Йиори

Отправить ссылку другу

кому не нравится яой - не заходите...

Календарь

« Ноябрь 2013  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

11 Ноября 2013 в 01:01

Одобрено Учихой Итачи

Одобрено Учихой Итачи

http://ficbook.net/readfic/90092  ;

Автор: jsadoof (http://ficbook.net/authors/jsadoof )
Фэндом: Naruto 
Персонажи: Наруто/Саске, Итачи/Дейдара
Рейтинг: R 
Жанры: Слэш (яой), Романтика, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC 
Размер: Мини, 7 страниц 
Кол-во частей: 1 
Статус: закончен 

Описание:
Итачи ОЧЕНЬ заботливый брат, поэтому его интересует и личная жизнь своего маленького глупого братца. Он внимательно следит за тем, чтобы никто не посмел обидеть его отото, но вот появляется человек, способный сам защитить Саске от всех невзгод. 

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения 

Примечания автора:
Здесь Саске в буквальном смысле носят на руках. Нет, он не инвалид, просто мне так нравится)))) А еще я просто сумасшедшая фанатка Нару/Сасу, так что приготовьтесь ко всем вытекающим отсюда последствиям…

Категория записи: 18+

11 Ноября 2013 в 00:47

Мой добе


Автор: Алисия Ламборджини

Беты (редакторы): Упоротый лис o.o 

Фэндом: Naruto 
Персонажи: Саске/Наруто 

Рейтинг: NC-17 
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Флафф, POV, Занавесочная история, Омегаверс 
Предупреждения: OOC 
Размер: Драббл, 2 страницы 
Кол-во частей: 1 
Статус: закончен 

 Описание:

Наруто до последнего скрывал, что он - омега. Но как сказал Сократ, все тайное рано или поздно становится явным. 

Посвящение:
Людям, которые никогда не лгут, ага.


Публикация на других ресурсах:
В обмен на ссылку. 

Примечания автора:
Моя первая работа в подобном направлении. Знаю, как - то суховато вышло. Но учиться - то надо!

Категория записи: 18+

11 Ноября 2013 в 00:45

Под кроватью

Автор: Ankli

Фэндом: Naruto
Персонажи: Наруто/Саске

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Мистика, Ужасы, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 9 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Чудовище, что вылезло из-под кровати.

Публикация на других ресурсах:
С разрешения автора.

Примечания автора:
Лютый пиздец. На любителя. Слышите, НА ЛЮБИТЕЛЯ, БЛЯТЬ!

http://xmage.ru/images/newcanili.jpg - дико втемное от Niga-Sama :)

Категория записи: 18+

24 Августа 2013 в 02:31

Все мои девять жизней лишь для тебя

Все мои девять жизней лишь для тебя.

Автор: Fran is Varia

Беты (редакторы): G-Fox 

Фэндом: Naruto 
Персонажи: СасуНару, ИтаДей, Киба, Цунаде, Орочимару, Джирайя, Какаши. 

Рейтинг: NC-17 
Жанры: Слэш (яой),  Романтика ,  Драма,  Фэнтези,  Мистика, Повседневность,  Hurt/comfort,  AU 
Предупреждения: OOC,  Насилие,  Нецензурная лексика,  Секс с несовершеннолетними  
Размер: Миди, 32 страницы 
Кол-во частей: 11 
Статус: закончен 

 Описание:

Единственное живое создание, которое понимало Наруто, был его кот. Как же жаль, что Саске только животное. А может, все не так просто? 

 

Примечания автора:

Идея пришла неожиданно во время просмотра картинок. Захотелось написать что-то такое, хоть я долго и сопротивлялась соблазну.

 

 

Категория записи: 18+

18 Августа 2013 в 04:10

Глаза в толпе

Глаза в толпе
 
Автор: michelerene
Переводчик: 7troublesome 

Фэндом: Naruto 
Персонажи: Саске / Наруто

Рейтинг: R 
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Hurt/comfort, AU 

Размер: Мини, 11 страниц 
Кол-во частей: 1 
Статус: закончен 

Описание:

Из всех тысяч пар глаз, что Саске пристально разглядывал в течение своей карьеры, одна пара голубых глаз была предназначена, чтобы поймать его собственный взгляд. СасуНару

П.С. Саске работает личным телохранителем Итачи:) 

 

Публикация на других ресурсах:

как и все остальные мои переводы - у меня на дневнике www.diary.ru и на моем аккаунте www.fanfiction.net 

 

Примечания автора:

Как всегда - спасибо автору - мишельирен - за официальное разрешение на перевод и его публикацию. Обожаю ее фики!!! ОСобенно ее переделки старой доброй классики - "Скрюченные Сказки" :)) 

 

Категория записи: Свободные темы

18 Августа 2013 в 01:11

Демилитаризированная Зона

Демилитаризированная Зона

Автор: michelerene
Переводчик: 7troublesome 

Фэндом: Naruto  
Персонажи: Саске Учиха/ Наруто Узумаки 

Рейтинг: NC-21 
Жанры: Слэш (яой) ,  Романтика,  Ангст,  Юмор, Флафф,  AU 
Предупреждения: Нецензурная лексика 
Размер: Макси, 216 страниц 
Кол-во частей:  16 
Статус: закончен 

  Описание:

Как Босса, Итачи уже доконали офисные войны в исполнении двух обожаемых миньонов: офис поделен на две взрывоопасные территории и разделен Демилитаризированной Зоной. Командообразующий тренинг в Полном Юности Лагере Майто Гая должен все расставить по местам... Однако те результаты, которые получют два Вице-Президента, ошеломляют не только его: внезапно возникшая страть, помолвка, похищение, Сасу/Нару 

 

Публикация на других ресурсах:

полностью выложен на моем дневнике http://www.diary.ru/~7troublesome/ 

 

Примечания автора:

Переводчиком получено официальное разрешение автора на перевод. Права на размещение перевода полностью мои. Так что перед тем, как взять - спросите. Изначально опубликовано на www.fanfiction.net/u/1753309/7troublesome

 

Категория записи: 18+

17 Августа 2013 в 05:31

Королева

Королева

Беты (редакторы): art_wind 
Фэндом: Naruto 
Персонажи: Наруто/Саске
Рейтинг: NC-17 
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Фантастика, Экшн (action), AU, Стёб
Предупреждения: OOC, Насилие 
Размер: Макси, 175 страниц 
Кол-во частей: 33 
Статус: закончен 

Описание:
«Королева» - это генномодифицированный организм, созданный по проекту компании «Коноха», совершенный разум, лишенный каких-либо эмоций или чувств. Основным инстинктом организма является абсолютная выживаемость и приспособление к любым условиям существования. Опасен для некоторых видов растений и животных. 

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора. 

Примечания автора:
 
Глава 1.

Воздух редкими пузырями поднимается от пола, заполненной водой комнаты со стеклянными стенами, тихое шуршание медицинского халата и еле уловимый писк приборов, отвечающих за подачу кислорода и следящих за жизнедеятельностью существа в воде. 
- Мама… - шестилетний мальчик с яркими голубыми глазами, которые в данный момент широко раскрыты и с удивлением и детским восторгом всматриваются за стекло, в толщу воды. Ребенок буквально прилип к толстому стеклу, положив на него ладошки и с любопытством смотря вглубь воды. 
- Да, Наруто? – женщина с красными распущенными волосами устало потирает виски, сидя в черном офисном кресле и наблюдая за показателями на экране. 
- Кто это? – продолжая всматриваться за стекло. 
- Ммм, - тянет женщина, явно не зная, что ответить сыну, а затем берет со стола белую кружку кофе и, отпивая, задумчиво тянет, тоже переводя взгляд за стекло. – Это Королева. 
- Королева? – голубые глаза недоверчиво сощурились, и ребенок повернулся к матери лицом. – А где же ее корона? 
Кушина мигнула, пару секунд удивленно смотря на сына, а затем расхохоталась, отставляя кофе, вставая со стула и подходя к Наруто. 
- Корона? – приседая рядом с мальчиком и с огоньком в зеленых глазах смотря на ребенка. – У нашей Королевы ее нет. – пожимая плечами и улыбаясь, поворачиваясь к стеклу. 
- Как это нет? – поднимая бровки и с удивлением и даже некоторой претензией смотря на мать. – Без короны она не Королева! – хмуря детское личико. 
Кушина вновь рассмеялась, положив одну руку на живот, а другую на стекло. 
- Наша Королева не символ власти, ей не нужна корона. Наша Королева – символ надежды. Символ спасения, любви и веры. Она дает нам силу верить в лучшее будущее. Она наша спасительница, Наруто. – мягко улыбаясь и гладя сына по голове. 
- Спасительница? – недоверчиво, чуть хмурясь. 
- Угу, - кивает женщина, ероша светлые волосы сына и тепло улыбаясь. И это последняя улыбка, которую Кушина подарит своему ребенку, потому что в следующую секунду толстое стекло резко трескает и разлетается миллионом острых осколков, выливая на женщину и ребенка тонны воды, заполняющей комнату, выбивающей кислород из легких и буквально вбивающей в пол мягкие тела. Оглушающий шум воды, треск приборов и резко погасший свет несут в себе еще большую панику, чем сама вода. Кушина кричит, и ее легкие наполняются водой, женщина захлебывается, но продолжает упорно выкрикивать имя сына, который уже давно ее не слышит… 


11 лет спустя. 07.00. Квартира Намекадзе.

- Я уже все сказал. – голубоглазый блондин с шестью полосками шрамов по три на каждой щеке хмуро буравит взглядом отца – голубоглазого блондина с небольшими возрастными морщинами вокруг глаз и рта. 
- Наруто, пойми, мы с твоей мамой просто не успели пожениться. Если бы мы успели, то ты бы сейчас носил мою фамилию! Так почему бы тебе не сделать то, что нужно было сделать уже давно? – повышая голос и поправляя серый галстук, который в сочетании с черной рубашкой и такими же серыми штанами смотрелся просто восхитительно. Да, у Намекадзе Минато определенно был вкус в одежде. И в женщинах. Но у него совершенно, напрочь отсутствовала такая важная вещь, как совесть, поэтому в купе с его великолепной манерой одеваться и выбирать себе любовниц, Минато выглядел как настоящий светский стервец, бросающий женщин после первой ночи. Хотя на деле он был уважаемым доктором наук и профессором. И стервецом. Чуть-чуть. 
- Я УЗУМАКИ Наруто, ясно?! – повышая голос и зверея на глазах. – Еще раз затронешь тему о фамилии моей мамы и считай, что ты мне вообще не отец. – буквально цедя последние слова, а затем резко разворачиваясь и уходя. И конечно, хлопая дверью. О, многострадальная белая дверь! Сколько раз тебе еще терпеть эти избиения о косяк? 

Минато лишь вздохнул и пожал плечами с таким видом типа «Нет, ну ладно, че орать то?». Для него вопрос о фамилии сына был важен, но не важнее прочих других важностей в важной жизни важного Минато. Но самым важным, на данный момент, являлась работа. Хотя… почему это «на данный момент»? Для Намекадзе Минато ВСЕГДА самым важным была работа. Ни семья, ни жена, ни сын, ни даже личные цели и нужды не ставились в один ряд с Работой. Так было, есть и будет всегда. Собственно именно из-за работы они с Кушиной, даже имея уже шестилетнего сына, так и не успели пожениться. Возможно… если бы кто-то там наверху, в кого Минато упорно не верил, но кого уже люто ненавидел, дал бы еще немного времени, совсем чуть-чуть, и тогда возможно они с Кушиной успели бы все. Успели бы пожениться и создать ту самую счастливую семью, о которой до сих пор мечтает Наруто. Но кто-то на небе не настолько добр и милосерден. К сожалению. 

Минато горько улыбнулся, сглатывая комок в горле и, взяв с дивана свой кожаный портфель, направился к выходу их квартиры. Сегодня он на работе допоздна. И это «допоздна» обычно означало, если повезет, то до двух или трех часов ночи, а если не повезет, то Минато мог не появляться дома неделями. У него слишком важная и ответственная работа, чтобы ею пренебрегать. 

*** 

Наруто быстро срывается, когда дело касается его фамилии. Слишком быстро. Отец, которому приспичило оставить наследника под легендарной фамилией Намекадзе, с двенадцати лет пытается уговорить сына сменить фамилию. Естественно, что к семнадцати годам Наруто уже просто слышать не может ничего о смене своей фамилии. Нет, ну вот сколько раз нужно сказать человеку, что НЕТ, он не собирается менять фамилию мамы, нет и еще много раз нет, чтобы он понял? Похоже, его отцу говорить что-либо бесполезно. Однако фамилия – единственное, что у него осталось от мамы, не считая воспоминаний и сменить ее означает для парня забыть мать не меньше. Возможно он и вправду слишком много внимания уделяет мелочам. 

Наруто тяжело вздыхает и разворачивается в сторону школы. В их огромном городе, который по праву занимает первое место по численности, площади и финансовой обеспеченности, всего семнадцать частных и двадцать шесть государственных школ (Наруто, кстати, учится в частной). Не слишком большое число, НО очень большое преимущество в плане образования. В каждой школе работают лучшие преподаватели и директора, соблюдается строгий порядок нумерации учеников и стабильная еженедельная выплата стипендии с восьмого и вплоть до выпускного двенадцатого класса. Согласитесь, куда легче подобрать квалифицированных педагогов в небольшое количество совмещенных (младшее, среднее и высшее звено) школ, чем много недееспособных, плохих специалистов в тысячи мелких учебных заведений. Так к этим же школам пристроены и специальные ВУЗы, университеты и малое количество техникумов и колледжей. 
- Наааарутооо! – громкий звонкий голос за спиной заставляет блондина обернуться и расплыться в улыбке при виде милой девушки с большими зелеными глазами, розовыми волосами ниже плеч и чуть вздернутым носиком. Харуно Сакура собственной персоной. 
- Ты чего не в школьной форме, балда?! – голос девушки изменяется, становясь грубее, а тонкие розовые бровки сходятся на переносице. Подойдя ближе к Наруто, она резко бьет его под дых, жестким взглядом рассматривая белую мягкую кофту парня с красной окантовкой на рукавах, горле и внизу, а так же обычные чуть зауженные черные штаны на бедрах, ну а в довершение взгляд натыкается еще и на красные кеды с черной шнуровкой… Совсем не школьная форма. 
- Прости, Сакура-чан, - хрипит блондин, в очередной раз поражаясь силе удара этой хрупкой на вид девушки. Сакура просто помешана на школьной форме и, являясь президентом Студ. Совета, всегда и всем при любом удобном случае напоминает, что школьная форма – добро, а не носить школьную форму – прямая дорога в педофилы, сатанисты, пьяницы и вообще уже забронированная путевка в Ад. Как связана школьная форма и Ад история, конечно, умалчивает, но мы-то с вами знаем, что все это неспроста. А вот Наруто не знает. Собственно еще добрая половина школы не знает, как связаны белая атласная блузка, форменный светло-зеленый пиджак и юбка/брюки цвета хаки с Адом и всеми вытекающими, поэтому, наверное, они все и не носят форму. А может все-таки заметили ее безвкусно подобранное сочетание цветов и поэтому решили лучше уж в Ад, чем надеть ЭТО на себя. Наруто, кстати, из числа именно таких людей. 
- Зная тебя, я вообще должна радоваться, что ты пришел, а уж в форме или без - дело наживное, – пожала плечами Сакура, снисходительно глядя на ярко-красный рюкзак Наруто. – Сегодня у тебя день Красного рюкзака? – выгибая бровь. 
- В смысле? – не понял блондин. 
- Ну, вчера был оранжевый, позавчера желтый, а сегодня красный рюкзак, значит, следуя логике, у тебя депрессия разноцветных рюкзаков, вследствие чего ты отгораживаешься от мира, становишься хамом и начинаешь истекать ненавистью к окружающим. А все это из-за проблем с желудком, я права? Я же говорила, что ты неправильно питаешься, тупое дерево! – да-да. Сакура, такая Сакура. Будущий психолог как бы. 
- Эээ, Сакура-чан, тебе лучше пересмотреть свои приоритеты в выборе профессии, – с опаской косясь на девушку и мысленно ей сочувствуя. Нет, ну реально ей ведь ни следователем, ни врачом, ни тем более психологом с такой-то логикой не стать. А логика у Сакуры какая-то особенно женская-женская и особенно непробиваемо-ядерная. Проще доказать, что Земля стоит на четырех баранах, поддерживаемых осьминогом, а Солнце это Божья линза через которую он смотрит на мир, чем доказать Сакуре ее неправоту. А рюкзак просто изменяет свой цвет в зависимости от погоды, температуры, влажности и прочих аспектов, разбираться в которых у блондина нет ни сил, ни желания. 
- Не указывай мне тут! Кстати! Нам бы пора поторопиться, через… - смотря на свои наручные белые электронные часы, - Семнадцать минут, тридцать четыре, тридцать три, тридцать две секунды звонок. А мне опаздывать нельзя! – с этими словами девушка схватила блондина под локоть и буквально потащила в сторону школы – пятнадцатиэтажного длинного белого здания с широкими окнами, на крыше которого развивался мировой флаг: синее полотно с изображением белой короны в правом верхнем углу и двух скрещенных мечей посередине, один меч красного, а другой черного цвета.
- О! Наруто, Сакура! – громкий голос Кибы, резко бросившегося на шею Наруто и растрепавшего светлые волосы парня. – Сколько лет, сколько зим, старик?! – широко улыбаясь и продолжая трепать волосы Наруто. Киба был одного роста с Наруто, с вечно растрепанными каштановыми волосами, абсолютно невменяемым диким, как и его характер, взглядом и двумя красными татуировками в форме треугольников на лице. Кстати, Киба тоже был не в школьной форме, за что и получил щелбан от Сакуры и хороший удар коленом по лицу. 
- Два дня не виделись. - хмуро отпихивая от себя Кибу и приглаживая торчащие во все стороны волосы, которые, впрочем, снова встали торчком. 
- Да? А мне показалось Веееечность! – выставляя правую руку с растопыренными пальцами вперед и ведя рукой по воздуху, наигранно шокированным взглядом смотря вдаль. 
- Мы опаздываем! Опаздываем!! – взревела Сакура и схватила обоих парней под руки и целеустремленно пыхтя, выпуская струйки пара из носа и сведя брови к переносице, потащила их ко входу в школу. Киба при этом что-то орал про свободу голодранцам, широко шагая и размахивая свободной рукой. Наруто же предпочел просто закрыть лицо свободной рукой, стараясь, чтобы его мало кто заметил в компании этих двоих. У Наруто есть всего два школьных друга. И они оба полные идиоты. 


Категория записи: 18+

17 Августа 2013 в 04:52

Особо Опасный Объект

Особо Опасный Объект

Фэндом: Naruto, Naruto Shippuuden (кроссовер) 
Персонажи: Наруто/Саске
Рейтинг: NC-17 
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Фантастика, Ужасы, Hurt/comfort, AU, Эксперимент
Предупреждения: OOC, Насилие
Размер: Миди, 77 страниц 
Кол-во частей: 22 
Статус: закончен 

Описание:
Он считается самым опасным существом из ныне живущих. 
Дьявол во плоти, бессмертный монстр без прошлого и будущего. 
Кто мог предположить, что даже у такого страшного создания могут быть… 
Чувства? 

Публикация на других ресурсах:
Пишите в ЛС. 

Примечания автора:
За идею можно поблагодарить базу данных SCP. Начитавшись жести на ночь, я родила вот это. 

Предупреждаю, для прочтения нужно особое настроение. И поначалу всё... мрачно.
Предисловие: S-108

- Будьте осторожны. Он очень опасен, - доктор Якуши Кабуто рывком открыл дверь, ведущую в комнату надзирателя.
Серые стены вызвали у профессора Узумаки Наруто лишь усталый вздох. Он был уверен, что после девочки-растения из лаборатории семнадцать его ничто не сможет удивить. 
Сквозь толстое стекло виднелась широкая массивная железная дверь, за которой должен находиться объект номер 108.
- Здесь написано, что это самая хорошо охраняемая камера на территории первой лаборатории? – профессор провел ладонью по документу. - Сколько лет его держат взаперти?
- Двадцать семь лет. Как только нашли. С того дня S-108 пытались уничтожить сто восемь раз, отсюда и номер, - доктор толкнул увесистую дверь, и та со скрежетом закрылась на несколько замков. – Тут мы в безопасности. Не делайте резких движений.
- Ему присвоен S-ранг? Чем заслужил?
- Никто из прежних надзирателей не смог раскрыть… все способности S-108. Будем надеяться, что у вас получится, профессор, - седовласый мужчина нажал на синюю кнопку панели управления.
Наруто перевел взгляд на внушительную дверь, которая с характерным механическим звуком стала подниматься вверх. Первым делом Узумаки увидел худые бледные ноги, закованные в металлические колодки. 
- Сколько времени S-108 может жить без еды?
- Эм… он не ест. Экспериментально доказано, что S-108 не нуждается в еде.
- Как это не нуждается? Он ведь человек?
- Понимаете, профессор… он выглядит как человек.
Дверь поднялась выше. Наруто смог рассмотреть основной удерживающий механизм и медленно вздымающуюся грудь.
- Как S-108 реагирует на контакт с людьми?
Кабуто вздохнул.
- Убивает. Всех. Он убивает всех живых существ в зоне досягаемости. Даже насекомых.
- А поговорить с ним пытались?
Лицо Якуши тронула ухмылка.
- Я наслышан о ваших методах, профессор Узумаки. Боюсь, в данном случае разговоры не помогут. S-108 говорит только два слова. «Хватит» и «свет». 
- Хм? Он боится света?
- Орочимару-сама объяснит лучше.
- Какими методами он добился таких результатов? – Наруто не дождался ответа и повернулся в сторону камеры. Голова объекта была закреплена, а шея скованна широким металлическим обручем. На первый взгляд тело выглядело хрупким и изящным, даже женственным. Но это совершенно точно был мужчина – половые признаки также присутствовали. Очень длинные черные волосы ниспадали вниз, поверх колодок и прочих удерживающих механизмов. Почувствовав на себе взгляд, объект медленно открыл глаза.
Мужчины почти одновременно вздрогнули, а у профессора Узумаки перехватило дыхание.
Радужки глаз S-108 были абсолютно черными. Они в прямом смысле этого слова поглощали свет. 
Надзирателя охватил панический животный страх.
- Выглядит как человек, но глаза…
- Да. Орочимару-сама предположил, что S-108 видит лучше, чем любое другое живое существо на нашей планете. Но доказать это достаточно непросто.
- И как он убивает? – севшим голосом спросил Наруто.
- Вы можете ознакомиться с видеоматериалами чуть позже.
С минуту шокированный профессор молчал, размышляя, стоит ли ему браться за столь сложную работу.
- А он красив, верно?..
- Дьявольски. Как большинство хищников. Трое стажеров погибли, пытаясь проникнуть в связующую камеру и познакомится с S-108 поближе.
- Связующую?
- Да, это камера перед вами. Она наполнена газом, блокирующим способности объекта. Но даже несмотря на блок, он все равно умудряется дотянуться до людей, которые попадают туда.
Светловолосый профессор замолчал, вглядываясь в совершенно безэмоциональное лицо S-108. Тонкие губы чуть приоткрылись, и в динамики колонок проник зловещий шепот.
- Хватит.
Узумаки передернул плечами и нажал на красную кнопку. Массивная дверь с грохотом опустилась вниз.
- Внутри этой двери так же находится блок-газ. Механизм работает на гидравлике, чтобы если что-то произойдет изолировать объект за несколько секунд. Ох… профессор, я, наверное, уже утомил вас? Вы ведь с дороги?
- Ничего… я… - мужчина сделал пару глубоких вдохов, силясь успокоится. 
- Да, S-108 шокирует многих, - улыбнулся доктор Якуши. – Вы точно хотите начать исследования? Это очень опасно.
- Конечно, хочу! – справившись с собой, выкрикнул Наруто. – Устройте мне встречу с профессором Орочимару. 
- Хорошо, - Кабуто нажал на кнопку и дверь позади исследователей распахнулась. – Скажите, а откуда у вас эти шрамы?
Узумаки усмехнулся, привычным движением коснувшись щеки.
- Три года назад, объект A-53. Он атаковал меня из-за улыбки.
- У вас очень странные методы. Но говорят, действенные. Вы действительно собираетесь общаться с S-108? 
- Естественно. Мне кажется, у каждого объекта есть мысли на счет нас… 
- У этого только одна – убить.
- Я хотел бы понять, почему он убивает всё, что движется.
Исследователи вышли из комнаты и свернули по коридору в сторону центральной лаборатории. 
- Надеюсь, вы сможете что-то сделать. Только будьте осторожны, - поклонившись, доктор Якуши распахнул дверь личного кабинета надзирателя.
В ответ на предупреждение самый молодой профессор-надзиратель Узумаки Наруто лишь лучезарно улыбнулся.

