказа в работе сепараторов — это обрыв дренажных и паропроводящих модульных трубок.
Одной из причин аварийной остановки 1 энергоблока 9 сентября 1981 года послужил сбой в работе главного предохранительного клапана (ГПК). В процессе эксплуатации энергоблоков АЭС имели место 5 случаев выхода из строя ГПК по конструктивным причинам, что приводило к недопустимому снижению давления и в конечном итоге к остановке блока. Изготовителем ГПК является Чеховский энергомашиностроительный завод (г. Чехов Московской области), Минэнергомаша СССР. Нормальной работе АЭС также мешают частые выходы из строя фильтров дренажно-щелевой системы.

Так, на протяжении 1977–78 гг. по вине завода-изготовителя периодически выходили из строя все 10 фильтров. Эти фильтры выпускает Таганрогский завод «Красный котельщик» Минэнергомаша СССР

Кроме того, на станции нет четкого графика проведения профилактических ремонтов контрольно-измерительных приборов, что не дает возможности в случае аварии установить лицо, которое в последний раз ремонтировало или проверяло конкретный прибор.
Докладываем в порядке информации. Начальник Управления Комитета госбезопасности Украинской ССР по г. Киеву и Киевской области генерал-майор Н.К.Вакуленко «16» октября 1981 года.

На документе 2 резолюции: «т. Зубатенко Н.И. Пр[ошу] доложить. Федорчук. 17.Х.»; «т. Михеев Н.В. Прошу срочно перепроверить через другие возможности и доложить к 20.Х. Зубатенко. 17.Х.». ДА СБУ. — Ф. 65. — Т. 5. — Арк. 126–129.



Об обстановке на Чернобыльской АЭС

«__» октября 1984 г. Секретно
Начальнику 3 отдела 6 Управления КГБ УССР

В процессе проведения контрразведывательных мероприятий нами был проведен анализ надежности работы энергоблоков ЧАЭС.
В результате изучения установлено, что первый и второй энергоблоки ЧАЭС менее надежны в плане безопасности окружающей среды, т.к. при возможных разрывах трубопроводов контура многократной принудительной циркуляции (КМПЦ) диаметром более 300 мм системы аварийного отключения и безопасности не обеспечат локализации утечки теплоносителя, что приведет к радиоактивному заражению местности.

Третий, четвертый и последующие блоки ЧАЭС конструктивно выполнены более надежно, поскольку на них имеется блок локализации аварий, практически предотвращающий утечку теплоносителя при разрывах трубопровода КМПЦ любого диаметра. Вместе с тем, по данным специалистов, эти блоки не гарантируют надежной и безопасной работы, т.к. испытания их в экстремальных условиях не проводились.
Анализ аварийных ситуаций и отказов в работе оборудования, установленного на станции, свидетельствует о низкой надежности автоматики управления реактором. Около 50% отказов происходит по вине заводов-поставщиков. Конструктивной особенностью реакторов РБМК–1000 является то, что технологические каналы выполнены из двух металлов: нержавеющей стали и циркония, имеющих разные коэффициенты расширения, которые соединяются с помощью диффузионной сварки. В сентябре 1982 г. на первом энергоблоке ЧАЭС при выходе его на мощность произошел разрыв технологического канала № 6244. Причиной аварии явился пережог технологического канала из-за недостаточного расхода охлаждающей воды. При этом значительное количество воды (свыше 200 тонн) попало в графитовую кладку реактора и в контакте с графитом создало «агрессивную» среду и усилило коррозию металла. В процессе расследования причин аварии было установлено, что завод-изготовитель (г. Глазов Удмурдской АССР) не соблюдал технологию изготовления технологических каналов и в переходной его части (цирконий — нержавеющая сталь) нарушил рекомендации главного проектировщика — Научно-исследовательского института конструирования энерготехники по отношению количества титана к углероду (должно быть не менее 5). При проверке 200 технологических каналов обнаружено отношение титана к углероду менее рекомендуемого.

Серьезным недостатком в эксплуатации технологических каналов является отсутствие надежной методики проверки их целостности, что не дает возможности своевременно обнаруживать в них трещины и снижает надежность работы реактора.

[...], предусмотренное проектом количество воды, используемой для охлаждения главных циркуляционных насосов, недостаточно (примерно на 39% ниже нормы), что может привести к заклиниванию ротора насоса и выходу его из строя. Главный проектировщик (институт «Гидропроект») после анализа работы первого энергоблока был проинформирован о необходимости доработки систем охлаждения, однако даже на строящихся 5 и 6 энергоблоках замечания не учтены.

Одной из причин, которая может привести к «ЧП» с существенным материальным ущербом, по-прежнему остается некачественно выполненная теплоизоляция в помещениях барабан-сепараторов 3 и 4 энергоблоков ЧАЭС. По этому вопросу нами информировалось 6 Управление КГБ УССР. Принятые институтом «Гидропроект» временные меры не решают указанной проблемы и, по мнению специалистов, это может привести к разрушению ряда помещений, выходу из строя основного оборудования и радиоактивному заражению окружающей среды.
Эксплуатационным персоналом станции совместно с проектными организациями принимаются меры по обеспечению надежной работы станции. Об этом свидетельствуют данные по аварийности. Так, в 1982 г. на трех действующих энергоблоках ЧАЭС было три аварии и 16 отказов в работе оборудования с недовыработкой электроэнергии 1843 млн кВт/час, а за 9 месяцев 1984 года на четырех энергоблоках было только 10 отказов с недовыработкой электроэнергии 131 млн кВт/час.

На действующих энергоблоках ремонтные работы проводятся на низком уровне. В марте с.г. при замене одной из задвижек трубопровода турбинного цеха № 1 была установлена задвижка меньшего размера. При ее установке ремонтный персонал «вытягивал» трубопроводы с помощью троса, закрепленного к корпусу питательного насоса. Учитывая, что питательный насос требует точной центровки с электродвигателем, «действия» по вытяжке трубопровода могли привести к аварийной ситуации. Эти работы проводились специалистами «Львовэнергоремонт». Во время текущего ремонта на четвертом энергоблоке в апреле с.г. организацией «Львовэнергоремонт» были некачественно проведены сварочные работы на трубопроводах рециркуляции питательных и аварийных насосов, что могло привести к авариям. Однако старший инспектор Госгортехнадзора принял этот узел с указанными недостатками.

С учетом того, что подобные недостатки могут способствовать созданию аварийных ситуаций, преждевременным остановам действующих энергоблоков, а также повлечь дополнительные материальные и трудовые затраты, нами в адрес руководства ЧАЭС направлено в августе с.г. официальное представление с рекомендациями принять меры по устранению недостатков. До настоящего времени должных мер не принято.
Охрану ЧАЭС осуществляет спецкомендатура № 1 в/ч 3561 Управления внутренних войск по Украинской ССР и Молдавской ССР, которая находится в оперативном обеспечении ОО КГБ СССР.

Нами получены данные, свидетельствующие о серьезных недостатках в организации караульной службы на ЧАЭС, низком уровне идейно-воспитательной работы, моральном разложении отдельных военнослужащих.

О недостатках в охране ЧАЭС нами проинформированы Припятский городской комитет КПУ и ОО КГБ СССР по Управлению внутренних войск МВД СССР по Украинской ССР и Молдавской ССР.

Начальник 6 отдела УКГБ УССР по г. Киеву и Киевской области полковник (Турко *)
ДА СБУ. — Ф. 65. — Спр. 1. — Т. 32. — Арк. 33–35.
Теги: факты
Категория записи: Свободные темы

24 Апреля 2009 в 10:08

сразу предупреждаю - пост далеко не веселый. Однако забывать про такую дату тоже не хочется.
--

В ночь с 25 на 26 апреля 1986 года ровно 20 лет назад произошла авария. Взрыв 4 энергоблока на Чернобыльской АЭС. О последствиях этого события жутко говорить до сих пор, итак. Как развивались события:25 апреля 1986

01:06
Началось планируемое постепенное снижение мощности реактора
03:47
Мощность реактора остановлена на уровне 1600 MW(t)
14:00
Изолирована аварийная система охлаждения ядра (часть программы теста). Мощность должна была быть понижена еще больше, однако из Киева пришел запрос оставить мощность на прежнем уровне (1600 MW(t)). Тестовая программа отсрочена
23:10
Повторное уменьшение мощности

