Посетителей: 0 / 0
Был на сайте: 30 июня, 22:27
Оцените страницу

Слава Великой Руси

Календарь

« Июнь 2016  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

14 Мая 2014 в 18:39

Салат Наполеон

Состав:
1. Консервированный горошек - 1 банка.
2. Консервированная кукуруза - 1 банка.
3. Морская капуста - 1 банка.
4. Хрен столовый - 3 чайные ложки.
5. Майонез по вкусу (или оливковое масло).

Категория записи: Кулинария

27 Июня 2013 в 15:03

Боевой Генерал Иван Семенович Дорохов

Иван Семенович Дорохов родился 23 сентября 1762 г. в семье отставного секунд-майора. В армейскую службу Иван Дорохов вступил для того времени довольно поздно – в 21 год, уже зрелым юношей (его ровесники в таком возрасте уже были поручиками, а то и капитанами). Иван же только-только стал кадетом и начал получать специальное военное образование в Артиллерийском и Инженерном Шляхетном корпусе. Учение зрелому молодому человеку давалось легко, и он прошел полный курс обучения за четыре года вместо положенных семи. За успехи в науках кадет Дорохов был произведен в капралы и подпрапорщики и выпущен из корпуса в 1787 г. поручиком в Смоленский пехотный полк, который входил в состав корпуса А. В. Суворова, воевавшего против турок.