Категория записи: 18+

17 Августа 2013 в 03:14

Шаг вперед, два назад - или наоборот?

Шаг вперед, два назад - или наоборот?
Автор: Leyana
Фандом: Bleach!
Жанр: вообще был недоагнстовый романс, но в конце всеж-таки получился флафф. 
Персонажи: Ренджи/Бьякуя
Рейтинг: НЦ
Дисклеймер: слава Богу, не мои Т____Т
Предупреждение: ну... ООС, наверное. С другой стороны, ярых ревнителей канона прошу помнить, что в обычной "жизни" Бьякуя-сама вполне похож на человека.
Посвящение: gygyli

Сам. Не верится… Он сам. Подкрадывается, в глаза заглядывает, снизу так – хаори убралась, кенсейкан убрался, рейацу давящая надменная убралась, и он сразу маленьким сделался. Змеей подбирается, полуулыбкой гипнотизирует… не может быть такого. Да и вообще, мужчины такими не бывают. Он же… он же как кукла, он же не человек. Тонкий, светящийся, глаза непрозрачные – одна сплошная тьма в лунном свете.
Да, не стоило столько пить. А ведь говорили, говорили – мол, допьешься ты, рыжий, до галлюцинаций. Вот, пожалуйста: бред налицо. И на лицо, и на плечи, и на руки – белыми пальцами гладит, татуировки прослеживает – от контраста в глазах рябит. Э-эй, больно же, что ж ты делаешь? Вот новость-то – теперь он еще и кусается. И целовать себя не дает. Странный глюк, честное слово, странный – сколько ни снился, всегда все позволял, а сам ничего не делал. А сегодня наоборот. Все, с выпивкой пора завязывать.
Вот змея же, змея – а так и не скажешь. Да это оборотень, не иначе – форму, как кожу, сбросил и перекинулся. Изгибается… нет, обвивается – стоит отвлечься, и стянет душные кольца. И пропал ты, лейтенант, а с тобой все твои немереные амбиции да непозволительные мысли.
Может, чего в выпивку подмешали? Нет, вроде ж начинал один, да и потом так никто и не пришел. Один потащился для чего-то в офис. Кто ж знал, что тайчо там окажется, бледный и решительный, как Рукия перед экзаменом – брови сводит, глазами своими темными прямо в душу смотрит… Ну кто в здравом – даже и, кхм, слегка нетрезвом – уме подумал бы, что он не только окажется там, но еще и раздеваться начнет. Аккуратно так, плавно спуская косодэ с плеч – а плечи белые, хрупкие, каких даже у женщины не бывает…
Или, может, не стоило мешать сакэ с вином? В прошлый раз после такого виделась всю ночь гнусная лисья улыбка. В этот – змея с лицом капитана. Обезьяна ты, вот тебе и мерещатся звери. Обезьяна, да еще и ненормальная: сорок лет сходил с ума, гоняясь за идеалом – а тот взял и рассыпался на осколки… на лепестки сакуры. Есть от чего спятить, в самом деле.
А-а, это тайчо его об стенку приложил, вот он и бредит. А что? С того сталось бы – шандарахнул рейацу за явление пред светлы очи в неподобающем виде, а лейтенант теперь должен мучаться с этим странным глюком… Хотя – почему мучаться? Даром, что повадки у него, как у заправского демона-змея, выглядит все одно как капитан. Улыбаться даже перестал – и то хорошо, так больше похож. Можно перехватить руку, прижать к губам – змея прячет холодные глаза за тяжелыми человеческими веками, но выскользнуть не пытается, жмется ближе. Главное, чтоб не кусала больше – кто знает, какой яд таится в заостренных клычках? – и пусть, что хочет, делает.
Вот странность: рейацу не давит – какая у галлюцинации рейацу? – а барьер вокруг комнаты чувствуется. И кто его поставил? Точно, надо бросать пить, и так уже мозги в труху превратились. Но это потом, завтра, а сейчас… сейчас… Ох ты, черт…
В широком больничном кимоно, с распущенными волосами и расслабленным печальным лицом капитан был… непривычным. Неузнаваемым – Ренджи первый раз видел его без кенсейкана. А еще – без дурацкой игрушки на голове и этого вечного каменно-кучиковского выражения лица – он оказался непозволительно юным. Ренджи невольно задумался, насколько глава Великого клана старше своего лейтенанта-оборванца – и старше ли?
Он спал беспокойно – раненые всегда беспокойны – ресницы дрожат, губы приоткрыты, чтоб выпускать сорванное дыхание, лоб то и дело перерезает тонкая морщинка… Ренджи рискнул нарушить субординацию – ну, не убьет же, если и очнется, – пересел на кровать, убрал упавшую на губы прядь волос, поправил подушку… И задумался, глубоко и неприятно.
Рукия осталась жива, но… но благодарить за это следовало кого угодно, кроме ее брата. Впрочем, винить его в случившемся Абараи перестал. Капитан показал себя не прежним высокомерным типом – что бы там ни говорил рыжий нахал, – а совершенно запутавшимся человеком. Конечно, требование казнить девушку было явным перебором, но то, что он сделал на скале Соукьеку, в глазах Ренджи в какой-то мере искупало его поведение.
Бьякуя тяжело вздохнул и пошевелился, словно пытаясь перевернуться набок. Бледное, едва не прозрачное лицо вызывало жалость; Ренджи, легонько касаясь, проследил пальцем темные круги под глазами, провел ладонью по щеке. Потом, не удержавшись, наклонился и поцеловал тонкие, холодные почти губы – показалось, Бьякуя приоткрыл глаза. Да нет, показалось. Еще раз поправив подушку, Абараи заторопился в офис – лирика лирикой, а работа простаивать не должна.
Голова болела, как будто с вечера по ней потоптался весь одиннадцатый отряд и маюревский банкай в придачу. Нет, банкай прогулялся во рту, оставив мерзкий привкус и, надо думать, запах. Да еще плечо затекло; Ренджи с большим трудом повернул голову – шея тоже затекла – и узрел рассыпанные по руке темные волосы. Раскрашенную узорами грудь пересекала неприлично белая рука. Это изрядно его озадачило: вроде пил в одиночестве, никто не пожелал составить компанию страдающему лейтенанту. Откуда же взялся случайный любовник? И почему… почему, Менос побери, он лежит на татами в офисе собственного отряда?!
- Ты проснулся… - хрипловато сказал мужчина, поднимая голову. Глядя в лиловые глаза, Ренджи вспомнил весь свой богатый запас нецензурных слов – а заодно то, что опрометчиво посчитал пьяным бредом.
- Капитан… - сдавленно пискнул он. Бьякуя чуть сжал губы – так, что на них появились морщинки – и, ничего не сказав, грациозно поднялся. Ренджи, растерянно наблюдая, как он аккуратно, без суеты одевается, пытался собрать конечности в кучу; чувствовать себя лужицей было не очень приятно, но иначе не получалось.
- Зачем..? – бросив безрезультатные попытки встать или хотя бы сесть, выдавил он. Кучики набросил хаори и повернулся к двери, потом уже обронил – как всегда, ровно и холодно:
- Ты все же победил. Я признаю это, - и вышел, только шарф в руке по сквозняку взметнулся. Ренджи ошалело захлопал глазами. Странным способом Вы свое признание высказываете, капитан. Как будто ребенку, победившему в игре, дали желанную игрушку – знал ведь, что желанную, не мог же не замечать всех украдкой брошенных взглядов и неосторожных слов.
При взгляде на капитана Ренджи охватывала злость. Безотчетная, но холодная и хорошо поддающаяся контролю. И то хорошо – иначе сорвался бы, выпустил на него Забимару… или прижал к стене и зацеловал до полусмерти – а потом Сенбонсакура, и все, пропал наглец. Сгинул в объятиях Смерти – белолицей, холодноглазой, равно… нет, бездушной. Впрочем, иногда Ренджи думал, что уж лучше так, чем идти в трех шагах сзади и смотреть неотрывно в складки материи, прикрывающей длинную шею. Или беззастенчиво – пока пишет отчет и вроде бы не видит – пялиться на холеные руки в этих странных перчатках. Или… много чего «или» - есть на что посмотреть.
Обычно Абараи старался скрывать это навязчивое стремление – рассмотреть каждую деталь, подметить каждую мелочь – вдруг пригодится, а если нет, сохранить в памяти, уточнить являющийся во сне дразнящий образ. Но в последнее время не то он стал рассеянным, не то подсознание шутило с измученным лейтенантом – обращенные к капитану фразы все чаще смахивали на дерзость, а то и на скрытый вызов, взгляды порой бывали настолько откровенны, что это пугало самого Ренджи…
Кучики же успешно делал вид, что ничего не замечает. Его лицо было еще более непроницаемым, чем раньше – он совершенно не позволял себе проявлять даже отголосков каких-то чувств. И шутить он перестал – а мог ведь, иногда ронял небрежно замечания, от которых Ренджи сначала бросало в холодный пот, а потом, ловя на губах Кучики легкую тень улыбки, он понимал, что его провели, и начинал смеяться. Только-только установившиеся отношения рушились на глазах. Обстановка в шестом отряде накалялась: рядовые, шкурой чувствуя молчаливую пикировку между капитаном и лейтенантом, слушались беспрекословно, только чтобы не попадаться лишний раз на глаза и без того смурному начальству.
Ренджи заставлял себя расправлять плечи – при Кучики иначе нельзя, стоит дать слабину, и раздавит его аристократическим презрением – и поднимал лицо к небу, чтобы не смотреть на капитана. (Не получалось – взгляд поневоле возвращался к лицу, до боли знакомому, до боли далекому – но теперь хотелось не только греть его в ладонях, целуя надменно сжатые губы, но и раскрасить румянцем пощечин бледные скулы.) А ночами Ренджи почти не спал, думая, как же по-идиотски все получилось. И что если Рукию казнят, то он первый зверем бросится на главу клана Кучики – не глотку, так руку перекусит. А Укитаке-тайчо, до потери сознания волнующийся за свою подопечную, потом похоронит защитника ее несуществующей свободы.
После обеда Ренджи вызвали в четвертый отряд. Он понуро поплелся в госпиталь, пытаясь придумать, кому он там понадобился; голова уже не болела, но соображалось по-прежнему плохо.
Унохана-тайчо, как обычно, говорила тихо, мягко, прикрывая большие блестящие глаза – словно прятала таким образом свою мощную рейацу. Ренджи был ей за это благодарен – помятый, уставший и потерянный, он не выдержал бы ни чужого взгляда, ни чужой силы. Слова проскальзывали мимо сознания, ну да слушать пока не было нужды: глава медкорпуса излагала диагноз Кучики-тайчо, которым Абараи не особо интересовался – капитан жив, цел, а остальное неважно. Однако потом пришлось сконцентрироваться. Так же мягко и ровно Унохана перешла к заданию, которое по согласованию с Ямамото-сотайчо перекладывали с плеч какого-то офицера-медика на лейтенанта шестого отряда.
Ренджи уставился на нее, не веря своим ушам. Наблюдать за Кучики-тайчо? Еще и поселиться у него дома? Он чуть не ляпнул вслух, что руководители из ума выжили – нельзя им с Бьякуей под одной крышей находиться: Ренджи вспомнит, что он бродячий пес, и загрызет еще, чего доброго, того, за кем сорок лет охотился да так и не поймал. Потом сдержался все же и заверил, что все сделает по высшему разряду. А можно успокоительного какого-нибудь слабого флакончик, а то надоело сакэ лечиться? Унохана вздохнула, но дала баночку с таблетками и наказала позже пройти обследование – негоже офицеру Готэй 13 в таком состоянии на службу ходить.
Абараи времени терять не стал, направился сразу в поместье Кучики. Что-то тут не то, подсказывали сразу и логика, и интуиция. Темните Вы, тайчо, пытаетесь обвести лейтенанта вокруг пальца – а зачем, спрашивается? И зачем, если выполняли придуманную себе обязанность, надо было так соблазнять томным выражением лица и нарочито плавными движениями? Зачем надо было так стонать и подаваться навстречу? Зачем, выгибаясь и прижимаясь ближе, кусать плечи и царапать спину лейтенанту? Зачем, зачем, зачем? Чтобы создать иллюзию искренности? Не верится. Не по-кучиковски это. По-кучиковски – это показать что ты, шавка руконгайская, пыли из-под маленьких ножек аристократа не стоишь, но раз уж выиграл – получи свою награду. Не подавись только. Значит, не за этим. Но тогда… неужели можно надеяться на взаимность?
Иногда Ренджи казалось, что капитан – хотя бы мысленно – отвечает на его порывы. В конце концов, Кучики тоже человек – хотя зачастую и возникали в этом сомнения. И ему тоже нужно с кем-то сблизиться – с сестрой не получилось, это было заметно, – хотя бы физически. Кстати, физического контакта он не избегал, как можно было бы подумать. Ренджи сам в этом убедился.
Дежурства в Руконгае всегда не сахар, а в ту ночь еще и холодно было, словно вернулась промозглая и ветреная зима Сообщества. Ренджи отчетливо видел, что капитан мерзнет – у него даже губы побелели, и двигался он с явной неохотой. Абараи сам не понял, что на него нашло – в один шаг преодолел эти три уставных, обнял, прижал к себе, делясь теплом. (Благо, никого рядом не было, чтобы засвидетельствовать компрометирующую сцену.) Кучики не дернулся, не попытался высвободиться, так и замер в руках лейтенанта – холодный, но, верилось, только телом, и не отстраненный, а просто спокойный. Еще и голову к плечу склонил, словно подремать хотел. Ренджи вытерпел несколько минут пытки близостью, потом скользнул рукой со спины на талию… и Бьякуя шевельнулся, царапнув шею кенсейканом, будто сигнал подал – Абараи послушно отпустил, отступил назад. Капитан – даже ресницы не дрогнули – повернулся и продолжил так бестактно прерванный обход; Ренджи последовал за ним. А потом не раз укорял себя за то, что не решился поцеловать. Вдруг от него этого и ждали?
Капитан, кажется, был не очень доволен решением руководства; впрочем, внешне это никак не выразилось. Лейтенанту приготовили футон в маленькой комнате и сытно накормили – наверное, в первый раз с начала вторжения он нормально поел. Это несколько примирило его с необходимостью наблюдать за объектом своих противоречивых страстей.
Небо, хмурившееся еще с утра, спряталось в свинцовых клубах, более похожих на дым, чем на облака. Внимание Ренджи привлек шум дождя, и он выглянул в окно. Металлические планки, ломаными линиями пересекающие круглое отверстие, приятно остужали пылающую от размышлений о Кучики щеку. Немного смущало то, что стена, будучи наружной, оказалась неуютно холодной и будто бы сырой; насчет последнего Ренджи не был уверен, но плечо, которым он прижимался к ней, уже заледенело почти до ломоты. Еще немного полюбовавшись на тяжелую серую завесу, накрывшую город, он решил, что надо навестить тайчо – не зря же его сюда определили в приказном порядке, наверное, какая-то есть в том нужда, – развернулся… и узрел оного собственной персоной.
- Ты любишь дождь? – удивленно – уже одно это несколько смутило лейтенанта – спросил Кучики, поправляя небрежно наброшенное на плечи кимоно. Ренджи невольно отметил, что оно одно стоит больше, чем все абараевские юкаты вместе с ним самим.
- Нет, - он вновь бросил взгляд за окно – больше для того, чтобы не смотреть на это дорогое кимоно, на держащие его изящные руки, на белую кожу в вырезе сорочки… И, видимо, поэтому пропустил момент, когда капитан оказался совсем близко, прижал к стене; Ренджи даже как-то забыл, что она холодная, моментально стало жарко и душно. Обычное каменное выражение лица Бьякуи сейчас пугало даже сильнее, чем обычно – а потом надменные черты смягчились, отчего Абараи ощутил желание бежать куда подальше. Осуществить это благое намерение ему не дали: капитан обхватил за плечи, зарылся лицом куда-то в шею; почувствовав прикосновение языка к плотной из-за краски коже, Ренджи осел на пол – ноги отказывались держать его. Одно дело – спьяну, принимая все происходящее за очередной тяжелый сон, и совсем другое – вот так, когда непробиваемый и недосягаемый капитан сам…
Определенно, Ренджи сходил с ума. Кучики, кажется, тоже – опустился следом, притянул растерянного лейтенанта, проследил языком татуировки на лбу; это было щекотно и мокро, и Абараи невольно морщился. Бьякуя провел губами по виску, спустился к уху.
- Зачем? – прохрипел Ренджи, невольно вспомнив утро, не удержался и добавил: - Только не говорите эту ерунду про победу и поражение.
- Тебе обязательно слышать ответ? – так же хрипло проговорил капитан, аккуратно сдвигая полу его юкаты; ладонь дразняще скользнула по бедру.
- Обязательно, - неожиданно – даже для себя – твердо ответил Абараи. И подумал, что его, должно быть, сильно переклинило, раз уж слова Бьякуи казались ему важнее совершенно очевидной возможности повторить вчерашнюю ночь. Кучики застыл, медленно выдохнул, потом отпустил его и поднялся, невозмутимо поправляя одежду. Ренджи окончательно сполз по стене, уставился снизу вверх в мраморное лицо; поймать взгляд не получалось, и это… раздражало.
- Спокойной ночи, Абараи-фукутайчо, - равнодушно обронил капитан и вышел. Ренджи, подавив горький смешок, ткнулся лицом в стену. Ну конечно, великий Кучики-тайчо никогда не признает, что разделяет мысли и желания – о, ужас! – своего лейтенанта. Неужели же Вам, капитан, проще сделать, чем озвучить причину своих действий? Хотя, где это видано, чтобы Кучики Бьякуя объяснял свои действия какому-то руконгайскому оборванцу? Вот и приходится ходить вокруг, подкрадываться – не то охотишься на него, не то от него убегаешь…
Постепенно отряд привык к немного неуклюжему шумному руконгайцу; рядовые, принявшие его в ряды «своих», радостно здоровались, офицеры, признавшие его силу, почтительно кланялись. Отчеты о происшествиях теперь несли не прямо на капитанской стол, а отдавали лейтенанту; он же занимался всеми чрезвычайными ситуациями (вроде внеплановой медицинской проверки, которая традиционно внушала шинигами ужас) и нарушениями Устава. А уж за то, что драчуны из одиннадцатого перестали задирать дисциплинированных бойцов шестого, Ренджи благодарили все.
Кучики тоже немного привык к совершенно неподходящему для него лейтенанту. Теперь, завидев Абараи – даже если тот был не в форме, а в одной из своих потертых ярких юкат, – он уже не морщил изящно чуть вздернутый нос, а вежливо здоровался и бросал пару общих фраз. Ренджи бы радоваться – но каким-то неведомым, может, и правда, собачьим, чутьем он понимал: это не более чем формальность. Пустой звук. Крохотный, ничего не значащий символ того, что Бьякуя принимает его в качестве подчиненного.
Это напоминало игру. Ренджи всячески старался пробиться за каменную оболочку: научился заваривать чай, старательно вырабатывал почерк, постиг прелесть любования луной… Кучики возводил вокруг себя одну преграду за другой, прятался в стенах своего поместья, закрывался от мира шарфом да фарфором и костью кенсейкана. Ренджи наблюдал, запоминал, домысливал. А потом обнаружил, что и за ним наблюдают: нет-нет, да и останавливался на хохочущем, бегающем, кричащем лейтенанте тяжелый взгляд; но стоило попытаться поймать его, как направление неуловимо менялось, словно он обращался внутрь Кучики. Это пугало и притягивало одновременно. Хотелось решить эту задачу со многими неизвестными. А иногда… иногда просто хотелось. Тогда Ренджи мысленно сжимался в комочек, чтоб даже незаметным, незаконченным движением не выдать своих желаний – он был уверен, что капитан не оценит.
Никто не умел делать вид, что ничего не произошло, так как это умел делать Бьякуя.
Никто не умел сохранять такое невозмутимое – куда там маске Куротсучи-тайчо! – выражение лица.
Но глаза у него были серые. Серые, словно сталь неблагородного крепкого клинка. Это предвещало бурю похуже той, которую предвещают мрачные тучи цвета этих глаз.
За весь день капитан и лейтенант не обмолвились ни единым словом. Сухо шуршала бумага, напоминая голос какого-то древнего, разочаровавшегося в жизни старика. Шепотом умирающего шелестела ткань хаори. Мерзко посмеиваясь, поскрипывало перо, которое предпочитал использовать Ренджи.
И тишина.
За окном мирно щебетали птицы, перекрикивались где-то во дворах шинигами, но в этот замкнутый, пахнущий пылью и тушью мирок звуки просачивались так робко, словно опасались сгинуть в плотном воздухе. Отчуждение, кажется, можно было ощутить кожей; некстати заглянувший с докладом офицер, не успев сказать ни слова, побледнел и ретировался – а Бьякуя даже головы не поднял.
Неудивительно, что за этот бесконечный тягучий день они успели закончить квартальный отчет, на который даже трудяга Кира тратил почти неделю – у руководства шестого отряда же при всей дисциплинированности уходило больше времени. Разложив по папкам подлежащие передаче другим отрядам документы, Ренджи чинно встал перед капитанским столом. Спина отчаянно ныла – он все еще не отошел до конца от нанесенных ранений, и работать, не разгибаясь, было трудно.
- Вы закончили, Абараи-фукутайчо? – голос ровный, ровнее некуда, будто гладь реки – и такой же ледяной.
- Да, Кучики-тайчо, - конечно, у него так хладнокровно не получалось, но все же Ренджи прекрасно умел держать себя в руках – как ни крути, учитель у него был достойный.
- Хорошо, - медленно, будто пытаясь скрыть дрожь, движутся тонкие руки. Завораживают, словно птицы, рисующие в небе какой-то прихотливый узор. – Отнесите документы в седьмой и девятый отряды. Потом можете быть свободны. Однако к полуночи будьте любезны явиться ко мне в поместье.
- Так точно, Кучики-тайчо, - нарочито сдержанный поклон. Вежливость капитана бьет по щеке раскатистой оплеухой, но и Ренджи не так прост. У него есть спасение, верное, испытанное не раз средство: Устав. Субординация превращается в надежный щит между эмоциями и сероглазой статуей, в которую превратился Бьякуя. Собрав папки, Ренджи идет к выходу.
Никакие правила не спасут от взгляда, прожигающего ему спину.
Первое время Ренджи следовал Уставу вплоть до последней буквы: строжайшая дисциплина и четкое соблюдение всех возможных правил казались ему возможностью подобраться поближе к холодному отстраненному капитан. Но собственная свободолюбивая натура протестовала, а загадочный образ в неизменном шарфе все еще маячил где-то на горизонте – хотя физически их разделяли теперь только три шага.
Ко всему прочему, было сложно привыкнуть к вымуштрованным подчиненным – слушались они беспрекословно, но поглядывали на новообретенного лейтенанта с опаской: мало ли что выкинет этот дикарь из одиннадцатого. Капитан на попытку сказать что-то, не связанное напрямую со службой, одаривал льдом сине-серых глаз, а порой – например, когда несносный Ичимару выводил его из себя – окатывал волной тщательно сдерживаемого обычно презрения. С непривычки Ренджи начинал заикаться, и тогда уже весь силуэт Кучики являл собой образец невозможно аристократического «Фи». Самая рейацу его, казалось, излучала отвращение.
Абараи все же не выдержал. Не по нему, непокорному от рождения и любовно выпестованному бунтарями Зараки-тайчо, пришлась шкура образцового исполнителя. Он ничего особенного не делал – просто стал самим собой… и понял, что его таким принимают. Куда-то исчезли надменные взгляды считавшихся лучшими в Готэй 13 бойцов, растаяло, как вешний снег, капитанское презрение. А может, его и не было никогда?
Он едва не опоздал к назначенному сроку; пришлось использовать шунпо – это ночью-то, да еще и в не восстановленном до конца городе. Один раз камень стены все же поехал, осыпаясь, под ногой, так что дальше Ренджи топал пешочком и пытался хоть как-то утихомирить свою злость.
Оказалось, ему даже выпить за свою горькую судьбу не с кем: десятый отряд был на полигоне, одиннадцатый – на дежурстве, Кира с Шухеем куда-то исчезли сразу после рабочего дня – наверняка уже сидят в руконгайском кабаке, вспоминая бывших капитанов. Со своими ребятами – особенно находясь в ранге лейтенанта – пить неприлично, а в пятом у него друзей не осталось. Впрочем, это можно было считать удачей – немного остыв, Ренджи справедливо рассудил, что нетрезвым Кучики-тайчо его бы не пустил в дом.
Тенеобразные слуги будто попрятались; Абараи встретил только почтительно кланяющегося привратника. В самом доме, казалось, нет ни души. Он порадовался, что успел вчера выспросить, где находится спальня хозяина поместья – точнее, спальни: в зависимости от настроения Кучики-доно предпочитал разные комнаты.
Бьякуя нашелся в самом дальнем крыле, в большой пустой комнате – обстановку составлял только широкий футон, – выходящей прямо в сад; стоял у полуоткрытых седзи и любовался начинающим моросить дождем. Он не подал виду, что заметил лейтенанта, не повернулся ни на шорох задвигающейся перегородки, ни на отчетливый звук шагов.
Ренджи попытался прожечь взглядом прямую спину в обрамлении тонкой белой материи и несгибаемого величия. Реакции не последовало. Тогда он протянул руку и, небрежно схватив капитана за плечо – действие, которого в другое время и помыслить не мог, – развернул его к себе.
- Какого..!
- Я не могу ответить, - Кучики заговорил одновременно с ним. И смотрел – впервые на памяти Ренджи – не мимо, не сквозь, а под ноги, словно сознавался в чем-то постыдном. – Ты это сам понимаешь, не так ли?
Абараи скрипнул зубами. А потом резко дернул скорбно молчащего Бьякую к себе – тот шатнулся и невольно вцепился в плечи лейтенанта.
- Я тебя заставлю, - Ренджи почти слышал, как хрустят под рукой ребра.
- Ты… - устало, - ты все такой же упрямый…
Его притащили в штаб отряда прямо с полигона – мокрого, грязного, взъерошенного, но все еще пышущего энергией и азартом незаконченного боя. Явиться в таком виде к Зараки-тайчо было не страшно… но, едва не теряясь на фоне громадной фигуры капитана, на него оценивающе смотрел надменно-изящный Кучики-тайчо. Ренджи хотелось провалиться сквозь пол.
- Это действительно он? – наконец спросил Кучики – ужасающе ровным тоном. Зараки ухмыльнулся:
- А то! Глянь, какой боец – силен, как бык! На руках тебя носить сможет.
- Мне это не нужно, - холодно ответил капитан шестого. – У меня вообще нет причин выбирать себе подчиненного из Ваших подчиненных, Зараки-тайчо.
Ренджи сглотнул. Слухи о грядущих кадровых перестановках гуляли давно, но он и подумать не мог, что его это тоже коснется. Его переведут в шестой отряд? За что такое наказание?! Эти снобы обходили ребят Зараки за версту и воротили нос от руконгайцев – хотя и среди них были безродные.
- Капитан… - начал он, намереваясь протестовать.
- Мне не подходит такой лейтенант, - не обратив на него внимания, отрезал Кучики. Ренджи заткнулся на полуслове. Стать… лейтенантом? Стать Его лейтенантом?! Еще одна – причем значительная – ступень к тому, чтобы сравняться с этим невыносимым человеком… Да ради этого можно и в двенадцатый, на опыты!
- Вы считаете, я этого недостоин? – он гордо вскинул голову; Зараки-тайчо оскалился, явно поощряя дерзость офицера.
- А ты считаешь, что достоин? – бесцветно уточнил Кучики, не глядя на нахала.
- Да! Вы можете меня проверить! – выпалил Абараи, внутренне холодея: этот отмороженный тип его в лоскуты раскромсает и не поморщится.
- Хорошо, - неожиданно согласился тот. Зараки, судя по лицу, был откровенно счастлив.
Двор неуютно поражал пустотой, только ветер – здесь всегда было ветрено – гонял пыль. Кучики в эффектно развевающейся хаори казался элементом эстетики, но уж никак не серьезным противником – впрочем, насколько обманчива эта иллюзия, Ренджи понял, едва успев отразить удар. Аристократ, почти не прибегая к шунпо, давал ему просто унизительную фору – не выиграть стремился, а проверить навыки, как потом объяснил всезнающий Мадараме. Тренировка, хоть и незаконченная, не прошла даром – Абараи выдохся намного раньше, чем обычно, но продолжал драться – из чистого упрямства.
- Тебе уже достаточно, - равнодушно проговорил Кучики, когда Ренджи на секунду остановился, чтобы перевести дух.
- Яне сдамся, - фыркнул тот – сам потом удивлялся, откуда столько наглости взялось. Требовалось непременно показать этому высокомерному типу, что Ренджи Абараи достоин быть его лейтенантом. Он выпустил шикай; лезвие разодрало край рукава капитана – сколь Кучики бы ни был силен в шунпо, не зная особенностей чужого занпакто, он допустил ошибку. Потом перед лицом возникло облако розовых лепестков, несколько крохотных ножей чиркнуло по телу – и Ренджи удивленно осознал, что падает. Боли не было, только горячо заныло где-то в животе.
- Ты очень упрям, - приглушенно произнес голос. Потом обвалилась ватная тишина.
Неделю Ренджи пролежал в госпитале, а на следующий день после выписки Кира и Хинамори вручили ему приказ о назначении на должность лейтенанта шестого отряда.
Он подчинился, как ни удивительно. Позволил стянуть с себя юкату – как можно носить вещи из такой тонкой холодной ткани? – позволил бережно уложить себя на футон, позволил разглядывать. Позволил себе развязать шнурок, стягивающий волосы Ренджи, и запустить пальцы в спутавшиеся пряди.
- Ты слишком упрям… - голос, чуть искаженный хрипотцой, служил не упреком, а поощрением.
- Поэтому я здесь? – может быть, спрашивать такие вещи было опасно – но Ренджи откуда-то совершенно точно знал, что на сегодня ему разрешили быть безрассудным. Наверное, самому Бьякуе этого не доставало, рассудил он, поняв по вмиг ставшему непроницаемым лицу, что ответа – как и всех других ответов – ему не дождаться.
Можно было подумать, что это очередной сон – безумный, болезненно-приятный, выматывающий… Но вот ощущения – не те, совсем не те. Солоноватый привкус, оседающий на языке с каждым мягким скольжением по шее – и чуть горьковатый осадок, оставшийся после мимолетного прикосновения к ключице… Тонкая, но частая пульсация вены под шелком кожи на запястье – и ожидаемо жесткая, натренированная, ладонь… Железные пальцы, перехватившие медленно исследующую ухоженное тело руку; острые ногти, больно царапнувшие дубленую кожу руконгайца… Предсказуемые и неожиданные детали, игра контрастов, возможность ощутить каждую мелочь – не самый плохой способ приятно сойти с ума.
- Возьми, - в руку словно сам собой скользнул изящный флакон – движения Бьякуи всегда экономны настолько, что заметить их сложно. Готовился, начиная злиться, отметил Ренджи; теплое масло неприятно полилось на пальцы, защекотало, стекая между ними, тыльную сторону кисти. Готовился, знал, что лейтенант придет, что не сможет устоять перед искушением, понимал, что привязал к себе накрепко своим безумным равнодушием… сволочь ледяная. Два пальца вошли с трудом; Бьякуя выгнулся, сверкнув очами – непрозрачными совершенно, но лиловыми, что означало сносное настроение, – и закусил губу, гордец.
Ренджи не выдержал – любование каменным лицом в такой ситуации кого угодно могло вывести из себя, – мимоходом лизнув в живот, сдвинулся вниз – ступни коснулись пола. Не хотите по-хорошему, Кучики-тайчо? Можно сделать еще лучше – что может быть приятней невозможно медленных движений, легчайших касаний языком, нежных ласк губами..? И – что может быть мучительней? На беду капитана, кто-то когда-то показал Ренджи, как можно продлить удовольствие, и теперь он этим успешно пользовался. Бьякуя молча терпел: запрокидывал изрядно взлохмаченную голову, еще больше запутывая пряди на затылке, впивался пальцами в футон – надломил красивый ухоженный ноготь, злорадно подметил Абараи, – закусывал уже кровоточащую губу…
Наверное, он просто не умел переступить свою гордость, сказать «пожалуйста»; он даже «спасибо» не мог сказать, если оказанная ему услуга задевала его хваленую честь.
- Са-а-а, Кучики-доно, как можно… - пропел совсем рядом до боли знакомый и до зубовного скрежета ненавидимый голос. Ренджи свернул за угол и узрел вполне обычную для Готэя картину: Ичимару, сгибаясь в полупоклоне – у него одного, наверное, это получалось не униженно, а насмешливо, даже едко, – крутился около невозмутимого Кучики. Тот говорил степенно и негромко, так что его слов Абараи не услышал.
- Но как же так, Кучики-доно, - Ичимару, кажется, ответом остался очень доволен. – Ваша сестра очень талантлива, ее нужно продвигать по службе…
Ренджи очень захотелось размазать нагло ухмыляющуюся морду по ближайшей стене; однако с Ичимару бы сталось потом прихлопнуть наглеца на месте, а Киры, способного отговорить начальника от этого поступка, при нем не было. Впрочем, отсутствие лейтенанта могло сыграть на руку Абараи.
- Ичимару-тайчо, - крайне невежливо перебив бывшего – благословите боги слово «бывший» - лейтенанта , он подбежал к капитанам и вытянулся по струнке, изо всех сил изображая служебное рвение.
- Что такое? – Ичимару даже позволил себе выразить легкое неудовольствие. Ренджи показалось, что на надменном лице аристократа проступило облегчение, и он с утроенным энтузиазмом отрапортовал:
- Айзен-тайчо просил передать Вам эти бумаги!
Ичимару, слегка скривившись, обозрел предъявленную пачку документов; настроения у него явно поубавилось. Кучики-тайчо очень повезло, что курьерские обязанности на этой неделе были возложены на Ренджи.
- Что ж, мы продолжим разговор позже, - Ичимару клоунски-вежливо поклонился. – Ах да, - он небрежно махнул рукавом в сторону Абараи, - скажи Айзену-тайчо, что я передаю ему благодарность.
Ренджи сердито глянул вслед и повернулся к Кучики-тайчо – точнее, к тому месту, где аристократ только что стоял. Тот удалялся неспешным размеренным шагом, будто разговор с Ичимару его нисколько не затронул – и ни спасибо, ни до свидания. Ну да – что ему, наследнику Великого дома до какого-то младшего офицера и его непрошеной неуклюжей помощи…
Ренджи с тоской подумал, что придется ему сдаться – любое упрямство должно иметь границы – а ведь раньше он об этом знал только понаслышке. Рука устала, пальцы, тягуче-равномерно скользящие внутри, занемели, язык отказывался слушаться. Лучше б он вызвал капитана