26 апреля 1986

00:05
Уровень мощности достиг 720 MW(t) и продолжает уменьшаться
00:28
Уровень мощности – 500 MW(t). Управление переведено в автоматический режим, однако это привело к неожиданному падению мощности до 30 MW(t )
00:32
Оператор пытается восстановить мощность, вынимая стержни управления реакцией. Для того, чтобы оставить менее 26 стержней, требуется разрешение главного инженера, однако уже на это время их количество меньше требуемого.
01:00
Мощность повысилась до 200 MW(t)
01:03
В левый рукав системы охлаждения включен дополнительный насос для увеличения потока воды к ядру (входит в программу теста)
01:07
В правый рукав системы охлаждения включен дополнительный насос (входит в программу теста). Дополнительные насосы удаляли тепло из ядра быстрее. Уровень воды в паровом разделителе уменьшился
01:15
Оператор дезактивировал систему отключения реактора при низком давлении пара
01:18
Оператор увеличил поток воды
01:19
Некоторые стержни управления убраны, чтобы увеличить мощность и поднять температуру и давление в паровом разделителе. Правила не позволяют оставлять менее 15 стержней управления, однако на этот момент их было, вероятно, всего восемь
01:21 :40
Поток воды уменьшен до уровня ниже нормального для того, чтобы стабилизировать уровень воды в паровом разделителе и уменьшить удаление теплоты из ядра
01:22 :10
Началось образование пара в ядре
01:22 :45
Несмотря на полученные предупреждения об аварийной обстановке, состояние реактора было стабильным
Теги: факты
Категория записи: Свободные темы

23 Апреля 2009 в 10:24

S.T.A.L.K.E.R., Зона, аномалии, мутанты, саркофаг... Иногда эта адская романтика рождает в грубом мозгу бродяги неуклюжие рифмы...
Над Зоной кружит хоровод
Сухая палая листва,
Холодный мелкий дождь идет,
Шуршит зеленая трава.
Высокий серый свод небес
Изорван грудой облаков.
Друзей ты не отыщешь здесь,
Ты здесь лишь наживешь врагов.
Тут под проклятьем каждый шаг,
Отравой дышит каждый вздох,
Тут каждый знак - зловещий знак,
Тебе поможет здесь лишь Бог.
Здесь жизнь игра, в ней правил нет,
В ней люди-пешки чтят закон:
Кто проиграл - покинет свет,
Кто победил - тот побежден.
Но смерть одна, ее никто
И никогда не избежит.
И сквозь невзгоды, смерть и дождь
Твоя дорога вдаль лежит.
Теги: стихи
Категория записи: Свободные темы

22 Апреля 2009 в 09:28

В течение последних двух недель совмест ными усилиями сотрудников милиции, МЧС, пограничников и рыбинспекции проведена серия операций по выявлению фактов незаконной деятельности в Чернобыльской зоне отчуждения. Результат поражает: были задержаны десятки людей, пытавшихся нажиться на ловле рыбы, сборе ягод, краже лома. Интересно, что такая массовость в официальной статистике до сих пор не отражалась. Подвигла на такие шаги представителей разных ведомств недавняя прокурорская проверка. А также то, что с 13 июня вступил в силу закон об уголовной ответственности за правонарушения в зоне.

На базар — с дозиметром

Главная проблема, с которой сталкиваются жители городов, — наличие на рынках продукции из-под Чернобыля.

Одна из наименее контролируемых территорий — так называемая “вторая зона”. Людей оттуда выселили, но карантин там не такой серьезный, как в Чернобыле. Покинутые дома обживают самоселы и бомжи. И единственный их заработок — дары леса. Грибы, черника и молоко — это то, на чем они могут заработать. Сами не вывозят — товар забирают машины, которые едут объездными путями.

Особенно опасны грибы, поскольку они концентрируют радиоактивные вещества, даже съедобный гриб может вызвать сильнейшее отравление. А также рыба, которую добывают в зоне практически промышленным способом, используя современные плавсредства и технику.

У прокуратуры по этому поводу возникло очень много претензий к милиционерам, охраняющим территорию отчуждения.

Проверка выявила, что за последние три года подразделения милиции не возбудили ни одного уголовного дела в отношении должностных лиц, которые оказывают содей ствие незаконному вылову рыбы. Так, предприятие “Экоцентр” с целью научных исследований (!) осуществляет лов рыбы без разрешения. Ни количество выловленной рыбы, ни ее реализацию никто не контролирует. По данному факту возбуждено уголовное дело.

В сентябре 2006 года на реке Припять милиция задержала рыбаков одного из черниговских предприятий и изъяла у них 1000 рыбин. Согласно составленному акту эту рыбу уничтожили. Однако как ни старались следователи, но так и не смогли найти место ее захоронения. В декабре прошлого года был задержан автомобиль киевлянина, перевозившего 300 килограммов рыбы. Факт задержания засвидетельствован, а вот куда делся улов — неизвестно.

Милиция, как правило, фиксировала незначительные факты вывоза грибов и ягод на личном транспорте, при этом дозиметрический контроль не проводился. Выборочная проверка в одном из районов не обнаружила ни одного факта взыскания штрафа за это правонарушение. Как правило, в протоколах фигурировала формулировка “несанкционированное проникновение в зону с целью сбора грибов или ягод”. А вот были ли изъяты и уничтожены эти продукты — неизвестно.

Еще одним потенциально опасным продуктом является мед. У самоселов имеется 307 пчелиных семей, а получаемый мед, как утверждают пасечники, они используют для собст венных нужд.

Зафиксирован еще один интересный факт. Государственное специализированное научно-производственное предприятие “Чернобыльский радиоэкологический центр” (ГП “Экоцентр”) на территории Залесья содержит пасеку. Пчел держат с целью радиологических экспериментов. В 2006 году была отобрана 21 проба меда. Как свидетельствуют данные анализов, мед непригоден для употребления. На время проверки пасеки (хотя по бухгалтерским документам она на балансе не числилась) полученная продукция не оприходовалась. Руководство предприятия объяснило, что пасека использовалась исключительно с научной целью, а свой мед пчелы съедали. Каждая семья — по 100 кг в год.

Сейчас на рынках Киева и области, куда преимущественно попадает эта продукция, начались рейды с участием милиции и сотрудников санэпидемслужбы, которые осуществляют радиологический контроль.

Мародерство на потоке

За минувший год из зоны отчуждения были вывезены различные предметы и продовольственная продукция на сумму около 20 миллионов долларов. Но самую высокую прибыль приносит дельцам торговля радиоактивной древесиной и металлоломом. Причем речь идет не о нескольких килограммах, вывезенных кем-то на своей легковушке. Счет ведется на тысячи тонн.

По информации Генпрокуратуры, в прошлом году за пределы Чернобыльской зоны было вывезено более 2000 тонн металла. Сейчас в зоне насчитывается свыше 1800 единиц специальной техники, использовавшейся при ликвидации аварии на ЧАЭС (в том числе 12 вертолетов). При ее осмотре обнаружено отсутствие приборов, двигателей и других узлов. Можно предположить, что оборудование было вывезено и реализовано за пределами зоны отчуждения.

Установлено также, что служащие ряда предприятий, которые работают на территории зоны, используют государственные средства не по назначению. Например, предприятие “Чернобыльводэксплуатация” складировало 200 тонн радиационно загрязненных водопроводных труб, заранее зная, что они не подлежат эксплуатации. Спустя какое-то время была проведена их оценка, за что некая коммерческая структура получила 90 тысяч гривен. Возникает вопрос: зачем нужно было оценивать трубы, если они не пригодны к применению?

Не лучше ситуация и с лесом. Здесь преимущественно ограничиваются визуальным наблюдением с вертолета, что позволяет беспрепятственно браконьерствовать, рубить и вывозить лес.

В прошлом году, к слову, был заключен договор с фирмой “Карпатылесервис” на вырубку и вывоз леса. Между тем существует специализированное предприятие “Чернобыльлессервис”, которому предоставляются весьма небольшие объемы работ, но при этом склады предприятия под завязку заполнены технической древесиной.

Воруем, потому что бедные?

В прокуратуре констатируют: многие проблемы в зоне обусловлены неудовлетворительным финансированием чернобыльских программ. Сегодня у администрации Чернобыльской зоны зачастую средств хватает лишь на то, чтобы удерживать на плаву работающие там государственные предприятия.

Так, в 2006 году необходимо было 3 млн. гривен, а выделили лишь 1, 3 млн. Не лучше ситуация с финансированием и в этом году.

Сегодня во временных хранилищах находится свыше 20 тысяч кубометров радиоактивных отходов. В ходе дальнейших работ их количество возрастет до 170 тысяч кубо-метров.

На территории зоны расположены 9 пунктов временной локализации отходов и три пункта их захоронения — “Бурякивка”, “Третья очередь ЧАЭС” и “Подлесное”. Локализацию и захоронение этих отходов возложили на государственное предприятие “Комплекс”. Но из-за недостаточного финансирования оно не может полноценно выполнять свои функции. Основная часть отходов сосредоточена в “Бурякивке”, работающей с 1987 года.

На территории этого пункта есть две незаконсервированные траншеи с отходами. Их должны были законсервировать еще несколько лет назад, однако они до сих пор остаются открытыми.

Евробанк выделил свыше 450 миллионов гривен на неотложную помощь при строительстве постоянного хранилища. Но оно до сих пор не работает, поскольку еще на стадии его проектирования были допущены значительные просчеты.

