Йиори

Отправить ссылку другу

17 Августа 2013 в 04:52

Особо Опасный Объект

Особо Опасный Объект

Фэндом: Naruto, Naruto Shippuuden (кроссовер) 
Персонажи: Наруто/Саске
Рейтинг: NC-17 
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Фантастика, Ужасы, Hurt/comfort, AU, Эксперимент
Предупреждения: OOC, Насилие
Размер: Миди, 77 страниц 
Кол-во частей: 22 
Статус: закончен 

Описание:
Он считается самым опасным существом из ныне живущих. 
Дьявол во плоти, бессмертный монстр без прошлого и будущего. 
Кто мог предположить, что даже у такого страшного создания могут быть… 
Чувства? 

Публикация на других ресурсах:
Пишите в ЛС. 

Примечания автора:
За идею можно поблагодарить базу данных SCP. Начитавшись жести на ночь, я родила вот это. 

Предупреждаю, для прочтения нужно особое настроение. И поначалу всё... мрачно.
Предисловие: S-108

- Будьте осторожны. Он очень опасен, - доктор Якуши Кабуто рывком открыл дверь, ведущую в комнату надзирателя.
Серые стены вызвали у профессора Узумаки Наруто лишь усталый вздох. Он был уверен, что после девочки-растения из лаборатории семнадцать его ничто не сможет удивить. 
Сквозь толстое стекло виднелась широкая массивная железная дверь, за которой должен находиться объект номер 108.
- Здесь написано, что это самая хорошо охраняемая камера на территории первой лаборатории? – профессор провел ладонью по документу. - Сколько лет его держат взаперти?
- Двадцать семь лет. Как только нашли. С того дня S-108 пытались уничтожить сто восемь раз, отсюда и номер, - доктор толкнул увесистую дверь, и та со скрежетом закрылась на несколько замков. – Тут мы в безопасности. Не делайте резких движений.
- Ему присвоен S-ранг? Чем заслужил?
- Никто из прежних надзирателей не смог раскрыть… все способности S-108. Будем надеяться, что у вас получится, профессор, - седовласый мужчина нажал на синюю кнопку панели управления.
Наруто перевел взгляд на внушительную дверь, которая с характерным механическим звуком стала подниматься вверх. Первым делом Узумаки увидел худые бледные ноги, закованные в металлические колодки. 
- Сколько времени S-108 может жить без еды?
- Эм… он не ест. Экспериментально доказано, что S-108 не нуждается в еде.
- Как это не нуждается? Он ведь человек?
- Понимаете, профессор… он выглядит как человек.
Дверь поднялась выше. Наруто смог рассмотреть основной удерживающий механизм и медленно вздымающуюся грудь.
- Как S-108 реагирует на контакт с людьми?
Кабуто вздохнул.
- Убивает. Всех. Он убивает всех живых существ в зоне досягаемости. Даже насекомых.
- А поговорить с ним пытались?
Лицо Якуши тронула ухмылка.
- Я наслышан о ваших методах, профессор Узумаки. Боюсь, в данном случае разговоры не помогут. S-108 говорит только два слова. «Хватит» и «свет». 
- Хм? Он боится света?
- Орочимару-сама объяснит лучше.
- Какими методами он добился таких результатов? – Наруто не дождался ответа и повернулся в сторону камеры. Голова объекта была закреплена, а шея скованна широким металлическим обручем. На первый взгляд тело выглядело хрупким и изящным, даже женственным. Но это совершенно точно был мужчина – половые признаки также присутствовали. Очень длинные черные волосы ниспадали вниз, поверх колодок и прочих удерживающих механизмов. Почувствовав на себе взгляд, объект медленно открыл глаза.
Мужчины почти одновременно вздрогнули, а у профессора Узумаки перехватило дыхание.
Радужки глаз S-108 были абсолютно черными. Они в прямом смысле этого слова поглощали свет. 
Надзирателя охватил панический животный страх.
- Выглядит как человек, но глаза…
- Да. Орочимару-сама предположил, что S-108 видит лучше, чем любое другое живое существо на нашей планете. Но доказать это достаточно непросто.
- И как он убивает? – севшим голосом спросил Наруто.
- Вы можете ознакомиться с видеоматериалами чуть позже.
С минуту шокированный профессор молчал, размышляя, стоит ли ему браться за столь сложную работу.
- А он красив, верно?..
- Дьявольски. Как большинство хищников. Трое стажеров погибли, пытаясь проникнуть в связующую камеру и познакомится с S-108 поближе.
- Связующую?
- Да, это камера перед вами. Она наполнена газом, блокирующим способности объекта. Но даже несмотря на блок, он все равно умудряется дотянуться до людей, которые попадают туда.
Светловолосый профессор замолчал, вглядываясь в совершенно безэмоциональное лицо S-108. Тонкие губы чуть приоткрылись, и в динамики колонок проник зловещий шепот.
- Хватит.
Узумаки передернул плечами и нажал на красную кнопку. Массивная дверь с грохотом опустилась вниз.
- Внутри этой двери так же находится блок-газ. Механизм работает на гидравлике, чтобы если что-то произойдет изолировать объект за несколько секунд. Ох… профессор, я, наверное, уже утомил вас? Вы ведь с дороги?
- Ничего… я… - мужчина сделал пару глубоких вдохов, силясь успокоится. 
- Да, S-108 шокирует многих, - улыбнулся доктор Якуши. – Вы точно хотите начать исследования? Это очень опасно.
- Конечно, хочу! – справившись с собой, выкрикнул Наруто. – Устройте мне встречу с профессором Орочимару. 
- Хорошо, - Кабуто нажал на кнопку и дверь позади исследователей распахнулась. – Скажите, а откуда у вас эти шрамы?
Узумаки усмехнулся, привычным движением коснувшись щеки.
- Три года назад, объект A-53. Он атаковал меня из-за улыбки.
- У вас очень странные методы. Но говорят, действенные. Вы действительно собираетесь общаться с S-108? 
- Естественно. Мне кажется, у каждого объекта есть мысли на счет нас… 
- У этого только одна – убить.
- Я хотел бы понять, почему он убивает всё, что движется.
Исследователи вышли из комнаты и свернули по коридору в сторону центральной лаборатории. 
- Надеюсь, вы сможете что-то сделать. Только будьте осторожны, - поклонившись, доктор Якуши распахнул дверь личного кабинета надзирателя.
В ответ на предупреждение самый молодой профессор-надзиратель Узумаки Наруто лишь лучезарно улыбнулся.

Категория записи: 18+
Сообщить об ошибке Отправить ссылку другу
Комментировать могут только друзья

Йиори 17.08.2013 04:56

Глава 1: Свет

Перелистнув страницу отчета, Наруто посмотрел в глаза сидящему напротив черноволосому мужчине.
- Итак, вы тестировали на S-108 лазер?
- Ага, - беспечно ответил Орочимару.
- Вы понимаете, что он ненавидит вас? Вы жгли ему глаза!
- Профессор Узумаки, это было необходимо. Зато он выдал нам «свет» и мы убедились, что он знает еще какие-то слова кроме «хватит».
- Вы что, совсем сбрендили?! Нельзя тестировать оружие на объектах! Эти существа обладают силой, способной уничтожить нас! Если такой, как S-108 вырвется на свободу…
- Поздно говорить о милосердии, Узумаки-сан, - Орочимару повысил голос. – Его пытались уничтожить сто восемь раз. Еще одна попытка погоды не сделает.
Наруто сверкнул глазами, но промолчал. Ссорится с одним из ведущих исследователей в первый же день – глупо.
- Что еще вы можете рассказать?
- S-108 весьма необычное существо. Помимо того, что он бессмертен и безжалостен, он еще и хитер. Скорее всего, та форма, которую мы видим, создана им же самим. Это просто физическая оболочка. Но самое интересное – эта оболочка по свойствам полностью копирует человеческое тело. Если его ранить – появится кровь, если выстрелить в сердце – на время S-108 теряет сознание. Но спустя буквально пару часов тело восстанавливается, как ни в чем не бывало.
- Если бы он мог изменять свой облик, то уже давно выбрался бы из камеры, - Наруто закусил губу.
- Вам противен сам факт того, что над этим объектом проводилось столько опытов?
- Это отвратительно, профессор. Он ведь живое существо…
- Которое убивает все живое, - закончил фразу Орочимару.
- Покажите мне видеоматериалы.
Темноволосый исследователь поднялся, поправил черно-синий халат – форму надзирателей и, подхватив со стола пульт управления, кивнул в сторону картины на стене. Пару нажатий - и произведение искусства превратилось в жидкокристаллический экран.
Орочимару выбрал нужную запись и нажал воспроизведение.
Профессору Узумаки сразу стало не по себе. На экране трясся испытуемый в темно-зеленой форме. Во время начала записи он находился на входе в связующую камеру. Охранник открыл дверь, запустил мужчину внутрь и тут же закрыл проход.
Экран мигнул. Теперь показывалась запись с другой камеры. Сперва ничего не происходило. Камера улавливала прижавшегося к стене испытуемого и S-108.
- Он делает это не сразу. Словно играется, - прокомментировал Орочимару. – Видите, даже пальцем не шевелит.
Испытуемый пронзительно закричал, пытаясь спрятаться от пристального взгляда объекта. Не происходило никаких внешних изменений, но мужчина дергался так, словно внутри него что-то разрушалось. Наруто поморщился. Крики стали громче и вдруг кончики пальцев испытуемого начали… таять? Распадаться на части. Человек прямо на глазах распадался на молекулы.
- Заметьте, Наруто-сан. Первым делом он разрушает не жизненно важные места. Пальцы, ладони, руки, затем ступни, ноги. Потом дело доходит до кожи, мышц и органов, без которых человек может прожить еще немного. Не знаю, как ему удается контролировать болевой шок…
Узумаки сцепил руки в замок, силясь унять нервную дрожь. Да, за свою карьеру он видел многое, но это…
Это просто чудовищно.
- Я уверен, S-108 способен ускорить процесс разрушения. Ему просто это нравится. Ему нравятся страдания и крики.
Заметив, как у человека на видео отвалилась челюсть, Наруто отвел взгляд.
- А животные?
- Тот же результат. Даже насекомых. На молекулы. Ни остается вообще ничего. Ну что, вы всё еще желаете поболтать с этой машиной смерти о погоде? – в последних словах было столько насмешки, что Наруто не сдержался:
- Если бы люди не были так жестоким с ним, я уверен, он не делал бы… подобного…
Человек на видео продолжал истошно вопить.
- Прошу вас, выключите это.
- Вы сами хотели ознакомиться с результатами опытов, - Орочимару развел руки в стороны, но запись все-таки выключил. – Во всяком случае, я считаю, что ваши методы не помогут. Мы можем сделать все возможное, чтобы S-108 остался в изоляторе навсегда. Защитить мир от убийцы и сохранить в тайне его существование – вот наши задачи. А беспечная болтовня – это пустая трата времени.
- Я попрошу вас прекратить высказываться в адрес моих методов, - чуть повысив голос, ответил Наруто.
- Хотите взглянуть на более интересную запись? – Орочимару не посчитал нужным отвечать на выпады профессора и быстро защелкал пультом. Узумаки успел заметить, что следующая запись называлась «свет».
На этот раз на экране появилась пустая связующая камера. На другой ее стороне располагалось устройство, отдаленно напоминающее пушку.
- Этот лазер защищен блок-газом и полностью механизирован. Мое изобретение.
- Я так понимаю, S-108 не способен разрушать…
- Да, он может уничтожать только органические вещества. И ничего, кроме блок-газа не может его остановить.
- В чем секрет? – Наруто привычным движением потер подбородок. – Блок-газа?
- Состав строго засекречен. Он безвреден для людей.
- А откуда вы взяли его, чтобы сделать этот лазер?
- Отдел разработчиков поделится любым количеством газа. Сколько пожелаете.
- Ясно.
Тонкий сине-голубой луч устремился прямо к лицу объекта. S-108 поморщился, прямо как человек, которому в лицо посветили лазерной указкой.
- Это низкая мощность.
За кадром раздался тихий гул, и красивое лицо исказила гримаса боли.
- Вы видите? Его глаза… такое ощущение, что в них нет радужки. Я думаю, он видит больше, чем мы можем себе представить.
Наруто закусил губу, наблюдая за тем, как под точкой света на веке S-108 появилось темное пятно.
- Вы жгли ему глаза…
- Просто эксперимент. Не забывайте об этом, - Орочимару ускорил воспроизведение и остановил на самом полезном для исследования моменте. Вместо глаз на лице объекта были выжженные дыры из которых текла жидкость, очень похожая на кровь.
- Свет, - выдохнул S-108. – Свет… Свет…
Наруто замер, снова ощущая ту же предательскую дрожь. У этого существа был очень низкий, бархатистый голос. Перед внутренним взором профессора возникло воспоминание: равнодушный взгляд S-108 и шепот «хватит».
- Свет… - повторил объект. Сейчас машина смерти была похожа на обычного страдающего человека.
- Это ужасно.
- Я попросил воздержаться от комментариев. А теперь, кульминация процесса! – с каким-то детским восторгом вскрикнул Орочимару.
Лицо S-108 исказила жуткая гримаса, и громкий крик ударил по барабанным перепонкам:
- Хватит!
Видео вдруг оборвалось.
- Он каким-то образом повредил камеры, - пояснил профессор, возвращая картине прежний вид и откладывая пульт. – Во всяком случае, вы видели достаточно. Скорее всего, объект знает еще какие-то слова. Но вы видите, что мне пришлось сделать, чтобы вытащить из него хоть что-то.
- А вы пробовали… говорить?
Необычные желтые глаза уставились на профессора Узумаки.
- Конечно, пробовал. Он молчит, либо бубнит свое «хватит». В конце концов, со мной тоже когда-то пытались заговорить. Так что я пробовал вашу тактику.
- С вами? – светлые брови надзирателя взметнулись вверх.
- Ах, вы не знали? Раньше меня называли B-17 и когда-то я тоже торчал в этих чудных изоляторах, - хищно усмехнувшись, Орочимару вдруг высунул длиннющий язык.
Наруто отшатнулся.
- Не ожидал.
- Меня еще змеем называют, - вобрав язык обратно, профессор громко захохотал. – Ничего-ничего, Узумаки-сан, в первой лаборатории вас ждет и не такое. Привыкайте. Хотя, думаю… самое жуткое вы уже видели… - Орочимару красноречиво перевел взгляд на документ в руках Наруто. – Запомните. S-108 не знает, что такое жалость и сострадание. Он упивается болью и смертью. Так что ваши исследования могут закончиться полным провалом. Если почувствуете, что ничего не можете сделать, бросьте эту глупую затею.
- Спасибо за совет, - кивнул Наруто.
- Удачи вам, Узумаки-сан.
Молодой надзиратель поднялся и торопливо вышел из кабинета. Конечно, отправляясь в первую лабораторию, он ожидал увидеть что угодно, но чтобы объект являлся одним из ведущих исследователей комплекса…
Усталость брала свое. Наруто потер глаза и побрел к своему кабинету.
Он был небольшим, но достаточно удобным. Во всяком случае, куда более удобным, чем в прежней лаборатории. Посреди кабинета стоял рабочий стол, на котором уже покоилось несколько сотен папок – все исследования из архива с пометкой S-108. Справа был гардероб, слева – большая полка с книгами. Там пылились работы других надзирателей. Книги о мутациях, пришельцах и прочей ерунде. Да уж, сталкиваясь с подобным, трудно не поверить в существование других цивилизаций.
Хотя профессор всеми силами старался не думать о новом объекте, мысли о S-108 не хотели покидать его голову.
С каждой секундой уверенность в том, что это существо возможно понять, стремительно уменьшалась. А ведь он еще не начал работать. Во всяком случае, браться за работу в день приезда не стоило, из-за усталости можно упустить что-то важное. А здесь - каждая деталь могла быть важна.
Узумаки со вздохом бросил папку на стол.
Первая лаборатория понемногу раскрывала перед ним свои тайны.