Категория записи: Свободные темы

31 Января 2013 в 18:50

Все, что угодно

Все, что угодно

http://ficbook.net/readfic/201651 ;

Автор: .Альма. (http://ficbook.net/authors/.%D0%90%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B0. )
Бета: Lisya
Фэндом: Naruto Shippuuden 
Персонажи: Наруто/Саске
Рейтинг: NC-17 
Жанры: Слэш (яой), PWP
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 8 страниц 
Кол-во частей: 1 
Статус: закончен 

Описание:
Саске вернулся в Коноху.
Но нужен ли он человеку, к которому вернулся?
Вечер был теплый. 
Закатное солнце обволакивало все вокруг мягким светом, делая краски природы медовыми и сладкими. Небо казалось низким и каким-то родным, дарило ощущение долгожданного спокойствия, не наваливаясь сверху, а будто укутывая. 
Наруто шел домой с тренировки и наслаждался прохладным воздухом. Днем была жуткая жара, отчего прохлада становилась еще более приятной. 
Сегодня он опять довел сам себя до полного изнеможения. Но по-другому не получалось. Нужно было вымотать себя так, чтобы не было сил даже думать, вспоминать, чувствовать. Чтобы не было сил ни на что. 
Интересно, что пытаясь стать сильнее, он одновременно пытается полностью ослабеть. Но так было легче. 
Сколько уже месяцев прошло с тех пор, как он видел Саске в последний раз? Он был нужен Наруто, как воздух, как вода. Только вот Наруто не был нужен ему. 
Узумаки остановился и посмотрел на небо, разукрашенное теплыми красками. Даже эта холодная голубая высь иногда становилась такой согревающей, близкой. 
Но ведь должен же Учиха когда-нибудь прекратить валять дурака и вернуться! 
Ему до смерти надоело мотаться по бесконечным лесам в надежде найти хотя бы маленькую ниточку, которая бы сблизила их. 
Он устал. 
Если он не нужен брюнету, то какой во всем этом смысл? Он мог бесконечно убеждать Саске, что он ему дорог, но если Саске все равно, что делать Наруто? 
Мечта стать Хокаге… она теряет былую привлекательность, когда рядом нет его. Почему-то. Почему-то это уже не важно. 
Завтра он снова отправится на тренировку, а потом Пятая может снова его отпустить на поиски. С каждым разом выпрашивать ее разрешение становилось все сложнее. Она не хотела отпускать Наруто из деревни, когда все так неопределенно. Акацуки не найдены, планы до конца не раскрыты, истинные мотивы неизвестны. 
Наруто было на это плевать. Он уделает любого, кто встанет на его пути. 
Но это будет завтра. Он снова будет сильным, надежным, веселым. 
А сейчас можно признаться самому себе, что небо безумно красивое и теплое, и что сейчас оно было гораздо ближе, чем Учиха, расплывчато и недосягаемо мелькавший в мыслях и воспоминаниях. 
Столько времени ловить ускользающий образ… он не сдался, ни в коем случае. 
Просто сейчас хочет отдохнуть. 
Он ощутил, как мягкие порывы ветра ласкают лицо, и закрыл глаза. 
Вот бы раствориться в них ненадолго… 
Он тряхнул головой, проясняя разум, и отправился домой. 

Саске сидел на стене Конохи и задумчиво рассматривал закат. 
Он не знал почему, но такие закаты бывают только в Конохе. Такие родные… 
Он так старательно убегал из этой деревни и от Наруто, а в конце вернулся именно сюда. Наверно, это было неизбежно. Как линии событий переплетаются, одно следует за другим, любые поступки приводят к любым последствиям. Так рождается неизбежность. Он мог бы перенаправить одну линию, но другая обязательно вильнет сюда, к этому теплому закату. 
Нравилось ли это Саске?.. Он хотел думать, что да, нравилось. Сложно жить в разладе с собой. Если часто идти против себя, начинаешь заболевать. 
Саске болел уже очень давно. А лекарство все время было здесь. Просто потому что здесь был Наруто. 
А эта болезнь была куда более приятной. И правильной. 
Он поднялся и скользнул вниз по стене, бесшумной тенью устремляясь к знакомому желтому дому с квартирой на втором этаже, где был он. 