Победителем тендера на сооружение хранилища в свое время была признана французская компания Framatomе ANP. В компании оправдываются: мол, начальная техническая информация о состоянии топлива была изменена украинской стороной, и это спровоцировало нынешние проблемы.

Конечно, нельзя сбрасывать со счетов объективные причины плачевного состояния зоны отчуждения. Но печально, что даже к этим крохам, как упоминалось выше, умудряются присасываться предприимчивые чиновники. И пока их не привлекут к ответственности, а вся охота за преступниками будет ограничиваться лишь охотой за бабушками с корзинками — вряд ли что-то изменится.
Категория записи: Свободные темы

21 Апреля 2009 в 20:01

КИЕВ, 19 марта. Воздействие малых доз радиации и сейчас продолжает негативно влиять на природу в 30-километровой особой зоне вокруг Чернобыльской атомной электростанции. Такое мнение, как сообщает Корреспондент.net, высказали западные ученые.
Американские и французские исследователи сравнили количество шмелей, бабочек, кузнечиков, стрекоз и пауков на территориях с разным уровнем радиационного загрязнения и вовсе свободных от радиации.
Результаты своей работы они опубликовали в журнале Biology Letters.
Как указывают в статье руководители проекта, профессор Тимоти Муссо из университета Южной Каролины и доктор Андерс Моллер из французского университета Пари-Сюд, тенденция однозначна: чем выше уровень радиации, тем меньше насекомых.
Профессор Муссо занимается проблемами Чернобыля почти 10 лет, и много раз бывал в особой зоне.
Он и его помощники в ходе последнего исследования делили территорию на квадраты, передвигались с GPS-навигаторами и радиационными дозиметрами в руках и подсчитывали примерное число насекомых, увиденных на протяжении маршрута.
Сравнив в то же время количество животных, обитающих в радиоактивных зонах и на менее зараженных участках, ученые выявили, что некоторые виды на зараженной территории теперь практически не встречаются.
Ранее такие же данные были получены и в отношении птиц. Ученые планируют продолжать исследования растений и млекопитающих.
«Есть зоны, где на один квадратный метр приходится 100 животных, — сказал Моллер. — А есть места, где на одном квадратном метре можно встретить в среднем всего одну особь. И это касается различных видов».
Исследования показали, что у животных, обитающих близ атомного реактора, чаще встречаются различные дефекты: к примеру изменение окраски и неправильный рост конечностей.
«Обычно больные животные быстро становятся добычей, поскольку тяжело летать, когда у вас крылья разной длины», — сообщил Моллер.
Взрыв на 4-м энергоблоке ЧАЭС в апреле 1986 года стал причиной самой масштабной техногенной катастрофы в мировой истории.
Ранее министр Украины по вопросам чрезвычайных ситуаций Владимир Шандра сказал, что Чернобыль станет абсолютно безопасным через 24 тысячи лет. По его словам, насколько быстро Чернобыль станет безопасным для людей, зависит «от развития науки, от финансирования мероприятий, направленных на то, чтобы он стал безопаснее».
«Самая главная задача — это снятие Чернобыльской станции с эксплуатации. Нами разработана программа по этому вопросу, и она была недавно принята на заседании Кабинета министров», — сказал Шандра.
До этого Шандра говорил, что не исключает возможность создания естественных заповедников и заказников на территории зоны отчуждения Чернобыльской АЭС. По его словам, уровень радиоактивного загрязнения зоны отчуждения большой, однако само распространение загрязнения имеет локальный характер. В частности, отметил министр, на территории зоны есть так называемые чистые пятна, на которых в будущем можно создавать подобные объекты.
Шандра сообщил, что летом на территорию зоны планируют завезти зубров, которые пока будут находиться в ограниченном замкнутом пространстве. После реализации этого пилотного проекта, по словам министра, можно будет говорить о целесообразности создания природоохранных объектов на этой территории.
Комментируя вопрос о целесообразности популяризации государством туристических маршрутов в зону, Шандра сказал: «Туда нужно организовывать туристические маршруты для того, чтобы люди видели цену человеческой ошибки».
Теги: факты
Категория записи: Свободные темы

19 Апреля 2009 в 12:21

Впервые за 23 года, прошедшие с момента катастрофы в Чернобыле, в этом районе было проведено исследование видового разнообразия живых организмов и влияния на них радиации. Результаты, полученные американским и французским учеными и опубликованные в среду, поставили под сомнение полное восстановление экосистемы в регионе. Но ученые уверены, что длительное отсутствие человека в пораженной зоне положительно сказывается на состоянии дикой природы.

Исследование профессоров Тимоти Мусо из университета Южной Каролины, США, и Андерса Моллера из университета Paris-Sud, Франция, проведенное в зоне, окружающей Чернобыль, показало, что здесь по-прежнему сохраняется «сильный уровень загрязнения». Вред от чернобыльской катастрофы серьезнее, чем предполагали раньше, уверены они.Отчет об исследовании видового разнообразия в районе катастрофы был опубликован в научном журнале Biology Letters.

Мусо и Моллер ранее уже изучали животных и растения в зараженной местности и сделали вывод, что уровень радиации в Чернобыле негативно сказывается на популяции птиц.

«Разнообразие видов, количество особей и плотность популяций птиц снижалась с увеличением уровня радиации», – говорилось в исследовании, опубликованном в научном издании в октябре 2007 года.

«Мы хотели включить в ряд наших исследований насекомых, млекопитающих и растения, – сказал тогда Мусо. – Данное исследование является следующим в этом ряду»Авторы нынешней работы с удивлением отмечают, что до них не проводилось ни одного стандартизированного исследования влияния радиации на экосистему, передает РИА «Новости».

Профессор Мусо уже почти десять лет работает в зоне катастрофы в Чернобыле. Сопровождающая его команда исследователей посчитала всех насекомых и пауков на уникальной территории.

Для изучения последствий катастрофы использовалась так называемая стандартная экологическая техника, когда выбранные области разделяются линиями и в них подсчитывается число паутин и насекомых. Также ученые носили с собой ручные GPS и дозиметры для замера уровня радиации.

«Мы взяли зараженные участки в Чернобыле и незараженные зоны в Белоруссии, – пояснил Мусо. – Оказалось, что на всех этих территориях наблюдается одна и та же тенденция – количество организмов сокращается, если заражение увеличивается».

Оказалось, что число шмелей, бабочек, пауков, кузнечиков и других беспозвоночных было ниже в загрязненных зонах из-за сильного воздействия радиации, сохранявшегося здесь на протяжении 20 лет.«Существуют области, где обитают более 100 особей насекомых на квадратный метр, но есть области, где их менее одного на квадратный метр. Это наблюдение верно для всех групп видов», – отмечает Моллер, которого цитирует Reuters.
Ученые обнаружили, что у существ, живущих недалеко от реактора, чаще встречаются различные мутации, в частности, изменение цвета, укороченные конечности.

«Обычно такие существа быстро оказываются добычей хищников, поскольку не могут быстро скрыться из-за того, что их крылья имеют меньшую длину. В этом случае мы наблюдали избыточное количество хищников с уродствами», – отмечает Моллер.

Раньше считалось, что отсутствие человека на пораженной радиацией территории оказывает исключительно положительное влияние на дикую природу, а животные и насекомые за 20 лет просто адаптировались к существующему уровню радиации. Поэтому украинские власти превратили чернобыльскую зону в заповедник, где обитают волки, бизоны и медведи.Кстати, у Мусо, опубликовавшего исследование, уже появились оппоненты. Так, эксперт Чернобыльского центра на Украине Сергей Гащак опроверг результаты последней работы. Он сделал обратные выводы по тем же данным, которые получили ученые о птицах.

«Дикая жизнь действительно процветает из-за низкого уровня человеческого вмешательства, – сказал Гащак в интервью BBC. – Вся жизнь здесь появилась и развивалась под влиянием радиации, поэтому механизм противостояния и восстановления приспособился к выживанию в этих условиях».

«После катастрофы влияние радиации превзошло возможности организмов. Однако десять лет спустя ее уровень упал в тысячу раз», – добавил он.

Крупнейшая ядерная техногенная катастрофа в мире произошла на Чернобыльской АЭС в ночь на 26 апреля 1986 года. Была загрязнена территория площадью 160 тыс. кв. километров. Пострадали северная часть Украины, запад России и Белоруссия. В декабре 2000 года станция была остановлена. Чернобыль до сих пор остается уникальным местом для исследования воздействия радиации на экологию и возможных рисков.
Теги: факты
Категория записи: Свободные темы

18 Апреля 2009 в 00:28

Физиологически допустимые активностей значения не комментируются см.[1], [2]. Проблема заключается в величинах экранировке донных захоронений для г. Очаков и порта на период 1994-1996г.г. Предположительно захоронение контейнеров. (Радиоактивность на 28-й день после аварии в райное влияния ЧАЭС

7, 4*105 [Бк/м3] = 7, 4*100 = 740[Бк/дм3] (!) 05.1986)

            Адсорбционное хроматографическое (ионный обмен) переосаждение вместе с органическими седиментами возможен вымыв на береговую часть индуцированных нуклидов и концентрирование в намывных частях береговой черты, аналогично стабильным изотопам 88Sr в районе пгт. Крыжановка.