Командуя под Браиловом охотниками, поручик Дорохов несколько раз участвовал в стычках с противником, отличился при овладении укрепленным монастырем св. Самуила под Фокшанами, чем привлек к себе внимание Г. А. Потемкина и А. В. Суворова. В сражении при Рымнике Дорохов был при самом Суворове дежурным адъютантом, передавая его приказания войскам под пулями и ядрами неприятеля. По представлению Суворова Дорохова в 1790 г. произвели в капитаны с назначением командиром роты Фанагорийского гренадерского полка. В следующем году Иван Дорохов вновь отличился в битве при Мачине, овладев одним из важнейших неприятельских укреплений.
В 1792 г Дорохов был переведен в Черниговский полк, в составе которого капитан принял участие в польской кампании 1794 г. Во время вспыхнувшего в Варшаве бунта рота гренадер капитана Дорохова, поддержанная 1 пушкой, была окружена толпами мятежников. После четырех отбитых атак русские лишились всех канониров, и тогда Иван Дорохов сам встал к орудию. Затем, воспользовавшись замешательством неприятеля, капитан повел гренадер в штыковую атаку и захватил у мятежников пушку. В течение 36 часов капитан Дорохов при помощи огня гренадеров и двух орудий удерживал занимаемую позицию против превосходящих сил поляков, за это время он был дважды ранен, но все же пробился с остатками своих людей к главным силам.
Залечив раны, Дорохов возглавил отряд донских казаков, с которыми принял участие в блокаде Варшавы. При штурме Праги – предместья Варшавы - он был в числе первых, ворвавшихся на неприятельскую батарею. За взятие Праги Дорохов был награжден Георгиевским крестом 4-й степени и произведен в секунд-майоры.
В 1795 г. по личной просьбе Дорохов перевелся в кавалерию - в Воронежский гусарский полк, а по его расформировании - в Сумской гусарский. Через два года он стал командиром лейб-гвардии Гусарского полка с производством в полковники, однако вскоре из-за открывшихся старых ран Дорохов был вынужден подать в отставку.
Подлечившись, Иван Семенович в 1802 г. вновь поступил на службу, теперь уже командиром Сумского гусарского полка; в следующем году Дорохов был произведен в генерал-майоры и назначен шефом Изюмского гусарского полка. Оставаясь до конца жизни в этой почетной должности, Дорохов превратил свой подшефный полк в один из лучших полков русской армии.
В кампаниях против Франции в 1806 - 1807 гг. генерал И. С. Дорохов командовал отдельными арьергардными и авангардными отрядами. В сражениях при Пултуске, Прейсиш-Эйлау и Фридланде он проявил себя талантливым военачальником, хладнокровным, храбрым воином и лихим кавалерийским генералом. За боевые заслуги он был награжден орденом св. Георгия 3-й степени, орденом св. Владимира 3-й степени и прусским орденом Красного Орла 1-й степени. В одной из стычек под Гофом И.С. Дорохов был тяжело ранен, получив контузию левой ноги. Возглавляемый Дороховым Изюмский гусарский полк получил за эту кампанию георгиевские серебряные трубы.
В 1808 и 1809 гг. Дорохов участвовал в укреплении и защите берегов Балтийского моря от совместных действий шведского и английского флотов. В начале Отечественной войны 1812 г. генерал-майор И. С. Дорохов командовал бригадой легкой кавалерии 2-й кавалерийской дивизии 4-го пехотного корпуса в армии Барклая-де-Толли. При отходе от западной границы авангард армии, возглавляемый И. С. Дороховым и состоявший из Изюмского гусарского, 1-го и 18-го егерских, двух казачьих полков и роты легкой артиллерии, оказался отрезанным от основных сил. Надежды на соединение с главными силами не было никакой, и тогда генерал Дорохов по собственной инициативе решился идти на соединение со 2-й армией Багратиона. Искусно маневрируя и уничтожая попадающиеся по пути резервы противника, И.С. Дорохов пошел на соединение со 2-й армией и через две недели трудного рейда фактически по тылам противника вывел свой отряд из окружения, сохранив все орудия, обоз и потеряв в стычках всего около 60 человек. В составе армии Багратиона Дорохов и прошел весть путь до Москвы, участвуя в сражениях при Смоленске и Бородино. Вплоть до Бородино он командовал кавалерией арьергарда, почти ежедневно участвуя в схватках с французским авангардом. Имел одно из самых жарких дел у Колоцкого монастыря; в схватке под Лубином Иван Семенович был ранен в левую руку, но остался в строю. Во время Бородинского сражения генерал Дорохов лично возглавил атаку четырех кавалерийских полков у деревни Семеновская; этот своевременный рейд Дорохова помог Багратиону остановить продвижение противника. За отличие при Бородино Иван Семенович был произведен в генерал-лейтенанты. В представлении М. И. Кутузова к награде И. С. Дорохова говорилось: «Преодолев болезнь, коею одержим, командовал лично своею бригадою легкой кавалерии, атаковал и преследовал неприятельских кирасир, прорвавшихся через 2-ю армию и проскакавших в тыл пехоты 4-го и 6-го корпусов и после того в тот же день много поражал неприятеля».
Во время движения от Бородино до Москвы Дорохов бессменно находился в арьергарде, прикрывая отход русской армии. После ухода из Москвы Кутузов выделил Дорохову для партизанских действий драгунский, гусарский и три казачьих полка с полуротой конной артиллерии. Приступив к активному ведению разведки на Можайской дороге, совершая нападения и истребляя «партии» противника и запасы продовольствия, партизанское соединение Дорохова с 7 по 14 сентября нанесло французам ряд чувствительных ударов. Партизанским отрядом Дорохова было разбито четыре кавалерийских полка и отряд из 800 человек пехоты и конницы, захвачено несколько обозов, взорван артиллерийский склад и взято в плен 1, 5 тысячи солдат и 48 офицеров.
Одна из самых прославленных операций Ивана Дорохова стал захват древнего подмосковного города-крепости Вереи. Скрытно подойдя к городу на рассвете и бесшумно сняв часовых, отряд Дорохова ворвался в Верею. Через полчаса сопротивление противника было сломлено. Захватив богатые трофеи, Иван Семенович доложил Кутузову 29 сентября: «Вследствие повеления Вашей светлости город Верея очищен от неприятеля и его укрепления взяты штурмом в 5 1/2 часов поутру...». М. И. Кутузов объявил об этом «отличном и храбром подвиге отряда г. генерал-майора Дорохова» в приказе по армии, а сам Иван Семенович был награжден золотой саблей, украшенной алмазами, с надписью «За освобождение Вереи».
После захвата Вереи Кутузов поручил Дорохову важное задание: расположившись с отрядом на Новой Калужской дороге, наблюдать за движением неприятеля и оберегать левое крыло армии. Ежедневно захватывая пленных, Дорохов оперативно докладывал обо всех перемещениях французских войск по Смоленской и Калужской дорогам. Именно он обнаружил движение Наполеона к Малоярославцу и одним из первых вступил в бой с его авангардом. В сражении под Малоярославцем Дорохов был вновь ранен: пуля раздробила ему пятку левой ноги. Полученная рана оказалась и очень болезненной, и не поддающейся излечению, поэтому в строй Иван Семенович больше не вернулся.
Предвидя свою кончину, Иван Семенович обратился к жителям Вереи с просьбой похоронить его в городе, который он освободил от французов. «Если вы, - писал он жителям Вереи, - слыхали о генерале Дорохове, который освободил ваш город от врагов Отечества нашего, то я прошу вас за то в воздаяние, почтенные граждане, дать мне три аршина земли для вечного моего упокоения при той церкви, где я приступом взял укрепление неприятеля, истребив его наголову. Дети мои будут вам за то благодарны».
Боевой генерал Иван Семенович Дорохов скончался 25 апреля 1815 г. в Туле; его тело было перевезено в Верею для захоронения в Рождественском соборе города.
В 1912 г, к столетию Отечественной войны, жителями Вереи рядом с собором был установлен памятник генералу Дорохову. Во время гражданской войны склеп «царского генерала» был вскрыт красноармейцами и разорен, а потом засыпан. В 1999 г. при реставрации собора останки прославленного генерала были обнаружены и торжественно заново захоронены в соборе Рождества Христова. Восстановили по старым фотографиям и памятник Дорохову, который теперь стоит на кремлевском земляном валу.