Йиори 17.08.2013 04:57

Глава 2: Хватит

День профессора Узумаки начался неприятно. С перечитки отчетов, в которых подробно описаны все сто восемь попыток уничтожить S-108.
Что исследователи только не делали… Применяли огонь, воду, яды, металлы, электричество, оружие. Объект выдержал всё. Некоторые из способов поразили Наруто своей жестокостью.
Эксперимент номер восемьдесят восемь.
Тело объекта восстанавливалось даже при расщеплении. S-108 разрезали на двадцать частей. Неясно, какой именно орган позволял объекту восстанавливаться, но в зависимости от повреждений это происходило разное количество времени. В данном случае S-108 восстановился за семь часов тринадцать минут.
Эксперимент номер девяносто пять.
Кислота. Плоть сгорела до костей, но мозг остался цел. Исследователи сделали вывод, что он состоит из какой-то сверхустойчивой неразрушаемой материи, но изучить её не представляется возможным. Все опыты проводились при помощи роботов, на которых объект влиять не способен. После этого эксперимента, S-108 поместили в удерживающие механизмы, которые успешно справляются с работой до сих пор. При попытке освободиться, основное устройство в области грудной клетки пробьет сердце. После срабатывания механизма на восстановление уходит в среднем два часа сорок восемь минут.
Эксперимент номер сто семь.
S-108 был заживо сожжен при помощи электричества. Во время этого эксперимента он впервые произнес слово «хватит». Восстановление длилось девять часов.
Наруто закрыл папку и со вздохом откинулся на спинку кресла. От всех этих жутких записей разболелась голова. И то он прочитал только часть из предложенных документов: с пометкой «важно».
За те двадцать семь лет, что объект находился под надзором, его неоднократно убивали. Страшно даже представить какие муки испытывал S-108, умирая по несколько раз за день.
Интересно, а процесс восстановления тоже приносит боль?
Узумаки поднялся с насиженного места. Он даже не заметил, как просидел за документами три часа. Хотелось приступить к исследованиям, но нельзя идти к камере, ничего не зная о жизни S-108.
Сделав небольшой круг по кабинету, Наруто решил прогуляться к буфету за кофе.
- Вы профессор Узумаки, верно? – раздался тихий голос прямо у уха надзирателя, сосредоточившегося на приготовлении эспрессо. Наруто повернулся и увидел миловидную девушку с необычно яркими волосами. Подведенные неприлично яркой помадой губы растянулись в слащавой улыбке.
- Меня зовут Харуно Сакура, я стажер первого ранга в подчинении у Якуши Кабуто. Он рассказывал мне о вас.
- Очень приятно, - Узумаки слабо улыбнулся, выуживая кружку из кофемашины.
- Говорят, вы новый надзиратель S-108? Не думала, что Орочимару-сама отдаст этого вредину кому-то другому.
- Он не вредина, - ответил профессор. Улыбка исчезла с его лица. – S-108 ненавидит людей за то, что они сделали с ним.
- А вы и вправду необычный человек. Думаете, у объекта есть чувства? – из уст девушки слова звучали так, словно это – самая большая глупость, которую только можно вообразить.
- Да. Есть, - холодно ответил Узумаки и, поудобнее обхватив кружку с кофе, пошел назад в кабинет. Не хватало только глупых стажеров со своими советами и взглядами на его исследование.


Стараясь игнорировать свой ускорившийся пульс, Наруто осторожно нажал на синюю кнопку. Кабуто сделал какую-то заметку в отчете.
- Я думаю, вам лучше выйти, доктор Якуши.
- Почему?
- Будет лучше, если наше знакомство пройдет без свидетелей.
- Я должен зафиксировать ход эксперимента, - доктор по привычке поправил сползающие на кончик носа круглые очки.
- Тут ведь есть камеры?
- Есть, но по правилам лаборатории необходимо письменное подтверждение.
- Какие глупые правила, - ответил Наруто, чувствуя, как ледяной страх сковывает его тело. Из-под массивной двери можно было разглядеть обнаженную грудь S-108 и то самое ужасное устройство.
- Когда будете готовы, включите микрофон. Это кнопка с буквой М. Объект услышит вас через динамики.
Профессор закусил губу. Дверь, наконец, остановилась. Теперь можно было увидеть убийцу во всей красе. Длинные ресницы дрогнули. S-108 открыл глаза и безошибочно посмотрел туда, где находилась комната надзирателя. Прямо в глаза своему новому врагу.
- Привет, - выдохнул Наруто. От одного только взгляда его начала бить крупная дрожь.
Профессор вдруг опомнился, нажал на кнопку и уже громче произнес:
- Привет.
На идеальном лице объекта не дрогнул ни один мускул.
- Меня зовут Узумаки Наруто. Я твой новый надзиратель. Не хочу называть тебя этими дурацкими цифрами… может быть, ты скажешь, как тебя зовут?
S-108 сохранял молчание. Якуши активно записывал диалог.
- Я не причиню тебе вреда. Пожалуйста, поверь… когда я рядом, ты в безопасности.
Ничего не изменилось. Наруто вздохнул.
- Ладно. Послушай. Ты в этой клетке уже очень давно. Я – человек, который хочет и может тебе помочь. Мне нужно знать, хочешь ли ты этой помощи?
- Хватит, - прозвучало в колонках. Волосы на затылке профессора встали дыбом от этого зловещего звука. S-108, как и в первый раз, произнес слово шепотом.
- Значит, нет? Не хочешь? Я не буду заставлять тебя.
Объект моргнул. Взгляд опустился вниз и снова устремился прямо на Узумаки. Тогда Наруто сделал несколько шагов вправо. Глаза S-108 также сдвинулись. Без сомнений, существо наблюдало за ним.
- Если он ответит «хватит», что вы сделаете? – спросил доктор Якуши, оторвавшись от записи.
- На сегодня оставлю его в покое. Я же сказал, что не буду принуждать.
- Вы можете продолжать терапию вне зависимости…
- Вы не слышали? Я буду действовать так, как считаю нужным.
Наруто снова присмотрелся к ужасающе глубоким глазам S-108. На поверхности глаз не было бликов, что только убедило профессора - они поглощают фотоны.
- Скажи мне, - тихо попросил надзиратель.
- Хватит, - уверенно ответил S-108. На этот раз в голос.
Профессор кивнул, нажал на красную кнопку, и огромная дверь с грохотом опустилась вниз. Как только это произошло, Наруто выключил микрофон. Облокотившись о панель управления, он утер лоб рукавом черно-синего халата.
- Что теперь? – спросил Кабуто.
- Я должен считаться с его желаниями. Не хочет разговаривать сегодня – захочет завтра. На это могут уйти месяцы, доктор Якуши. Он не может доверять людям после того, что с ним сотворили, понимаете?
- Вы прочли документы из архива?
- Да… это просто… я даже описать не могу, насколько это бесчеловечно. Он ведь страдает как обычный человек.
- Только не кричит. Скорее всего, у него высокий болевой порог.
- Откуда вам знать, что он чувствует?! – сорвался на крик профессор Узумаки. – Только и можете, что делать предположения, выдвигать теории и пробовать на нем способы уничтожения! Это жестоко!
- S-108 всего лишь объект под надзором первой лаборатории.
- У него есть чувства! – с досады Наруто ударил кулаком рядом с пультом управления. – Это у вас их, похоже, нет!
- Простите, профессор Узумаки. Возможно, вы правы. Я не хотел вас задеть, - извиняющимся тоном произнес Якуши.
- Ничего… забудьте, - Наруто выпрямился и быстрым шагом покинул комнату.


Остаток дня профессор провел изучая самые старые документы из архива.
Каждый раз S-108 терял сознание, но через какое-то время снова занимался самовоссозданием. В некоторых отчетах Наруто обнаружил подтверждение страшной догадки: восстанавливаясь, объект находился в сознании. Кое-где упоминались жуткие мучения, которые испытывало существо, пытаясь создать заново утраченные конечности и органы.
- Высокий болевой порог, да? – пробормотал профессор, потирая глаз.
Дверь в кабинет приоткрылась, и в образовавшуюся щель заглянул Орочимару.
- Вечер добрый! Освоились на новом месте, Узумаки-сан?
- Добрый. Осваиваюсь понемногу. Кофе у вас… неплохой.
На бледном лице змея растянулась ехидная ухмылка.
- Как продвигаются исследования?
- Первая попытка поговорить не дала результатов. Но это только первая попытка. С последним объектом я пытался заговорить на протяжении нескольких недель, а здесь, возможно, уйдут месяцы.
- Только не погружайтесь в работу с головой. S-108 проблемный товарищ, так что, возможно, ничего не выйдет.
- Вы совершенно не верите в мои силы, - усмехнулся Наруто.
- Что вы! Я верю, но вы же понимаете как все сложно.
- Орочимару-сан… когда последний раз вы ставили эксперименты на моем объекте?
- Хм, дайте-ка подумать. Три года назад ставился опыт с лазером. С того раза его никто не трогал. Только мышек да паучков в камеру запускали.
- Вы перепробовали всех живых существ? – Наруто нахмурился.
- Нет, конечно. Собак, кошек, мышей, пауков, ящериц, мух. Людей, - улыбка на лице профессора стала еще шире. – Ну, и еще некоторых. Всё написано в отчетах.
- Хорошо… спасибо за информацию.
- Всегда пожалуйста, Узумаки-сан. Как насчет выпить по кружке кофе в конце рабочего дня? Я хочу послушать рассказы о ваших исследованиях.
- Можно, - кивнул надзиратель.
- Знаете, я расскажу вам одну вещь. В первой лаборатории среди стажеров надзиратели получают клички. Меня вот называют змеем и палачом. Как вы думаете, какие клички дали вам?
- А вы уже знаете? – Узумаки запустил руку в свои непослушные светлые вихры.
- Знаю. Я слышал от Якуши. Пацифист и болтун. Забавно, не правда ли?
- Верно подмечают… - Наруто усмехнулся и поднялся. – Идемте, Орочимару-сама. Я расскажу вам, почему эти прозвища подходят мне лучше, чем кому-либо другому.

Йиори 17.08.2013 04:58

Глава 3: Имя

За две недели новому сотруднику первой лаборатории профессору Узумаки удалость добиться результатов: продления времени диалога с S-108. В среднем объект прерывал разговор спустя десять-одиннадцать минут. Неплохой результат, если учитывать, что в начале опыта он произносил слово «хватит» примерно через четыре минуты.
Наруто изучил всю документацию, так или иначе связанную с объектом. Больше всего его удивило то, что S-108 ни разу не пытался сбежать. Он смиренно принимал все истязания и убивал только тогда, когда живое существо попадало в область воздействия, то есть в связующую камеру. Еще Наруто узнал, что помимо связующей, камера содержания тоже наполнена блок-газом. Если в таких условиях объект без труда использует свои способности, значит, в обычных условиях он обладает еще более чудовищной силой.
Вполне возможно, оказавшись вне камеры, S-108 может уничтожить весь персонал первой лаборатории за несколько секунд.
Помимо всего этого, Наруто насторожило две вещи.
Во-первых, это пометка в новых записях, сделанная до боли знакомым почерком профессора Орочимару: «Потенциал S-108 не раскрыт». Если змей имел в виду разрушительный потенциал, не стоит отбрасывать предположение, что воздействие на органические вещества не единственная способность S-108.
Во-вторых, оказалось, что ни в одном отчете не упоминалось про то, что в опыте под названием «свет» S-108 смог повлиять на работу камеры. Узумаки пересмотрел видео еще несколько раз, и убедился, что время её отключения точно совпадает с последним криком. Создавалось впечатление, что объект действительно воздействовал на устройство. Это доказательство предположения Орочимару, но доктор, который вел запись эксперимента, не посчитал нужным упоминать об этом в отчете.
Это попытались скрыть.
С каждой прочитанной строчкой Узумаки становилось все страшнее. Несомненно, это создание – самое опасное из всех существ, за которыми первая исследовательская лаборатория ведет надзор. А ведь здесь собраны все существа S и A-ранга.
Профессор видел девочку-растение, псевдочеловека с множеством глаз, мужчину-акулу, парня, способного выращивать новые кости. Но все они не шли ни в какое сравнение с S-108.
И все равно Наруто не мог ненавидеть его. Каждый день надзиратель видел в устрашающем взгляде боль и немой крик. Способен ли S-108 выражать какие-то эмоции или это его обычное состояние?
В голове Узумаки возникало все больше и больше вопросов.