По приведенным радиационным данным необходимо было проводить частичную эвакуацию Очаковского порта 07.28.1994 на момент экспедиции и прибрежной береговой черты в 1994-1996 г.г. Необходим анализ радиационного состояния на сегодня на 01.04.2009 г. и анализ состояния здоровья населения.

 
Категория записи: Религия и непознанное

18 Апреля 2009 в 00:02

Первое, опасными являются индуцированные ядерные изотопы, химическая природа которых может быть практически любой от 129I до 14С, 36Сl, 39Ar время распада варьируется логарифмических пределах, кроме 103Ru, 106Ru известные осколки деления урана и технеция 144Ce, 95Zr, 95Nb химически относящиеся к группе многоформенного поведения в системе почва-вода [5] - т.е. мигрирующих (аналогично 90Sr) в среде контролируемой Ph, Eh, характером лигандов комплексообразователей, концентрируясь в основном в корневых (ризоиды водорослей) частях растений. Характер адсорбции на животных контролируется липофильносью органической части лигандов комплексных соединений названых осколков. Миграция может быть индуцирована бытовыми ПАВ стоками и седиментирована в циклонических местных заливах и массовых круговоротах далеко от места захоронения первичных нуклидов.
Возможно распространение по цепи питания водоросли - рыба.
Вторым фактором опасности является комптоновское рассеяние (0.5-6 [Mev]) в мягкую область(0.4-1.0 [Mev]) [Мэв] при углах рассеяния от 60 -90 от вертикали [3]. При превышениях интенсивности  фона в 400-900 раз, приведенных в таблицах, это существенная возможность.
Категория записи: Религия и непознанное

18 Апреля 2009 в 00:00

Средние активности по пяти нуклидам S5 (40 K, 90Sr, 137Cs, 226Ra, 232Th) [Бк/кг] по донным отложениям Березанско-Очаковского полигона, измерения на 1994-2005 г.г. Уменьшение фона за 10 лет 933/354 = 2.6 раз.

 Таблица 7.

Нуклид

Год

Измерений

Среднее

Минимальное

Максимальное

Станд

S 5[Бк/кг]

1994

24 411.3 4.0 932.0 244.6
S5 [Бк/кг]

1995

50 330.1 2.0 933.0 343.4
S5[Бк/кг] 2005 5 84.7 2.1 354.6 153.1
 

Приведем для сравнения активность 90Sr, 137Cs в водах контрольных малых водотоков основных АЭС:

Таблица 8.

90Sr

р. Сахан

400-900 [Бк/м3]

0.4-0.9[Бк/кг]

90Sr

р. Брагивка

2100-2200[Бк/м3]

2.1-2.2[Бк/кг]

90Sr

Створ ГТС №7

10000-13000[Бк/м3]

10-13 [Бк/кг]

137Cs

р. Сахан

80-150 [Бк/м3]

0.08-0.15[Бк/кг]

137Cs

р. Брагивка

730-830 [Бк/м3]

0.73-0.83[Бк/кг]

137Cs

Створ ГТС №7

1000-1700[Бк/м3]

1.0-1.7[Бк/кг]

 

Таким образом, суммарный средний фон донных отложений Днепровско-Очаковского полигона по сравнению с контрольными величинами малых водотоков Створ ГТС №7 АЭС был превышен по 90Sr.

 Таблица 9. 

Нуклид

Год

Измерений

Среднее

Превышение по ГТС №7

S 5[Бк/кг]

1994

24 411.3

411/10=41 раз

S5[Бк/кг]

1995

50

330.1

330/10=33раз

S5 [Бк/кг] 2005 5 84.7

84/10=8.4раза

 

Линейный оптимистичный прогноз экспоненты распада вместе с природным вымыванием на 2015 г. следующие 10 за 2005 годом лет дает 84.7/4= 21.2 [Бк/кг], что всего лишь в два

раза больше створа холодильника ГТС №7 составляющего 10-13 [Бк/кг] Превышении санитарных норм РФ питьевых водоемов 1000 раз. 
Категория записи: Религия и непознанное

17 Апреля 2009 в 23:42

Радиационные данные (40 K, 90Sr, 137Cs, 226Ra,   232Th)

 

             Радиационные данные донных отложений района г.Очаков-Березанский лиман вызывают беспокойство, так как приведены в единицах [Бк/кг] и простой перевод 1кг=10-3 т»10-3 м3 дает множитель 103 перед значениями – донные величины соответствуют реакторной зоне (не зоне влияния опасности!) АЭС(!!). Официальные величины влияния АЭС по средним содержаниям радионуклидов по зонам Украинских АЭС приведены ниже, согласно Инф.Ан.Огляд (Мин.Охраны окружающей среды Украины)[1, Таблица 4, стр.28]:

             Радиационные данные в Бк должны относиться к единице объема или веса исследуемого образца. Необходимо быть внимательным при переводе единиц измерения объема - по сути [Бк/Объем(!)] это концентрация нуклида в единицах абсолютной активности, элементного металла.(!)

  Таблица 1.(1дм3 =10-3  м3  или 1 м3 =1000 дм3 ) (!) (1см3 »1 г/см3 , Н2О; 1см3 »1.7 г/см3 , Fe)

Ровенская АЭС

2000 [Бк/м3] = 2 [Бк/дм3] » 2 [Бк/кг]

Хмельницкая АЭС

2000 [Бк/м3] = 2 [Бк/дм3] » 2 [Бк/кг]

Запорожская АЭС

2000 [Бк/м3] = 2 [Бк/дм3] » 2 [Бк/кг]

Николаевская (Южноукраинская) АЭС

2000 [Бк/м3] = 2 [Бк/дм3] » 2 [Бк/кг]

Киевская (Чернобыльская) АЭС

3700 [Бк/м3] =3.7[Бк/дм3] »3.7[Бк/кг]

  

             Нормативные активности для питьевой воды РФ (Таблица 5) приняты 0.1 [Бк/дм3]-a активности и один беккерель - 1.0 [Бк/дм3] = 1000[Бк/м3] для b-активного распада, изотопная g-активность не декларируется. Сравним донные активности района акватория Днепровского лимана г. Очаков по нуклидам (усреднение поведено по станциям заштрихованного Очаковского полигона), группировка по экспедиционным годам:

 

Средние активности 40K[Бк/кг] по донным отложениям Березанско-Очаковского полигона, 84 измерения на 1994-2005 г.г. Уменьшение фона за 10 лет 495/119= 4.1 раза

Таблица 2.

Нуклид

Год

Измерений

Среднее

Минимальное

Максимальное

Стандартное

40 K

1994

35

465.0

150.0

780.0

132.3

40 K

1995

46

495.5

254.0

717.0

105.9

40 K

2005

3

119.4

18.3

299.6

156.4

  Таблица 3.

Средние активности 90Sr[Бк/кг] по донным отложениям Березанско-Очаковского полигона, 13 измерения на 1994-2005 г.г.

Нуклид

Год

Измерений

Среднее

Минимальное

Максимальное

Стандартное

90Sr

1994

13

8.2

2.7

20.0

5.1

 

Средние активности 226Ra[Бк/кг] по донным отложениям Березанско-Очаковского полигона 72, измерения на 1994-2005 г.г. Уменьшение фона за 10 лет 35/8= 4.2 раза

 Таблица 4. 

Нуклид

Год

Измерений

Среднее

Минимальное

Максимальное

Стандартное

226Ra

1994

35

16.9

6.0

32.0

5.5

226Ra

1995

34

35.6

2.2

179.0

29.1

226Ra

2005

3

8.6

2.3

15.6

6.3

Средние активности 232Th[Бк/кг] по донным отложениям Березанско-Очаковского полигона, измерения на 1994-2005 г.г. Уменьшение фона за 10 лет 46/10=4.6 раза

 Таблица 5. 

Нуклид

Год

Измерений

Среднее

Минимальное

Максимальное

Стандартное

232Th

1994

35

24.8

8.0

38.0

7.8

232Th

1995

34

46.2

0.0

114.0

30.1

232Th

2005

3

10.2

4.2

20.6

9.1

 

Средние активности 137Cs[Бк/кг] по донным отложениям Березанско-Очаковского полигона, измерения на 1994-2005 г.г. Уменьшение фона за 10 лет 35/2=17 раз.

 Таблица 6. 