Штора всколыхнулась и опала. 
Темный силуэт молодого юноши медленно прояснился на фоне окна. Вот он подошел к кровати со спящим в ней человеком и опустился на край. 
Наруто спал обнаженным, простынь сползла до бедер, открывая все, что было выше. Лучи солнца ласкали стройное сильное тело, а ветер легко теребил рассыпанные по подушке пряди. 
Грудь мерно опускалась и поднималась. 
Он был совершенен. Саске хотелось любоваться им вечность. 
Он усмехнулся про себя. Теперь это так. Теперь хочется любоваться, не отпускать, оставить себе. 
Он неуверенно протянул руку и коснулся тоненьких полосок на щеке. Когда это началось? Когда весь мир сошелся для него на этом нелепом придурке, таком родном и до боли нужном? 
Он так долго не видел Наруто. Не получалось пересекаться, а ведь он действительно пытался. Раньше они виделись чаще, достаточно часто, чтобы можно было игнорировать те чувства, которые разбудил в нем Узумаки. В долгой разлуке все ощущалось острее, намного. Саске не выдержал, и решил сам найти его. Только вот вернуться сюда означало вернуться навсегда, Наруто не отпустит его. 
Да Саске уже и не хотел уходить. 
Поразительно, как меняет человека любовь. Она дает огромные силы, если тот человек, которого ты любишь рядом с тобой, но она же их всех отнимает, стоит лишь ненадолго разлучиться. Это очень тяжелая форма зависимости, покруче наркотиков или иллюзий. 
Но в мире нет ни одного человека, которому бы это не нравилось. 
Саске чуть склонился над Наруто и всмотрелся в черты лица. Они стали тоньше, изящнее. Узумаки как будто расцвел, и теперь его аромат дразнил обоняние и рождал безумные фантазии. Хотелось наклониться и провести губами по нежной коже груди и исследовать все тело, что так призывно раскинулось перед ним. 
Внезапно закрытые глаза дрогнули, и на Саске посмотрела невиданная по своей глубине синева. 
Учиха напрягся. Он не задумывался, как может отреагировать Наруто на его возвращение, и теперь стало немного страшно. А что если… 
-Саске?... –хриплый спросонья шепот обжег нервы. 
Саске молчал. Что можно сказать в таком случае? Привет? Совсем не то. 
Наруто внезапно распахнул глаза и резко сел на кровати, так что простынь сползла еще ниже, но никто не обратил на это внимания. 
Синева встретилась с непроницаемой тьмой, и время будто замерло. 
-Саске… - Наруто неверяще протянул руку и коснулся щеки брюнета. А тот все также смотрел в глаза Узумаки. 
-Наруто… я вернулся, - в зыбкой тишине слова прозвучали как-то жалко и немного нелепо. Наверно, все же лучше было молчать. 
Наруто внезапно отдернул руку и нахмурился. 
-Что ты здесь делаешь? 
Саске тоже нахмурился. 
-Я же сказал, что вернулся, - он попытался коснуться руки Наруто, но тот убрал ее. 
-Это я понял. А зачем? 
Учиха непонимающе смотрел на Узумаки. Что это значит? Разве не он гонялся за ним столько времени, пытаясь вернуть его? 
-Я вернулся к тебе. 
-И на сколько? 
-В смысле? 
-На сколь долгое время я удостоен чести лицезреть твою недоступную персону? – в словах Наруто был голый сарказм. 
Саске почувствовал липкий страх. Куда делся тот Узумаки, что всегда дарил ему тепло и ждал? 
-Всегда, - растерянно прошептал он. – Я вернулся к тебе навсегда, неужели не ясно? 
-Это ясно. А с чего ты взял, что ты мне нужен? – слова пронзили тишину и рассыпались тысячей осколков, ранивших своей однозначностью. 
Саске потрясенно раскрыл глаза. Как это? 
Ведь Наруто сам все время твердил ему, что… Неужели за те долгие месяцы, ставшие для Саске медленной пыткой, разогревавшей в нем пламя, Наруто наоборот охладел? 
-Ты же сам… - брюнет выглядел потерянным. 
-Что я сам, Саске? – Наруто отвел взгляд в сторону, с горечью смотря на стенку, словно не мог больше смотреть в испуганные глаза Учихи. –Сам просил вернуться, остаться, не бросать? Сколько раз и когда это было, Саске? Я уже успел забыть. 
Саске опустил голову, чувствуя себя оглушенным и разбитым. 
Он вернулся. Сюда. К Наруто. 
Он любит его всем сердцем, нуждается в нем, как не нуждался ни в ком и никогда. А тот теперь посылает его куда подальше. 
В самую пору расхохотаться или разреветься – смотря, что ближе. 
Вот только Учиха не мог сделать ни того, ни другого. И жить без Наруто он тоже не мог. Без него он просто существует, его нет без этого глупого блондинистого недотепы. Как будто отрывают часть и оставляют калекой. 
Он поднял глаза на Узумаки. Тот все также смотрел в сторону с каким-то отрешенным видом, а во всей позе была неестественная напряженность. 
-Наруто, я действительно вернулся и больше не уйду. Клянусь. 
Он потянулся к Наруто, который внезапно резко и в упор посмотрел на него. 
-Ну а с чего ты взял, что тебя кто-то будет удерживать, Саске? – с каким-то надломом спросил он. Голубые глаза смотрели с прорвавшейся болью, делая брюнета счастливым и несчастным одновременно. Ну как заставить его поверить ему? 
-Тебе же столько было наплевать, что я тебе говорил, почему я должен тебе верить? Ты снова уйдешь, и я опять останусь ждать тебя, надеяться непонятно на что! Катись обратно! 
Наруто сам не понимал, что он говорит. Просто вся обида и боль выплеснулась разом, и Саске оказался рядом. Именно в этот теплый вечер, когда Наруто позволил себе, пусть и не надолго, но стать уязвимым. 
Это было сложно, вот так просто принять Учиху. Он ему не верил. 
-Я клянусь, я не уйду, - Саске умоляюще смотрел на Наруто. На него накатывал страх, мешая думать и принимать рациональные решения. Все, что осталось, это безумное желание заставить Наруто поверить и страх. Страх быть брошенным. Его столько раз бросали! Еще один, и он просто умрет от одиночества и холода. 
Наруто закусил губу, исподлобья смотря на Саске. 
-Докажи! 
-Что доказать? 
-Докажи, что не врешь! 
Саске был готов сделать, что угодно, но как вот так просто доказать свои слова? 
-Как? – спросил он растерянно. 
-А что ты можешь сделать? 
Саске сглотнул. Что он может?.. Все, что угодно. 
-Все, что угодно, - тихо сказал он. 
-Что угодно… - Наруто задумчиво посмотрел на брюнета. 
И подавил судорожный вздох. Он не обратил внимания, но сейчас Саске выглядел просто невероятно… соблазнительно. Касаде сползло с плеч, и практически не скрывало безупречное тело Учихи. Белая кожа будто светилась, и хотелось провести по ней ладонями так, чтобы брюнет выгнулся от прикосновений и раскрылся на встречу. 
Он столько мечтал о нем. Столько грезил по ночам, просыпаясь на влажных от пота простынях и с замутненным сознанием. Он почти лихорадил им. 
И вот сейчас предмет его безумных фантазий был перед ним, близкий, открытый, и почти с отчаяньем, светившимся в затягивающей черноте глаз, предлагал себя. 
Он был счастлив, но счастье было с горчинкой. Будто прерванный сладкий сон или иллюзия, в которой тебе не дают забыться. 
Но это не столь важно. Сейчас Саске здесь, и даже если завтра его не будет рядом, эта ночь принадлежит Наруто целиком и полностью. Вместе с Саске. 
И будь он проклят, если не выпьет ее до дна. 
-Раздевайся, - громко сказал Наруто. 
Саске непонимающе моргнул. 
-Что?.. 
-Раздевайся, - взгляд Наруто стал сосредоточенным и холодным. 
Учиха шумно выдохнул. Что у того на уме? 
-Но… 
-Ты же кажется хотел, чтобы я тебе поверил? Вот и покажи, как сильно ты этого хочешь. И сделай это так, чтобы мне понравилось. 
Саске покрылся густым румянцем. Что Наруто хочет? 
-Я жду, - даже голос Узумаки стал холодным. 
Учиха неуверенно встал с кровати, взявшись за грубый веревочный пояс, обернутый вокруг его талии. 
-Наруто, что ты собираешься делать? 
-В чем дело, Саске? Разве не ты только что сказал, что сделаешь для меня все, что угодно? Я хочу этого. 
Наруто скрестил руки на груди и сел поудобнее, смотря на Саске. 
Тот судорожно вздохнул. И наконец потянул за концы пояса, чувствуя на себе пристальный взгляд. Это было слишком откровенно: раздеваться на глазах у лучшего друга с известной целью, которая очень четко отпечаталась в его словах. И безумно возбуждающе. 
Саске был уже полностью красный от смущения пополам с возбуждением, когда взялся за край штанов. Он поднял мечущийся взгляд на блондина. 
-Наруто… 
-Все снимай, - жестко сказал тот. Саске был таким милым. Смущающийся наготы Учиха. Невероятно! 
Саске стянул с себя полностью одежду, оставшись обнаженным. Наруто посмотрел на его бедра и ухмыльнулся: тот был уже возбужден. 
Саске стоял голым перед Наруто, сжав ладони в кулаки, и сгорал от стыда под его пристальным взглядом. Не то чтобы он себя стеснялся, в конце концов он был в прекрасной физической форме и идеально сложен. Просто это был Наруто! 
И он видел наглядное свидетельство того, что Саске хотел его, и его тело. И что ему нравилось происходящее. 
-Иди сюда, - почти приказал Наруто. 
Саске резко вскинул голову, посмотрев тому в глаза, и чувствуя, что по телу проходит горячая волна. 
В пылающих синих глазах он увидел неподдельное, сильное желание. Наруто хотел его также сильно, как он хотел Наруто! 
Он медленно подошел к кровати, очень четко ощущая каждое свое движение, и замер у края, смотря на Наруто сверху вниз.
Тот взял его за руку и потянул к себе так, что Саске пришлось встать одним коленом на кровать. Брюнет прерывисто дышал и хотел, чтобы Наруто сделал хоть что-нибудь, чтобы он не ощущал себя настолько откровенно выставленным напоказ. 
Он попытался приникнуть к горячему загорелому телу, но Наруто удержал его за руки, приблизив только свое лицо к его. 
-Молодец… - тихо сказал он. – Скажи, как далеко ты готов зайти ради меня? 
Саске на мгновение закрыл глаза, а потом снова резко открыл. 
-Все, что угодно, - опять сказал он. Он не мог потерять Наруто. 
Узумаки удовлетворенно ухмыльнулся, проводя языком по губам. 
Саске заворожено проследил за влажным языком, и вернулся к потемневшим глазам. 
Сейчас Наруто был похож на лиса, наконец получившего желанную добычу и раздумывающего, как бы лучше с ней поиграть. 
Хотя так оно и было. 
Нервное возбуждение болезненным комом сдавило легкие, и дышать стало труднее. 
-Саске… ты хочешь, чтобы я тебя поцеловал? – Наруто отпустил руки Учихи, притягивая того за талию к своему телу и чувствуя дрожь, пробежавшую по телу обоих от желанного сближения. 
Саске не ответил, уже сам прижимаясь губами к открытому рту Узумаки и сразу скользя языком в горячую сладкую глубину. И почти теряя голову, услышав приглушенный стон наслаждения, вырвавшийся из блондина прямо ему в губы. 
Наруто лег на спину, утягивая за собой Саске так, что он оказался стоящим на коленях по обе стороны от его бедер и склонившимся над гладким загорелым телом. 
Поцелуй становился страстным, глубоким, языки проникали в сладость ртов друг друга, а руки гладили тела. 
Рука Наруто скользнула по животу Саске, заставив того сжаться, и горячая ладонь накрыла возбужденную плоть. 
Саске резко оторвался от губ блондина, запрокинув голову назад и содрогаясь всем телом. Из горла вырвался приглушенный стон. 
-Наруто…аа… 
Узумаки притянул его голову обратно, снова накрывая губы брюнета своими и продолжая ласкать пальцами напряженный член. 
-Мммфх… - у Саске вырвался очередной стон, заглушенный губами Наруто, и он не смог удержать свои бедра, толкнувшиеся навстречу руке блондина. 
Но тот внезапно оттолкнул его. 
Саске посмотрел на него непонимающими мутными глазами, опираясь на руки и пытаясь вернуть прикосновения. 
-Нет, подожди… - хрипло сказал Наруто, удерживая Саске над собой. – Так получается, что я все делаю сам. А это должен делать ты. 
Саске не понимал логику Наруто. Все, что он хотел сейчас, это продолжения этих иссушающих мозг жарких прикосновений, от которых будто что-то плавилось внутри а перед глазами вспыхивали искры. И он не сомневался, что Наруто хочет того же. 
-Нет… не так, - Наруто все не давал ему приблизиться. Он взял пальцы Саске в свои и поднес к своему рту. 
Брюнет заворожено смотрел, как три его пальца исчезают в темном влажном ущелье. Наруто тут же принялся их посасывать, и Саске со стоном уткнулся лбом в его плечо. По телу пробегали просто немыслимые волны удовольствия и дрожи. Но хотелось больше, гораздо больше. 
Наруто выпустил его пальцы изо рта, и Саске почувствовал, как тот заводит его руку ему за спину, проводя влажными пальцами вдоль позвоночника вниз, к приподнятым ягодицам. 
Саске шокировано распахнул глаза и посмотрел на Наруто, почувствовав, как тот провел его пальцами по впадинке между ягодиц и остановился на плотно сомкнутом колечке мышц. 
-Наруто, - прерывающимся голосом сказал Саске, пытаясь вырвать руку из захвата, но Узумаки держал крепко. 
-Что ты…зачем?.. – дыхание сбилось совсем, и Саске не мог даже нормально вдохнуть. 
-Ну же, Саске, - Наруто приподнялся и повел языком по груди брюнета, заставляя того выгнуться. – Сделай это для меня. Все, что угодно, помнишь? 
Он прикусил сосок и тут же лизнул. Саске захлебнулся во вскрике. 
-Но это так… - голос срывался и дрожал, не давая сказать. 
-Как это, Саске? – Наруто продолжил удерживать Учиху в неудобном положении, лаская языком грудь, а другой рукой держа за плечо, чтобы тот не упал от сотрясавшей все тело дрожи. 
-Унизительно? Откровенно? Слишком сладко? – он посмотрел в бессмысленные глаза Саске. 
-Да… - жарко выдохнул тот. 
-Я хочу, чтобы ты был таким. Для меня. Сделай это, Саске… и я тебе поверю, - Он поцеловал уже распухшие губы. 
Саске внутренне сгорал от желания и смущения. Сделать такое! Но Наруто нужен ему…нужен! 
Он осторожно надавил указательным пальцем на колечко мышц, пока только пробуя проникнуть внутрь. Но даже от такого прикосновения ноги ослабели, и если бы Наруто не удержал его за бедра, то Саске упал бы на него. 
Рука Узумаки больше не держала в захвате пальцы, и теперь Саске оказался в довольно однозначном положении: он сам продолжал делать это с собой, опираясь на одну руку и тяжело дыша. 
-Смотри на меня, - услышал он. 
Саске поднял глаза, встретившись взглядом с Наруто. Еще никогда он не ощущал себя столь открытым и уязвимым. Сейчас Узумаки видел каждое чувство, каждую мысль, отражавшуюся в черных зрачках. Он читал Саске, как книгу. 
Это было страшно… и так сладко. Пожалуй, Учиха бы очень хотел быть для него открытой книгой. Только для него. Всегда только для него. 
Блин! Саске на миг зажмурился. Когда-нибудь Наруто ответит за его унижение! Потом. А сейчас… 
Он надавил пальцем сильнее на вход, и тот проскользнул внутрь. Саске закусил губу, а его бедра беспомощно дрогнули. Черт, это было… 
Воздуха не хватало, голова чуть кружилась. Он тонул в завораживающей синеве, погружался в Наруто, все сильнее ощущая наслаждение, затапливающее сознание. 
Он протолкнул палец глубже, задевая что-то внутри себя, и все тело пронзили острые иглы удовольствия. Он вскрикнул и уронил голову на грудь Наруто, отчего его бедра приподнялись еще выше. 
-Добавь второй. 
Саске задрожал, чувствуя безумное напряжение во всем теле, возникшее после этих слов. 
Два пальца… ничего, нормально. 
Он чуть вытащил первый палец и попытался протолкнуть второй. На этот раз по телу легкими искорками скользнула боль, смешиваясь с удовольствием, и Саске выгнулся всем телом. Пальцы снова задели простату, и Саске стал двигать ими внутри себя, пытаясь как можно чаще надавливать на чувствительную точку. 
Все то время, как Саске ласкал себя, Наруто лежал почти молча, удерживая его за бедра. Можно было подумать, что он почти не заинтересован процессом, его выдавало только глубокое тяжелое дыхание. Но открыв глаза и посмотрев вниз, Саске понял, что это не так. 
Вернее, что Наруто еще как заинтересован. Простыня уже давно сбилась куда-то в ноги, и Саске был хорошо виден стоящий член, сочащийся белой смазкой. 
Он поднял голову и посмотрел в синие глаза, замутненные пеленой желания. 
-Наруто… - прошептал он. Ему хотелось что-нибудь сделать для него. 
-Давай, - Узумаки потянул его за бедра вниз. – Только пальцы не вынимай. 
А вот это было уже по-настоящему унизительно. Передвигаться на четвереньках вниз, чувствуя, как при каждом движении пальцы в нем двигаются и слабеют ноги, и не иметь возможности хоть как-то изменить неудобное положение. 
Саске почувствовал ком, подкатывающий к горлу. Сколько еще это будет продолжаться? Неужели Наруто действительно нужно так ему отомстить? Да еще таким образом. 
Сильные руки довольно грубо толкнули его голову вниз, заставляя взять в рот напряженную горячую плоть. Саске подчинился, чувствуя терпкий вкус на своем языке и начал медленно посасывать головку. 
Это не было противно, скорее даже приятно, ведь это был Наруто, но тот мог проявить хотя бы на грамм больше участия в том, что они делали. Он лежал неподвижно под Саске, не позволяя себе издать ни звука, и даже наслаждение на его лице было выражено не полностью. 
Саске внутренне взвыл. Что еще ему сделать, чтобы Наруто раскрылся? Он и так уже переступил самое себя, просто приняв условия этой игры, а Наруто все также недосягаем. 
Он выпустил член изо рта, всхлипнув и уткнувшись лбом в живот блондина. Пальцы выскользнули из ануса, и рука безвольно упала рядом с телом. 
-Наруто…Наруто, ну пожалуйста, - прошептал он. 
-Что, Саске? – до него донесся измученный голос Узумаки. 
Саске приподнялся обратно к Наруто, заглядывая тому в глаза и прижимаясь всем своим телом к его, чувствуя новую волну дрожи. Было невыносимо жарко. 
-Пожалуйста, не надо… не так, - он ласково провел губами по скуле блондина к подбородку. 
-Саске, ты ведь уйдешь…- как-то жалобно сказал Наруто, прижимая Учиху к себе крепко, сильно, так, как хотел брюнет весь этот вечер. 
-.Дурачок, ну почему ты мне не веришь? – Саске заглянул в расстроенную синеву. – Я люблю тебя, и никуда больше не денусь. 
Синева изумленно распахнулась. 
Наруто резко перевернул брюнета на спину и навис сверху. 
-Что ты сказал? – неверяще спросил он. 
-Я говорю, что люблю тебя, - Саске протянул ладонь и коснулся щеки Узумаки. – И никогда не брошу. Даже если ты меня никогда не полюбишь. 
-Саске… - Наруто счастливо улыбнулся и впился поцелуем в губы Учихи. 
Он оторвался на секунду, чтобы прошептать: 
-Я тоже тебя люблю… больше жизни, - снова приник к сладким губам. 
Саске плыл на волнах удовольствия и неги, чувствуя, как ледяной страх в груди постепенно тает, заменяясь надежным и уютным теплом. Это все? Наруто простил его? 
Пламя желания, утихшее было под всплеском эмоций, вновь разгорелось сильнее прежнего. Они ласкали друг друга руками, языками, заставляя стонать и выгибаться от наслаждения в любимых руках. Наруто больше не пытался скрыть свои эмоции, и Саске также свободно мог прочитать на его лице ответ на любое свое действие. 
Когда стало уже невозможно сдерживаться, Саске сам раздвинул ноги, притягивая Наруто ближе к себе. 
Тот мгновенно все понял, и уже через минуту мир вокруг них рушился под напором стремительных, яростных толчков, каждый раз окатывавших невероятным наслаждением обоих. 
Саске непрерывно стонал и извивался, из глаз текли слезы удовольствия, а голова металась по подушке. Это было невыносимо много, жарко, хорошо. Чувствовать, как самый любимый и единственный человек движется в тебе, и что ты можешь одним движением заставить его кричать и сходить с ума от невозможной близости их тел. 
Невозможно… и так сладко. 
Дыхание с хрипом вырывалось из легких, в глазах плыло, а в голове был туман. Больше не было сил сдерживаться, и Саске задохнулся от волны невероятного удовольствия, пронзившего его тело и душу. Тело изогнулось, приподнимаясь над кроватью в сладком спазме оргазма, он впился побелевшими пальцами в плечи Наруто, из груди вырвался стон. Несколькими секундами позже кончил и Наруто, мощным толком вжимаясь в бедра брюнета и хрипя. Саске закусил губу, почувствовав что-то горячее внутри себя, и откинулся на подушки. Наруто упал на него сверху, оглушено улыбаясь и ласково сжимая в объятьях. 
Саске медленно приходил в себя, ощущая тянущую мышцы сладкую истому во всем теле. Наслаждение ушло не до конца, и он счастливо улыбнулся приподнявшемуся на локтях Наруто. 
-Как ты? – немного хрипло спросил Узумаки. 
-Хм, - ответил Саске. На большее его бы сейчас не хватило. 
-Вижу, что хорошо, - усмехнулся Наруто. 
Саске было хорошо. Очень. Так хорошо ему не было уже очень давно. А может и никогда. 
Все страхи ушли, как будто их и не было. Какая разница, что было? Какая разница, что будет? Он просто знал, что с этого момента вцепится в Наруто обеими руками, пока сомнения, оставшиеся в нем, не развеются окончательно. Ведь у того были причины сомневаться. Но не надолго. 
А Наруто чувствовал невероятное облегчение. Учиха вернулся. Сам! И сказал, что любит его. А ведь еще час назад он рассмеялся бы такому глупому, но огромному счастью, которое чувствовал сейчас. 
Он приподнял Саске и перекатился с ним на бок, чтобы не наваливаться на него. 
На секунду стало страшно. А вдруг все не так? И это лишь бред воспаленного воображения? 
Но Саске вдруг прижался еще теснее, пряча лицо у него на груди так, что Наруто невольно понял: нет, не бред. 
Закат за окном почти догорел, отдавая последние теплые краски холоду ночи. 
Пусть. Их тепла хватит им надолго.

Категория записи: 18+

31 Января 2013 в 18:39

Клетка

Автор: .Альма. (http://ficbook.net/authors/.%D0%90%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B0. )
Фэндом: Naruto 
Персонажи: Наруто/Саске
Рейтинг: NC-21 
Жанры: Слэш (яой), PWP, AU
Предупреждения: BDSM, OOC, Нецензурная лексика, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Мини, 12 страниц 
Кол-во частей: 1 
Статус: закончен 

Описание:
Хоть убей не придумаю описание пвп Оо
интрига в отношениях, что ли)) 

Публикация на других ресурсах:
разрешено


Наруто лежал в какой-то ужасной чертовой комнате, ощущая, как горит и раскалывается голова. Во рту было сухо, жутко хотелось пить. Перед глазами расплывалась муть.
Последнее, что он помнил, как чуть не потерял сознание прямо на банкете, сползая на пол по колонне, не в силах удержаться на ногах.
Он же, блять, говорил, что ему хреново. Что температура под сорок и хочется сдохнуть.
Но разве это причина, чтобы пропускать банкет в честь долгожданного слияния двух крупных корпораций? Тем более, когда являешься начальником охраны одной из их глав. Это просто невозможно.
И если бы в другой корпорации к этой ситуации применили бы элементарную логику, чтобы найти выгодным не допускать до такого важного дела ничего не соображающего человека, то у Учих об этом не могло быть и речи. Просто потому что у них все всегда работает, и работает хорошо. В том числе и люди.
Это принцип корпорации. Принцип их семьи.
Как же они его бесили. 
И особенно младший Учиха – глава всего этого ада. Потому что именно он отказал ему в выходном. И теперь он, наверно, лежит в чулане, как сломанная и уже ненужная деталь идеального механизма.