- И я ему говорю: что ты уставился на меня, как на идиота? Было очень весело! Правда! Только вот меня чуть не уволили. Ну, со всяким случается, верно? – беспечно улыбаясь, трындел профессор Узумаки.
- Он слушает вас уже четырнадцать минут, - тихо прокомментировал Якуши. – Рекорд.
Наруто замолчал. На какую-то секунду его охватило отчаяние. Что еще он мог сделать? Попросить? Просил ведь… и не раз.
Но способен ли объект воспринимать интонации голоса?
- У тебя ведь есть имя? Я знаю, что есть. Просто скажи мне. Пожалуйста, - попросил надзиратель.
S-108 молчал, медленно переводя взгляд с профессора на доктора и обратно.
Вдруг дверь в комнату чуть приоткрылась. Кабуто отвлекся от записи и тихо прошептал:
- Наруто-сан, Орочимару-сама здесь. Я выйду.
- Да-да, - не отрывая взгляда от черных глаз, ответил Узумаки.
- Хватит, - выдохнул S-108.
Наруто нехотя потянулся к красной кнопке. Жаль, что S-108 снова решил оборвать диалог, но четырнадцать минут – это действительно рекорд.
- Прости, - добавил Наруто. – Я все еще боюсь тебя.
Узумаки коснулся кнопки кончиками пальцев, но услышанное заставило его остановиться и замереть.
- Саске.
Резко вскинув голову, профессор мысленно удивился тому, что ему удалось устоять на ногах. Сердце пропустило удар, а потом заколотилось в ускоренном темпе. Волнение и странное тревожное чувство охватило Наруто.
- Что? Ты сказал?.. – дрожащим голосом спросил Узумаки. Язык совершенно не хотел слушаться хозяина.
- Имя. Мое имя.
Наруто замер в неизменной позе – держа руку на кнопке и удивленно глядя на S-108. Чудовище за стеклом едва заметно улыбнулось ему. Сам факт того, что S-108 действительно способен выражать эмоции испугал Наруто даже сильнее, чем все увиденное ранее.
- Ты понимаешь меня?
Объект медленно моргнул, и его идеальное лицо снова стало отстранённо-равнодушным.
- Да.
Четыре новых слова за минуту. У профессора-надзирателя закружилась голова. Даже если наладить контакт не получится - это самое настоящее достижение!
- Тебя зовут Саске?
- Да.
Какие-то смутные догадки зашевелились в голове Узумаки, но сейчас ему было не до этого.
- Ты чувствуешь боль? – спросил Наруто первое, что пришло на ум. Он был так шокирован ответами S-108, что забыл все заготовленные вопросы.
- Да.
- Ты хочешь…
Дверь приоткрылась. В комнату вернулся доктор Якуши.
- Хватит, - сказал объект. С улыбкой нажимая на красную кнопку, Узумаки решил, что веселые нотки в бархатистом голосе объекта ему приглючились на почве недосыпа.
- Я что-то пропустил? – спросил Кабуто.
- Все самое интересное…
Дверь с привычным грохотом опустилась вниз, но Узумаки даже не заметил этого. В его ушах все еще стоял высокочастотный писк, а в сознании эхом раздавалось имя невероятно красивого бессмертного существа.


- Что ж! Поздравляю вас! – распинался Орочимару, помахивая из стороны в сторону бокалом вина. – Целых четыре новых слова. Знаете, вы гений, Наруто-сан. Признаюсь, раньше я сомневался в том, что вам удастся разговорить нашу глыбу.
- Это я понял еще с первых минут знакомства, - пожал плечами Узумаки. – Вы просто не понимаете силу слов. Стоит лишь представить, что то существо за стеклом – обычный человек, и разговаривать с ним становится легко.
- Это ваша заслуга и успех, - Орочимару коснулся своим бокалом бокала надзирателя. – За вас! – и залпом выпил вино.
Наруто сделал маленький глоток. Тепло разливалось в его груди, и алкоголь был совершенно ни при чем. Саске хотел говорить только с ним. Возможно, это случилось бы раньше, если бы Кабуто покидал комнату почаще. Этот факт вселял надежду и, несомненно, радовал.
Сейчас профессор хотел только одного - чтобы поскорее наступило завтра.
- Скажите, а сколько в первой лаборатории существ S-ранга?
- Всего восемь, но все они опасны только при определенных условиях. А ваш друг опасен всегда. Руководство даже хотело присвоить ему особенный ранг.
- Расскажите мне о руководстве первой лаборатории.
- Ну, заправляет парадом Учиха Мадара, главный исследователь. У него куча заслуг, званий и ученых степеней. Умный мужик, но скрытный какой-то. Ему так понравился объект S-108, что он даже хотел дать ему свою фамилию.
- Как долго Учиха-сама занимался его изучением?
- С самого начала. Под его руководством S-108 был найден. Поначалу у объекта не было номера, потому что Мадара-сан дал приказ уничтожить его любой ценой. Несколько лет объект подвергался истязаниям, а потом исследователи поняли, что все бесполезно. Тогда главный дал ему номер и ранг. С того дня над ним ставили эксперименты, изучали… А остальное вы знаете.
- А где его нашли?
- Эта информация засекречена. Я знаю лишь, что в тот день его убили в первый раз. Человека, который это сделал, напугали глаза незнакомца. Потерпевший вызвал полицию и S-108 повезли в морг, - Орочимару говорил так, словно эта история казалась ему крайне забавной. – Я уже не помню, сколько человек погибло, когда он восстановился, но объект снова был убит. Тогда он попал в руки Мадаре.
- Откуда же он взялся…
- Нет смысла пытаться найти ответ на этот вопрос, Наруто-сан. Есть лишь неопровержимый факт существования S-108. А еще есть факт того, что вам удалось его разговорить. Может быть, вы узнаете, откуда он взялся, от него самого.
- Может быть.
- Ах, да. Помимо Мадары есть еще четыре человека. Их называют просто Элитой. Имен не знает никто. Вот такие дела.
- Занятно. Благодарю за приглашение и вино, - поставив бокал на стол, Узумаки поднялся. Тут в кабинет буквально залетел доктор Якуши. Дверь громко ударилась в стену, заставив присутствующих вздрогнуть.
- Профессор Орочимару!
В эту же секунду раздалась громкая сирена. Механический женский голос сообщил:
- Внимание. Объект S-108 покинул изолятор. Для защиты мирного населения, через пять секунд первая лаборатория будет заблокирована. Внимание…
Наруто пошатнулся и рухнул обратно в кресло.
- Кто-то выпустил его из изолятора… - с трудом выговорил Кабуто. Мужчину трясло так, что от одного его вида становилось страшно. – Я был у комнаты надзирателя, когда это произошло!
- Пять… четыре… - продолжала женщина-робот.
- Комната управления была взломана? – спросил Орочимару, вытаскивая из ящика стола какое-то оружие.
- Три… два…
Вскочив на ноги, Наруто оттолкнул доктора Якуши в сторону.
- Один.
Раздался грохот, означающий, что все выходы из лаборатории заблокированы. Писк серены усилился, но Узумаки этого не заметил. Звуки доносились до ушей словно сквозь вату. Сердце колотилось от страха, ужаса и осознания того, что жуткий монстр на свободе, и все они теперь в ловушке.
- Узумаки-сан! – крикнул Кабуто профессору в след.
Наруто двинулся по коридору, постепенно ускоряя шаг. Он знал, что сбежать невозможно. Просто хотел встретиться с S-108 первым.
Откуда-то доносились жуткие крики. Узумаки побежал в сторону шума и замер, заметив впереди странного вида тень.

Йиори 17.08.2013 04:59

Глава 4: Встреча

Наруто медленно сглотнул, как в трансе ощущая гулкие удары собственного сердца. Страх – слишком простое слово, чтобы описать его состояние. Зловещая тишина сгущалась, воздух, казалось, тяжелел, поскольку вобрать его в легкие с каждой секундой становилось все труднее.
Когда тень в конце коридора вдруг исчезла из поля зрения, Узумаки вздрогнул. Лампы, освещающие коридор, начали мигать и взрываться, и приближающийся мрак заставил Наруто отступить на пару шагов назад.
В голове настойчиво билась всего одна мысль о том, что он недооценил S-108. Все исследователи недооценили его. Только один момент напрягал Наруто еще сильнее, чем происходящее. Кто-то специально выпустил Саске. Это факт. Сам он выбраться не смог бы.
Возможно, этот человек уже за пределами лаборатории – празднует избавление мира от монстров S и А-ранга, которые погибнут вместе со всем персоналом. Невелика потеря ради спасения человечества. Но тот человек наверняка не подумал о том, что S-108 ничерта не прост!
Профессор с ужасом всмотрелся в темноту коридора. Страх усилился, а тело совершенно не хотело слушаться хозяина.
О чем он думал, пытаясь найти его? Если S-108 сказал свое имя, это не гарантия безопасности и уж точно не признак доверия!
- Саске, - тихо позвал Наруто. Последняя целая лампа выхватывала часть пространства впереди, и это дало надзирателю надежду на то, что он заметит приближение объекта.
Но прошла всего секунда. Лицо S-108 появилось в считанных сантиметрах от лица профессора. Узумаки с трудом сдержал рвущийся из горла крик ужаса и от неожиданности отступил еще на шаг назад. Пустые черные глаза находились так близко, что можно было рассмотреть каждую угольно-черную ресничку. Растрепанные длинные волосы спускались по плечам, груди и спине, а кончики прядей касались пола. Саске казался таким хрупким, таким слабым существом, что Наруто захотелось обнять его. Но он не мог пошевелиться и отвести взгляда от жутких, неимоверно красивых глаз.
- Наруто, - произнес S-108. Без эмоций – просто констатируя факт.
Надзиратель осторожно двинул локтем. Объект никак не отреагировал на это действие. Тогда, осмелев, профессор медленно протянул руку вперед. Странная боль появилась где-то в области сердца.
- Пожалуйста, не бойся. Я не причиню тебе вреда, - с трудом выговорил профессор. Боль стала сильнее. – Ты здесь, потому что я позвал тебя, Саске?
S-108 чуть прищурился, рассматривая протянутую руку. Недолго думая, он осторожно повторил движение и кончиками пальцев коснулся протянутой ладони. Наруто ощутил легкое прикосновение. Рука S-108 была холодной, как у обычного человека, который провел какое-то время на улице в зимний день.
Узумаки невольно вспомнил слова Орочимару: «первым делом он разрушает пальцы…».
Ничего страшного не происходило, а боль в груди исчезла. Надзиратель опустил взгляд на длинные крепкие ногти S-108, которые едва касались его запястья.
Выстрел прогремел как гром среди ясного неба. Наруто показалось, что все его нутро ухнуло куда-то вниз. Тонкие длинные пальцы резко сжались. Профессор вскрикнул от боли – руку словно сдавило железными тисками.
Они убили его снова.
- Зачем?! – заорал Наруто, когда S-108 упал прямо ему на грудь. В другом конце коридора стоял Орочимару с выставленной вперед пушкой.
- У нас есть всего два часа, чтобы засунуть его обратно в изолятор. Не тратьте время на болтовню, Узумаки-сан.
- Он ничего не сделал! – надзиратель осторожно высвободил руку. Следом за сильным головокружением и тошнотой пришел болевой шок.
- Что с вашей рукой? – спросил Орочимару.
- Не знаю, возможно пальцы сломаны… - Наруто осел на пол рядом с бездыханным S-108. Такого ужаса профессор не испытывал ни разу в своей жизни. Сейчас даже сломанная рука казалась сущей ерундой.
- Я должен поблагодарить вас. Если бы вы не отвлекли S-108, все могло закончится куда хуже.
- Я не отвлекал его, я пытался с ним поговорить! – огрызнулся Наруто. Откуда-то появился доктор Кабуто. Он осторожно взял Саске на руки.
Узумаки заметил алые разводы на идеально белом полу.
- Вам нужно в медицинский отдел. Я провожу вас.
- Зачем вы застрелили его?!
- Потому что иначе он убил бы вас, Наруто-сан. А потом всех остальных. Успокойтесь, ваш ненаглядный придет в себя через пару часов.
- Он не желал мне зла! Он произнес мое имя! Вы же знаете, что Саске способен уничтожать органическое вещество за считанные секунды!
- А вы уже с такой легкостью зовете его «Саске»? – усмехнувшись, Орочимару помог профессору подняться на ноги. – Он - монстр. Пожалуйста, не забывайте об этом, Узумаки-сан.
- Это вы – монстр, - зашипел Наруто. Болевой шок постепенно проходил, а боль в руке становилась невыносимой. – Если бы не вы, у меня был бы шанс хоть что-то узнать! Я говорил ему, что когда я рядом он в безопасности, а теперь…
- Успокойтесь. Вы не в себе. Вам нужна помощь и отдых. Я провожу.
Наруто замолчал, с каким-то диким бешенством в глазах глядя на темноволосого мужчину. Он был в ярости, но что сделано – то сделано. Оставалось надеяться, что две недели не пойдут коту под хвост из-за этого инцидента.