Нуклид

Год

Измерений

Среднее

Минимальное

Максимальное

Стандартное

137Cs

1994

29

35.1

4.0

140.0

35.6

137Cs

1995

37

35.1

2.0

87.0

25.8
137Cs 2000 1 2.0 2.0 2.1
Категория записи: Религия и непознанное

17 Апреля 2009 в 16:51

«Саркофаг» должен быть исцелен
Во время последней поездки в Чернобыльскую зону довелось услышать сетования. Дескать, раньше от разного рода делегаций, гостей, в том числе и из-за рубежа, отбоя не было. А теперь зачастую некому даже рассказать о больших и малых событиях, происходящих в зоне отчуждения. Например, о том, что прилетают и гнездятся невдалеке от блоков исчезнувшие было ласточки. Еще раньше появились зайцы, дикие свиньи. Правда, не вышло с зубрами — завезенная пара не прижилась. Зато лошадей Пржевальского развелось столько, что впору инструктировать персонал — животные все-таки дикие и способны травмировать копытами не в меру любопытствующих.

По прошествии 18 лет Чернобыль воспринимается все более привычно и буднично. Даже сейчас, после неординарного события, вызвавшего интерес не только в Украине, но и во всем мире. Серия мероприятий — общественные слушания в Славутиче, новые международные соглашения — завершилась презентацией окончательного проекта новой защитной системы для разрушенного четвертого блока — конфаймента. Наконец-то определены перспективы реализации международной программы SIP стоимостью в 768 млн. долларов, предусматривающей превращение «Укрытия» в экологически безопасный объект. Для финансирования этого проекта был учрежден специальный международный фонд. О выделении необходимых средств заявили без малого три десятка стран-доноров и Европейская комиссия. Новое сооружение над разрушенным блоком позволит не только не допускать радиационных выбросов в атмосферу, но и даст возможность приступить к разбору завалов, извлечению ядерного топлива.

На строительство новой защитной системы объявлен тендер. Словом, нанесенную планете рану не «законсервируют», а будут лечить до полного выздоровления — тщательно и долго. На настойчивый вопрос: сколько же времени для этого потребуется, специалисты отвечают: около ста лет.

Все более спокойное, даже будничное восприятие грозного Чернобыля, как и обнадеживающие признаки стабилизации в радиоактивной зоне (если раньше появление каждого нового самосела воспринималось как ЧП, то теперь их количество никого не удивляет), вряд ли было бы возможно, если бы не повседневная работа обслуживающего объект «Укрытие» персонала. Наше спокойствие и безопасность в их руках. Непосредственно на разрушенном энергоблоке находятся восемь специалистов. Учитывая особенности их деятельности и условия пребывания на зараженной территории, они работают вахтовым методом. Есть операции, которые, согласно регламенту, можно проводить не более чем несколько минут. Кроме этого, до трех сотен человек командируют на ремонт и обслуживание объекта подрядные организации. Чтобы усмирить чудище, в недрах которого находится около 200 тонн ядерного топлива, персонал, кроме контроля за состоянием объекта, дезактивации помещений и прочих плановых работ, уделил много времени так называемому пылеподавлению. Раз в месяц источники излучения — «развал» реактора и доступные помещения объекта «Укрытие» — обрабатываются специальной пылеподавляющей смесью, в год ее выделяется около 180 тонн. Этой же операции подвергается в год около 10 млн. квадратных метров прилегающей территории. Кроме этого, наблюдение за сооружениями «Укрытия», ремонт и укрепление конструкций, которые, находясь в сложных условиях, со временем разрушаются. К примеру, много сил персонала, обслуживающего «Укрытие», в последнее время было брошено на укрепление опорных балок Б-1 и Б-2, устранены некоторые наиболее нестабильные критические конструкции «Укрытия».

Распоряжение об утверждении проекта строительства промышленного комплекса для переработки и хранения твердых радиоактивных отходов подписано. Строители работают согласно проекту, разработанному немецкой фирмой RWE NUKEM GmbH, стоимость строительства составит 44 млн. евро. Параллельно завершаются подготовительные работы по сооружению завода для переработки жидких радиоактивных отходов, нового хранилища для отработанного ядерного топлива, продолжается процесс поставок и монтажа технологического оборудования.

В Чернобыльской зоне действуют два отряда пожарных, один из которых занимается «Укрытием» и объектами атомной. В случае возникновения пожара в зоне отчуждения стражи атомной не вправе оставлять порученные им объекты охраны. Для тушения пожаров в 30-километровой зоне есть другой отряд. У каждого — своя ответственность. Разве что на учениях могут действовать совместно. Учения проводятся без упрощений, а как в настоящей пожарной ситуации: разворачивается техника, средства тушения... Более сотни подчиненных начальника отряда по пожарной охране ЧАЭС Георгия Лобышева очень хорошо знают, что такое пожар на атомной, как важно его не допустить и какова роль пожарных, если беда таки случится. В отряде помнят героев-пожарных, первыми принявших на себя удар чернобыльской беды. Их имена занесены в список личного состава. Реальность их присутствия такова, что случаются даже казусы. Так, один из проверяющих, не разобравшись, выдвинул обвинение, что наличный состав не соответствует списочному. Действительно не соответствует, выходит за рамки обычных представлений, как и все действия людей, связанных с наибольшей в мире техногенной катастрофой и ликвидацией ее последствий…
Категория записи: Свободные темы

17 Апреля 2009 в 14:27

Холодок бежит по коже когда смотришь на "мертвую зону". Время там остановилось. Там  все еще  СССР!!!Рынок и магазины ждут пакупателей.
Так же стоят автоматы с газировкой( 3 копейки с сиропом)

На улицах стоят будки с квасом...

Только  не играют дети во дворах, пустуют спортзалы, в парке карусели все ждут посетителей...

Теги: факты
Категория записи: Страны и города

16 Апреля 2009 в 21:34

Чернобыль-2 – «тень» древнего, небольшого и спокойного Полесского городка Чернобыль. Как было принято в стране победившего социализма, все секретные объекты, работавшие на обеспечение военных задач, назывались именами обычных городов-соседей. Вероятно, таким нехитрым способом военные старались запутать вражескую разведку.....«… Он миновал небольшую прохладную топь, продрался сквозь кусты и оказался на дороге, на старой потрескавшейся бетонной дороге, уходящей в лес. Он подошел к краю обрыва, ступая по бетонным плитам, и увидел ржавые, обросшие вьюном фермы, остатки какого-то крупного решетчатого сооружения…»

А.Стругацкий, Б.Стругацкий «Обитаемый остров»

Из всего прочитанного мной в Стругацких, наибольшее впечатление оставила «Сказка о Тройке». Об «Обитаемом острове» вспомнил совсем недавно и перечитав повесть - поразился гению писателей. Удивительно, но как точно и реалистично в «Обитаемом острове» авторам удалось на словах передать обстановку и атмосферу одного из самых удивительных мест современной Чернобыльской зоны отчуждения, одном из секретных военных объектов бывшего Советского Союза - городе Чернобыль-2.

Современный ландшафт прилегающих к Чернобылю-2 территорий поразительно близок к описаниям «Обитаемого острова». Те же заброшенные и заросшие молодой древесной растительностью коммуникации и дороги. Участки старого соснового леса замусорены опавшими ветками и рухнувшими мертвыми деревьями. Среди леса встречаются останки брошенной техники. Невдалеке от секретного объекта находится, когда-то секретная, а сейчас заброшенная, система противовоздушной обороны. Сейчас на месте дислокации ракетного комплекса ближнего радиуса действия можно обнаружить остатки ракетных тягачей и заброшенные здания и сооружения. Особенно интригующе выглядит ракетный капонир – большое арочное сооружение с массивными стальными воротами 

 

Решение о создании загоризонтной радиолокационной системы Дуга №1 (возле г.Чернобыля) было принято на основании постановлений Правительства от 18 января 1972 и 14 апреля 1975 года. 

Уже в 1976 году был смонтирован главный радиолокационный узел ЗГРЛС Чернобыля-2. Генеральным проектировщиком ЗГ РЛС в Чернобыле-2 был Научно-исследовательский институт дальней радиосвязи (НИИДАР). Главным конструктором и вдохновителем идеи ЗГРЛС был Франц Кузьминский. 

Первые испытания радара Государственной комиссией были выполнены в 1979 году. Как отмечают сами специалисты «… в процессе подготовки … испытаний пришлось решать ряд практических проблем, вызванных тем обстоятельством, что вводилось абсолютно новое, уникальное, не имеющее аналогов в мировой практике средство…». 

Как утверждают некоторые источники – «… в ходе испытаний осуществлено обнаружение стартов баллистических ракет и ракет-носителей с Восточного ракетного полигона США, проведена проверка адекватности моделей по результатам обнаружения попутных пусков баллистических ракет и ракет носителей США, которая подтвердила правильность выбранных модельных представлений». 

Вместе с тем были обнаружены и недостатки системы, которые заключались в отсутствии качественного определения одиночных целей и малых групп целей. Качественная работа ЗГРЛС достигалась только для условий массированных ударов баллистических ракет вероятного противника. 