Комната на проверку оказалась его собственной.
А он и забыл, что переехал ближе к работе. Необжитая квартира была чужой и холодной.
Перед глазами расплывалось что-то большое, темное. И оно почему-то приближалось к нему…
Наруто почувствовал на своих губах чужие, холодные губы и требовательный язык, проникавший в его рот.
О боже, да… Ему это сейчас так нужно. 
Наруто пил влагу чужого рта, выталкивая язык и проникая в им в его рот, обхватывая руками плечи и притягивая к себе.
Парень в его руках протестующее напрягся, но Узумаки не собирался его так просто отпускать. Он сам себя предложил. И он возьмет все до конца.
Разгоряченное тело жаждало ответной ласки, тепла, прикосновений, и Наруто скользил горячими ладонями по чужому телу, ощущая его дрожь, притягивая к себе.
Он услышал тихий стон, когда смог полностью опрокинуть на себя парня.
-Наруто…
Черт возьми… 
Узумаки узнал голос Учихи, протяжный и низкий. Он был похож на стон.
Наверно, нужно было остановиться, но с другой стороны… Наруто решил, что остановится, только если Саске будет сильно отбиваться.
А пока он не сопротивляется, то, наверно, можно. Ведь Саске должен соображать сейчас куда лучше, чем он.
Наруто стягивал с него рубашку, ощущая все более сильную дрожь, сотрясавшую холодное тело Учихи. Но он его согреет… Наруто провел по гладкой спине, чуть надавил на ребра. Несильно укусил шею, тут же зализывая языком место укуса. Черт, как же сладко…
Руки скользнули ниже, стягивая штаны, под которыми ничего не оказалось, и сжали ягодицы.
-Почему на тебе нет белья? – жарко выдохнул Узумаки в губы Саске.
-Ммм… не люблю, - Учиха вцепился пальцами в белокурые локоны и дернул их.
-Ай! Перестань, - Наруто стянул штаны до щиколоток развел бедра лежащего на нем парня так, что их напрягшиеся члены терлись друг о друга через простынь, все еще закрывавшую бедра Наруто. Саске на нем изогнулся и глухо застонал, толкнувшись бедрами вниз.
У обоих вырвался судорожный выдох. Саске еще сильнее сжал волосы на затылке Узумаки.
-Черт, больно, не тяни, - Наруто не хотел лишиться скальпа.
-Да… - жарко простонал Саске, и не подумав разжать пальцы. Вместо этого он с силой дернул голову Наруто назад и провел языком по открывшейся шее.
Наруто вскрикнул и рванулся в сторону.
-Отпусти!
-И не подумаю.
Узумаки сжал зубы.
Потом провел ладонями по задней стороне бедер вверх. Пальцы, лежавшие на внутренней стороне, сильно надавливали на нежную плоть, оставляя красные полосы.
Саске застонал и еще сильнее толкнулся бедрами навстречу, отрываясь от шеи и проводя языком по подбородку.
Наруто усмехнулся, почувствовав, что его волосы больше ничто не держит, и опустил голову, ловя губы брюнета и впиваясь в них болезненным укусом.
Пускай тоже почувствует.
Но Саске это, казалось, нравилось. Он позволял кусать и вылизывать свои губы, чуть придерживая Узумаки за виски и глухо постанывая.
Черт, ладно…
Наруто провел ладонями выше. Его пальцы скользнули между крепких ягодиц, надавливая и потирая.
Саске на нем дернулся.
Наруто ухмыльнулся. Ну нет уж…
Он переместил одну ладонь на поясницу, удерживая Учиху в лежачем положении, и еще сильнее впиваясь в его красный рот. Пальцы надавливали и проникали во влажный анус, пока только немного растягивая, давая почувствовать.
Учиха извивался и так сжимал его волосы, что Наруто подозревал, что скальпа он все же лишится.
Ну хватит, надоело.
Наруто переместил одну руку на шею брюнета, прочно фиксируя и не давая двигать головой. Два пальца, ласкавшие колечко мышц, надавили и вошли внутрь, раздвигая чувствительные стеночки и ища комок нервов, прикосновение к которому должно было принести удовольствие брюнету.
Наруто хотел, чтобы тот кричал в его руках от наслаждения, которое ему может подарить только он. Всегда только он.
Нашел. Саске, отчаянно упиравшийся руками в кровать и вращавший бедрами в попытке уйти от жестких пальцев, дернулся особенно сильно и потрясенно затих.
Наруто почувствовал влагу на щеках и поспешно распахнул глаза.
Черт. Саске плакал. Неужели ему так больно?
Наруто стал осторожно нажимать на чувствительную точку, пытаясь разжечь в Учихе то же желание, что горело в нем самом.
И вскоре понял, что у него это получилось.
Саске тяжело и хрипло дышал, подаваясь назад и насаживаясь на пальцы, приносящие ни с чем не сравнимые волны дрожи и удовольствия.
Наруто отпустил его шею и попытался проникнуть двумя пальцами другой руки в растянувшееся отверстие, на что Саске снова болезненно застонал.
-Тише, расслабься, - Наруто осторожно надавил на его ягодицы так, что Учиха оказался плотно прижатым к его телу. Давление в области паха ощущалось особенно остро, и Саске сам задвигал бедрами, усиливая трение между их телами.
На этот раз застонал уже Наруто.
-Да, давай, - Узумаки наконец смог проникнуть в Саске еще двумя пальцами. Теперь Учиху растягивали четыре пальца, и хриплые громкие стоны и судороги, пробегавшие по красивому бледному телу, ясно давали понять, что тому это очень нравится.
-Я… я сейчас… кончу, - выдохнул на ухо хриплый голос.
Наруто укусил Саске за ухо и усилил нажим.
Тело на нем несколько раз дернулось, погружаясь в пучину наслаждения, и бессильно опало.
-Наруто… - Саске приподнялся на дрожащих локтях, заглядывая в полыхающие огнем глаза блондина. - Ты…
-Да, - Наруто осторожно перевернул Саске на спину, отбрасывая в сторону испачканную простынь и ненужные штаны, - Я очень болен, а ты мое лекарство. На эту ночь.
Саске кивнул и прикрыл глаза.
Наруто смотрел на лежащее перед ним разгоряченное, только что пережившее оргазм тело, такое красивое и гибкое, и понимал, что это тело ему очень нравится. И он хотел бы ощущать его рядом с собой гораздо дольше, чем одну ночь.
Но у Учихи были и другие любовники, наверняка гораздо искуснее его, и если его сейчас чем-нибудь не привязать к себе, то эта ночь будет последней.
Но чего не пробовал в сексе такой искушенный любовник, как Саске?
Наруто знал его пассий на ночи. Те были красивыми и утонченными, даже утонченнее, чем сам Учиха. И он явно был активом, иначе чего ему так сопротивляться проникновению в себя?
А еще он был уверен, что Учихе нравилась боль. Вот почему он так легко ей подчинился, и сейчас подчиняется Наруто.
Возможно, он сможет это использовать.
Узумаки наклонился и резко впился поцелуем в уже слишком красные губы. Саске всхлипнул, но на поцелуй ответил.
У Наруто снесло крышу. Неужели Саске позволит ему сейчас все?
Стоило попробовать.
Он резко раздвинул белые ноги, снова грубо проникая пальцами в узкий проход. Учиха удивленно распахнул глаза и почти закричал.
Правильно, ты будешь кричать.
Наруто перевернул его на бок и устроился сзади. Хм… очень удобно.
Он приподнял вверх бедро Саске, облегчая себе доступ к промежности между ягодицами.
Саске снова почему-то попытался отползти.
Наруто навис над ним, просовывая колено между дрожащих бедер и опираясь им о кровать. Пальцы скользнули по лицу Саске и попытались проникнуть в его рот, но наткнулись на преграду в виде плотно сжатых зубов. Учиха помотал головой, пытаясь сбросить его руку.
-Разожми зубы, - резко сказал Наруто. Саске снова помотал головой.
Упрямец чертов.
-Разожми, или трахну тебя прямо сейчас, - Наруто не шутил. В доказательство своих слов, Наруто уперся каменным стояком в поясницу Учихи.
Тот дернулся и чуть разжал зубы.
Наруто этого хватило. Дальше он уже сам раздвинул их, проникая пальцами в рот и начиная исследовать горячие глубины.
Саске был невероятно горячий. И то, как дрожало и стонало его тело, пока Наруто трахал пальцами его зад и рот, вылизывая и кусая лопатки, выдавало Учиху с головой.
Кажется, у него снова потекли слезы. Ну и пусть.
Наруто резко толкнул Саске вверх на себя, прижимаясь грудью к его спине. При этом его пальцы сильно нажали на внутренности Учихи, заставляя его вскрикнуть и содрогнуться.
-Знаешь, ты сейчас очень на шлюшку похож. Такой же мокрый, горячий и похотливый, - Наруто стал двигать бедрами, трясь членом вдоль ягодиц Учихи и тихо рыча. Он уже так долго сдерживал возбуждение, что терпеть дальше было почти невозможно.
Саске дернулся от оскорбления, гневно зашипев и пытаясь вырваться.
Но Наруто не позволил ему это сделать, вновь лишив воли сопротивляться, с силой нажав на простату, и с удовольствием слушая полу захлебнувшийся вопль. Саске уже почти сосал его пальцы, похоже, не очень соображая, что именно делает.
Наруто последний раз толкнулся вдоль горячих ягодиц и кончил с довольным рыком на спину Учихи.
И услышал сдавленные всхлипы дрожащего под ним тела. Он вынул пальцы изо рта Саске.
-Блядь, урод, - прошипел Саске, пытаясь приподняться на дрожащих руках.
Наруто не позволил ему сделать это, схватив его руки и сцепив за спиной. Взгляд наткнулся на кожаный ремень из-под брюк Саске.
А что, неплохая идея.
-Сука, не смей, - встрепенулся Саске, почувствовав, как его руки складывают сзади и стягивают грубой кожей. Это было уже слишком для Учихи Саске.
-Не дергайся, или еще и рот завяжу, - Наруто довольно ловко намотал ремень на руки и кое-как закрепил пряжку, прежде чем Учиха успел этому воспрепятствовать.
-Ты не посмеешь, - Учиха в бессильной ярости дернулся всем телом, пытаясь скинуть с себя наглеца.
-Если не заткнешься, посмею. Ну же, будь послушным, - Наруто вновь прижался к нему сзади.
-Хм… знаешь, у меня тут кое-что есть. Уверен, ты раньше этого не пробовал, - ухмыльнулся Узумаки, потираясь носом о гибкую шею. Саске замер.
-Что ты… - Наруто закрыл ему рот рукой.
-Заткнись. Или еще и выпорю.
Учиха ошеломленно затих. Еще никто не вел себя так с ним. Никто, черт возьми! И он не позволит…
Мысли в очередной раз вымыло из головы, когда он ощутил, как Наруто обхватывает ладонью его член и нажимает на чувствительную головку. Первый раз за вечер.
По телу прошел электрический разряд, и Саске выгнулся в загорелых руках, вскрикивая и желая большего.
Наруто в очередной раз довольно ухмыльнулся. Все же Учиха был довольно жаден до удовольствия, это все упрощало.
Он потянулся одной рукой к тумбочке.
Где-то на такие курьезы судьбы у него была заныкана одна милая вещица. А Учиха был очень удачным курьезом, чтобы не попробовать испытать ее на нем.
Достав шарики из тумбочки, Наруто снова потянулся одной рукой к уже сильно растянутому анусу.
Судорожно выдохнул. Черт, Саске великолепен. И сейчас станет еще лучше.
Учиха плавился в жаре прикосновений, судорожно хватая ртом воздух и уже не обращая внимания на громкие крики, срывавшиеся с губ. Все тело горело, требуя, чтобы с ним сделали что-нибудь по-настоящему серьезное. Анус распух и пульсировал, и Саске вдруг понял, что ему не нравится чувство пустоты, возникшее, когда Наруто вытащил пальцы.
Может, он его уже трахнет? Гордость стыдливо заткнулась перед неоспоримыми доводами взбесившихся гормонов.
Саске сначала не понял, что проникает в него сзади. Его тело просто обрадовалось желанному растяжению мышц входа в кишечник и вспыхнуло горячими искрами.
Но потом растяжение внезапно закончилось, а чувство наполненности осталось. Затем он снова ощутил растяжение.
-Наруто, - очередной шокированный выдох. Нет, нет, не такое!
Он с силой дернулся вперед, ощущая, как резко выскальзывают из него шарики и вскрикивая от наслаждения. Неправильно, ему так не нужно.
-Не двигайся! – Узумаки с силой шлепнул его по ягодицам. Саске вскрикнул от боли, обжегшей его так внезапно. Щеки вспыхнули стыдом от получившегося звука.
-Я же сказал – выпорю, - Узумаки снова притянул к себе его бедра.
Учиха ощутил, как шарики снова проникают внутрь него, раздвигая горящие мышцы. Он судорожно всхлипнул и закусил уголок подушки, надеясь, что хотя бы так сможет остановить подступающие к горлу рыдания.
Следующий шарик.
Желание разреветься постепенно проходило, заменяясь неудержимым желанием стонать и двигать бедрами. Наруто оставил его член и не дотрагивался до него, и его тело очень нуждалось в этом.
Он поддался этому желанию, толкнувшись вперед, и надеясь, что Наруто поймет без унизительной просьбы.
Но тот, похоже, не заметил.
Еще один шарик, на этот раз тянущий сильнее предыдущих. Саске вздрогнул от легкой боли, скользнувшей по телу. И в шоке почувствовал, как отозвалось на это его тело. По члену стекла капелька смазки, а соски вдруг заныли. Наруто до этого не прикасался к ним, да Саске бы и не захотел, а сейчас ему так нужно было это прикосновение.
Может, чуть потянуть…
-Саске, чувствуешь? Это уже пятый, - следующий шарик скользнул в него. Саске глухо застонал. Теперь стало еще больнее. Но также нарастало неведомое доселе чувство наполненности. Он толкнулся бедрами снова.
-Ты такая шлюха, - Узумаки тяжело дышал. – Я даже не касаюсь твоего члена, а ты уже на грани, - очередное оскорбление скользнуло огнем по нервам. Саске снова застонал.
-Наруто... – всхлип.
-Да?
-Пожалуйста…
-Терпи, еще чуть-чуть, - еще один шарик. Саске вскрикнул от боли, пронзившей все тело. 
-Наруто!
-Еще один, - прохрипел Наруто. 
Когда внутрь него скользнул последний шарик, из глаз брызнули слезы. Все тело сотрясалось в непривычных спазмах, Саске стонал от растяжения и наполненности. Горячо, как же горячо и тяжело.
Он чуть задыхался.
-Вот и все, шлюшка, это был последний, - сказал Узумаки, поглаживая дрожащие ягодицы. – Что ты чувствуешь? Тебе нравится?
-Наруто, - голос дрожал и плохо слушался.
-Да, правильно. Зови меня таким умоляющим голосом всегда, - Наруто ласково провел языком по спине Саске в обманчиво успокаивающем жесте.
Ему безумно нравилось, как Саске реагировал на все его действия – откровенно, бесстыдно, нисколько не сдерживая свои желания и порывы. И как он мог быть активом? Он же прирожденный пассив.
Он ненадолго остановился, рассматривая дрожащее тело перед ним. Саске всегда был невероятно красивым и недоступным, высокомерным ублюдком. Что, если такой, как он, будет принадлежать Наруто?
О, это было бы замечательно. Для них обоих, Наруто не сомневался в этом.
Он перевернул Учиху на спину, гладя его тело, окутывая нежными прикосновениями, так сильно контрастировавшими с той бурей, которая бушевала внутри брюнета.
Зажмуренные глаза медленно приоткрылись, и Наруто увидел в их глубине немую мольбу.
-Что ты чувствуешь, Саске? Уже готов умолять? – Наруто наклонился и ласково слизал слезы с покрасневших щек и глаз. Лизнул чуть дрожащие губы.
-Только ответь честно. Тебе нравится то, что ты ощущаешь? Если да, то это могло бы происходить чаще.
Саске помотал головой.
Наруто ухмыльнулся. Вот упертый.
-Тогда продолжим, - Узумаки сполз ниже и лизнул затвердевший сосок, потом прикусил его. Саске громко выдохнул и закусил губу.
-Саске, знаешь, что я в тебя ввел? Это очень классная штука. На упаковке было написано, что она заставит кончать много раз подряд, пока не потеряешь сознание от удовольствия. Давай проверим?
-Нет… - Учиха попытался двинуть бедрами, но тут же сжался, ощущая, как переместились в нем шарики, нажимая на простату. – Ааах… не хочу…нх…
-Хочешь, - Наруто потянулся вниз и перевел положение кнопки на один уровень вверх.
Глаза Учихи распахнулись, из горла вырвался шокированный крик.
-Не ожидал? А ведь это только один шарик, а ты уже так дрожишь. Представляешь, что будет, когда я включу все?
Наруто поставил на следующий уровень, и Саске выгнулся, ощущая, как наслаждение острыми иглами обжигает его внутренности, а тело горит в лихорадке. Учиха дернул бедрами вверх, и тут же упал обратно, сотрясаясь и уже абсолютно ничего не соображая. Он только понимал, что очень нуждается в еще одном оргазме, что очень близок к нему.
Если бы только Наруто дотронулся до его члена, он смог бы…
Наруто вновь стал покусывать и вылизывать его соски, больше нигде не дотрагиваясь, и Учиха на самом деле ощутил себя самой настоящей шлюхой – жаждущей, распутной и знающей только одно – что он хочет кончить. Прямо сейчас.
Наруто оторвался от груди Саске и впился поцелуем в его губы. Саске кусал его губы почти до крови, пытаясь передать, что он хочет.
Внезапно вибрация в нем усилилась, и одновременно с этим Наруто резко сжал его сосок и выкрутил его. 
-Наруто!!! - Саске вскинулся и кончил с протяжным криком имени своего мучителя. И упал обратно, задыхаясь и извиваясь, почти умирая от сладкой боли, окутывающей тело.
Черт, еще один раз.
Узумаки выпрямился над Саске, тяжело дыша. Невероятно. Боже, как прекрасно. Учиха непременно должен еще раз выкрикнуть его имя таким сломанным, плачущим голосом.
Он включил вибрацию полностью, и отстранился совсем, со стороны наблюдая за извивающимся в яростной агонии телом.
Наверно, он садист. Рядом с Саске все становились скрытыми садистами, ведь все, что вращалось в их мозгу – это как бы трахнуть это гордое, великолепное чмо.
Он смотрел на слезы, текущие из глаз Саске, на его красный, вновь разбухающий член, и мог уже кончить только от одного этого зрелища.
-Нару… то… мммх… пожалуйста, прошу… - Саске сам не знал, что он просит. Тело будто сжигало, а удовольствие плавно, но неотвратимо переходило в боль. Учиха понял, что задыхается.
Наруто нахмурился, увидев, что глаза Саске закатываются, и отключил вибрацию.
-Неужели это все, что ты можешь выдержать? – насмешливо спросил он, потянув за кольцо. Саске дернулся и всхлипнул. Хоть вибрация и исчезла, но боль никуда не делась, нарастая изнутри и постепенно поглощая. Из охрипшего горла вырвался стон.
Узумаки наклонился и нежно, ласково, проник языком в рот Учихи, отвлекая от боли мягкими прикосновениями.
-Извини, - тихо прошептал он. Он не хотел причинять Саске слишком сильные страдания.
-Пожалуйста, - сдавленно сказал Учиха, с щемящий болью где-то в груди ощущая ту нежность и тепло, которые неожиданно дарил ему Узумаки.
-Ты ведь выдержишь еще один раз, правда? – насмешливо спросил Наруто, вновь ставя вибрацию на один шарик.
Саске протестующе застонал и помотал головой.
-Нет, нет…
-Ты сможешь, - повторил Узумаки, постепенно увеличивая вибрирующие число шариков и придерживая Саске за вновь начинающие танцевать бедра. Язык успокаивающе скользил по скулам.
Саске такой милый сейчас. Он точно сможет это выдержать. А его стоны… будут еще громче предыдущих.
Тело Саске под ним билось и рвалось из рук, грудь снова начала подниматься и опускаться слишком резко. Узумаки потянул за кольцо, вытягивая из ануса один шарик, видя наслаждение и боль, отражавшиеся на искаженном лице.
Он знал, что Саске сейчас очень хорошо.
Шарики выскальзывали один за другим, пока Саске не кончил, и из его члена, так и не получившего ласку, не ударила струя спермы, а сам Учиха не зашелся в крике.
После этого Наруто встал, оставив безвольное и опустошенное тело брюнета приходить в себя, и направился на кухню, с удовольствием замечая, что его не шатает от слабости. Саске действительно действовал на него, как лекарство.
Он налил в стакан воды, откопал таблетку обезболивающего и вернулся в комнату.
Саске лежал на кровати неподвижной куклой с перевязанными руками, и пустыми глазами смотрел перед собой.
Наруто осторожно перевернул его на живот и расстегнул пряжку ремня, освобождая руки Саске, которые безвольно упали вдоль тела. 
Потом перевернул обратно на спину и ласково лизнул губы.
-Все в порядке?
Учиха сглотнул и отвернулся.
Наруто поднес к его губам стакан.
-Пей, - приказал он.
Саске никак не отреагировал, только зажмурил глаза…
-Пей, дурак, это обезболивающее, - раздраженно сказал Наруто, но, видя, что уговоры не работают, набрал в рот воды, и, грубо взяв Саске за подбородок и заставив его открыть рот, влил него воду из своего рта.
Учиха замычал, оттолкнув его, и закашлялся.
-Будешь сам пить? 
-Давай, - с ненавистью прошипел Саске, почти вырывая из рук Наруто стакан и глотая таблетку. 
Потом также зло сунул полупустой стакан в руки Наруто.
-Доволен? 
Наруто усмехнулся.
-Нет еще.
-Что? – широко распахнул глаза Саске. И попытался подняться, но мышцы ног свело болью, и он слабо застонал.
Наруто, не обращая на это внимания, набрал в рот еще воды, и снова прижался к открытым губам Саске. На этот раз тот не стал глотать, вытолкнув воду изо рта, и та стекла по шее и груди.
-Жаль, что не вино, - задумчиво сказал Узумаки. 
Учиха фыркнул, тяжело дыша и вытирая рот.
-Да пошел ты.
Наруто поставил стакан на стол и залепил Учихе пощечину, от которой голова парня мотнулась в сторону, а он упал обратно на середину кровати, ошеломленно вскрикнув.
Узумаки навис сзади и заломил ему руки за спину.
-Мне тебя снова связать, или будешь паинькой? – с усмешкой спросил он.
Учиха дернулся, безрезультатно пытаясь вырваться из захвата. Все тело пульсировало тупой болью, мешавшей соображать. Саске с ужасом понял, что он практически бессилен.
-Я могу сделать с тобой, что захочу, - прошептал ему на ухо Наруто, будто в подтверждение мыслей Саске.
-Но не бойся, я не ты. Я не причиню тебе боли большей, чем необходимо, - продолжил Наруто.
Учиха тяжело сглотнул, пытаясь повернуть голову, чтобы заглянуть в глаза Наруто. Необходимо – это сколько? Ему уже хватает.
-Ты когда-нибудь сосал чужой член с вибратором в заднице? – спросил Наруто, поднимая руки Саске над его головой и кусая того за ухо.
Учиха похолодел. 
Он этого никогда не делал, и, черт возьми, не собирается. Неужели Наруто в самом деле думает, что…
Он дернулся с нечеловеческой силой, сбросив с себя насильника, и метнулся в противоположный угол кровати, надеясь соскочить раньше, чем среагирует Наруто, но не успел.
Блондин успел схватить его за щиколотку и рвануть на себя.
-Ты такая головная боль, - со злостью прошипел Наруто, разводя ноги Саске в стороны, и протягивая их себе за спину по обе стороны от бедер. Перед ним оказалась округлая, идеальной формы Учиховская задница.
Простыня, за которую пытался ухватиться Саске, съехала вместе с ним.
Наруто поднял руку и резко опустил ее на белую кожу ягодиц, обжигая их резким шлепком.
Саске потрясенно вскрикнул и рванулся, но тут на его ягодицы опустился еще один удар, и еще один… Удары, обжигавшие такой не знакомой до сих пор болью, сыпались, не прекращаясь, заставляя Саске сжиматься, дергаться, и тихонько подвывать, сжимать в кулаках комки ткани, изо всех сил пытаясь уйти от жесткой руки.
На миг удары прекратились.
Наруто просунул руку между ног Учихи и коснулся стоящего члена, заставив того охнуть. По всему телу прошла волна огненного удовольствия, смешавшись с болью от горящей кожи, и сделав наслаждение еще интенсивнее, еще полнее.
Саске даже не представлял, что такое возможно.
Он прижался грудью к кровати, безостановочно всхлипывая и пытаясь удержать свои бедра от того, чтобы не толкаться в руку Наруто.
Узумаки резко выдохнул и облизнулся.
Кожа ягодиц была красной и горячей, и подушечки пальцев приятно заныли, почувствовав шелковистость отшлепанной кожи, когда Наруто провел по ней пальцем, слушая прерывистый вздох Учихи.
Саске больше не сопротивлялся, из чего Наруто сделал вывод, что происходящее ему нравится.
Он сжал пальцами ягодицы и услышал жалобный всхлип.
Отлично.
Наруто резко приподнял бедра брюнета, проводя языком по красной коже, услышав первый шокированный возглас, птицей слетевший с губ брюнета.
Наруто подогнул колени так, что они упирались в живот Саске, поддерживая его в нужном положении, и развел ягодицы парня, открывая воздуху подрагивающее колечко мышц. Оно уже было довольно сильно растянуто.
Наруто усмехнулся про себя и осторожно ткнул кончиком языка в самую середину розового колечка, с силой удерживая дернувшиеся бедра Саске.
Потом надавил языком сильнее и проник внутрь, задев стенки, и выскользнул обратно. Со следующим толчком язык проник глубже, и Наруто принялся увлеченно трахать языком анус Саске.
Учиха потрясенно вскрикивал на каждый толчок языка Наруто, широко распахнув глаза и чувствуя, как внизу живота собирается тугая горячая волна. Еще никогда возбуждение не поднималось в нем с такой неумолимой скоростью. Член, прижатый головкой к животу, стал сильнее сочиться смазкой, и Учиха ощущал, как она стекает у него на грудь, стягивая кожу. Пальцы Наруто гладили покрасневшую кожу, заставляя импульсы боли смешиваться с удовольствием.
К своему непреходящему стыду он понял, что толкается навстречу языку Наруто, пытаясь получить как можно большее удовольствия. Просто это ощущалось так хорошо… внутренности конвульсивно сжимались, подталкивая все ближе к краю.
И тут все закончилось, Узумаки остановился.
Саске протестующе и полузадушено застонал, подаваясь назад, но Наруто опустил его бедра вниз, и Саске почувствовал, как в его задний проход упирается что-то горячее и влажное. К этому времени он уже был так возбужден и распален, что с умоляющим стоном толкнулся назад, безумно желая, чтобы Узумаки трахнул его.
Но тот, казалось, не торопился.
-Чего ты хочешь, Саске? – хрипло спросил Наруто, из последних сил сдерживая себя. Но услышать просьбу, мольбу Учихи будет великолепной наградой за его терпение.
-Пожалуйста, - простонал Саске, извиваясь всем телом. Головка его члена чуть терлась о простыню, но этого было мало. Он хотел почувствовать себя заполненным, завершенным. Он отчаянно желал, чтобы его взяли.
-Что? – повторил вопрос Наруто.
-Пожалуйста, - выдохнул Саске, оборачиваясь на Узумаки и умоляющими глазами глядя в синие глаза Наруто.
-Скажи, чего ты хочешь.
Саске закрыл глаза. И еле слышно прошептал:
-Возьми меня.
Не слышу.
-Вставь мне, черт возьми! – почти выкрикнул Саске, с отчаянием закусывая губу.
-Уже лучше, - удовлетворенно кивнул Узумаки, вставая на колени.
-Приподнимись-ка.
Саске приподнялся на дрожащих руках и опустил голову вниз, закрывая глаза в предвкушении.
И почти задохнулся от первого толчка, громко вскрикнув.
Боже, как восхитительно это было. Толстый член, растягивающий мышцы у входа с каждым новым толчком и задевавший какую-то точку внутри него, о которой Саске знал, но никогда не пытался найти внутри себя. А теперь оказалось, что она может дарить столько наслаждения. 
Учиха чуть прогнулся в пояснице и опустил голову на скрещенные руки, приподнимая выше ягодицы и пытаясь подстроиться под резкие толчки, каждый раз вырывавшие у него громкий стон. Саске стонал и подавался назад, насаживая себя на член, с удовольствием ощущая руки Наруто, сжимающие его бедра и управляющие им.
Наслаждение нарастало медленно, наполняя каждое движение сладкой болью, истомой, вливавшейся в немеющие мышцы бедер и икр. Саске не мог сглатывать слюну, потому что задыхался, и она вытекала на подбородок.
Тут Наруто рванул его вверх за плечи и, развернув его за подбородок, грубо впился в губы.
Учиха ответил на поцелуй, еще больше прогибаясь в спине и заводя руки за шею Наруто, хватаясь за нее. 
Наруто с силой провел ладонями по бокам Саске, и к горлу последнего подкатил горький ком безумного возбуждения. Пальцы Наруто сжали и выкрутили соски, и Саске дернулся в его руках от острого импульса, ударившего низ живота.
Одна рука Узумаки скользнула вниз и обхватила истекающей влагой член, подстраивая скользящие движения под темп толчков, и Учиха почти обезумел. 
Темп нарастал, вскрики Саске становились все чаще. Сквозь туман наслаждения он не смог разобрать, какие слова шептал ему на ухо Наруто, но звук его голоса заставлял сходить с ума, плавиться и почти умирать.
Комок внизу живота внезапно стал разворачиваться, заполняя пульсирующий болью каждую клеточку измученного тела, начиная от впадинок ступней до кончиков пальцев на руках. Все тело ныло и извивалось, сжималось, и с последней судорогой Саске выгнулся и закричал.
Кольцо мышц пульсировало и сокращалось вокруг члена Наруто, и Саске почти впился пальцами ему в шею, зажмурившись и утыкаясь затылком в твердую грудь. Из члена ударила струя спермы, которую Наруто задержал большим пальцем, усилив сладкое давление и сделав удовольствие почти нестерпимым.
Учиха сотрясался в спазмах оргазма, пытаясь удержаться на ослабевших коленях.
Наруто, поняв состояние парня, отпустил его, и Саске упал грудью на простынь. Наруто толкнулся в него еще несколько раз, и Саске почувствовал, как в него течет что-то горячее, заполняя его изнутри. До ушей дошел тихий стон Наруто, кончающего внутрь него. И о боже, как это было хорошо, приятно. Так, что еще несколько импульсов удовольствия пробежали по его телу.
Узумаки вышел из него, и Саске задрожал и стал задыхаться, почувствовав, как из его задницы начинает вытекать сперма, скользя вниз по бедрам.
Он со стоном упал на бок и съежился, начиная осознавать, что только что произошло. Все свои действия и слова. 
И то, насколько позволил себе открыться перед, фактически, чужим человеком.
Он показал ему ту сторону себя, которой, если не стыдился, то предпочитал скрывать и прятать глубоко в себе. Что ему приносит наслаждение немного физической боли, и что его практически убивает боль душевная. Поэтому он никогда и ни с кем не заводил близких отношений.
И что если этот человек сейчас бросит его или отвернется, он убьет его, а потом умрет сам.
Узумаки рухнул на спину рядом со сжавшимся в комок Саске и закинул руки за голову, сыто облизнувшись. Самочувствие заметно улучшилось, как и всегда после секса.
Только вот как теперь разговаривать с Учихой?
Поддавшись порыву, он забыл подумать о последствиях, и теперь несколько опасался за целостность своей шкуры.
Однако предмет опасений лежал, повернувшись к нему спиной, и не подавал признаков жизни. Смотреть на обхваченные руками плечи было холодно.
Можно, конечно, закутать Учиху в одеяло, накачать снотворным и обложить грелками, но что-то ему подсказывало, что совсем не этого ждет от него Саске. Если вообще чего-то ждет.
Наруто все же не выдержал и, протянув руку, сжал горячей ладонью плечо брюнета.
-Извиняться, а тем более оправдываться, я не буду. Если хочешь уволить – валяй.
Бледное тело задрожало и сжалось еще больше. Дыхание Учихи стало глубоким, а сам он начал медленно подниматься с кровати.
-…я подумаю над этим, - хрипло сказал Саске, не поворачивая головы.
Наруто отстраненно наблюдал, как Учиха дрожащими руками пытается натянуть найденные в углу штаны, прямо на потеки подсыхающей спермы, с явным желанием побыстрее убраться отсюда. Убраться, несмотря на боль и усталость, поселившихся во всем теле.
-Саске, а на что ты рассчитывал, когда приходил сюда? – внезапно спросил Наруто.
-Я не помню, - пробормотал Саске, судорожным движением натягивая на себя рубашку.
Узумаки не шевелился.
Саске, наконец, полностью одевшись, подошел к двери и на секунду замер.
Потом Учиха мотнул головой и взялся за ручку.
Дернул два раза.
И удивленно обернулся.
-Заперто.
-Ну да, - кивнул с кровати Узумаки, глядя в потолок.
Саске прищурился.
-Я сказал – заперто.
-Я слышал, - беспечно отозвался блондин.
-…и как это понимать?
Узумаки усмехнулся и сел на край кровати, подтягивая к себе простынь и оборачивая вокруг торса.
-Так и понимать. 
Он поднял голову и посмотрел в черные глаза.
-С чего ты решил, что я тебя отпускал? И вообще отпущу? – вкрадчиво спросил он, приближаясь к брюнету.
Тот в ярости сжал зубы.
-Да ты хоть предс…
-Представляю. И кто ты, и кто твоя чертова семейка. Вы все меня бесите, честно говоря. И самый последний идиотизм в этой жизни – приближаться к любому из вас хотя бы на пол шага. Потому что пираньи более гуманны к своей жертве, чем вы.
Саске судорожно вздохнул, вновь дергая за ручку.
-Тогда какого же…
-Клетка.
-…что? – ошеломленно выдохнул Учиха.
-Не получается держать хищника на воле – посади его в клетку, - насмешливо сказал Наруто, подходя вплотную к брюнету и со стальной силой сжимая его запястья и прижимая к двери.
-Пока не приручишь его, и он не полюбит тебя до безумия. Вот чего я хочу, - вкрадчиво сказал Узумаки, приближая свое лицо к лицу Саске и заглядывая в черные злые глаза.
-Что ты себе позволяешь?
-О, не я – ты. Позволяешь мне все. Как только ты пришел сюда. Разве нет, Учиха? 
Саске, поняв, что ему не вырваться, расслабился. Однако внутри все дрожало от ярости. Да как он смеет? Он хотя бы представляет, что он с ним сделает, как только выберется отсюда?
Наруто внезапно навалился на него всем телом, вбивая в дверь и вышибая воздух из легких. Саске дернулся и открыл рот, задыхаясь и чувствуя, как закатываются глаза, на которые снова наворачивались слезы. Боже, нет. Слишком много боли за один день.
Еще чуть-чуть, и он не выдержит.
-Ну же, Саске. Покажи мне это. Сломанный, умоляющий взгляд загнанного зверька. Каким себя обычно чувствую я на этой работе, или даже просто находясь рядом с тобой. Давай же.
По бледным щекам все-таки потекли слезы. Саске опустошенно и обреченно закрыл глаза, ослабевая в руках Наруто и больше не пытаясь вдохнуть в легкие необходимый для жизни воздух.
Вдруг пришло в голову, что он совсем не против умереть от той боли, что причиняет ему Наруто. И речь идет не только о боли физической.
-Давай, уволь меня. Унизь. Растопчи, как делаешь это со всеми своими врагами, - шепот обжигал изнутри.
-Только… 
Саске почувствовал на своих губах горячее дыхание, опаляющее разум, и невольно приоткрыл свои губы навстречу.
Наруто молчал, и Саске медленно поднял дрожащие ресницы, упираясь взглядом в непонятно серьезные синие глаза.
-Только не рассчитывай, что, оторвав от меня кусок, с