Когда объявили общее собрание, Наруто сидел в своем кабинете. Правая рука профессора была тщательно загипсована. Несерьезный перелом трех пальцев. Не так уж и страшно, учитывая, что он вообще мог погибнуть в том злополучном коридоре.
Эта встреча перевернула всё его мироощущение с ног на голову. Наруто каждую секунду прислушивался к звукам, вздрагивал, когда рядом с его кабинетом раздавались чьи-то шаги и боялся выключать свет. Он медленно сходил с ума. Этот мутный страх, какое-то неприятное, тревожное чувство охватывало его, когда он оставался один.
С того инцидента прошло всего три дня, но Наруто казалось, что он живет в омуте беспокойства уже несколько лет. Каждая секунда тянулась часами, каждый день длился годы…
Собравшись с мыслями, Узумаки поднялся. Внешний вид красноречиво намекал на то, что профессор не спал уже третьи сутки. Глубокие тени залегли под тусклыми голубыми глазами, светлые волосы представляли собой птичье гнездо, даже располосованные щеки немного осунулись. Привычный черный халат с синей каймой поверх обычной рубашки кое-где был мятым.
Так что отражение в зеркале расстроило Узумаки еще сильнее. На прежнем месте работы он славился своей красотой и молодостью. Успешный юноша, получивший звание профессора в двадцать два года. Прямо-таки молодой гений.
Никто, конечно, не догадывался о том, каким трудом Наруто добился таких результатов. Сколько бессонных ночей он провел над книгами, сколько сил вложил в обучение, скольким пожертвовал ради того, чтобы попасть в первую лабораторию и пропагандировать особый вид разговорной терапии. Личная жизнь, развлечения, свободное время – все это было для Узумаки недоступно.
А теперь появился тот, кто навсегда лишил его покоя. S-108. Саске. Существо, обладающее красотой, сравнимой с красотой хищника, раскрывшего пасть и обнажившего острейшие клыки.
Смертельной красотой.
Его судьба была темной и мрачной. Быть закованным в кандалы и дышать, чувствуя кожей острый металлический шип, который пробьет сердце при попытке пошевелится. И слушать. Слушать голос того, кто решится заговорить с ним.
Наруто не хотел предавать то слабое доверие, что возникло между ними.
Но реальность может быть жестока.
В центральной лаборатории собрался весь персонал. Наруто увидел две фотографии, перечеркнутые черной полосой на противоположной от входа стене. Саске успел убить двоих. А мог вообще всех.
Посреди зала стоял человек в черном халате. Главный исследователь Учиха Мадара. Его лицо было скрыто маской. Лишь один левый глаз едва выглядывал из небольшого отверстия.
- Добрый вечер, сотрудники. Я собрал вас здесь для того, чтобы мы вместе могли почтить память двух прекрасных людей, успешных, умных, оказавших неоценимую помощь развитию центра и павших от руки печально известного объекта S-108. Системная ошибка в системе управления – причина произошедшего…
Наруто нахмурился. Системная ошибка, как же.
- Мы сделаем все возможное, чтобы такого никогда не повторилось. В честь этих замечательных людей, объявляю минуту молчания.
Тишина показалась Наруто пыткой. Но как только она закончилась, началась настоящая пытка.
- Профессор Узумаки Наруто. Я знаю, что вы на данный момент являетесь надзирателем S-108.
- Да, - слабым голосом произнес профессор.
- Идемте.
Мадара тенью двинулся к выходу. Наруто поплелся следом, борясь с приступом отчаяния.
- Куда?
- В комнату надзирателя.
Всё это очень и очень не нравилось Наруто.
- Зачем?
- Вы обязаны наказать объект. Подобное не должно повториться, - вещал Учиха.
- Я не стану этого делать, - заявил Наруто. С каждым шагом страх становился все сильнее. – Это не мой метод.
- Меня не волнуют ваши капризы. Вы сделаете все что нужно, иначе я лишу вас этого места, - просто ответил Мадара.
Орочимару уже поджидал их у нужной комнаты. Когда они втроем оказались внутри, Наруто сжал кулаки и встал подальше от пульта управления.
Мадара нажал на синюю кнопку.
- Послушайте. Это не обязательно. S-108 уже был убит за попытку побега, - робко начал Орочимару. Наруто не смог скрыть удивления. Профессор пытался остановить главного исследователя?
- Он должен знать свое место, - ожидая, пока поднимется дверь, Учиха включил микрофон. – S-108. Три дня назад ты посмел покинуть камеру и выйти из клетки. Для других объектов такой поступок карается смертью. А для тебя – несколькими.
Узумаки буквально затрясло от гнева.
- Вы не должны так поступать! Он не сбежал, его выпустили! Вы же знаете, что сбежать из камеры невозможно!
- Он ведь понимает, что я говорю? – как ни в чем не бывало, продолжил Мадара. – Приговор в исполнение приведет надзиратель Узумаки Наруто.
Дверь полностью открылась. Равнодушно глядя на людей в комнате надзирателя, Саске стоял в неизменном положении.
- Да вы что, с ума сошли?! Я не стану этого делать! Он ни в чем не виноват!
- А как же двое сотрудников? – спросил Мадара. – Две жизни за две смерти. Это будет честно.
- Они пытались схватить его! – продолжал Узумаки. Орочимару положил руку ему на плечо.
- Учиха-сама, а как же те сто восемь раз? И где те сто восемь жизней? Мне кажется еще одна казнь – это лишнее.
- Я не стану этого делать, - уже тише повторил Наруто, глядя прямо в глаза S-108.
- Тогда это сделаю я, - одним быстрым движением Учиха нажал на крайнюю кнопку с буквой «У». Наруто дернулся, услышав из динамиков тихий вскрик.
Из груди Саске торчал длинный металлический шип. В эту секунду в его глазах мелькнуло что-то непередаваемое, тяжелое... А потом в них осталась только пустота.
Наруто даже не заметил, что по его лицу текут слезы. Страх и беспокойство ушли. Остались только боль, обида и чувство утраты.
- Вот так действует первая лаборатория. Запомните, профессор Узумаки.
Мадара убрал руку с поверхности пульта и шип так же стремительно задвинулся обратно.

Йиори 17.08.2013 05:00

Глава 5: Смелый

На следующее утро Наруто чувствовал себя совершенно разбитым. Как только выдалась возможность, он заглянул в комнату надзирателя и попытался поговорить с Саске наедине. Но объект сохранял гробовое молчание. Он даже не пытался прекратить монолог как раньше. S-108 просто молчал. И смотрел как-то по-другому. С презрением.
Наруто пытался просить прощения - бесполезно. Спустя четыре часа он вернулся к себе в кабинет. Профессор метался как зверь в клетке, разбил к чертовой матери графин с водой, скинул документы на пол и уселся в углу. В горле стоял тугой ком. Это была не просто досада.
Да, у Наруто раньше случались неудачи, но никогда не было настолько больно: до слез, до крика, до истерики. Он был так зол на главного исследователя, что даже придумал несколько способов отомстить. Конечно, задуманному не дано осуществится, ведь он мастер слова, профессор, известный как «болтливый пацифист», тот, кто лечит и спасает. Месть – это для тех, кто малодушен или слаб духом. Уж точно не для Наруто.
В дверь тихонько постучали. Не получив ответа, нежданный гость решился заглянуть.
- Узумаки-сан, вы в порядке? – профессор Орочимару осмотрел беспорядок. – Похоже, что нет.
- Орочимару-сама, вы же понимаете, что его выпустили из изолятора? Он не сбежал. Сбежать оттуда невозможно.
- Его потенциал не раскрыт. Не забывайте об этом. Может быть, он выбрался самостоятельно.
Наруто поднял тяжелый взгляд.
- Но почему тогда он не выбрался раньше?! За двадцать семь лет… Саске мог сделать это тысячу раз!
- Успокойтесь, - Орочимару стал собирать разбросанные документы. – Вы слишком много думаете об этом. Вам нужно отдохнуть.
- Понимаете, он молчит… вся моя работа – коту под хвост. Сколько времени мне понадобится, чтобы вернуть все на прежний уровень? Да и возможно ли это? Сколько часов придется провести, глядя на его скованное по рукам и ногам тело?
- Возможно, все удастся. Вы просто переутомились, - профессор сложил часть папок на стол. – Я тоже недоволен решением Мадары. Одно дело – ставить эксперименты на бессмертном существе ради науки и совсем другое – заставлять вас наказывать S-108. Я восхищен вашим умением заговаривать зубы, Узумаки-сан. Вы не должны отчаиваться.
Наруто поднялся на ноги. Сломанные пальцы снова начали ныть, напоминая о той злополучной встрече.
- Благодарю вас, Орочимару-сама. Вы помогли мне.
- Я попрошу доктора Якуши сложить документы. Вы не против?
- Нет.
- Хорошо.
- Орочимару-сама?
- Что? – темноволосый мужчина замер в проходе.
- Я хочу попросить вас кое о чем. Сможете ли вы устроить мне прогулку по связующей камере?
Профессор сложил руки на груди.
- Это самоубийство.
- Я готов доверить Саске свою жизнь.
- Если он убьет вас, Мадара убьет меня, вы это понимаете?
- Прошу вас. Иначе мне нет смысла оставаться в первой лаборатории. Исследования зашли в тупик.
Змей прищурился. Ему явно не нравилась эта идея, но любопытство все же взяло верх.
- Если он попытается убить вас, я активирую удерживающий механизм. Согласны?
Наруто закусил губу.
- Только если я буду ранен.
- Узумаки-сан, это чрезвычайно бестолковый опыт.
- Все будет хорошо, - произнес Наруто скорее самому себе, чем мужчине, стоящему напротив.


- Готовы? Запомните, у вас всего полчаса. Меньше, если S-108 решит атаковать, - быстро говорил доктор Якуши, поправляя микрофон на халате Узумаки. – Вы можете лишиться руки или ноги.
- Все в порядке, Кабуто-сан. Не волнуйтесь, - Наруто попытался выдавить из себя улыбку.
- Если почувствуете, что все безнадежно – говорите сразу. Не ждите.
- Да-да. Просто откройте дверь.
Кабуто нехотя отошел в другой конец комнаты. Раздался щелчок и массивная дверь отъехала в сторону.
- Удачи, - шепнул доктор.
Наруто смело шагнул вглубь связующей камеры. Орочимару пристально следил за происходящим из комнаты надзирателя.
- Саске, - начал Узумаки. Прежде чем подойти ближе, он проверил на месте ли наушник. – Послушай… Сейчас я в твоей власти. Я знаю, что если ты действительно захочешь меня убить, то тебе хватит и секунды.
В груди появилась ставшая знакомой боль.
- Пожалуйста, прости за то, что я позволил сделать это с тобой. Мадара обладает властью. Если бы я только мог, то заставил бы его чувствовать то, что чувствуешь ты…
Боль стала сильнее. Резко выдохнув, Узумаки подошел еще ближе к разделяющему их стеклу. Это стекло тоже можно убрать, как и основную дверь, но Орочимару не согласился на столь небезопасные условия.
- Я знаю, что на самом деле ты не хочешь убивать. Ты просто хочешь быть свободным, да? Скажи, Саске…
- Ты сделал большую ошибку, - раздалось в наушнике.
- Нет! Это не так! Я здесь, потому что не боюсь, - Наруто положил руку на стекло. – Если хочешь – можешь убить меня.
- Зачем ты это делаешь?
Надзиратель только сейчас понял, что S-108 заговорил с ним. Полноценно.
- Я хочу тебе помочь. Если хочешь, я буду приходить сюда хоть каждый день.
- Люди любят лгать.
- Это не ложь.
Наруто почувствовал, что ему не хватает воздуха. Боль стала невыносимой.
- Тогда умри.
Профессор провел кончиками пальцев по стеклу и прижался к нему лбом. В ушах появился писк, перед глазами все поплыло. S-108 воздействовал на него как-то по-другому, не так, как на других жертв.
- Как пожелаешь.
Вдруг все так же резко прекратилось. Без саднящей боли дышать стало легче, но Наруто явственно ощутил металлический привкус на языке.
- Почему ты остановился? – он едва заметно улыбнулся.
- Ты не такой, как все остальные. Ты… смелый.
- Это комплимент? – надзиратель рассмеялся.
- Я просто озвучиваю факт.
Узумаки стер со лба капельки пота. Мало того, что Саске оставил его в живых, он говорил! По-настоящему, как обычный человек!
При этом создавалось впечатление, что он знает многое об окружающем мире. Даже несмотря на то, что провел двадцать семь лет взаперти.
- Ты простил меня?
Саске чуть-чуть нахмурился. Это действо привело Наруто в восторг.
- Ты единственный человек, который просил у меня прощения. Я не знаю, что такое прощать.
- Ну, ты ведь больше не сердишься?
- Я не понимаю тебя.
- Меня многие не понимают. Скажи мне, Саске, почему ты вышел из изолятора?
- Здесь… тяжело дышать.
Узумаки кивнул. Конечно, S-108 просто хотелось оказаться там, где нет блок-газа, вот и все. Он и не думал о побеге, а те сотрудники встали у него на пути.
- Это я виноват в том, что тебя поймали… надеюсь, ты действительно простил меня.
S-108 медленно опустил взгляд вниз. Наруто повторил движение и уставился на загипсованную руку.
- Это… серьезно? – спросил объект.
- Нет, не серьезно. Сломаны пара косточек, - Узумаки заулыбался. Разговаривать с S-108 оказалось очень легко.
- Я тоже должен попросить прощения?
Этот вопрос был таким искренним, таким по-детски наивным, что профессор поначалу даже растерялся. Саске почти ничего не знал о человеческом общении.
- Если ты считаешь себя виноватым, то, наверное, да.
- Тогда, прости.
Узумаки лучезарно улыбнулся и уголки тонких бледных губ Саске едва заметно приподнялись.