Несмотря на некоторые функциональные ограничения в 1982 году ЗГЛРС в Чернобыле-2, согласно Постановлению Правительства (от 31 мая 1982 года), была принята в опытную эксплуатацию. По случаю принятия в эксплуатацию РЛС «Дуга» (так называли станцию в Чернобыле-2 военные), разработчики комплекса получили государственные награды – Васенев В.Н., Данилов Б.М., Дубровский Н.Ф., Крокунов Ю.М. и др. 


Двадцать пять лет назад это был совершенно секретный объект – жемчужина космической разведки и мечта военных, позволявшая следить за перемещением всех видов надземных целей не только над Европой, но и давала возможность «видеть» пуски ракет потенциального противника на северо-американском континенте. С помощью мощнейших и ультрасовременных (на то время) радаров военные смогли, в прямом смысле слова, заглянуть за горизонт. Очевидно, что благодаря таким способностям этот комплекс получил название – загоризонтные радиолокационные станции (ЗГРЛС) или «Дуга-1» (Радиоцентр дальней связи Чернобыль-2). В Советском Союзе было создано всего три таких радара – в Николаеве, Комсомольске-на-Амуре и Чернобыле. 

Територии покрытия ЗГ РЛС - Дуга-1 (г.Чернобыль-2 и г.Николаев) и Дуга-2 (г.Комсомольск-на-Амуре) 

Уникальные способности радара кроются в новаторских идеях конструкторов воплотившихся в исполинских размерах конструкций мачт и принимающих антеннах. Трудно говорить о точных геометрических размерах ЗГЛРС. Данные общедоступных источников противоречивы и, вероятно, не точны. Так высота мачт большой антенны составляет от 135 до 150 метров, а длина от 300 до 500. Второй радар несколько скромнее. Порядка 250 метров в длину и до 100 метров в высоту. При таких, поражающих воображение, размерах - объект виден почти с любого места Чернобыльской зоны отчуждения. По данным некоторых источников стоимость капиталовложений составляла семь миллиардов советских рублей (хотя есть информация о 600-700 млн. рублей). Для сравнения – это вдвое дороже, чем строительство Чернобыльской АЭС. Очевидно, что строительство ЗГРЛС возле атомной электростанции объясняется в потребности большого энергопотребления объекта. По имеющейся информации ЗГРЛС потребляла около 10 мегаватт. 

Важно отметить, ЗГРЛС в Чернобыле-2 предназначалась только для приема сигнала. Для передачи существовал другой радар – возле города Любеч, Черниговской области, что в 60 км от Чернобыля-2. Радар в Любече был меньше и ниже, его высота составляла 85 метров. На данный момент этот радар уничтожен. 

Возле радара, сооруженного в районе Чернобыля, был создан гарнизон, где жили военные и их семьи. Необходимо отметить, что гарнизонный поселок кроме жилых домов, включал такие объекты соцкультбыта (!давно забытое слово) как школу, детский садик, клуб, стадион, магазины Военторга и даже гостиницу (смотри схему). В гарнизоне была расквартирована воинская часть дельней космической связи № 74939, которой командовал полковник Владимир Мусиец. 

 

Но авария на ЧАЭС в 1986 году изменила судьбу не только 100 тысяч людей, эвакуированных из зоны радиоактивного заражения, но и определила грустную участь сверхсекретного объекта. Чернобыль-2 перестал нести боевое дежурство. 
Трагизм ситуации с Чернобылем-2 усугубляется тем, что ЗГРЛС была принята на боевое дежурство ПВО СССР в 1985 году, а в 1986 году система была полностью модернизирована и начала проходить Государственную приемку. До модернизации, использование ЗГРЛС было затруднительным, поскольку часть диапазона рабочих частот совпадала с частотой работы авиационных систем. Некоторые источники утверждают, что после начала роботы чернобыльского радара ряд правительств западных стран заявили о недопустимости работы этой системы, которая препятствует безопасной работе гражданской авиации в Европе. Хотя разработчики ЗГРЛС отвергали обвинения и говорили, что возмущение правительств европейских стран заключается в том, что СССР накрыл «колпаком» все воздушное пространство над Европой и страны НАТО не могли ничего этому предоставить. После модернизации эта проблема совпадения рабочих частот ЗГРЛС с частотами гражданской авиации была решена. 

Полное закрытие Чернобыля-2 было проведено не сразу – до 1987 года она была законсервирована. Но со временем стало понятно, что эксплуатировать ее в условиях зоны отчуждения невозможно. Основные узлы системы ЗГРЛС были демонтированы и вывезены в г. Комсомольк. 

Сегодня, это действительно настоящий город-призрак. Брошенный военными и почти забытый людьми, город стоит опустошенным среди радиоактивно-загрязненного, неухоженного и захламленного леса. К городу, как в «Обитаемом острове» Стругацких, ведет старая, забытая дорога из бетонных плит. 

Попасть в город и подойти к ЗГРЛС сегодня достаточно трудно. Объект режимный и находится под постоянной охраной одного из предприятий, которое работает в Чернобыльской зоне. 
Много можно говорить царящей на Чернобыле-2 разрухе и опустошении гражданских и других построек, а также о глубине навеваемой тоски, которую испытываешь от созерцания этих мест. Можно много говорить о поглощении природой этого техногенного монстра, которое заключается в «затягивании» бетонных покрытий дорог и тротуаров наносным почвенным субстратом и разложившимися останками растительности. Некоторые кирпичные строения разрушаются при помощи деревьев, выросших на крышах, кирпичных стенах строений. 
Да, это все есть и все это очень впечатляет. 
Но такие же процессы происходят по всей территории Чернобыльской зоны отчуждения. Брошенные человеком населенные пункты – строения, дороги и коммуникации разрушаются под действием природных сил. Природа стремится к равновесию и постепенно избавляется от «следов» пребывания человека. 
Поработав в зоне отчуждения достаточно долгое время, к этому привыкаешь и только время от времени замечаешь происходящие перемены, постепенную трансформацию урбанистического ландшафта в ландшафт природный. 

Чернобыль-2 потрясает другим! Это уникальный памятник интеллектуальной мощи военных инженеров Советского Союза. Чернобыль-2 красноречиво и убедительно демонстрирует уровень существовавшего в то время научного, финансового и сырьевого потенциала военно-промышленной индустрии государства. Осматривая мачты и элементы радара, невольно задумываешься о количестве исследований, научных знаний и технических решений, которые аккумулировали в себе эти сооружения. Невольно задумываешься о колоссальных ресурсах потраченных на создание уникального комплекса. Ведь даже сегодня, в 2008 году, металлические конструкции выглядят достаточно надежными и главное, они выполняют свое функциональное назначение – удерживают на себе колоссальные нагрузки от смонтированных на них элементов радара (вибраторов). Тросы, несущие мачты, вибраторы – без значительных коррозионных повреждений. 

Замысловато выглядят лифты, с помощью которых, обслуживающий персонал поднимался на высокие отметки. Лифтами оборудована каждая, из 15, мачт радара. Сейчас лифты стоят на земле с раскрытыми дверками, как бы приглашая... На верхней лифтовой площадке, в трубе опоры, устроена дверь и дальнейший подъем, на самый верх радара, можно было осуществить, карабкаясь по лестнице встроенной внутри опоры мачты. Любопытно, как там - на самом верху? 

Запрокинув голову вверх, смотришь на уходящие в небо мачты и где-то там, в вышине над ними медленно проплывают облака. Кажется, что время остановилось возле металлических конструкций и эти сооружения, споря со временем, могут простоять еще не один десяток лет

Уникальный объект, как несложно догадаться, требовал и серьезных мер по охране. Конфигурацию периметра строгой охранной зоны можно увидеть и сейчас. С внешней стороны охранного периметра установлен сплошной забор, поверх которого натянута «колючка» с осветительными плафонами. В свое время колючка была под напряжением. Сейчас на этом заборе висят лаконичные надписи, вероятно еще с 1986 года, - «Стой! Заражено!», хотя знаков радиационной опасности не видно. 

С внутренней стороны, за забором, установлены заграждения из колючей проволоки и рядом с ними дорожки для патруля. По углам охранной зоны установлены наблюдательные вышки. Небольшие, приземистые сооружения из металла и дерева - на фоне буйства окружающей природы выглядят уныло. Недалеко от вышек устроены «грибочки» (пикеты) для часовых. Некоторые оборудованы специальными переговорными устройствами. Сами устройства выглядят очень раритетными и, что удивительно, не тронуты мародерами – все провода и даже трубка на месте… 

Мало кто знает, но кроме гигантских мачт радаров ЗГРЛС была оборудована и уникальной системой спутниковой связи. Этот объект хорошо просматривается на аэрофотоснимках (см. аэрофотоснимок). Например, на космоснимке, представленном Интернет-источником «Википедия» он указан, как «Satellite communicative center». По данным других источников указывается - это станция Возвратно-Наклонного Зондирования Ионосферы, главная задача которой – указатель цели для больших радаров ЗГРЛС. 
Каким бы не было предназначение этого элемента ЗГРЛС, для обывателя он выглядит необычно. Это площадка в виде круга, диаметром метров 300. По периметру установлены замысловатые элементы (вибраторы) покрытые хромом или другим, коррозионно-стойким металлом. Поблескивая на солнце, и будучи частично скрыты в зарослях растительности, эти элементы выглядят несколько загадочно. 
Посреди «Круга» стоит приземистое, одноэтажное здание. Вероятно, это также был важный элемент ЗГЛРС. Здание, судя по остаткам металлических конструкций внутри, было «до потолка набито» электроникой и другим оборудованием. Сегодня здание опустошено и забыто. 