Категория записи: Свободные темы

27 Апреля 2013 в 20:45

Герой России Алексей Петрович Ермолов (1777 – 1861)

«Лучше от Терека до Сунжи оставлю
пустынные степи, нежели в тылу укреплений наших потерплю разбои».
А.П.Ермолов

Имя выдающегося русского полководца и государственного деятеля, Алексея Петровича Ермолова неразрывно связано с судьбой нашего Отечества в 19 столетии. Изучение жизни и деятельности А.П.Ермолова по авторским монографиям и многочисленным публикациям, собственным запискам генерала вызывает у независимо мыслящих современных историков все больший интерес к судьбе этого славного полководца, его ратным подвигам во славу русского оружия, его военным и административным мерам на Кавказе по укреплению могущества нашей родной страны.

Несправедливая опала полководца со стороны властей при жизни, а затем тотальное замалчивание роли личности генерала Ермолова в русской военной истории во времена советской власти и в современной РФ, не может не оставлять в душе горечь и обиду. Возникает желание напомнить хотя бы вкратце нынешнему поколению о жизни и его великих заслугах перед Россией.

Алексей Петрович появился на свет в самом сердце нашей Родины, городе Москве, происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи Орловской губернии. В его характере отчетливо проявлялись отцовские и материнские начала, придавшие ему с ранних лет особенный облик — гордость, независимость и вместе с тем скромность, серьезность. Воспитанный в духе уважения и даже преклонения перед всем русским — языком, обычаями, историей, Ермолов никогда не кичился своим дворянским происхождением. Полученное им домашнее воспитание он впоследствии дополнил большой начитанностью. Стремясь дать сыну хорошее образование, отец определил его с семи лет в университетский благородный пансион. 5 января 1787 года на десятом году жизни Алексей Ермолов был зачислен унтер-офицером в лейб-гвардии Преображенский полк. В сентябре следующего года его произвели в сержанты, а вскоре и в офицеры, и к 1791 году он имел уже чин поручика. Получив назначение на должность старшего адъютанта при генерал-прокуроре в Петербурге, правителем канцелярии которого был его отец, юный офицер продолжал упорно совершенствовать свое образование, занимался под руководством известного петербургского математика Лясковского. Блестяще выдержав экзамен, он в августе 1793 года был переведен в капитаны артиллерии с причислением младшим преподавателем к Артиллерийскому инженерному шляхетскому корпусу.

Свое боевое крещение он получил под началом легендарного русского полководца Суворова. С первых дней польской кампании 1794 года юноша постоянно искал случая отличиться, выказать умение и отвагу. Именно эти качества капитан Ермолов проявил, командуя своей батареей при штурме предместья Варшавы, за что был удостоен ордена Георгия Победоносца четвертого класса. Тогда ему шел лишь 18-й год.