- Твою же мать… он просто поразителен! – еле-еле выговорил Орочимару. – Кабуто, ты посмотри! Беспечная болтовня с самым опасным существом на планете! Любезностями обмениваются…
Усмехнувшись, доктор Якуши поправил очки.
- Мне кажется, чей потенциал вы недооценили, так это его.
- Такой весь правильный, хороший, идеальный… сферический конь хренов.
Кабуто рассмеялся.
- Знаете, возможно, он узнает от S-108 много нового. Жаль, что мы не записываем этот опыт.
- Нельзя, чтобы Мадара-сама узнал об этом, так что Наруто-сан сам все расскажет.
- А вы готовы нарушать правила ради S-108. Он настолько интересен вам?
- Не то слово, Кабуто. Я уверен, что эта хрупкая оболочка скрывает куда более любопытное существо. И когда оно выберется на свободу, мы будем рядом, чтобы запечатлеть это.
- Довольно эгоистично.
- Ты меня знаешь.


Остаток дня для Наруто прошел незаметно. На душе была легкость. Ничто не могло омрачить этот личный триумф, победу… ну и то, что он остался в живых.
В этот раз профессор убедился в том, что Саске способен разговаривать и понимает речь. Либо он был обучен этому, до того, как попал под надзор лаборатории, либо S-108 способен каким-то образом… слушать то, что творится вокруг. Может быть, он обладает еще и телепатическими способностями?
Пищи для ума предостаточно. Наруто незамедлительно занес результаты в свой личный электронный дневник. Для себя он решил, что доверять первой лаборатории нельзя.
Где-то в глубинах сознания Узумаки появилось такое теплое чувство… Предвкушение чего-то необычайного? Удовлетворение? Он не мог объяснить этого, но совершенно точно знал, что S-108 стал ему дорог. Чрезвычайно дорог.
Глава 6: Чувствовать

От автора: завтра у меня вряд ли будет время и возможность выложить главу, но так как она готова, я решила сделать это сегодня.
Может быть, кто-то думает, что я легкомысленно отношусь (раз пишу так быстро) к написанию фика - хочу сказать, это не так, просто сижу по четыре-пять часов и печатаю не отрываясь.
В первую очередь эта уличная магия происходит благодаря тем, кто пишет отзывы, поддерживая и подталкивая меня, когда становится трудно.
Спасибо вам от всего яойного сердца :3



Прошло еще несколько долгих недель, прежде чем на безоблачном небе появились первые грозовые тучи. Узумаки был вне себя от ярости. Он буквально летел по коридору и его черный халат, застегнутый на пару верхних пуговиц, зловеще развивался позади. Даже странно, что такой миролюбивый человек мог выглядеть столь устрашающе.
- Узумаки-сан! – розововолосая девушка махнула рукой. Блондин вихрем пронесся мимо, даже не посмотрев в её сторону. Стоящая рядом брюнетка захлопала длинными накрашенными ресницами.
- Кто это?
- А, Хината, этот фрукт не для нас, - с досадой ответила Сакура. – Это надзиратель S-108. Я пыталась вытащить его на свидание. Тухлый номер.
- Такой молодой… - медленно протянула девушка. – Разве звание профессора можно получить в столь юном возрасте?
- Как видишь. Бьюсь об заклад, он ничего, кроме своих сухих книжек не мацал никогда. Болтун, блин. И как ты умудрилась не заметить?
- Не знаю, я впервые вижу его. И давно он работает?
- Месяц уже.
- Я такая невнимательная, - мило улыбнувшись, Хината убрала за ухо темную прядь. – Интересно, почему он так зол?


- Какого черта?! – Узумаки с размаху хлопнул ладонью по столу, от чего тот опасно пошатнулся. Какая-то редкая книга о сверхестественных существах свалилась на пол. – Мадара дал разрешение на проведение опытов?!
- Да, он связался с докторами, которые все это время разрабатывали новые способы уничтожить S-108, - Орочимару крутанулся в кресле, скептически проводив взглядом несчастную книжку. – Вы могли бы запретить, но Учиха-сан разрешил, а он выше по положению.
- И когда?
- Через неделю прибудет первый ученый.
- Я не могу позволить им снова издеваться над ним! – Наруто буквально источал ауру бешенства. – Мы должны что-то предпринять!
Темноволосый профессор крутанулся еще раз. Теперь он снова оказался к посетителю лицом, на котором было очень странное выражение. Узумаки замер в ожидании, надеясь, что есть хоть какая-то лазейка.
Последнее время они с Саске общались все чаще. Профессор рассказывал о своей жизни, семье, прошлом, обо всем, что приходило в голову. Объект задавал вопросы, зачастую странные, но отвечать на них было довольно забавно. Предпочитая слушать, Саске не хотел рассказывать что-то о себе. Почему-то Наруто казалось, что на то есть какая-то причина, но он не осмеливался спрашивать. Слишком хрупкой была их связь.
Общение превратилось в необходимость. В привычку. Сейчас эта хрустальная идиллия могла быть разрушена, и все из-за маниакального желания Мадары уничтожить S-108.
- Вы говорили, что Саске понравился Мадаре…
- Да, весьма занятная игрушка… Его желание дать этому бессмертному существу свою фамилию обусловлено глупой любовью к коллекционированию. Он вообще странный человек. Не берите в голову.
- Он не игрушка! И не полигон для испытаний, черт возьми!
- Наруто-сан. Если я дам вам доступ к системе управления, что вы сделаете? – Орочимару в упор посмотрел на надзирателя своими необычайно яркими желтыми глазами. От такого взгляда всем сразу становилось не по себе, потому что он нес особую нагрузку. Странным было то, насколько серьезным становилось лицо змея. Такое лицо может быть только у помешанного на своем деле маньяка.
- Что? – профессор даже отступил на шаг назад. – Что я сделаю? Система управления позволяет…
- Да-да. Выпустить Саске. Вы сделаете это?
- Да. Сделаю. Я уведу его отсюда, - практически не задумываясь, ответил Узумаки. В его голове тут же сформировался план. Так получилось, что в распоряжении у Наруто на данный момент две квартиры. Одна – постоянное место жительства, а вторая покупалась в подарок сестре. Но Ино три месяца назад уехала за границу, жить в другую страну, поэтому вторая квартира пустовала и вот-вот должна быть выставлена на продажу. Самое главное, что у них разные фамилии и доказать родство не сможет даже всемогущая первая лаборатория, по крайней мере не связавшись с родителями. Это значит, найти профессора будет нелегко, тем более родители много лет назад погибли в автокатастрофе.
В этой квартире можно пожить первое время, чтобы подготовить документы. А потом слинять куда-нибудь подальше.
- И покончите со своей карьерой?
- Да.
Орочимару склонил голову вбок. Он был очень любопытен – Наруто уже давно заметил это. Змей всегда действовал только в своих интересах. Где-то тут есть выгода. Только какая?
- Я хочу узнать, на что еще он способен, - тихо сказал Орочимару. – Очевидно, что за двадцать семь лет S-108 не раскрыл своих способностей. И не раскроет. Никому, кроме вас.
- Вам ведь интересен секрет бессмертия, не так ли? – усмехнулся профессор.
Змей ответил заискивающей ухмылкой.
- Верно мыслите. Я B-17 и на самом деле я ненавижу систему. Мне позволено работать здесь, но не позволено покидать лабораторию. Я пленник. Но жизнь у меня одна, и она мне дороже свободы. Если я получу секрет, то, не задумываясь, покину это место. Надзиратели всегда будут преследовать меня, но я не такой как S-108. Я не стану сидеть в изоляторе и ждать своей участи.
- Не ожидал, что вы раскроете мне свои планы.
- Вы любопытный человек, Наруто-сан. У вас есть то, чего нет у других, - Орочимару прищурился, становясь при этом привычно-ехидным. – Сострадание. Я верю, что вы не станете предателем. Во всяком случае, пока я владею информацией.
- И вы тоже не станете?
- Пока мы сотрудничаем – не стану. А теперь я хочу спросить одну вещь. S-108 доверился вам. Хотя, нет, пожалуй, он к вам привязался. Если эта привязанность перерастет во что-то другое…
- О чем вы?
- Хорошо, я спрошу напрямик. Вы представляете себе, что произойдет, если такое могущественное и опасное существо, как он, ощутит… ревность?
Наруто задумался. Ревность?
- Вы хотите сказать…
- Если учесть, что мы практически ничего о нем не знаем. Короче, наблюдая за вашими сеансами общения, я заметил одну вещь. И вы, наверняка, тоже это поняли. S-108 сидит в клетке, потому что у него нет цели. Он не знает, куда ему идти. Но вы… если вы зададите ему цель или сами станете ею, он покажет себя во всей красе.
- Мы не можем знать наверняка. Может быть, он не способен испытывать подобные чувства? – Наруто вдруг бросило в жар.
- Так научите. Мы оба знаем, что нечто человеческое ему не чуждо.
- Научить? Научить чувствовать?
- Я помогу вам сбежать. При одном условии. Если вы сможете выпытать секрет, то поделитесь со мной. Зуб за зуб.
- А если секрета нет? Если Саске такой сам по себе?
- Значит, вы подарите ему свободу. Честно говоря, я устал смотреть на эти мучения.
- А когда я пришел, вы говорили, что он – всего лишь объект для исследований.
Орочимару пожал плечами, встал со своего места и поднял с пола старенькую книжку.
- Я должен был понять, что вы за человек. На самом деле тот лазер изобрел я, но опробовать его на S-108 приказал Мадара-сама.
- Хорошо. Тогда… я хочу попросить кое о чем.
- М?
- Позвольте мне поговорить с ним вживую. Уверяю, это безопасно. Если бы он хотел, то уже давно убил бы меня.
Змей слабо кивнул. Наруто же, окрыленный идеей, буквально вылетел из кабинета.


Перешагнув через порог связующей камеры, Узумаки присмотрелся к как всегда безмятежному S-108. Он испытывал смешанные чувства. Во-первых, не знал, стоит ли говорить ему о побеге. Во-вторых, не знал, стоит ли рассказывать о приезде ученых.
- Ты раньше, - прошелестело в наушнике. Наруто кивнул и стал дожидаться пока толстое пуленепробиваемое стекло, все это время разделявшее их, исчезнет. Камера S-108 была небольшой, гораздо меньше пространства связующей, да и основная дверь по толщине превосходила ее размер.
- Что ты задумал? – снова подал голос S-108.
- Не бойся. Хочу всего лишь подойти поближе.
Пока стекло скользило вниз, Наруто ощущал в воздухе какое-то напряжение. Такой тяжелый дух, как перед грозой или бурей. Саске, конечно, доверял ему, но не до конца. Как только преграды не стало, профессор рискнул подойти почти в упор.
Очень медленно протянув руку, он едва ощутимо коснулся идеального лица. Странно, но волосы у S-108 росли только на голове. Частично его тело напоминало женское: изящная шея, выпирающие ключицы, тонкие руки и запястья, худые ноги. Может быть, поэтому он казался столь привлекательным для мужчины? Его хотелось защищать?
Саске пристально следил за каждым движением. Если бы Наруто не знал, что он боится людей, то решил бы, что его пытаются загипнотизировать. Любой другой на месте профессора от этого взгляда сошел бы с ума. Он был сравним с взглядом крадущейся к жертве пантеры: опасный, холодно-убийственный, пристальный, глубокий и дикий.
- Саске, ты знаешь, что такое любовь? – все это время Узумаки старательно избегал подобных тем.
- Любовь - это чувство, - иногда S-108 поражал уверенностью в собственных словах.
- И как оно проявляется?
Саске замолчал, обдумывая вопрос.
- Если не хочешь, можешь не отвечать, - почти шепотом сказал Наруто. – Мне просто интересно, знаешь ли ты, что это такое.
- Не знаю.
- А ты способен чувствовать как человек?
- Чувствовать боль?
- Нет… - Наруто прикрыл глаза. В голову приходили только отрицательные эмоции. – Грусть, тоску или отчаяние?
- Если ты о душевной боли, то да.
Этот ответ просто поразил Наруто. Саске знал, что люди называют душой. Все свои чувства он мог связать только с болью – физическим чувством, которое доказывало его существование.
- Если я позову, ты пойдешь со мной? – после недолгих раздумий спросил профессор.
- Куда? – в темных глазах появился интерес.
- Я постараюсь спрятать тебя от людей, которые хотят причинить только боль… - Наруто смелее погладил S-108 по щеке. Кожа была холодной и бархатной на ощупь. Явственно захотелось ощутить ее губами. Узумаки опомнился и покраснел. Только помешательства не хватало для полного счастья.
Хотя, наверное, уже поздно. Он помешался на Саске. Разве это не глупость – бросить всё ради него? Годы учебы, часы упорной работы – всё насмарку, к черту. Наруто почему-то подумал, что если бы он когда-нибудь увидел слезы в глазах, которые оставались сухими даже тогда, когда S-108 испытывал страшную боль…
То он отправил бы виноватых на плаху, а сам стал палачом. За каждую соленую каплю – отрубленная голова.
Сейчас Наруто не мог представить жизни без этих встреч, устрашающих глаз, слабой улыбки и бархатного низкого голоса, слушать который вживую куда приятнее. Что это такое? Безграничная жалость к тому, кто страдал на протяжении долгих лет? Влюбленность в хищную красоту? Что?
Конечно, он ни на секунду не забывал с каким опасным существом имеет дело.
- Отсюда трудно уйти.
- Мне помогут. Ночью людей будет меньше, Кабуто разберется с системой защиты, а Орочимару – с системой управления. Я приду за тобой. Только учти – мы должны уйти незамеченными. Это значит, никого нельзя убивать.
- Побег - это не по правилам, - Саске слабо пошевелился. Внутри Наруто все похолодело – он до ужаса боялся, что удерживающий механизм активируется. – Если тебя поймают, то накажут.
- Ты беспокоишься? Обо мне?
- Я не могу умереть, но ты – можешь. Зачем рисковать?
- Да, ты прав. Я обычный человек, со мной может случиться всякое. Но то, что делают с тобой – неправильно. Я готов заплатить любую цену, чтобы вытащить тебя.
- Ты не такой, как другие.
- Да, ты уже говорил, - Наруто тихо рассмеялся. – Просто доверься мне.