 

 

Категория записи: Свободные темы

15 Апреля 2009 в 20:09

30-километровая зона Чернобыля - оставшаяся жизнь.

Есть, никуда не денешься, в жизни каждого журналиста парочка эпизодов, о которых хотелось бы поскорее забыть да вычеркнуть навсегда из стыдливой памяти. Не получается и уже не получится. У меня это первый репортаж из Чернобыля. В мае с моей совестью не совладать, ух, как гложет...

- Александр Николаевич, а что в Чернобыле самое страшное? - расхрабрившись от невиданного в ту пору демократизма и набухнув от оказанного партией доверия, спросил я секретаря ЦК КПСС Яковлева в праздничный день 1 Мая 1986-го.

Идеолог перестройки излучал доброту во время беседы с восемью журналистами из центральных газет. Высочайшим решением Политбюро посылались мы в тот же светлый день для освещения пока не понятых для страны событий в районе Чернобыльской атомной электростанции. Яковлев, наверняка в отличие от нас, несмышленышей, знавший на пятый день катастрофы уже многое, гневно нахмурил мохнатые брови. Конечно же, проклятые мародеры, выносящие из временно, ну, на недельку оставленных домов в рабочем городе Припяти чайники, стулья, а иногда, вот подлецы, даже пылесосы.

2-го днем мы были уже на границе зоны. Все было один к одному, прямо как рассказывал в своем кабинете Александр Николаевич. Рядом с формально запретным для въезда пространством кипела и бурлила жизнь. Будто взбесившийся атом понимал, как дрессированный: 30-километровую зону не переходить! Сняв галифе, прямо в синих инкубаторских трусах по колено, лихо гоняли мяч под лучами яркого в тот год солнца, молодые солдатики. Рядом монотонно бороздила открытое всем ветрам поле парочка, быр-быр-быр, ведомая упорными хлопчиками-трактористами.

И я написал как бы и добровольно оду силе духа, смелости, естественно, заклеймив по ходу и проклятых мародеров. Слепая вера и невежественная неосведомленность водили пером. Правда, мое прозрение наступило, нехорошо писать, но благодаря Чернобылю, довольно быстро. И уж заказанный победный репортаж на 9-е о Международной велогонке мира, собирающей рентгены по раскаленным киевским улицам, написан не был.

За героизм платили жизнью

Потому что нескончаемый людской поток все тек и тек из зоны. Женщины, плача, прижимали неулыбающихся детей. Мужчины несли свой легкий скарб хмуро. Некоторые гнали живность. Картинка напоминала правдивые фильмы об эвакуации из той же Киевской области перед оккупацией ее фашистами. Это потом нам рассказали: в те первые дни майских праздников из зоны довольно организованно вывезли и вывели людей совсем не меньше, чем в Отечественную.

Да, что-что, а дисциплина в советские 1980-е присутствовала - сначала на нас, журналистов, наорали: "Куда в зону прете!". Но Политбюро шуток не шутило, и пораженная охрана действительно обнаружила коротенький списочек из наших восьми фамилий: "Во дают, ну въезжайте".

И 15 дней мы въезжали. Это уже потом мы стали выезжать из зоны с дозиметрами, нас обмеряли, что-то и куда-то записывали. Впрочем, не знаю что и куда. Еще то чувство, когда приближающаяся к ногам стрелка нехитрого прибора вдруг как рванет да зашкалит. И дозиметрист, видя понятный испуг, утешает: "Ничего, ничего, это просто в грязь вступили, щас отмоете - и чистый. Мы ж знаем. Мы тут все из Припяти. И чево - живы. А вы зачем тут с нами? А в какую газету? Ой, да я вон с женой читал..."

И, помня о тех беззаветно смелых от безысходности людях, напомню, о всеми, почти всеми, кроме нас, 250 тысячах ликвидаторов, забытом с умиротворением и без боли Чернобыле. Вот девочка-вожак из района Полесья, бесстрашно засыпавшая песком и щебнем смертельные пожары. Позавчера еще с гордостью рассказывала мне о своих ребятах-комсомольцах. И такой подъем, такая сила. Врачи объясняют, что так часто бывает после большой дозы радиации. А сегодня ищу ее, чтоб вручить большую комсомольскую газету. Но, уже не найду. "Нет ее. И уже никогда не будет. Вот так легла и ушла. Тихо-тихо".

Знаменитый академик уговаривает работягу: "Чего ты боишься? Работы на крыше 4-го блока на пять минут. Да там ребята из Метростроя пешком ходят. Хочешь, вместе пойдем? Сделаешь - и отпуск, премия, орден". Молодой рабочий хмурится: "Если так, то за что орден? Ладно, пойдемте вместе". Академик потом ушел сам, и добровольно, ужаснувшись масштабу трагедии. Рабочий - кто он, где он - токарь, слесарь?

Тюрьма вместо Звезды Героя

Долгий разговор с директором Чернобыльской АЭС Брюхановым. Идут в майские длинные ночи размышления: чем наградят? Выходит, что вроде на Героя не потянет, а вот орденом Ленина... В итоге восемь лет тюрьмы немолодому, облученному человеку. Спасибо, Раиса Максимовна, царство ей небесное, похлопотала, освободили досрочно, после нескольких годов отсидки. Директор ни в чем не виноват. Я же писал о мародерах. А ему приказали поэкспериментировать с атомом. Не сам же он тот предпраздничный эксперимент выдумал.

Или вот еще картиночка, достойная пера. Уж вечер поздний, и мы с моим коллегой и собратом по перу Петей Положевцом ночуем в каком-то вахтовом поселке в зоне, куда на пару дней завозят на работу "в грязь", то бишь на зараженную местность, бригады рабочих. Пустой и вымерший городок внезапно оглашается веселым смехом, гиканьем и бодрым гоканьем. Это гонится за маленьким поросеночком по абсолютно вымершему и пустому пространству бывшего города целая бригада совсем юных рабочих. Мы с Петей: "Ребята, так свинья-то грязная (зараженная. - Н.Д.)!". А нам радостно: "А вот мы его сейчас измерим. И если грязный, всю кожу срежем". Через час зовут: "Журналисты, давай, к костерку. Он почти в норме, а грязь всю срезали".

Утром в зоне - идиллическая картинка на базе отдыха. Рыбак, весь в защитной одежде, старательно ловит карасей в искусственном пруду. Они клюют классно, он умело подсекает, снимает с крючка и сразу сильным жестом - обратно в пруд". "Это почему?" - не понимаю я. "Так вон тут какая радиация, - вздыхает рыбачок. - Караси жирные, прямо светятся. Но ловлю, и нервы поспокойнее".

Будь проклят тот красный лес

Для меня символом Чернобыля стал даже не тот самый 4-й блок, где все и произошло. Там все было понятно: проявляли героизм, вкалывали, спасали от последствий, по сравнению с которыми Хиросима и Нагасаки, вместе взятые, могли бы показаться взрывом экспериментатора-пиротехника. А вот красный лес у выезда из зоны напоминал картинку из Дантова ада: чудовищные в своем оголенном безобразии деревья без единого листочка. Лес, превратившийся в скрипящий на ветру нерукотворный памятник чернобыльской трагедии, вызывал чувство гадливого отвращения. Мы же останавливались рядом, а где еще, после выезда из зоны, чтобы перевести дыхание. У нас была единственная радость, дарившая несколько минут забвения. Открывали присланную из Москвы в те времена "полусухого закона" бутылку красного "Каберне", выпивали, деля с бедным шофером, злой судьбой попавшим с нами за компанию со своей "Волгой", "грязные" колеса которой он безуспешно пытался отмыть в том же жутковатом лесу.

Но от Чернобыля было уже никогда не отмыться. Не хочу задним числом представиться неким провидцем. Но именно Чернобыль сократил не только сроки жизни людей, к нему прикоснувшихся, облученных, но и дни советской империи. Дело не только в том, что даже могучая держава не смогла справиться с последствиями страшнейшей экономической катастрофы. Для укрощения взбунтовавшегося атома требовались миллиарды тогда еще совсем не инфляционных рублей. Спешили под Киев эшелоны с самой современной техникой, чуть не моментально превращавшейся после соприкосновения с невидимым врагом в груду бесполезного и фоняще-смертельного грязного металла.