Категория записи: 18+

19 Января 2009 в 18:33

кто опять убил Айзена-тайчо?

Название: Кто опять убил Айзена-тайчо?
Автор: Yukihime
Жанр: стёб
Содержание: Айзен-тайчо любил пошутить и белые тапочки



Глава 1. Сейрейтей помешался



3 дня после трагической гибели Айзена-тайчо
Кира Изуру проснулся от раздирающего душу вопля:
- АЙЗЕН-ТАЙЧООООООООООООООООО!!!!!!!!!!! БЛ@ТЬ! ТВОЮ МАТЬ! ОПЯТЬ!
Заколебали. Даже в камере отсидеться спокойно не дают - хоть башкой
об стенку бейся!
Позавчера орала Котетсу-старшая, вчера - Котетсу-младшая, сегодня -
Нанао-сан.
Почему-то Кире совершенно не хотелось знать отчего каждое утро
очередная вице-капитанша начинает орать: "Айзен-тайчооо!!!", всё
чего ему было нужно в данный момент - так это затычки для ушей!

5 дней после трагической гибели Айзена-тайчо
Сегодня Хинамори Момо разбудил пронзительный писк Ячиру:
- АЙЗЕН-ТАЙЧООООООООООООООООО!!!!!!!!!!!
Позавчера кричала лейтенант Исэ, вчера - лейтенант Матсумото... Ну
сколько можно! Кто-нибудь объяснит, что там происходит, в конце
концов!

6 дней после трагической гибели Айзена-тайчо
Утреннюю тишину нарушил истошный вопль:
- АЙЗЕН-ТАЙЧООООООООООООООООО!!!!!!!!!!!
Голос был мужской и пренадлежал лейтенанту второй дивизии Маречийо.
Для Ренджи это оказалось настоящим потрясеним, трясло его долго, до
тех пор пока Забимару не обанкаился...

На седьмой день Кира открыл глаза под крик Юмичики. Они что там все
с ума посходили? Может всё же стоит расспросить охранника о том,
чего там снаружи творится? Не, да пошёл он в Хуэко Мундо, этот
охранник! Лучше б затычек для ушей принёс!

Абарая всего трясло в судорогах и конвульсиях. Ну почему в этих
тюрьмах такое жуткое эхо! Это ТАК ужасно!
Потому что сегодня кричал ЗАРАКИ!!! А когда кричит Зараки, то всем
наступает полный Зараки!..

На девятый день, сопровождаемая рыданием Уноханы-тайчо, в камеру к
Хинамори явилась Рангику.
- Плохо выглядишь, - сочувственно произнесла Матсумото. - Айзен
оставил для тебя письмо. Хорошо, что мы с Хитсугайей-тайчо его
первыми нашли.

- Почему такой жалкий вид, Изуру? - по лицу Ичимару-тайчо
расползлась ичимаристая улыбка.
Лейтенант третьего отряда был бледнее смерти, руки тряслись, а под
глазами проступали чёрные круги.
- И-и-ичимару-тайчо! Я больше не могу так жить!
- Успокойся, я для тебя принёс кое-что.
И, очень довольный собой, Гин продемонстрировал CD-плеер.
Изуру словно псих вцепился в решётку:
- Дайте его сюда, тайчо! Скорее! Ура! Я спасён!!!

Не, так больше продолжаться не может! Надо срочно драпать отсюда!
Эй, Забимару, ты со мной или как?

"Хинамори-кун, если ты сейчас читаешь это письмо, значит меня уже
нет в живых. Один всем хорошо известный чибик угрожал убить меня и
55 моих братьев-близнецов.
С наилучшими пожеланиями, Айзен Соуске.
P.S. Пусть меня похоронят в моих любимых белых тапочках"



Глава 2. Нас трое, а плеер один!


Весь Сейрейтей был в панике. Каждое утро кто-нибудь обязательно
находил пребитого к стенке капитана пятого отряда. В морге
Уноханы-тайчо уже некуда было складывать трупы Айзенов...

Кира сидел в своей камере невероятно довольный. Искренне улыбался от
всей души и слушал плеер. И тут с треском проломилась стена и в
образовавшуюся дыру просунулаясь недовольная физиономия Абарая.
- Нефиг расслабляться, мы сматываемся отсюда!
- Зачем? Мне тут и так хорошо!
- Кира-кун! - Хинамори оттолкнула в сторону Ренджи. - У Айзена тайчо
есть 55 братьев близнецов! И их всех будут убивать по одной штуке в
день!
- Представляешь сколько истерических воплей "Айзен-тайчооо!" нам ещё
предстоит услышать?!
И тут лицо Ренджи как-то странно преобразилось. Взглядом хищника он
уставился на CD-плеер Киры...
- Даже не думай, Абарай-кун! - словно прочитала его мысли Хинамори.
- ОН МОЙ!!!
- Да, забирай его себе, мне не жалко, - сказал Ренджи. - Кира -
твой, а плеер - мой!
- Плеер тоже мой! - обломала красноволосого лейтенанта Хинамори. -
Кира-кун ты ведь не станешь обижать девушку?
- Нет, - занервничал Изуру. - Свой плеер я тебе не отдам!
- Ах, так! Ну если не хочешь добровольно, придётся взять силой!
- А я посильней тебя буду! - принялся хвалмться Ренджи. - У моего
Забимару теперь есть банкайчег! Ну, что, Забимару, поревём?!
И в этот момент в плеере Киры сдохли батарейки...

Сейрейтей содрогнулся от выворачивающего наизнанку мозги нытья
Маюри:
- АААААААААЙЗЕН-ТАЙЧОООООООООО!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

- Ах, Хитсугайчик-тайчик! Какой же Вы у меня умница! - радовалась
Матсумото, заключая Тоширо в мнущие бюстом капитанскую причёску
обьятия.
- Так Вы предлагаете не снимать труп Айзена со стены, - уточнил
Ямомото.
- Именно! Тогда злоумышленникам больше будет некуда вешать остальных
Айзенов.

- Выходит, что самый простой способ избавиться от задолбавших всё
живое воплей "Айзен-тайчо!!!" - это отыскать убийцу Айзена? - Ренжди
задумчиво почесал затылок.
- Вот именно! - Хинамори показала предсмертное письмо капитана
пятого отряда. - А это единственная улика.
- Там ещё на конверте что-то написано, - заметил Изуру.
- Странно, - удивилась Момо. - Раньше конверт был безо всяких
надписей, я это точно помню...
- Очевидно, текст проявился в результате крика Куротсучи-тайчо.
- Так что там написано! - сгорал от нетерпения Абарай. - Читайте
быстрее!

"Я знаю, что я очень крут.
Но все крутые когда-то умрут.
О, Сейрейтей, обо мне не плачь,
Пусть плачет чибик - мой палач!"



Глава 3. В воздухе запахло Айзеном!



- Цветочный мальчик, блин! Мальчик-одуванчик! Гад под прикрытием -
вот кто он! - ругался Ренджи, спускаясь в тёмное подземелье.
- Абарай-кун, а с чего ты решил, что чибик - это Ямада Ханатаро? -
спросила Хинамори и тут же зажала нос рукой, потому что вонь была
просто невыносимой.
- Меня гораздо больше интересует почему мы ищим убийцу Айзена в
канализации?! - негодовал Кира.
- Отвечаю на первый вопрос: чибик=Ханатаро! Отвечаю на второй
вопрос: логово злодеев=канализация!
- У тебя странная логика, Абарай! - сказал Кира и тут же вспомнил о
том как давным-давно, ещё когда они оба служили в пятой дивизии,
Айзен-тайчо послал их на спецзадание в Руконгай. Там они умудрились
заблудиться. Блуждали долго-долго, забрели в какой-то странный район
в котором не было ни души. Кира и Абарай проголодались так, что
готовы были съесть всё что угодно. Но в отличие от Ренджи, Изуру
сохранил кое-какие остатки разума. И когда двум шинигами перебежал
дорогу меносёнок, Абарай кинулся за ним с воплем: "ЕДА!!!", правда
так и не поймал... Когда Кира потом спросил, почему Ренджи хотел
слопать меноса, красноволосый бубуинчик поразил его своей
неповторимой логикой: "Менос=жЫвотное=ЕДА!"
- А вы заметили, что сегодня никто не кричал: "Айзен-тайчо!!!"?