Вторую боевую награду Ермолов получил на Кавказе в войне с Персией за отличное усердие и заслуги при осаде крепости Дербент в августе 1796 года, где командовал батареей. Он был удостоен ордена Князя Владимира четвертой степени с бантом. Второй боевой орден он заслужил в 19 лет. Будучи в чине подполковника, он в числе многих офицеров прогрессивных европейских взглядов пострадал от своеволия нового императора Павла I. В 1798 году вместе с другими офицерами — членами политического кружка, неудовлетворенными новыми порядками в армии, был арестован его брат от первого брака матери A.M. Каховский. А в конце того же года за смелую переписку с братом оказался в Алексеевском равелине Петропавловской крепости и Ермолов. Через некоторое время он был направлен в ссылку в Кострому, которая могла бы быть сколь угодно долгой. После смерти Павла I ставший в 1801 году императором Александр I уже на другой день даровал свободу всем «узникам совести», в т.ч. и Ермолову. Арест, заточение в Алексеевском равелине и ссылка наложили сильный отпечаток на его личность и всю дальнейшую жизнь, научили его быть крайне осторожным и скрытным, что, однако, вполне уживалось с его острыми, язвительными афоризмами, которые способствовали его популярности, особенно среди офицерской молодежи, видевшей в нем человека независимых взглядов, презирающего лесть и угодничество. Теперь он жил одной мыслью — посвятить себя России и своему народу.

В сражениях русской армии с Наполеоном 1805—1807 годов закалялся полководческий талант офицера-артиллериста Ермолова. За доблесть в войне с Наполеоном 1805 года он был удостоен ордена Св. Анны II степени. Во второй войне с Наполеоном, в сражении при Прейсиш-Эйлау в 1807 году, блистательные действия полковника Ермолова, где он командовал десятками орудий конной артиллерии, обеспечившими перелом в битве в пользу русской армии, обратили на себя внимание русских военачальников. После войны 1806—1807 годов Ермолов вернулся в Россию с репутацией одного из первых артиллеристов русской армии. Его по заслугам оценили такие полководцы, как Кутузов и Багратион, другие видные военачальники. Находясь после военной кампании на отдыхе у родителей в Орле, А.П. Ермолов получил известие о производстве в генерал-майоры и назначении инспектором конногвардейских рот. В этом новом звании он отправился в 1809 году для осмотра конной артиллерии в молдавской армии. В 1811 году Ермолов вступает в командование гвардейской артиллерийской бригадой в Петербурге, а в марте 1812 года по пути к западным границам России он получил высочайшее повеление быть командующим гвардейской пехотной дивизией. Таким образом, к началу Отечественной войны с Наполеоном 25-летний Ермолов — это уже блестящий боевой генерал, кавалер многих заслуженных боевых наград.

Эпоха Отечественной войны с Наполеоном — одна из самых славных страниц русской истории. Массовый героизм, готовность к самопожертвованию русских солдат, офицеров и генералов стали важнейшим фактором победы в этой войне ради спасения Отечества. Примечательно, что среди героев войны особое место принадлежит генералу Ермолову. В самом начале боевых действий Александр I назначил генерал-майора Ермолова на должность начальника главного штаба Западной армии, которой командовал военный министр Барклай-де-Толли. С этого времени, Ермолов — непосредственный участник всех более или менее крупных сражений и боев Отечественной войны 1812 года как во время наступления французской армии, так и в период ее изгнания из России. В тяжелых боях под Смоленском за отличие и особенно за участие в сражении при Валутиной горе 7 августа, в результате которого неприятель не смог захватить важный участок соединения дорог и отрезать часть 1-й армии, Ермолов по представлению Барклая-де-Толли был произведен позднее в генерал-лейтенанты. С 17 августа Ермолов становится фактически начальником штаба Кутузова. В Бородинской битве генерал находился при самом Кутузове. Он принимал адъютантов с донесениями и обо всем важнейшем докладывал главнокомандующему. В критический, решающий момент сражения он совершил выдающийся подвиг. Обнаружив по пути с резервом во 2-ю армию, что французы взяли верх на Курганной высоте и захватили редут Раевского, Ермолов мгновенно принял решение восстановить здесь порядок, выбить неприятеля из редута, господствующего над всем полем сражения и справедливо названного ключом Бородинской позиции. Он развернул отступавшие с высоты части и сам лично возглавил атаку, с поднятой саблей первым побежал на крутизну. Множество солдат, обгоняя Ермолова, бросились вверх в штыковую атаку. Батарея Раевского была отбита. Потеря стратегической высоты поколебала всю наступательную мощь противника. После Бородинского сражения Алексей Петрович был награжден орденом Св. Анны 1-й степени. По меткому выражению Ермолова, в сражении при Бородине "французская армия расшиблась о русскую". Он убежденно считал, что в Бородинском бою все русское воинство увенчало себя бессмертной славой. Ермолов сыграл решающую роль в пресечении попытки Наполеона отступать на Калугу. После трехдневных ожесточенных боев за Малоярославец французской армии ничего не оставалось, как повернуть с Калужской дороги и отходить на Можайск, Вязьму, по пепелищам сожженных городов и селений старой Смоленской дороги, где его ожидал голод и русские партизанские отряды. Приняв предложение начальника главного штаба армии Ермолова, Кутузов начал свое знаменитое параллельное преследование, которое привело французскую армию к катастрофе. После сражения под Красным Ермолов получил звание генерал-лейтенанта.