Йиори 17.08.2013 05:01

Глава 7: Энергия

Разве Наруто мог представить себе, что однажды он решится предать свое дело ради объекта? Объект – такое холодное, отвратительное слово для того, кто украл твое сердце…
Колодки, удерживающие Саске, распахивались с тихим металлическим скрежетом. Сперва на ногах, потом на руках, потом медленно раздвинулся удерживающий механизм, а после – широкий стальной обруч на шее. S-108 сделал первый осторожный шаг.
Дождавшись, когда он подойдет ближе, Наруто накинул черный халат на худые плечи. Это было непросто, учитывая, что пальцы на правой руке профессора двигались с трудом. Они зажили не до конца, пришлось снять гипс раньше времени.
- Все хорошо. Сирена не сработает, пока мы не покинем здание. После блокировки лаборатории нам нужно затаиться на время. Я знаю место, где точно не будут искать, - шептал Наруто.
Сработал таймер, и дверь ведущая из камеры в лабораторию стала открываться. С этой чертовой дверью всегда много проблем из-за множества замков.
- Нас везде будут искать, - Наруто не смог скрыть удивления, расслышав в голосе S-108 ехидство. – Даже если мы будем далеко. И найдут через какое-то время.
- Мы придумаем что-нибудь. Обязательно. Я не дам ранить тебя снова.
Дверь, наконец, открылась. Узумаки прислушался. Вывести Саске из самого охраняемого изолятора, должно быть очень трудно, но только не тогда, когда в союзниках имеется любящий нарушать правила змей Орочимару и его верный слуга Кабуто. В это время в здании должна быть только охрана и Элита. Мадара отсутствует – это точно.
Как только Саске ступил туда, где нет блок-газа, лампы начали угрожающе мерцать. Некоторые из них погасли. Наруто вздрогнул, неосознанно вспомнив встречу в коридоре и тот липкий страх, но всё прекратилось так же внезапно, как и началось.
Почему электричество реагирует на перемещение S-108? Неужели раньше никто не заметил? Наверняка прежние надзиратели попытались скрыть этот факт, как в случае с влиянием на камеру. Новые вопросы, новые тайны.
Охрана по приказу Орочимару должна совершать обход нижнего этажа. Времени мало, нужно торопиться.
Наруто двинулся по коридору, S-108 неслышно пошел следом. Его шаги были совершенно беззвучны, из-за этого профессор часто оборачивался, чтобы проверить, не смылся ли. Но нет, Саске шел следом, при этом его вид был еще более зловещим. Неслышная походка, плавные движения… редкое мерцание света то начиналось, то прекращалось снова. Наруто приостановился.
- Почему электричество реагирует? – тихо спросил он, выглядывая из-за поворота. Осталось пройти по этажу, спуститься по лестнице и выйти через черный ход.
- Я все расскажу позже.
Это обещание очень радовало Наруто. Но слабый огонек радости потух, когда на другом конце коридора послышались голоса – охрана решила вернуться тем же путем. У некоторых сотрудников были устройства, посылающие сигнал SOS, поэтому никого нельзя убивать. В темных глазах Саске заиграл какой-то хищный интерес. Если раньше он казался равнодушным ко всему, то теперь, похоже, в нем потихоньку просыпались какие-то эмоции. Наруто мог гордиться собой.
- Что будем делать? – шепнул S-108. При этом он едва заметно усмехнулся, словно его веселило происходящее. Узумаки сердито глянул в сторону Саске, лихорадочно обдумывая как выбраться из ситуации. Почему-то он даже не задумывался о том, что пытается вытащить на свободу чрезвычайно проблемное существо. Наруто было плевать на это. Исследователи являлись монстрами куда больше, чем Саске. Да, он убивал и убивал жестоко. Но есть исключения, и Наруто лично в этом убедился.
Иногда сострадание творит чудеса.
Голоса приблизились. Сердце Наруто ушло в пятки. Интересно, знает ли охрана в лицо тех, кто может оставаться в лаборатории ночью? Орочимару и Кабуто отпадают. Знают ли они Элиту? Одна проблема – эти ребята, как и Мадара, ходят в масках, так что притворится одним из них без соответствующего реквизита весьма проблематично.
Тут Наруто вспомнил, что Саске может передвигаться очень быстро.
- Ты сможешь проскочить мимо них? Не навредив?
S-108 молча указал на лампы дневного света. Они выдадут скачок.
Наруто закусил губу. Глянув на выражение его лица, Саске сосредоточился и прикрыл глаза. По коридору эхом разнесся грохот. Профессор осторожно выглянул из-за угла и обнаружил всех охранников лежащими на полу без сознания.
- Что ты сделал?
- Это не смертельно. Скорее.
Перешагивая через распластанное тело, Наруто едва заметно усмехнулся. «Если вы зададите ему цель, он покажет себя во всей красе». Верно, Орочимару?
Дальше путь был открыт и безопасен. Кабуто встретил их у выхода. Он как-то нервно глянул на S-108, обошел беглецов и придержал дверь.
- Как только я включу защитную систему, сработает сирена и лаборатория заблокируется. Элита сама по себе – кучка слабаков, так что искать S-108 они не станут, дождутся прибытия охотников Мадары. Надеюсь, у вас будет достаточно времени. К этому моменту вы должны быть далеко. Старайтесь первое время не попадаться людям на глаза – они будут искать след. Наруто-сан, вы забрали свои вещи?
- Да, я отвез их еще вчера вечером. Ключ от кабинета у профессора Орочимару.
- Хорошо… тогда прощайте. Надеюсь, в ближайшее время не увидимся.
- Спасибо, доктор Якуши, - Наруто улыбнулся. – Мы будем ждать вестей.
Специально для того, чтобы получать сообщения от змея, Наруто купил новую SIM-карту. Орочимару обещал следить за ситуацией в лаборатории и за действиями Мадары.
Кабуто поправил очки и кивнул. После того, как дверь за ним закрылась, послышался скрежет засовов.
Обернувшись, Наруто заметил, как завороженно Саске разглядывает звездное небо. Он не видел его двадцать семь долгих лет. Хотя, кто знает, видел ли вообще? Где он был до того, как его поймали? Снова вопросы, вопросы…
- Пойдем. Нам надо спешить.
- Конечно.
- Почему ты никогда не пробовал сбежать?
- Мне негде прятаться. Они будут искать.
- Да, ты прав, - казалось, этот факт ни капельки не расстраивал Наруто.
Промолчав, S-108 неслышно пошел следом. Забавно, что ради него Узумаки впервые в жизни нарушил правила.
И это стоило того.


В квартире было пыльно. Еще бы, тут никто не жил несколько месяцев. Сумка профессора ярким оранжево-черным пятном выделялась среди накрытой пленкой мебели.
Квартира однокомнатная, но просторная. Здесь помещалась большая двуспальная кровать, огромный шкаф-гардероб с зеркалом, тумба и телевизор. Хорошо, что Ино решила оставить все громоздкое, иначе в пустой квартире пришлось бы туго, учитывая, что выходить в магазин за мебелью пока не стоит.
Первым делом Узумаки залез в сумку и вытащил домашнюю одежду для себя и для Саске. Она должна быть великовата, зато удобнее, чем халат.
Пока Наруто переодевался, Саске ходил по комнате словно кошка: осторожно, с опаской, неторопливо. Исподтишка наблюдая за экспедицией, Наруто тихо посмеивался, пока не заметил, что кончики длинных черных волос собирают грязь и пыль с пола.
- Саске, тут грязно. Подожди чуть-чуть, я приберусь, тогда все осмотришь. Вот, надень. – Наруто протянул белье, серую футболку и обычные спортивные штаны. Брюнет остановился и задумался. Всего одно движение ввело Узумаки в глубочайший шок.
Подхватив пряди своих длинных волос где-то на уровне шеи, Саске пропустил их сквозь пальцы. И пряди исчезли, просто растворившись в воздухе. Теперь темные волосы едва касались плеч и забавно топорщились на затылке.
Наруто открыл рот, и тут же закрыл, громко щелкнув зубами.
Тем временем парень осмотрел свои длинные ногти. Еще парочка задумчивых движений – и перед Наруто стоял самый обычный подросток без каких-либо особых внешних признаков. Только глаза по-прежнему пугали и завораживали. Да и лицо казалось слишком идеальным.
- Ты можешь разрушать даже сам себя? – спросил Наруто, как только смог обрести дар речи.
- Разрушать любое органическое вещество, а создавать только себя. Но процесс создания я не могу контролировать… - Саске говорил очень спокойно. Так, словно эти способности естественны, как процесс дыхания. – Иногда и разрушение тоже. Энергия – это моя пища. Я обещал рассказать.
- Оденься сперва. Ванная дальше по коридору, если стесняешься.
Саске фыркнул, словно профессор сморозил великую глупость. Ну, да, будет ли смущаться тот, кто двадцать семь лет не носил одежды? Но Наруто уже решил, что будет общаться с Саске как с нормальным человеком. Нужно просто забыть о его особенностях.
Пока брюнет переодевался, профессор пытался решить, с чего начать уборку. Определившись, он стал стягивать с мебели пленку, каждый раз ознаменовывая освобождение того или иного предмета интерьера чиханьем.
В одежде Саске смотрелся странно. Непривычно видеть его таким домашним. Можно подумать, что рядом стоит обычный человек, если бы лампа не мерцала в его присутствии.
- Слушай, а с этим ничего нельзя сделать? – спросил Наруто.
- Я голоден. Поэтому это происходит.
Узумаки устал удивляться, поэтому молча уставился на брюнета в ожидании объяснений.
- Энергия – это моя пища. Любое живое существо обладает запасом энергии, так же как и окружающее пространство. Чтобы выжить мне приходилось… поглощать живых существ, которые попадали в камеру. Чтобы дать им шанс, я пытался контролировать себя и делать это медленно. Но люди в лаборатории жестоки и глупы. Они не пытались спасти их, и в результате голод брал верх.
- Неожиданно. Я думал, что ты убиваешь их из-за ненависти. Прости… но, получается, голод может убить тебя?
- Нет. Процессы в теле замедляются или приостанавливаются, но потом необходимо восполнить недостаток энергии. Её можно добыть из окружающего пространства и из еды, но для меня это куда сложнее… чем взять напрямик.
Обдумывая сказанное, Наруто порывисто вздрогнул.
- Получается, я тоже твоя… еда?
Саске внимательно присмотрелся к лицу профессора.
- Я контролирую себя. Это сложно. Особенно трудно было тогда, когда ты додумался войти в зону досягаемости. Ты мог почувствовать боль – в первые секунды я пользовался твоей жизнью. Больше всего энергии у людей… в сердце.
Узумаки положил ладонь себе на грудь. Теперь ясно, что это было за ощущение. По спине побежали мурашки. Да, веселая перспектива жить рядом с таким существом.
Саске подошел ближе.
- Тебе больно? Я… - в его низком голосе отчетливо звучало беспокойство.
- Нет-нет, - прервал Наруто. – Все в порядке. Просто теперь я понял. Все хорошо.
Брюнет протянул руку и осторожно коснулся лица профессора. Совсем как тогда, в камере, это сделал сам Узумаки.
- Не бойся. Я могу поглощать электрическую энергию. Это утолит голод.
Наруто почему-то только сейчас осознал, какой опрометчивый поступок совершил. Но совесть крепко спала…
А на душе почему-то было очень тепло.