- Раз сказала "не дам", значит не дам! Чего может быть непонятного!
- злилась Унохана Ретсу.
- У Вас всё равно их много, чего Вам жалко что ли! - пытался
выпросить Куротсучи тайчо хотя бы один труп Айзена.
- Да, жалко. Вон из морга!!!
И Маюри почапал в свою дивизию, вспоминая по дороге молодость -
когда он работал простым учителем химии в академии Общества Душ.
Тогда его любимым занятием было превратиться в жидкость и спрятаться
внутри какого-нибудь унитаза в мужском туалете. А когда несчастный
студент подходил к толчку и снимал штаны... СЮРПРИЗ!!! Вот так он
напугал однажды ещё совсем молодого Урахару Кисуке. Урахара конечно
же не растерялся и огрел обнаглевшего препода шляпой по голове. Эту
шляпу Куротсучи-тайчо носит до сих пор...
- МАЮРИ-САМА!!! Я так соскучился! - вылетел на встречу капитану один
из офицеров 12 отряда - нечто напоминающее гибрид свиньи и
сороконожки и было оно ростом с пол-Ячиру. - Прижмите же меня к
своим яй...- и был тут же ударен по башке изящной ножкой Нему,
обутой в туфельку на каблучке.
- Чмо-чан, сейчас не самое подходящее время домогаться Маюри-саму...
Чмо-чан жалобно пискнуло и сжалось в комочек.

Висевший на стене "вчерашний" Айзен разлагался и вонял совершенно не
как нормальный среднестатистический труп. Аромат мёртвого тела чуяли
даже в Руконгае, да к тому же мухи налетели... Поэтому к вечеру
Айзена-тайчо решено было всё-таки снять.

- Кира-кун, а что бы ты сделал если бы был главным злодеем?
- Для начала я бы надел очки и прикинулся хорошим парнем. Потом
инсцинировал собственную смерть. А когда бы о моём существовании все
позабыли, я бы внезапно объявился и всех обломал. При этом бы
наконец-то снял очки, слегка изменил причёску и...прихватив с собой
парочку верных товарищей, смотался бы в Уэко Мундо...
- БРЕД! - крикнул Абарай. - Пораскинь мозгами, Кира, какой
нормальный главный гад будет так тупить. Особенно про момент с
очками... По правде говоря сейчас мне очень хочется..
Ренджи схватился за живот, услышав журчание в желудке.
- ЖРАТЬ! Мы ведь ничего не ели с того момента как из тюрьмы сбежали.
- И что ты предлагаешь, Абарай-кун?
- Предлагаю временно прервать нашу миссию и наведаться на виллу
Кучики-тайчо. У него там полный холодильник еды!
- Ладно, - согласился Кира. - Но не забывайте, сейчас уже утро. А
это значит что как раз вывесили нового Айзена-тайчо. Так что когда
будем проходить мимо, не вздумайте кричать, ясно?!
- Да не собираюсь я кричать! Что я дохлого Айзена никогда не видела!
- обиделась Момо. - Да я в первый раз закричала только из-за
неожиданности... вот если бы там указатель висел "Осторожно, дохлый
Айзен-тайчо" или что-то вроде того...
- А я не из пугливых! - принялся понтоваться Ренджи. - Хоть и не
видел мёртвого Айзена...пока ещё.

Ровно на рассвете раздалось три крика.
- АЙЗЕН-ТАЙЧООООООООООООООООО!!!!!!!!!!! - завизжала Хинамори.
- АЙЗЕН-ТАЙЧООООООООООООООООО!!!!!!!!!!! - присоединился к ней Кира.
- АЙЗЕН-ТАЙЧООООООООООООООООО!!!!!!!!!!! - следом завыл Абарай.

Хитсугайя уткнулся лицом в бюст Матсумото.
- Звукоизоляция - объяснил он.
Капитан Ямомото одобрительно кивнул.



Глава 4. Уронили Ренджи на пол - чтобы Бьякую не лапал!



- Милый, я пришла!
- Добро пожаловать домой, дорогая.
- Ты даже представить себе не можешь, как утомительны эти собрания
вице-капитанов!
- Искренне сочувствую, любовь моя...
- Я надеюсь, ты уже приготовил обед для всей нашей семьи?!
- Почти! БЛ@! Опять подгорело! - ругнулся Бьякуя и поправил
малиновый передничек с клубничками (бесценный подарок от сестрёнки
Рукии) и виновато уставился на свою супругу.
Кучики Ячиру топнула ножкой и скрестила руки на груди.
- НЕКАВАЙ!!! - прозвучало словно гром среди ясного неба. - Мы с
тобой уже десять лет как женаты, а ты до сих пор готовить не
научился!
- Папка, мы жрать хотим! - выбежало из соседней комнаты стадо
маленьких Ячирок в кенсейканчиках и шёлковых шарфиках. Детишки
повисли на Бьякуе и принялись его кусать...

...Кучики-тайчо проснулся в холодном поту. Приснится же ТАКОЕ! Надо
срочно принять ледяной душ и смыть воспоминания о ночном кошмаре!

- ...А кто из вас заорёт при виде неживого Айзена, тому я
собственноручно зазабимарю в глаз. Чтобы потом было что чёлочкой
прикрывать! - ехидно произнёс Ренджи и оскалился маньячной улыбкой.
- Да ты сам-то в штаны не наделай! - сказал Кира и едва не оглох от
вопля Хинамори:
- АЙЗЕН-ТАЙЧООООООООООООООООО!!!!!!!!!!! - и Момо тут же грохнулась
в обморок.
- Что это было?! - удивился Ренджи, ковыряя в ухе.
Изуру посмотрел наверх, на ту часть стены где по идеи должно было
висеть мёртвое тело капитана пятого отряда...
- АЙЗЕН-ТАЙЧООООООООООООООООО!!!!!!!!!!! - не выдержал Кира и
потерял сознание.
- Зазабимарю в глаз! - обрадованно изрёк Ренджи и получил глазом по
лбу. Абарай поднял глаза вверх чтобы понять откуда на него свалился
глаз...
- АЙЗЕН-ТАЙЧООООООООООООООООО!!!!!!!!!!! расчленённый...мамочки... -
храбрый лейтенант шестой дивизии изящно повалился на землю напару с
Забимару.

Маюри мерил шагами лабораторию, примеряя очки одного из Айзенов,
которые всё-таки ухитрился спереть у Уноханы. - Нему, мне идут эти
очки?
- Нет, Маюри-сама.
- Клянусь, я убью всех очкариков!!!

- Учись, Ичиго! Сворачивайшь порножурнал в трубочку, набиваешь в
него травы, поджигаешь, выкуриваешь - и банкай тебе обеспечен! -
образ Зангетсу начал медленно таять, сменяясь испуганными
физиономиями Ганджу и Ханатаро.
- А мы уж подумали, что тебя Ренджи на тот свет отабараил!
- Парни! - открыл глаза Ичиго. - Мне нужна трава. Много травы... и
порножурнал!

Первым очнулся Кира. Нужно было срочно сматываться с места
преступления, пока никто не подоспел. Главное - куда-нибудь
смотаться, а куда - не так уж и важно! Поэтому он схватил в одну
руку Хинамори, в другую - Абарая и потащился на виллу Кучики.

Используя Ренджи в качестве тарана, Кира проломил стенку в особняке
Кучики. Внутри было тихо и спокойно. Очевидно Бьякуи не было дома.
Кира открыл дверь в первую попавшуюся комнату. Судя по всему это
была спальня Кучики-тайчо. И тут Изуру услышал шаги - это Бьякуя
выходил из ванной...

Бьякуя, одетый лишь в розовые тапочки ввиде зайчиков, семейные трусы
с клубничками (бесценный подарок от сестрёнки Рукии) и шарфик
двигался по направлению к шкафу.
"Плохи мои дела", - думал Кира - "Сейчас Кучики-тайчо полезет сюда
за одеждой". Сбежать не представлялось ни единого шанса. К тому же
когда Кира решил спрятаться в шкаф, он случайно уронил Абарая, и
Ренджи тут же укатился под кровать Бьякуи... А Кучики-тайчо уже
потянулся рукой к дверце шкафа...спасти могло только чудо...

- ПРЕВЕД, БЬЯКУДЗА!!!- чудо в лице лейтенанта одинадцатого отряда
влетело в окошко и повисло на капитане Кучики. - Бья-Бья, давай
поиграем! - Ячиру принялась лупить Бьякую подушкой по голове. Вскоре
от её стараний по всей комнате залетали перья...



Глава 5. Разгром спальни Кучики. Смертельная битва: Ренджи против Бьякуи!


Кира бежал по Сейрейтею держа в руках Хинамори и ящик "Баунти" (да,
ему всё-таки удалось заскочить на кухню Кучики-тайчо и порыться в
холодильнике). Ящик был слишком тяжёлый, а одного взгляда на
упаковку хватило на то чтобы пропал аппетит: с логотипа "Баунти"
улыбалась довольная рожа Джина Карии и красовалась подпись "Райское
наслаждение"...
Поэтому Изуру решил не тащить с собой дальше это фуфло и оставил
ящик возле Офиса 46.

Ячиру прыгала по комнате Бьякуи, размахивая остатками подушки.
- Бья-Бья такой классный!
- Чуваки, чё разорались! Поспать дайте! - выполз из-под кровати
Ренджи.
- Ух, ты! Макака Руконгайская! - обрадовалась Ячирка и запрыгнула на
спину Абараю, который теперь стоял на четвереньках. - Бьяку-Бьяку,
оседлаем макаку! Yahoo!!!
- Я попал в дурдом, - простонал Ренджи.
- Чего ты там бормочишь, Красный Чубчик?!

Элегантным жестом Кучики-тайчо извлёк из потайного кармана своих
трусов упаковку леденцов и швырнул в окошко.
- Ух ты, конфетки! - спрыгнула с Абарая Ячиру и хватая на лету
порножурнал (который до этого покоился под подушкой) выпорхнула на
улицу.

Так уж получилось, что Кира уже второй раз за день проходил мимо той
самой стеночки, к которой заржавевшими гвоздиками был пребит
расчленённый Айзен-тайчо. И как раз в тот самый момент когда мимо
пробегал Арамаки из 11 дивизии.
- АААЙЗЕН-ТАЙЧОООООО!!! - завопил Маки-Маки.
От неожиданности Изуру уронил Хинамори, затем поднял её и побежал
прочь от этого поганого места...

- Матсумото, тебе не показалось, что мимо нас только что пробежал
Кира, а ещё вместе с ним была какая-то девчонка, похожая на...
- Извините, тайчо, я в этот момент в другую сторону смотрела...
- Надо срочно их догнать, - сказал Хитсугайя и сделал попытку
освободиться, но объятия Укитаке были слишком крепки.
- Широ-чан старший и Широ-чан младший! Ну разве не прелесть! - никак
не могла налюбоваться на двух беловолосых капитанов Рангику.
- Ути-пути, какие мы серьёзные! - Джууширо принялся щикотать Тоширо.
- Хватит! Прекратите! Отпустите! - сопротивлялся Хитсугайя а потом
не выдержал и рассмеялся. - Ха-ха-ха! Ой, щекотно! Матсумото,
СПАСИ!!!
- Ну раз уж вы двое так отлично проводите время, у меня складывается
ощущение что я вам мешаю. Так что я пойду прогуляюсь по магазинам
пока вы тут веселитесь!
- Матсумото, не смей! МАТСУМОТО!!! Ха-ха-ха! Щекотно! Ой-ой-ой!!!

- Как ты оказался у меня под кроватью? Я требую объяснений!
Ренджи по-прежнему стоял на четвереньках и внимательно изучал
единственную помимо шарфика деталь туалета своего капитана.
- Тайчо... Я понятия не имею, что я здесь делаю...
- Как долго ты находился у меня под кроватью?! Час!? Два!? Три?!
День?! Неделю?! Месяц?!
- Тайчо, я...
"С меня хватит! - подумал Абарай. - Кучики-тайчо вечно делает из
меня козла отпущения! Вот и сейчас стоит надо мной такой весь из
себя... Этакий супермен в трусах!!!"
- Тайчо, эти трусы не идут к Вашему шарфику! Снимите их немедленно!!!
- Ах, ты ублюдок! - Бьякуя снял с правой ноги тапочек и принялся
лупить им Ренджи по заду.
- Ай-ай! Больно!!! Садист Вы, тайчо! Хоть в шарфике и в трусах, а
всё равно садист! И я не прощу Вам это грубое надругательство надо
мной!.. Реви, Забимару!
- Цвети, Сенбонза...
Абарай повалил Кучики-тайчо на кровать, засовывая свой кулак ему в
рот.
- Что, вкусно?! Да чтоб ты подавился!! - и вцепился зубами в
кенсейкан.
Бьякуя выпучил глаза и принялся размахивать конечностями в разные
стороны.
- Не рыпайся, а не то убью! - струйка слюны вытекала изо рта Ренджи
прямо на лоб капитана шестого отряда.
- Ш-ш-шкотина! - прошипелявил Бьякуя, пытаясь выплюнуть абараевский
кулак. - Ш-ш-швети, Шенбонжакура!
Вихрь из нежно-розовых лепестком сакуры закружился по комнате,
кромсая мебель.
- БАНКАЙ!!! - заорал Ренджи, прыгая по кровати до тех пор пока она
не развалилась.
Король Бубуинов Забимару занимал слишком много места. Так много, что
стены спальни не выдержали и начали разъезжаться в стороны, а следом
за ними рухнул потолок, придавав собой несчастного Ренджи.
- Дозабимарился, - тихо прошептал Бьякуя, отпрыгивая в сторону и
наблюдая за тем как рушится резеденция Кучики, погребая под собой
лейтенанта шестого отряда.

Ни один мускул не дрогнул на словно высеченном из мрамора каменном
лице Бьякуи, когда он подошёл к развалинам, снял с шеи свой ШАРФЕГ и
элегантным жестом сбросил на торчащий из-под обломков
огненно-красный чуб...

Из Офиса 46 выбежал Совет Старейшин.
- Ух ты, конфетки! - обрадовалось старичьё, которое в жизни никогда
не видело шоколадные батончики, начинённые фаршем из Бонто.
Съели и умерли. "Баунти" - райское наслаждение, съел - и ты уже в
раю!



Глава 6. Hollow Inside, Idiot Outside!


- А сейчас - Стриптиз Казановы!
"Неужели этот странный шинигамский капитан сейчас начнёт
раздеваться?" - промелькнуло в голове Чада.
Кёраку поставил перед собой бутылку сакэ.
- "Стриптиз Казановы" - самое лучшее сакэ от самогонщиков восьмой
дивизии! Правда, Нанао-чан? Каваи-каваи Нанао-чан! Лавли-лавли
Нанао-чан!

Сверху на Шунсуя посыпались ложки, половники, тарелки, чайники,
кастрюли, микроволновки, стиральные машины...
Чад любовался этим "водопадом" до тех пор пока одна из сковородок
случайно не угодила ему по голове... Очнулся Садо уже в госпитале
четвёртой дивизии.

Зараки сидел на вершине одной из башен Сейрейтея и от скуки листал
порножурнал.
- Видишь, Кен-чан, сколько всяких полезностей можно у Бьякушки дома
найти! - прыгала вокруг капитана 11 отряда Ячиру. - Ой, Кен-чан!
Смотри, вон там какой-то Рыжик бежит!
- ГДЕ!?!

- Дело пахнет Зараки! Надо драпать отсюда! - в один голос завопили
Ганджу и Ханатаро.
- Да мне по меносу, хоть Зараки, хоть Мураки! - пофигистично изрёк
Ичиго.
- ВЫХОДИ, КЛУБНИЧКА ЧЁРНЫЙ ПЛАЩ!!! БИТЬСЯ БУДЕМ!!! - раздался
грозный голос откуда-то сверху.
Куросаки задрал голову наверх и столкнулся взглядом с Кенпачиком.
- Дзынь-дзынь! - дёрнула Ячиру за колокольчик. - Смелее, Кен-чан,
иди поиграй с ним! - сказав это, розоволосая футакайчо толкнула
Зараки вниз с башни.
- ААА!!! БЛ@@@@@@!!! #ЦЕНЗУРА!#ЦЕНЗУРА!#ЦЕНЗУРА!#ЦЕНЗУРА!#МЕНОС
ИЧИМАРИСТЫЙ!!! #ЦЕНЗУРА!#ЦЕНЗУРА!#ЦЕНЗУРА!#БЬЯКУЯ ОТАБАРАЕННЫЙ!!!
ЮМИМЧИКА ОТШУУХЕЕННЫЙ!!!
- КАВАЙ! - произнесла Ячиру, записывая всё услышанное в маленький
блокнотик с названием "Полное собрание ненормативной лексики
Кенпачика". - Ух ты! Приземлился!

- Нифига не вижу! Убери свою задницу с моего лица! - настаивал Ичиго.
- Не уберу! - на лице Зараки образовалась сияющая улыбка от уха до
уха. - Если ты действительно так силён как о тебе говорят, то тебе
не составит труда меня сбросить.
- Да задыхаюсь я!
- А если я скажу что намереваюсь испортить воздух? Я как раз горошку
поел!
- ЧТО! - вскочил Ичиго.
Зараки довольно заржал, помахивая... порножурналом!
- Это что у тебя в руке?!
- Лажа какая-то... В ближайшее время собираюсь в качестве туалетной
бумаги оприходовать.
- Не надо, лучше мне отдай!
- А ты отними!
- Сейчас попробую!
И тут из Ичиго вылез Холлоу и сказал: "ПРЕВЕД!"
Зараки рухнул как подкошенный.
Довольный Ичи выхватил порножурнал и побежал искать поле.

- Интересно, что могло ТАК напугать Капитана Зараки?
- Полагаю, что Ваше появление, Унохана-тайчо, - ответила Исанэ.
- Куда сбежал этот Рыжий?! - вспыхнул от ярости Кенпачи.
- Спокойно, Вам нельзя сейчас делать резкие движения. Сейчас мы
проведём особый курс лечения...
Зараки сначала притих, а потом поинтересовался:
- Унохана-тайчо, а что мы сейчас будем делать?
- Снимать штаны и бегать! А ну-ка живо вставляй себе в задницу
клизьму и беги стометровку!!!

Почти что бездыханное тело Куросаки Ичиго (нет, не то которое Кон
вовсю заюзывал, а другое - шинигамское) развалилось на пушистой
сейрейтейской травке. Глаза Ичиго смотрели в небо, а руки и ноги
были раскинуты в стороны, как бы изображая знак Квинси. Куросаки
открыл рот и смачно отрыгнул струю зелёного пара... а банкая всё не
было и не было.



Глава 7. Добро пожаловать в 11 дивизию. Чувствуйте себя как в дурдоме!



- Отдай! Это моё! - Куротсучи Маюри не переставал преследовать Киру.
- Это МОЯ женщина!
Я буду с ней спать и размножаться!
- Да такое чмо как ты вообще не должно ни с кем спать, а тем более
размножаться!
- ЧМО?! Кто меня звал? - выскочило из-за угла Чмо-чан, как обычно,
возжелавшее капитанского тела. - Маюри-сама, прижмите меня к своей
жирной жо...
Ботинок Ишиды вдавил Чмо-чан в грунт.
- Значит, убегаешь с поля боя, Куротсучи Маюри, подлый трус! Клянусь
Гордостью Квинси, от тебя только мокрое место останется!
- Убью всех очкариков, а потом пойду работать клоуном в цирке! -
сквозь зубы проговорил Маюри.

- Пупсечка! - Гин ласково потрепал волосы Хитсугайи.
- Отвали, Ичимару! - огрызнулся Хитсугайя.
- А почему Укитаке-тайчо можно, а мне нельзя? - обиделся Гин.
- Укитаке слишком много себе позволяет! - при этих словах капитан
десятой дивизии густо покраснел.
Тут появилась Рангику, схватила Гина под локоть и куда-то увела.
- Спасибо, Матсумото, - облегчённо вздохнул Тоширо.

- Интересно, почему этот маньяк Куротсучи пытался отобрать у меня
Хинамори-сан... - Изуру наконец-то взглянул на девушку, и понял, что
это не Хинамори Момо. Это была какая-то рыжеволосая незнакомка с
заколочками ввиде цветов в волосах...

- Ух, ты! Маки-Маки что-то принёс! - обрадовалась Ячиру.
- Поймал риоку! - заулыбался Арамаки.
- Ты чё, совсем бум-бум! Это не риока, это Момо-чан из пятой
дивизии!

... Когда Арамаки увидел расчленённого Айзена, он с испугу уронил
Орихимэ... По странному стечению обстоятельств мимо походил Кира,
который, услышав визг Маки-Маки от неожиданности уронил Момо...
Поскольку оба шинигами очень спешили, они даже не обратили внимания
на то что случайно перепутали девушек

А рыженькую надо вернуть в 11 дивизию. Не таскаться же с ней по
всему Сейрейтею! Тем более, что всякие психически нездоровые
личности вроде Куротсучи-тайчо проявляют к ней нездоровый интерес...

- Так вот что происходит, когда траву через порножурнал выкуриваешь
- голые бабы повсюду мерещатся! - Ичиго окинул брезгливым взглядом
какую-то смуглокожую красавицу. - Если это такое специальное
средство для повышения потенции, то мне оно нафиг не нужно! Я и так
постоянно в перевозбуждённом состоянии, когда Кон в моём теле
находится...
Йоруичи кокетливо улыбнулась.
- Обнажённая женщина в дешёвой газете = порнуха, в дорогом журнале -
эротика, а в музее - искусство. Как ты думаешь, к какой из
перечисленных категорий отношусь я?
- К рисункам Рукии!

Иккаку и Юмичика, одетые в балетные юбочки, пытались станцевать
лебединое озеро. Получалось это у них плохо, потому что Аясегава то
и дело начинал вилять бёдрами, а Мадарамэ забывался и вытанцовывал
элементы "Танца Везунчика".
- Не, так дело не пойдёт! - дулась Ячиру. - Лысик, Чудик, репетируем
ещё раз!!!