Блестящие способности и воинскую доблесть проявил генерал-лейтенант Ермолов в заграничных походах союзных войск. Некоторое время Ермолов командовал артиллерией во всех армиях. В кампании 1813 года участвовал в сражениях при- Дрездене, Люцене, Бауцене, Кульме. Кампания 1814 года началась уже за Рейном, в пределах Франции. Особо отличился Ермолов в битве за Париж. По личному указанию императора Александра I Ермолов во главе гвардейской пехоты атаковал высоту Бельвиль — восточные ворота Парижа и вынудил французов капитулировать. Александр I поздравил Ермолова с блестящим успехом союзной гвардии, вручив ему знаки Св. Георгия 2-й степени. Писать текст манифеста о взятии Парижа император доверил именно Ермолову. 19 марта 1814 г. союзные войска торжественно вошли в Париж. Алексей Петрович получил должность начальника гвардейского корпуса. Авторитет Ермолова настолько возрос, что его кандидатуру рассматривали как наиболее вероятную на пост военного министра. В апреле 1816 года последовал рескрипт Александра I о назначении Ермолова наместником Кавказа. Император рассчитывал, что талантливый и энергичный генерал и государственный деятель способен выполнить задачи укрепления позиций России на Кавказе. В то же время в исследовательской литературе высказывается предположение, что Александр I преследовал также цель удалить на Кавказ очень популярного в передовых кругах России генерала.