Йиори 17.08.2013 05:01

Глава 8: Спасибо

Практически всю ночь до самого утра Наруто посвятил уборке. Привести в порядок необжитую квартиру оказалось непросто. Она была пустой и неуютной, в отличии от той, в которой Узумаки жил все это время.
Ну, ничего, позже, когда появится возможность, можно пробежаться по местным магазинам и прикупить всё необходимое. Хорошо, что профессору удалось быстро перевести все свои накопленные деньги на старый счет. Зарплаты у надзирателей хорошие, хватит обеспечить две молодые семьи. Так как Наруто жил один, ему было трудно потратить всю сумму сразу, поэтому большую часть он откладывал. Этих денег достаточно чтобы уехать за пределы страны, так что самая большая проблема в данный момент – это отсутствие документов. Ну, и преследование.
Системы исследовательских лабораторий под руководством Учихи зачастую действуют нелегально, применяя какие-то запрещенные препараты, разработки, жестокие методы… Чтобы оставаться в тени, главе приходиться отстегивать крупные денежки куче компаний и государству. Если кто-то узнает о том, что творилось в первой лаборатории – у Мадары будут большие проблемы. Сотрудникам как-то все равно, а вот Учиха приложит все силы, чтобы найти и вернуть беглецов.
Но что самое чудесное - обратиться к правоохранительным органам он не может. Орочимару говорил, что отношения там очень натянутые. Никто не любит столь скрытных людей.
Наруто очень сильно боялся допустить ошибку. Один неверный шаг – и все обернется против них. Оставалось надеяться на удачу и соблюдать осторожность.
Саске уже несколько часов неотрывно смотрел в окно. Профессор предположил, что он ждет рассвет. Лампы перестали мигать, и оставалось лишь догадываться, когда это чудо умудрилось подкрепить свои силы.
Ощутив слабость, Наруто со вздохом упал на кровать. Не одеял, не подушек не предусмотрено, так что придется спать так. Как-то между делом профессор вспомнил, что кровать-то одна.
- Саске, ты не хочешь спать? – подавив зевок, спросил он. Спину ломило, рука ныла, хотелось полежать хотя бы парочку часов.
Брюнет какое-то время сохранял молчание, а потом повернулся полубоком. Наруто мог созерцать точеный профиль. Боже, если бы S-108 мог спокойно жить среди людей, у него был бы фан-клуб размером с маленькую страну.
- Люди совершенно не ценят то, что имеют.
Узумаки нахмурился. Переутомившийся мозг отказывался перерабатывать информацию, да еще и такую туманную.
- Что ты хочешь сказать?
- Солнце встает, но никто даже не смотрит в ту сторону, - Саске повернулся лицом. Это он о прохожих? – Если ты ложишься, я тоже должен?
- Нет… но мне кажется, тебе надо отдохнуть. Ты ведь спишь?
- Сплю. Мое тело функционирует как у обычных людей. Только способы добычи энергии другие.
- Не против спать вместе? – виновато спросил Наруто, запустив руку в волосы. Под пристальным взглядом Саске вдруг стало как-то неловко. Ну, а что еще он мог спросить? Кровать одна, жить вместе как минимум неделю.
Брюнет сел на другой край постели.
- Ты очень странный человек, Наруто.
Восприняв такой ответ как положительный, Узумаки расслабился.
- Что тебя удивило на этот раз?
- Я не помню, когда со мной обращались так… Это странно.
- Приятно? – Наруто повернулся на бок. – Быть обычным?
- Мне никогда не стать человеком, - Саске тоже лег. На его лице было какое-то странное выражение, напоминающее смятение и растерянность.
- Расскажи мне, что с тобой случилось?
- Не могу. Всё расплывчато… Наверное, это из-за каких-то препаратов, которые на мне испытывали.
Тревога снова завладела Наруто. Значит, узнать интересующие его подробности жизни S-108 не получится? А так хотелось…
- А сколько тебе лет?
- Не знаю. Тело не стареет. И когда научился говорить - не помню. Мне кажется, умел всегда, но по человеческим правилам это невозможно.
- Думаю, нет ничего невозможного, - сквозь сон усмехнулся блондин.- Просто люди привыкли, что все должно начинаться и заканчиваться. Так устроен наш мир. А ты – исключение, поэтому тебя боятся. Мы боимся всего, чего не понимаем. И честно говоря, поначалу я тоже поддался страху.
- А сейчас? Сейчас ты тоже боишься?
Наруто услышал шуршание ткани и открыл глаза. Лицо S-108 было в нескольких сантиметрах от его. Что за манера смотреть в упор?
В окно ударил луч утреннего солнца. Даже в таких условиях уснуть для профессора дело пяти минут. Кто бы знал, что он собирается безмятежно спать, лежа рядом с знаменитым в лаборатории S-108…
Тут его взгляд опустился ниже, на чуть приоткрытые губы Саске. Какого черта он так прекрасен? Оторвать взгляд совершенно невозможно. Тем более теперь, когда он выглядит как обычный, дьявольски красивый человек. Почему-то Наруто стало плевать, что они оба мужского пола. Он просто не мог избавиться от запретных мыслей, которые мучали его по ночам уже целый месяц.
- Ты бы знал… - застонал Наруто, ладонью прикрыв глаза. – Что я чувствую…
Почему-то Узумаки казалось, что Саске далек от темы помешательства и сексуального интереса. Возможно он вообще понятия не имеет о сексе… О господи, что за мысли?!
Хотя, наверное, это действительно так. О любви он ничего не знает. Значит, о сексе тоже.
- Скажи, и я буду знать, - не подозревая насколько забавно это звучит, ответил Саске.
- Может быть, тебе еще показать? – не удержался от ехидства Наруто.
- Покажи.
Профессор быстро перевернулся на другой бок.
- Можешь быть уверен, я тебя не боюсь.
- Ты хотел показать, - Наруто мог поклясться, что услышал в голосе наглую насмешку. Хотя, может быть, ему все это снилось?
- Сейчас ты не поймешь. Может быть, потом…
- Так объясни.
- Потом. Договорились?
- … Ладно, - хорошо, что Саске такой сговорчивый.
Наруто вздохнул и со спокойной душой позволил сну унести себя в царство Морфея.


Пробуждение было весьма необычным. Во-первых, Наруто проснулся не по будильнику, а сам. Очень непривычно, ведь даже в выходные дни профессор не позволял себе такого. На нем возлежало что-то тяжелое. Узумаки нехотя открыл один глаз и обнаружил, что чья-то темногривая голова покоится у него на груди.
А потом память по цепочке восстановила события прошедшей ночи. Побег, странный разговор о саморазрушении… уборка, еще более странный разговор перед сном.
Чудесно, теперь его использовали как подушку. Наруто очень повеселила эта мысль, и он с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться. За все те ужасные двадцать семь лет мучений S-108, наверное, забыл, что такое комфорт.
Так хотелось показать Саске, что в мире существует не только боль и страх. Хотелось открыть ему любовь и дружбу, красоту и мир.
Но только не здесь, не в этом городе, где есть люди, которые хотят его уничтожить. Как можно желать кому-то смерти? Ведь в каждом человеке есть зерно добра. Правда, бывает, оно закопано под почвой лжи и лицемерия, но ведь оно есть.
У Мадары наверняка должна быть причина желать S-108 смерти.
Наруто неосознанно коснулся пальцами копны черных волос. Саске слабо пошевелился и поднял голову.
- Эм… доброе утро? – Наруто не ожидал, что он сразу же проснется.
Темные брови сошлись вместе.
- Так принято. Перед сном говорить «спокойной ночи», а при пробуждении «доброе утро».
- Тогда доброе утро.
Узумаки хихикнул.
- Пойдем перекусим? Я захватил нам рамена на три-четыре дня.
- Рамен?
Саске поднялся и проследил за ленивыми телодвижениями профессора.
- Ага. Только сперва умыться надо.
Забавно, что S-108 не отходил от Наруто ни на шаг, предпочитая наблюдать за всеми действиями так, как люди обычно наблюдают за животными в зоопарке. Это одновременно смешило и смущало Узумаки, но пришлось привыкать.
В два часа позвонил Орочимару. Наруто взял трубку и прислушался.
- Привет, дорогуша. Тут такие дела, главный сходит с ума, рвет и мечет. Сиди в конуре, не высовывайся пару дней. За твоей берлогой наблюдают, так что не думай лезть туда. Чао.
Нажав на сброс, Наруто усмехнулся. Значит, пока за его нынешней квартирой наблюдают, появляться там нельзя. Орочимару говорил сумбурно и на «ты», возможно, его тоже в чем-то подозревают. Это плохо.
- Все хорошо? – спросил Саске. От звука его голоса, прокравшегося в мысли, профессор порывисто вздрогнул.
- Да… пока да. Нам нельзя выходить. Город, конечно, большой, но если вдруг заметят – то все пропало.
- Что дальше?
- Надо связаться с человеком, который делает поддельные паспорта. Сделаем документы, купим билеты. Если не получится – уедем на машине. Проблема в том, что мне пришлось оставить ее у дома… Не волнуйся, я знаю, что делаю. Главное, переждать какое-то время. Мадара не сможет находиться в первой лаборатории долго, помимо нас у него много дел, так что рано или поздно он уедет из города. Когда это произойдет, контроль ослабеет, тогда у нас будет шанс.
- Даже если ничего не получится… Спасибо за то, что позволил мне увидеть рассвет, - Саске улыбнулся уголками губ, а Наруто титаническим усилием воли подавил желание обнять его.
Если так пойдет дальше, придется связать себя по рукам и ногам.
Много препятствий, много проблем, много трудностей, но все это почему-то лишь веселило профессора. Он решился на самую крупную авантюру в жизни и все ради этого таинственного существа, который фактически не помнит собственного прошлого, не знает простых норм поведения и не считает странным проснуться на груди у другого мужчины.
Наруто мысленно застонал и пожелал себе удачи.

Йиори 17.08.2013 05:02

Глава 9: Любовь

Пальцы отчаянно цеплялись за ржавый металлический выступ, который врезался в плоть до крови, до мяса. Тонкие алые струйки сбегали по расцарапанным запястьям, рукам, до локтя и дальше…
Кто-то жестоко пнул острым носком ботинка и без того израненные пальцы. Жалкая попытка удержаться над глубокой пропастью, похожей на бесконечную квадратную бездну с треском провалилась.
Полет длился мгновение.
А потом наступила жуткая агония. От падения на усыпанное костями дно ямы внутри что-то сломалось, хруст эхом разнёсся по ужасному помещению и отразился от стен. Из горла вырвался протяжный, полный боли крик, переходящий в отчаянный стон:
- Пожалуйста…
Стон превратился в рыдание, но человек был непреклонен и безжалостен.
К горлу подошла кровь, встала комом, мешая дышать. Рядом раздался отвратительный металлический скрежет, прорвался сквозь завесу плотной тьмы и достиг ушей. Слово с глухим бульканьем исчезло в полном крови горле, но со второй попытки вырвалось наружу:
- Хватит… - столь слабый, столь отвратительно умоляющий стон…
Человек наверху громко сплюнул от омерзения.
Скрежет стал громче, первый огромный ржавый крюк вонзился под ключицу. Скрип цепей оглушил сильнее выстрела и боль разошлась по телу тяжелыми волнами.
- Сдохни, наконец! – крик, казалось, ударил сразу по всем органам чувств, заставив задохнуться от бессилия.
Второй крюк вонзился в грудь. Цепи натянулись, и тело пронзила новая, еще более жуткая…
Наруто стиснул пальцами футболку на груди, задохнувшись от боли в сердце - не самое чудесное пробуждение.
Быстрым взглядом осмотрев комнату, он заметил какое-то движение. Саске глухо ударился спиной о стену. В глазах был ужас – такой, какой не появлялся там очень давно. Месяцы, а может и годы.
- Саске… - Узумаки заставил себя подняться, оттолкнулся от края кровати и сделал неуверенный шаг к брюнету.
- Не подходи! – закричал S-108. – Это опасно! Не приближайся!
Но профессор давно наплевал на осторожность. Не обращая внимания на усилившуюся боль, он буквально стиснул брюнета в объятиях. Все это произошло в почти непроглядной темноте, если бы фонарь не освещал часть улицы под окном, то Наруто вряд ли рискнул подойти.
- Все хорошо, все хорошо… я здесь… - хрипло бормотал профессор. Ноги подогнулись, боль прекратилась так же резко и внезапно, но к тому моменту в теле совершенно не осталось сил.
S-108 дрожал в его руках. Первый раз за три дня совместного существования Наруто видел Саске в таком состоянии. Совершенно разбитого, испуганного и потерянного. Он не плакал, но совершенно точно бился в какой-то странной истерике. От его воздействия потух фонарь на улице, и комната погрузилась в темноту.
- Я здесь… тебе никто не причинит вреда. Никакой боли больше. Саске… слышишь?
- Наруто… - имя прозвучало как просьба, как мольба. Глухо и хрипло. – Наруто…
- Я здесь, - профессор изо всех сил старался оставаться в сознании, но веки отяжелели. Словно сквозь толщу воды до него донесся звук собственного имени.