- Ну вот теперь когда прайс-лист готов, можешь делать всё, что тебе
вздумается! Главное заплати сначала! - Матсумото подмигнула.
- Тогда сначала погладить по головке, потом подержать на ручках,
затем...а почему "пощеккотать" так дорого стоит?
- Потому что тайчо очень не нравится когда его щекотят.
- Тогда обойдёмся безо всяких излишеств. Плачу за "пощекотать" и
"назвать Пупсечкой"!

- Благодарю Вас, о Гордый Квинси! - Куротсучи Нему вежливо
поклонилась.
- За что? - удивился Ишида.
- За то что не позволили себе плюнуть в обернувшегося жидкостью
Маюри-саму, или хуже того - помочиться в него, как поступил бы любой
нормальный мужик на Вашем месте.
- Я пытался, но промахнулся, - Урюу нервным жестом поправил очки.

- Ой, кто к нам пришёл! Кира-чан! - счастливая Ячирка повисла на
лейтенанте третьего отряда. - Я такую классную игру придумала!
Пошли, поиграем!
- Ячиру достала какую-то чёрненькую тетрадочку с надписью "Death
Note". Вся тетрадь была исписана именем лишь одного шинигами -
"Ичимару Гин".
- Смотри, Кира-чан! Я уже столько раз написала имя твоего тайчо, а
он до сих пор не умерает. Почему?
- Может, потому что он уже мёртв. Ичимару-тайчо ведь шинигами...
- Урахара-пройдоха! А говорил "тетерадка смерти, тетрадка смерти!
чьё имя напишешь - тот умрёт!" А стало быть имена шинигами в ней
нельзя писать... Тогда дарю эту тетрадь тебе! Во имя Великой Дружбы
3 и 11 дивизий!

- Я прирождённый пацифист и поэтому тебя не трону! - пафосно изрёк
Тоусэн.
- Да иди ты в... Хуэко Мундо! Не до тебя мне сейчас, - огрызнулся
Ишида, хватаясь за раненое плечо.
- Что?! - озверел Канамэ. - Как ты узнал о том что мы собираемся
бежать в Уэко Мундо?! Прости и прощай, Случайный Свидетель!
Четвёртая дивизия о тебе позаботится!

А засыпал сегодня Сейрейтей под визги капинанов 3 и 10 отряда:
- Пупсечка! Пупсечка! Пупсечка!
- Прекрати меня тискать, извращенец! Ой-ой-ой! Щекотно!



Глава 8. О грязных и чистых домогательствах



- Не бойся ложки, бойся вилки - один удар = четыре дырки! - ласкаово
говорил Гин, поглаживая Кучики Рукию по головке...
Сейчас Рукия сидела в сейрейтейской темнице и вспоминала слова
Ичимару Гина. Затем провела рукой по волосам и извлекла
вышеупомянутый столовый прибор.

- АААЙЗЕН-ТАЙЧОООО!!! Хи-хи-хи! Смотри, пупсечка, вон там висит
новенький АЙЗЕН-ТАЙЧО!!!
- ГЫ-Ы-Ы! Щекотно!

Именно из-за этого, а вовсе не из-за страха перед казнью очень
хотелось совершить побег. Кучики-сан продолжила делать подкоп...

- Всё, я её вылечила! - сообщила Орихимэ. - Но если её снова
кто-нибудь ударит или уронит, Хинамори-сан может впасть в кому,
причём надолго.
- Вот поэтому для тебя будет лучше остаться на некоторое время в 11
дивизии, - сказал Кира. - Поможешь Кусаджиши-сан и Инуэ-сан рисовать
плакат "Выздоравливай, КЕНПАЧЕГ!!!"
- Но, Кира-кун! Нам ведь надо искать убийцу Айзена-тайчо и спасать
Абарая!
- Убийцу Айзена Ренджи и так вычислил...
- Кто? Кто? Кто? - от волнения запрыгала Ячиру.
- Ханатаро Ямада.
- Вау! Ни за что бы ни подумала! А Абарай-Красный-Чуб сообразителен!
Кстати, на данный момент Макака Руконгайская проходит курс лечения в
госпитале четвёртой дивизии и судя по моим данным Ишида Урюу и Садо
Ястора тоже там! Потому-то мы и организуем спасительную миссию!
- Ячиру-чан, молодец! - похвалила Орихимэ.
- А у меня теперь тоже есть миссия, - сказал Изуру. - Не успокоюсь
пока не свожу своего тайчо к психиатору. А то по Сейрейтею
расползаются слухи будто бы Ичимару - педофил...
- Правда?! - Ячиру принялась подкрашивать губы помадой. - А ему
какие девочки нравятся? С макияжем или без?
- Если верить сплетням, он неровно дышит к белокурым мальчикам с
именем Широ-чан...
Кусаджиши вынула откуда-то блондинистый парик и прикрепила на себя
табличку "Широ-чан".
- И Ичимару тайчо теперь тоже будет мой!
- Что значит "тоже"? У Вас что уже кто-то есть?
- Ну конечно! У меня есть Бьякусик! А ещё у меня есть Ичи! И
Кенпачик! А ещё Лысик, Чудик и Маки-Маки! На данный момент ещё
подумываю взять в свой гарем Макаку Руконгайскую! Послушай,
Кира-чан...
- НЕТ!!! Я не хочу! Даже не предлагайте!
- Ишь ты какой, размечтался! Да из всех женщин Сейрейтея на тебя
обратит внимание разве что Маюри!!
- Хинамори-сан, она меня обижает! Кажется, у меня начинается синдром
Кона! Момо-нээ-сан, прижми меня к своим...
- Осторожно, Кира-кун! Ты помнёшь мне вату в лифчике!
- А если я встану на табуретку и напихаю себе ваты в лифчик,
интересно, я смогу соблазнить Кёраку-тайчо?! - всерьёз задумалась о
пополнении гарема Ячиру.

В палате № 666 госпиталя четвёртой дивизии было тихо и спокойно. Все
пациенты внимательно следили за тем как гениальный сыщик "Ренджи
Холмс" помогал разгадывать кроссворд "Доктору Ретсу".
- Бошковитый парень! - одобрительно кивнул Зараки.
- А теперь тихий час! - объявила Унохана-тайчо, когда последнее
слово в кроссворде было разгадано. - Кто пискнет - тот уке!
- Укетаке? - не понял Зараки.

- А вот теперь я кажется всё понял, - улыбнулся Ичи. - Вы уж
простите, Йоруичи-сан, что обозвал Вас голой бабой. Ну не признал в
человеческом облике - с кем не бывает!
- Да простила уже. Осознал в чём заключалась твоя главная ошибка?
- Да. Я пытался закурить обычную траву, а надо было особенную... Как
же я во время битвы с Зараки умудрился растерять всех своих
спутников?
- Когда объявилось твоё пустое альтер-эго Ганджу и Ханатаро со
страху убежали в четвёртую дивизию.
- Ясно... Как же мне теперь спасать Рукию?
- Выход один единственный - обанкаиваться.
- Где же мы особенную траву возьмём?
- Это ты про коноплюшку, марихуанку и гашишек? Чтож, собирайся,
Ичиго, идём грабить оранжерею Укитаке-тайчо!

- Я принёс свежую смену ночных горшков! - обьявил Ханатаро.
- Ты? - Ренджи соскочил с койки. - Ты...ТЫ!!! Ты - убийца
Айзена-тайчо!
- Я?! Че-чего?!
- Не прикидывайся тряпкой, цветочный мальчик! Мы тебя раскусили!
- Абарай - сан, за что? За что вы меня оклеветали!
- По стенке размажу! Забиморочка, иди к Ренджику!
Ханатаро вознёс руки к потолку:
- Лунная клизьма, дай мне силу!
А затем открыл бутылёк медицинского спирта и выпил.
- Сейчас перед тобой офицер четвёртой дивизии Ямада Ханатаро. Боевое
искусство "Укокошь Абарая"! Техника боя "Пьяный Кулак"! - и
заханатарил Ренджи прямо в лоб.



Глава 9. С КЕНПАЧЕГОМ в светлое будущее!



Косить траву при помощи Зангетсу было очень даже удобно. Когда же
Ичиго вырезал под корень всю коноплю, гашишь и марихуану в саду
Укитаке-тайчо, он завернул наворованное сокровище в порножурнал
(бьякуе-кенпачевский безвозвратно сгорел, это был новенький -
посылка от Урахары), поджёг и выкурил...

- БАНЗАЙ! Или следовало крикнуть"БАНКАЙ"! - на секунду задумалась
Ячиру.
Вперёд выпрыгнули танцующие "Лебединое Озеро" Иккаку с Юмичикой, а
Орихимэ улыбылась и размахивала плакатом "Выздаравливай, КЕНПАЧЕГ!"
- Эй, чувачки! Мы пришли спасать вас! - лысина Иккаку ослепитеньно
сверкнула.
- Кен-чан! - прыгнула на больничную койку Ячиру. - Представляешь, а
Кира-кун скоро женится!
- На ком? - поинтересовался Зараки.
- На ком? - спросили Орихимэ, Иккаку, Юмичика и все пациенты палаты
№ 666.
- На мне! - радостно вспыхнула Ячиру. - Правда он ещё не знает об
этом. Я ему только перед свадьбой скажу - пусть сюрприз будет!
- Но ведь это не честно! - возмутилась Орихимэ.
- В 11 дивизии всё честно, Большая Грудка!
- Ячиру-чан..., - Орихимэ смущённо покраснела, услышав своё новое
позвище.
- Одобряю! - сказал Кенпачи. - Всю жизнь мечтал побыть тёщей!!! - на
этом месте Зараки заржал. - Значит, Кира Изуру... Неплохой выбор.
Лейтенант всё-таки. Да я одобряю этот брак хотябы ради того чтобы
полюбоваться на физиономию Ичимару, когда он обо всём узнает!
Зараки достал из-под подушки штамп и шлёпнул Ячирку в лоб. Теперь
там красовалась надпись "ОДОБРЕНО КЕНПАЧЕГОМ!!!"

Сначала Куросаки Ичиго провалился во тьму. Потом кто-то стал звать
его. Вскоре перед глазами возник Зангетсу на фоне полной луны.
- Вот ты почти и достиг банкая, - под шум прибоя прошептал Зангетсу,
а потом схватил Ичиго за руку и закружился с ним в танго на
пустынном берегу моря...

- А можно я буду подружкой невесты?
- Конечно можно, Большая Грудинка!
- А я буду шафером!
- Ура, Красный Чубчик! - Ячиру чмокнула Абарая в щёчку.
- А-А-А!!! Дряная девчёнка! - завыл Ренджи. - Верни мне мою
невиннсть!!!

- Вот мы и встретились, Малыш Бьякуя!
Ветер развевал волосы Йоруичи и шарф Кучики-тайчо.
- Позволь мне представить - Куросаки Ичиго Банкайный! Разманьячь
этого вишнёвого отморозка, Ичи!

- Как ты мог, Кира?! КАК ТЫ МОГ! Я к тебе хорошо относился,
заботился о тебе, даже плеер в тюрьму принёс, а ты... Пишешь моё имя
в "Тетради Смерти"!!! Как не стыдно!
- Это совсем не то что Вы подумали, тайчо...
- А какие ещё могут быть объяснения? Только не смей говорить, что
это проделки Ячиру - в жизни не поверю!... Как ты мог, Изуру...
Ладно, прощу тебя если выполнишь одну мою просьбу: ступай к
Матсумото-сан и спроси у неё...



Глава 10. Ичиго против Бьякуи: держите свои банкаи у себя в штанах!
Тайна Ичимару Гина!


- Чёрный меч плюс чёрный плащ?! И этим фуфлом ты собираешься меня
отбанкаить, грёбаный риока! Цвети, Сенбонзакура!
- Дешёвый девчачий банкай! - усмехнулся Ичиго.
Розовые лепесточки полетели в Ичи, но Куросаки вовремя отскочил и
запрыгал кругами вокруг Бьякуи.
- Слабо хоть раз попасть, а?! Мазила!
- Ублюдок!
- От ублюдка слышу! Причём от отмороженного ублюдка!
Лепестки сакуры набросились на Ичиго и закружилиь вкруг наподобии
шара. Куросаки не составило особого труда разманьячить это чудо.
- Скажи, риока, когда это ты успел обанкаиться?
- Прошлой ночью, с твоей сестрой! - маска пустого сверкнула на лице
Холлоу-Ичи.
- Ты...спал...с...Рукией?! - ошарашило благородного наследника клана
Кучики.
- Я-то нет, - спокойно ответил Ичи, - А вот ОН, - Хичиго оскалился
маньчной улыбой, - от НЕГО чего угодно можно ожидать!

- Танцуйте, мальчики, танцуйте, - произнесла Йоруичи, наблядая за
битвой с высокого холма. - Наконец-то я узнаю кто сильней: брюнеты
или рыжие?

- В гробу я тебя видал! В кенсейкане твоём и шарфике!
- Так в шарфике, в гробу или в кенсейкане?

- Я больше так не могу! - простонал Ичимару Гин, когда Кира ушёл.
- Потерпи, ещё совсем чуть-чуть и скоро он к тебе вернётся! - вышел
из тени Айзен.
- Я не могу жить без него! Я пытался о нём забыть, но всё в пустую!
Айзен ласково обнял Гина, а Ичимару уткнулся ему лицом в грудь и
тихонечко запел:

Без него я не я,
Без него меня нет!
А они, а они
Говорят :"Это бред!"
Это медленный йад,
Это своди с ума!
А они говорят,
Что я их задолбал!
Я со

27 Августа 2008 в 15:34

- Я лечу раны! – сказало Время…&nb...

- Я лечу раны! – сказало Время… 
- Я приковываю к земле! – ответила Предубеждённость… 
- Я окрыляю! – возразило Счастье… 
- А я раню, поднимаю до небес, а потом швыряю на землю! – коварно усмехнулась Любовь…

29 Июня 2008 в 02:41

немного фанфа

Название: Рабочие будни...
Автор:Chatte999
Бета:Katesina-sama
Жанр: юмор, стеб.
Пейринг:Naruto/Bleach
Персонажи: Много
Очерйдный бред автора, который выходит за все рамки дозволенного.

На съемочной площадке:

Режиссер Bleach: Ичиго, Бьякуя, приготовились, снимаем ваш бой у Соукиоку.
Ичиго: Хорошо, начнём; щас я его сделаю!

Хлопушка. "Сцена третья. Дубль первый. Бой у Соукиоку!″

Ичиго: Бьякуя! Ты пытался убить Рукию, я не прощу тебе этого! Делай свой банкай, я разобью его!
Бьякуя: Сначала я убью тебя, Куросаки Ичиго, а потом и Рукию! Ты хотел увидеть мой банкай?! БАН-…
Наруто: Разенган!!
Бьякуя: Что?!
Ичиго: Какого?!

Режиссер Bleach: Что происходит? Стоп камеры! Почему посторонние дети в кадре? Убрать! Вы не даете работать!
Режиссер Naruto: Это мы здесь работаем, а вы нам мешаете! Приходите снимать в другое время. Сегодняшний день был отдан под съемки Naruto.
Режиссер Bleach: А вот и нифига! Мы за неделю договаривались! Валите отсюда. Мы здесь не просто так! Ребята, продолжаем съёмки Bleach!
Режиссер Naruto: Пожалуйста, успокойтесь и прекратите орать, давайте сядем и спокойно обсудим, кто из нас должен уступить…
Режиссер Bleach (возмущённо): Нет и точка! Вы хоть знаете, в какую копеечку влетает каждый день простоя?
Режиссер Naruto: Хм… наверное, вы правы. Ну что ж, давайте займемся тем, за чем пришли.
Режиссер Bleach: Чем?
Режиссер Naruto: Как чем? Съемками, конечно.
Режиссер Bleach: Но…
Режиссер Naruto: Не волнуйтесь, у меня появилась отличная идея. Пойдёмте, я вам всё объясню.

В это же время, Ренджи – Ичиго (шепотом): Смотри, а та с короткой розовой стрижкой вполне ничего…
Ичиго: Ренджи, перестань! Последил бы лучше за своим капитаном, а то он, смотри, так и строит глазки вон тому седому, лохматому, с книжкой ещё…
Ренджи: Э-э-э… Капитан, у меня к вам срочное… э-э-э… дело, да.
Бьякуя: Я думаю, оно может подождать, не так ли?
И грозно сверкнув на лейтенанта глазами, в мгновение ока очутился у подозрительного типа.
Ренджи: Ксо, шинпо…

Бьякуя: Здравствуйте, я – Кучики Бьякуя, занимаю пост шестого капитана, а вы?..
Какаши (отрываясь от чтения): О-о-о, Здрасьте, Хатаке Какаши, копирующий ниндзя, (удивленно-разочарованно) не слышали обо мне?
Бьякуя: (качает головой)
Какаши: Вы владеете мечом?
Бьякуя: Да, владею, только это не совсем меч. Это занпакто. Хотите, я покажу его способности?
Ренджи и Ичиго: НЕ НАДО!!
Уволакивают Кучики подальше в тёмный угол.

Распахивается дверь.

Рукия (запыхавшись): Простите, я опоздала. А почему здесь так много народу?
Сакура: Похоже, кое-кто не умеет составлять план съемок. Я Харуно Сакура, очень приятно.
Рукия (сделав реверанс): Кучики Рукия, очень приятно.

Иное: А вот и мы!
В дверях стоят Иное, Чад и Исида.
Рукия (закатывая глаза): И это я извинялась, что опоздала… эх... Орихиме! сюда! Сакура, это
Иное Орихиме…
Иное: Привет, Сакура-чан!
Рукия: Исида Урюю…
Исида: Очень приятно.
Рукия: и Чад Ясутора…
Чад: Садо…

Наруто и Джирайя (подлетая к Орихиме): Вот это да!!!
Сакура: НАРУТО!! (пинком отправила Наруто в небо) и вы, Джирайя-сама, да что… что вы вообще здесь делаете? Вас нет в этой серии!
Джирайя: Ну, это… Меня не предупредили…

Бьякуя: Ренджи, отпусти. Или ты полагаешь, что сильнее меня и имеешь право указывать, куда идти и что мне делать? (изогнул бровь) Ну что ж, не хочешь по-хорошему… Цвети, Сенбонза…
Ренджи (убирая ладонь-кляп, которой очень даже вовремя успел заткнуть Бьякую): Извините, капитан, не надо, просто я…Черт! опять шунпо!!

Орочимару: О, последний квинси? Как интересно…
Исида: Извините, но подкрадываться сзади, да ещё и подслушивать чужие разговоры неприлично!
Орочимару: Извините, извините, просто я как раз в поисках талантов, … таких как вы, … не хотите ли стать немного сильнее??
Наруто: Орочимару! Вот ты где! Разенган!

Половина съемочной площадки превращается в руины, а Орочимару под шумок скрывается в неизвестном направлении. В образовавшемся столбе грязи и пыли начинается паника. Кого-то сбили с ног, об кого-то споткнулись, шинигами и шиноби окончательно перемешались и рассредоточились по площадке.

Бьякуя: Нас так грубо прервали… Знаете, тут недалеко расположена моя усадьба: не хотите ли взглянуть?
Какаши: хе, почему бы и нет.
Сакура: Какаши-сенсей!
Какаши: Не волнуйся, Сакура, я скоро вернусь.
Бьякуя (ухмыляясь про себя): "нескоро"…

Две фигуры удалились.
Ренджи (разочарованно): К-капитан…

Наруто и Ичиго долго стоят друг напротив друга, не сводя глаз.
Ичиго (стоящему рядом Чаду): э-э-э, Чад, мне кажется или он и правда похож?..
Чад: Угу.
Ичиго и Наруто (одновременно тыча друг в друга пальцами): А-А-А!!! Этот придурок украл мою причёску, лицо и… что?! Нет, не смей трогать мой взрывной характер!!! Ах так? Щас я тебе!...

Чад нервно посмотрел на двух рыжих парней, лежащих в «дружеском» нокауте, и поспешно отошел в сторонку.

Джирайя: Орихиме-сан, как вы смотрите на то, чтобы стать моей музой?
Иное: Ну, я… Даже не знаю, что и сказать…
Джирайя: Соглашайся!..
Сакура: И не думай!
Джирайя (расстроенно): Ну вот, опять всё испортила…

Зангетсу: И долго ты будешь валяться здесь, Ичиго?
Ичиго (приходя в чувства): Старик, что случилось?
Зангетсу: Тебя вырубили, а ещё по мне два раза прошлись, кстати, из-за твоей халатности. Так что пошли, будем тренироваться и познавать друг друга.

Сакура (косясь на уходящих Ичиго и Зангетсу): Рукия-чан, а это нормально?
Рукия: Что?
Сакура: Ну, то, что эти двое за руки держатся?
Рукия: А, это. Да, нормально.
Сакура: Что! этот парнишка и тот мужик - г-г…
Рукия: Нет. Сакура, не волнуйся, это же его меч.
Сакура: ЧТО???

Режиссер Bleach и Режиссер Naruto: Так съемка окончена, всем спасибо, можете расходиться!
Наруто: Вы же сказали, что не будете снимать, пока не решите, чья очередь!
Режиссер Naruto: Ну, мы посоветовались и решили снять серию вне сериалов, все равно же день проплачен, просто потом его к какому-нибудь празднику привяжем и всё.
Режиссер Bleach: Так что на сегодня все свободны.

На съемочную площадку врывается толпа девушек. Человек сто, не меньше.

Самая бойкая из них: Мы группа яойщиц, и нам сказали, что здесь Бьякуя.
(голос Ренджи из тёмного угла): Его здесь нет, он ушёл…

Треть группы тяжело вздохнула и поплелась к выходу.

Другая яойщица: Тогда здесь должен быть Саске, Саске или Итачи!
Наруто: Извините, девчонки, сами их ищем.

Вторая треть девушек последовала за первой.

Оставшаяся группа: Ну, тогда здесь точно должен быть Ренджи, отдайте нам Ренджи!
Ренджи (из того же тёмного угла, но старательно не своим голосом): А… а его нет, только что вышел; если поспешите, может, догоните…

Толпа с визгом исчезла за дверью.

Продолжая активно общаться, все начали расходиться.