А.П. Ермолов выехал на Кавказ c полномочиями командира отдельного Грузинского корпуса, управляющего гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях, а также в качестве чрезвычайного посла в Персии. Сложная дипломатическая миссия Ермолова заключалась в том, что в ответ на территориальные претензии персов русский император, утомленный продолжительными войнами в Европе, для сохранения мира допускал возможность возвращения Персии чего-то из недавних завоеваний в Закавказье. Ермолов решил сам возглавить посольство, чтобы не допустить никаких уступок. В результате его принципиальной и гибкой позиции дипломатическая четырехмесячная миссия завершилась тем, что 16 августа он получил документ, где было объявлено, что шах приязнь русского государя предпочитает пользе, которую мог бы получить от приобретения земель. Между Россией и Персией были установлены дипломатические отношения. 8 февраля 1818 года чрезвычайно милостивым рескриптом Ермолов за успешное выполнение возложенного на него дипломатического поручения был произведен в генералы от инфантерии. План военной и административной деятельности на Кавказе включал в себя приведение в подданство горских народов Северного Кавказа и завершение образования административного устройства на Кавказе. Центром управления огромным краем была древняя столица Грузии Тифлис. В Чечне проживал самый жестокий и коварный из кавказских народов, своими набегами и разбоями наводивший страх на окрестные области и державший под контролем все движение по Военно-Грузинской дороге. Поэтому Ермолов начал с Чечни. В 1818 году он оттеснил чеченцев за реку Сунжу, в низовьях которой им была основана первая русская крепость — Грозная. С неумолимой последовательностью, планомерно двигался Ермолов на воинственные горские племена. 25 мая 1818 года войска перешли за Терек. Удивительно, но говоря о покорении Кавказа, всякий сразу же вспомнит А.П. Ермолова. Не он начинал Кавказскую войну, не он ее закончил, но все-таки имя Ермолова оказалось здесь самым блистательным. Объяснение тому можно найти в книге замечательного русского историка, генерал-лейтенанта В.А. Потто «Кавказская война»: «Эпоха Ермолова была для Кавказа прежде всего эпохой полного изменения внутренней политики. Наши традиционные отношения к завоеванным ханствам и горским народам были фальшивы в самом своем основании… Все наши сношения с мелкими кавказскими владениями носили характер каких-то мирных переговоров и договоров, причем Россия всегда являлась как бы данницей. Большей части не только дагестанских и иных ханов, но даже чеченским старшинам, простым и грубым разбойникам, Россия платила жалованье, поддерживая тем в них алчность и возбуждая в других зависть и стремление набегами вынудить Россию платить дань и им… С появлением Ермолова на Кавказе все это прекратилось. Принципом Ермолова было, что золото – не охрана от неприятеля, а приманка его, и он стал давать цену только железу, которое и заставил ценить более золота. «Хочу, - говорил он, - чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее неизбежной смерти. Снисхождение в глазах азиатов – знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели». В этих словах вся система Ермолова. Он смотрел на все мирные и немирные племена, населявшие Кавказские горы, если не как на подданных России, то рано или поздно долженствующих сделаться ими, и во всяком случае требовал от них безусловного повиновения. И прежняя система подкупа и задариваний в его руках сменилась системой строгих наказаний, мер суровых, доходящих до жестокости, но всегда неизменно соединенных с правосудием и великодушием. Ермолов, постигая в полном объеме неизбежность грядущих событий, первый вступил на настоящий путь отношений к кавказским народам – путь военный, путь открытой борьбы, исход которой для России не мог подлежать сомнению. Он сознательно поставил себе задачу завоевания Кавказских гор и, прекрасно понимая характер театра предстоящих военных действий, создал и новую целесообразную программу их. «Кавказ, - говорил он, смотря на вздымавшиеся перед ним горы, - это огромная крепость, защищаемая многочисленным полумиллионным гарнизоном. Надо штурмовать ее или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого, так поведем же осаду». И в этих словах вся сущность руководящей деятельности Ермолова. Не возникает никаких сомнений в том, что многие постулаты ермоловской доктрины не утрачивают своего значения и в наши нелегкие дни.

Политические и стратегические задачи диктовали необходимость включения в состав России горного пояса, отделявшего Россию от добровольно присоединившихся и присоединенных к ней закавказских земель. Укрепив за Россией восток, главнокомандующий обратил внимание на запад. Для защиты Кабарды, добровольно вошедшей в состав России еще в 1557 году, от набегов «закубанских» горцев и турецких войск он поставил крепости в долинах рек Баксан, Чегем, Нальчик и др. Одновременно он перенес Военно-Грузинскую дорогу на левый берег Терека, что позволило обеспечить надлежащее сообщение с Закавказьем. Русские получили, как писал Ермолов, "свободный вход в Грузию, который отнять нет никакой возможности". Помимо военных операций генерал взялся за строительство на Кавказе лечебных и оздоровительных учреждений, затем последовало создание знаменитых ныне курортов — Пятигорска и Кисловодска, Жепезноводска и Ессентуков, по сути выстроенных руками русских солдат. А.П. Ермолов остался исторической эпохой для Кавказа, памятник великому полководцу украшал центр города Грозного до 1921 года. По словам А.С. Пушкина, "Кавказский край, знойная граница Азии — любопытен во всех отношениях. Ермолов наполнил его своим именем и благотворным гением...".

Во время междуцарствия 1825 г. Ермолов не стал спешить с принесением присяги Кавказским корпусом императору Николаю I. Одновременно с этим покровительствовал сосланным на Кавказ декабристам. С 1826 г. правительство начало сбор сведений о деятельности А.П. Ермолова. Во время русско-турецкой войны 1826-1828 гг. на Кавказ для командования войсками "под главным начальством Ермолова" был направлен генерал И.Ф. Паскевич (фаворит нового императора), который фактически должен был сместить А.П. Ермолова. В 1827 г. за связь с декабристами А.П. Ермолов был отозван с Кавказа и уволен в отставку. Выйдя в отставку, А.П. Ермолов приехал в родовое село Лу-кьянчиково близ Орла, где поселился потом с сыновьями. Он проживал здесь под присмотром земской полиции.

 

Категория записи: Свободные темы