Но корежилась и обращалась в прах вся та вера в светлое, что, хоть и дышала на ладан, но еще существовала. Верить во что-либо, клятвенно произносимое сверху, было после Чернобыля просто больше нельзя. Долгое замалчивание трагедии, твердолобая попытка превратить одну из крупнейших катастроф ХХ века в эпизод местного, точнее, областного значения обошлась высоким правителям дорого. Доверие было подорвано, а вернуть его, несмотря на многие потуги, не представлялось возможным. Идеологический коллапс оказался еще более разрушительным, чем экономическое падение. Жить после Чернобыля по-прежнему было никак нельзя. Заканчивалась старая эра...

17 мая 1986-го нашу группу сменили. Добирались до Москвы из Киева каким-то кружным путем: билетов не было. Все всё поняли, и бегство из города началось страшное. Я привез домой на память из Чернобыля сувенир - белую шапочку из тех, которые на второй неделе начали выдавать, чтоб хоть прикрыть волосы. Маленькая, с тесемочками, как у хирурга. Дома измерили: шапочка фонила, и ее сожгли. А вот итальянские ботиночки - забыли, какой тогда был дефицит? - выбрасывать я отказался. Мыл их на даче, чистил, снова мыл. Корочки мои фонили. Пришлось их зарыть. Но и местечко, где зарыли, тоже фонило. Пришлось пойти в лес и корочки сжечь.

Было страшно жалко...
Категория записи: Свободные темы

14 Апреля 2009 в 15:27

Через 20 лет после аварии на ЧАЭС автомобили и вертолеты, которые работали при ликвидации ее последствий, ржавеют в могильниках под открытым небом, расположенных в 30-километровой зоне.
Своей участи ждут груды техники. Самое большое такое кладбище находится в селе Рассоха – в 25 километрах на юго-запад от атомной станции.

 

Некоторые все еще несут на себе символы советской военной мощи...

...Другие все больше сливаются с природой, которая постепенно отвоевывает у техники жизненное пространство. Впрочем, уровень радиации здесь может быть очень высоким.

Пожарные машины, которые 26 апреля первыми отправились к четвертому энергоблоку, давно захоронены в подземных могильниках. Многие другие остаются под открытым небом и медленно врастают в землю.

Во многих грузовиках отсутствуют двигатели и электропроводка. Несмотря на радиацию, кто-то, видимо решил использовать их и дальше.

Рядом с военной техникой в ряд выстроились обычные пассажирские автобусы. В первые годы после аварии автомобили оставляли либо в 10-километровой, либо в 30-километровой зоне вокруг станции.

В заливе у города Чернобыль ржавеют остовы кораблей. Когда-то этот порт был довольно оживленным – теперь он навевает мысли об апокалипсисе.

В селе Буракивка находится самая радиоактивная техника. Она захоронена в земляных траншеях – таких как эта, под номером 5. Из 30 могильников остались пустовать только три.

 

Часть из этой техники еще может быть утилизирована, часть – останется здесь навсегда. 

Теги: факты
Категория записи: Свободные темы

14 Апреля 2009 в 09:03

Припять. Город атомщиков. Бывший город.

В городе - тишина, только щебечут птицы и где-то неподалеку воет волк. Ему отвечают одичавшие собаки. Рослые, солидные деревья пробились сквозь асфальт дворов и спортивных площадок.

Дом культуры, гостиница, поликлиника, универмаг, жилые дома - все разорено мародерами. Говорят, первые несколько лет почти все стояло нетронутым, но потом те, кто охранял зону отчуждения, поняли, что далеко не вся мебель, домашняя утварь и прочие полезные вещи заражены радиацией. Теперь дошли уже до стройматериалов.

Вера, бывшая жительница Припяти, была совсем молодой, когда ей с двумя маленькими детьми пришлось бежать отсюда, захватив только документы. Сама она работает в государственной администрации зоны отчуждения, а сегодня впервые привезла сюда тех самых, только уже взрослых, детей.

"Иногда, знаете, идешь по Припяти, и будто меняется время, и я вижу эту Припять такой, какой она была до аварии. Поэтому лишний раз мне сюда не хочется приезжать. Тяжело", - говорит Вера.



"Прибыльная" зона


Впрочем, тяжело это видеть не всем. Некоторым - безумно интересно. По словам Сергея, сотрудника организации "Чернобыль Интеринформ", в последнее время туристы не то чтобы валом валят, но приезжают регулярно - 30-40 человек за сезон. А к "круглой годовщине" потянулись косяки журналистов - группа за группой.


Часть техники, находящейся в зоне, пригодна для переплавки
"Чернобыль Интеринформ" - подразделение государственной администрации "зоны" - как раз и устраивает экскурсии по ней для туристов и журналистов. От 200 долларов за день. Не Бог весть какие деньги, ничто в сравнении с расходами на ликвидацию последствий катастрофы, но все же - приработок.

Подрабатывает администрация, например, и на металле.

Огромное поле в паре десятков километров от атомной станции уставлено техникой, которая работала на ликвидации последствий аварии. Сотни военных грузовиков, тягачей, бульдозеров, автобусов, останки нескольких вертолетов, которые сбрасывали песок прямо в горящий реактор 4-го блока. Какая-то техника уже почти не "фонит", у какой-то - фон в пару тысяч раз выше природного.

С прошлой весны здесь работают специальные бригады, которые вывозят технику, замеряют уровень радиации, что можно - дезактивируют и отправляют на переплавку, что нельзя - везут в могильники радиоактивных отходов.

Подзаработать на "кладбище" пытаются и частные охотники за металлом. Но это опасно - и не только из-за радиации. По словам охранника "кладбища" Николая, таких здесь ловят и жестоко наказывают по статье о распространении радиоактивных материалов.

"В прошлом году 13 задержаний было. Шесть судов, люди получали реальные сроки", - рассказывает Николай.

За свое здоровье он не боится. Говорит, ходят они, охранники, только по "чистым" маршрутам, к тому же регулярно проходят медицинскую проверку.

Самоселы

Далеко не все в зоне отчуждения занимаются ликвидацией последствий аварии или зарабатывают на них. Некоторые просто живут - практически натуральным хозяйством. Это так называемые "самоселы" - люди, которые, вопреки приказу и полученным от советской власти новым квартирам, вернулись в свои дома. Таких в "зоне" несколько сотен. 70-летние Михайло и Мария Урупы - одни из них.


Этот баскетбольный мяч пролежал здесь 20 лет
"Я у сына была за Киевом, так там воздух не такой, дышать мне там тяжело. А у нас воздух чистый. А по телевизору смотрю, в городе то убьют старушку, то ограбят. А тут я выйду хоть в три часа ночи - и ничего не боюсь", - объясняет Мария.

Полученную под Киевом трехкомнатную квартиру Урупы подарили на свадьбу внучке.

Бояться в Парышеве, действительно, некого. В их селе, прямо через пойму Припяти от города Чернобыль, до аварии было около полутысячи жителей. В течение двух лет после аварии и эвакуации вернулись полторы сотни. Но затем почти все уехали: работы-то нет.

Осталось чуть больше десятка.

Продукты, как уверяют Михайло с Марией, у них тоже чистые - приезжали ученые из Москвы, Петербурга, даже Японии, все измеряли, выдали бумажку, что все в порядке.

В тех районах, которые сильно загрязнены, люди и не живут.

Другие же территории 30-километровой зоны отчуждения подумывают даже частью вернуть в хозяйственный оборот, а частью - сделать заповедником.



Что делать с "зоной"?

Об этом говорил и президент Украины Виктор Ющенко во время своей недавней поездки в Чернобыль.


Несколько лет назад на стенах домов Припяти появились нарисованные фигурки
С президентом согласен и глава "Союза Чернобыль - Украина" Юрий Андреев, который до катастрофы работал на Чернобыльской АЭС инженером.

Он считает, что ближайшую к Киеву часть "зоны", южнее реки Уж, следует просто вернуть к обычной жизни, а в остальной - развивать, например, шоковый туризм.

"На мой взгляд, это нужно делать, и прежде всего - для того, чтобы люди видели, к чему может привести беспечность при использовании таких высоких технологий, как атомная энергия", - говорит Андреев. Ближайшая же, десятикилометровая зона вокруг Чернобыльской АЭС, по его выражению, потеряна на тысячу лет. Там можно устраивать только могильники радиоактивных отходов.

В той же Припяти есть места, где годовую дозу радиации можно получить за несколько часов. Например, возле аттракциона-автодрома в лунапарке.

Кстати, маленькие жители Припяти так и не смогли покататься на этих машинках. Лунапарк построили перед самой катастрофой - и не успели открыть.

Дети, которые так ждали открытия нового лунапарка, давно выросли. Новые не появятся здесь никогда.
Теги: факты
Категория записи: Свободные темы
123