В какой-то момент Наруто показалось, что ему на грудь взвалили чертовски тяжелый каменный валун. Пошевелиться - невыполнимая задача, да куда там, даже вздохнуть тяжело. Воздух превратился в вязкую субстанцию, дышать которой почти невозможно.
Эти ощущения знакомы Узумаки. Даже слишком.
- Прости… - где-то совсем рядом раздался бархатистый голос. – Я не хотел… иногда я… не могу. Не могу контролировать это. Прости…
Наруто не открывал глаз, но Саске знал, что он пришел в себя. Ничто от него не скроется.
- Успокойся. Я в порядке, просто надо отдохнуть, - стараясь, чтобы голос звучал жизнерадостно, ответил профессор.
- Я подумал… - сейчас, именно в эту секунду, привычно равнодушный голос казался чрезвычайно эмоциональным. Он был наполнен эмоциями, дышал ими и раскрывал чувства Саске, ранее так старательно спрятанные под тонной равнодушия. – Я подумал, что повредил… артерию или мышцу… то, что нельзя восстановить или вылечить. Я думал, ты погибнешь…
Если бы Наруто мог двигаться, то наверняка придушил бы Саске в объятиях. Вместо этого он медленно открыл глаза. Брюнет сидел рядом, в мешковатой футболке и полосатых семейных трусах. На идеальном лице застыла искренняя эмоция, описать которую очень трудно. Отчаяние? Грусть? Растерянность? Казалось, само сочетание этих эмоций породило выражение, на которое обычный человек вряд ли способен.
Наруто закусил губу. Силы понемногу возвращались. Как-то резко заболели пальцы правой руки и Узумаки, наконец, почувствовал, что всё еще жив.
На губах профессора заиграла идиотская улыбка. Улыбка человека, который осознал, что он кому-то дорог, что мир прекрасен, несмотря на то, что тело совершенно не двигается.
- Но я жив. Так что не о чем беспокоиться.
- Нет. Каждый раз, когда я подвергаю тебя такому испытанию, происходят необратимые изменения. Мое присутствие подрывает твое здоровье и способность жить.
- Поэтому тебя пытались убить столько раз, да? – Наруто слабо усмехнулся. – Если я буду рядом, мой жизненный срок сократится?
Кивнув, Саске опустил голову вниз.
- Значит, нет смысла медлить… - задумчиво пробормотал Узумаки. Уперевшись локтем в постель, он изо всех сил оттолкнулся от мягкой поверхности. Протянул многострадальную руку, легонько приподнял голову Саске за подбородок и склонился к лицу.
- Ты знаешь, что такое поцелуй?
- Это… соприкосновение… - S-108 был удивлен поведением профессора. Удивлен настолько, что не смог закончить предложение.
- Я покажу, - шепнул Наруто, проводя пальцем по нижней губе брюнета. Саске выглядел таким открытым, таким невинным в этот момент…
Легкое, невесомое прикосновение к губам. Каждое движение – демонстрация: «в этом мире есть еще и такое». Нежность, осторожность и забота. Поцелуй невинный. Голова кружится от желания продолжить, проявить настойчивость. Но нельзя.
Поначалу Саске не двигался, хлопал глазами, ошеломленный действиями профессора, но не отрывал взгляда от пламенных огоньков в голубых глазах. А потом едва-едва двинул губами, повторил движение и неожиданно быстро понял, что нужно делать.
Почувствовав, что брюнет ответил и позволил продолжить, Узумаки совсем чуть-чуть усилил давление, запустил руку в растрепанные жесткие пряди, притянул Саске ближе, насколько хватило сил. Лампа, освещающая комнату, замерцала, но на этот раз иначе: мелко-мелко, быстро, словно подхватив биение сердца профессора.
Теплые волны удовольствия унесли Наруто куда-то за пределы сознания. Он не сразу понял, что никогда раньше такого не испытывал. Это плавное покачивание в невесомости напоминало ему ощущения, которые возникают после впрыскивания в вену наркоза. Может быть, это Саске? Может быть, он может не только разрушать?
Ощущение усилилось, кровь ударила в голову. Наруто коснулся кончиком языка зубов брюнета, прося разрешения войти. Саске подчинился, и поцелуй стал глубже.
Сколько минут это продолжалось? Наруто не мог сказать. Он вообще не знал, за какую мысль ухватиться и как заставить себя оторваться от таких на удивление податливых губ.
Лишь понимание того, что Саске не готов к продолжению, немного остудило пыл профессора. Тот огонь и ту дикую страсть, сияющую в глубине его глаз, ставших на несколько тонов темнее, не видел никто и никогда раньше.
- Это… невероятно, - шепнул брюнет. Лампа не выдержала перепадов напряжения и погасла.
- Это мои чувства. Ты веришь мне?
- Конечно.
- Саске… - Наруто приблизился снова, но вдруг остановился. Профессор снова проявил железную волю, упал на кровать и закрыл глаза. Интересно, что случится, если он сорвется? Какой будет реакция Саске, и что произойдет с окружением?
Тут они услышали, как на лестничной площадке раздалось чье-то недовольное бормотание. Соседи выглянули из квартир. Прислушавшись, Наруто с трудом расслышал: «отключение с утра? Да они издеваются!».
И понял, что их небольшое баловство лишило света весь дом.
Приглушенный смех все-таки вырвался наружу. Саске сохранял молчание, внимательно разглядывая Наруто. Он подал голос только тогда, когда шум на площадке полностью стих.
- Это и есть любовь?
Подавившись воздухом, Узумаки закашлялся. Брюнет приподнялся, но Наруто остановил его движением руки.
- Нет, Саске. Это не любовь. Это всего лишь поцелуй. Если ты узнаешь, что такое любовь, боюсь, весь город оставишь без света и электричества.
- Прости...
- Прекрати извиняться, - профессор осторожно сжал ладонь Саске. Когда S-108 не боялся, он вполне контролировал себя. Оставалось надеяться, что он не сломает ему пальцы снова. – Скажи, что это было? Я, кажется, видел твой сон, но такого раньше не происходило.
- Раньше я не спал, но сегодня не выдержал. Это… преследует меня.
Наруто вспомнил, что в первый день Саске проснулся от одного прикосновения. Так значит, на самом деле он бодрствовал? Что же тогда S-108 делал, лежа на чужой груди? Слушал сердцебиение?
- Чтобы не видеть смерть, мне нужна энергия. Поэтому иногда всё выходит из-под контроля.
- А кто тот человек? Там... наверху?
- Не знаю.
Профессор мягко потянул Саске к себе. Приблизившись, брюнет осторожно положил голову на медленно вздымающуюся грудь.
- Жаль.
- Я причиняю боль окружающим. Не помню, когда это началось. Но… ты терпишь это. Зачем?
- Я же сказал, что не брошу тебя. Мы близки к цели. Еще пару дней и сможем сбежать.
- Ты не ответил.
Наруто фыркнул. Саске всё чаще проявлял характер, это очень радовало его.
- «Зачем»? Этот вопрос не подходит под ответ.
- Тогда… почему?
- А это я тебе не скажу. Иначе весь город останется без света.
Брюнет что-то недовольно пробормотал, а Наруто снова рассмеялся.
Хорошо, что Саске еще не понимает таких шуток.

Йиори 17.08.2013 05:03

Глава 10: Страх

Весь следующий день Саске был сам не свой. Сторонился, молчал и покидал комнату, как только в неё входил профессор. Так и мигрировал на кухню и обратно. Узумаки боялся заговорить с ним. Одного угрожающего взгляда хватало, чтобы желание отпадало тут же. Саске смотрел на него совсем как тогда, в камере, в первый день их «знакомства». Как на врага.
Ну, по крайней мере, Наруто так казалось.
Что-то сильно беспокоило S-108, и если раньше он казался обычным человеком, то сейчас стал «прежним». Замкнутым и жёстким. Наруто сходил с ума, видя его таким. Из-за пренебрежения сердце ныло даже сильнее, чем от пагубного воздействия его жутких способностей.
Отчаявшись понять причину такого странного поведения, профессор залез в душ. Ему было необходимо побыть одному и подумать как следует.
Включив воду, он облокотился спиной о стенку душевой кабинки. Теплая вода смыла остатки сна. Жаль, что она не могла смыть еще и плохое настроение.
Наруто все чаще одолевала слабость. Боль в груди иногда возрастала - как сейчас, а иногда становилась едва ощутимой. Чтобы не беспокоить Саске, он решил не рассказывать об этом.
Тут на Узумаки во всей своей жуткой неизбежности обрушилось понимание. Он боялся смерти. Боялся исчезнуть раньше времени. Трудно быть беспристрастным, зная, что чье-то присутствие подрывает твое здоровье, но желание во что бы то ни стало помочь Саске было сильнее инстинкта самосохранения.
Так что Наруто не колебался. Он просто боялся, что смерть придет раньше, чем хотелось бы.
Каким-то таинственным образом размышления подобного плана придали Наруто смелости. Он вышел из душа, и повязав на бедрах полотенце, прошлепал на кухню.
Для такой квартирки кухня была тоже очень даже ничего. Маленькая и уютная, в кремовых тонах.
Саске, расположившийся у окна, выделялся на её фоне ярким контрастным пятном. Почувствовав, что профессор появился в комнате, он поднялся.
- Саске, в чем дело? – сразу спросил Наруто.
S-108 промолчал и вновь отвернулся к окну.
- Пожалуйста, ответь. Я беспокоюсь.
- Это… тебе знать не нужно.
- Знаешь, мне неприятно слышать подобные вещи. Мы же заодно, так?
- Да. Но пока мы не собираемся покидать это место, то, что меня беспокоит - неважно, - агрессивно ответил Саске.
- Почему ты не хочешь говорить?
S-108 перевел на профессора затравленный взгляд.
- Если скажу – ничего не изменится.
Наруто обреченно вздохнул и сделал шаг ближе, но ледяной голос остановил его:
- Не приближайся.
- Почему?
- Я чувствую, что тебе становится хуже. Так что держись подальше.
- Саске… это не…
- Никто не вернет тебе ушедших лет жизни. И жизненную энергию тебе тоже никто не вернет. Я думал, что смогу контролировать это, но я ошибался. Во сне… во сне тебе становилось хуже. Если так пойдет и дальше, я убью тебя раньше, чем появится шанс выбраться.
- Ты научишься контролировать это, и ничего подобного не произойдет, - строго сказал Наруто, преодолевая расстояние между ними. Саске посмотрел так серьезно и озлобленно, что вся решимость профессора сразу улетучилась.
В комнате зазвонил сотовый телефон. Узумаки был чрезвычайно благодарен Орочимару, который так удачно решил позвонить и поспешил ретироваться.
- Да? – приложив телефон к уху, Наруто осторожно выглянул на улицу.
- Все ужасно. Еще хуже, чем было. Мадара выцарапал какое-то подкрепление, пустил все силы, чтобы найти вас. Я начинаю думать, что вам лучше сдаться по собственному желанию, чем попасться этим ребятам. Он просто вне себя. Даже выпустил S-4 - объект-ищейку, который может найти ваш след. Либо линяете сегодня, либо сидите, не высовываясь.
- Сдаваться я точно не собираюсь, - холодно ответил Наруто. Он чуть не рухнул в обморок, когда рядом мелькнула тень S-108 - все никак не мог привыкнуть к абсолютно бесшумной походке.
- Значит, сбежите сегодня?
- Не знаю. Посмотрим… - последнее слово прозвучало совсем тихо.
- Удачи.
Услышав короткие гудки, Наруто отложил телефон и попытался улыбнуться.
- Не притворяйся.
S-108 осторожно прикоснулся ладонью к его плечу. Наруто вдруг вспомнил, что на нем из "одежды" только одно полотенце.
- Что случилось?
- Все плохо. На нас объявлена охота…
Узумаки сел на край кровати. Брюнет долго молчал, а потом вдруг ни с того ни с сего спросил:
- Мы должны вернуться в лабораторию?
Наруто нервно засмеялся. После всех треволнений задать такой вопрос может только Саске.
- Нет, не должны. Наша жизнь в наших руках. Расскажи что тебя беспокоит? Пожалуйста. Неприятно видеть, что ты что-то скрываешь.
За несколько долгих минут размышлений, Наруто успел расстроиться и воодушевиться снова.
- Я просто… понял... что-то блокирует мою память. А еще ночью я ощутил, что рядом был Мадара.
От второй новости Наруто передернуло. Сомнения роем атаковали его мозг, мысли завертелись, а где-то на задворках сознания ожил липкий страх.
- Уверен?
- Я могу чувствовать.
С чего бы это? Этот вопрос очень сильно взволновал Узумаки. Возникло ощущение, что он упустил нечто важное. Что-то, что может сильно повлиять на ситуацию.
- Почему ты можешь чувствовать его присутствие?
- Не знаю.
Наруто засомневался. Способен ли Саске лгать?
- Это все?..
- Да.
Профессор стал усиленно обдумывать полученную информацию. Что он знал о S-4? Да практически ничего. Ищейка, способная быстро найти след…
Одно дело пытаться убежать от обычных людей, другое дело – от объекта с великолепным нюхом и зрением. Времени доделать документы оставалось мало, но бежать без них глупо. Если их где-то поймают, то непременно передадут властям, а там и до Учихи недалеко.
Всюду ловушки и ямы.
Наруто впал в отчаяние.


Погода этим вечером словно переняла настроение профессора. Шел мелкий, мерзкий, моросящий дождь. Редкие капли попадали на стекло и стекали вниз неровными дорожками.
Наруто с некоторым равнодушием наблюдал за перемещением редких прохожих по пустой улице. Свет от фонарей отражался в мелких лужах, машины сверкали фарами сквозь высокие деревья. Тьма неизбежно окутывала город. Почему-то эта ночь казалась Наруто затишьем перед бурей. Устав от собственных депрессивных мыслей, он оторвался от своего занятия и двинулся в сторону кухни.
Саске сидел в той же позе, в какой Наруто оставил его. Он напоминал статую или восковую фигуру. Его гордое великолепие, совершенство и одиночество стояло между ними непреодолимой стеной. Хотелось найти в нем хоть что-то уродливое.
Но для Наруто даже чудовищные способности казались чем-то… великолепным и потрясающим. Уникальным в своем роде.
- О чем думаешь?
- О смерти.
Именно этой темы Узумаки старался избегать всеми возможными способами. Примерно так же, как тему любви и секса.
- И?
- Что-то со мной не так. Вернее, нет… Мне кажется, раньше всё было по-другому.
- Ты что-то вспомнил?
- Я знал это уже давно. Еще до того, как ты помог мне сбежать, - Саске медленно поднялся. Что-то очень странное было в его лице. Что-то близкое к безумию.
Наруто попытался улыбнуться, но улыбка медленно сползла с его лица, в то время как Саске медленно повернул голову к окну.
- Он здесь.
Прыжок, звон стекла, ветер. Профессор успел лишь порывисто вздрогнуть. Саске на кухне уже не было.
Куда он отправился? Зачем? Почему?
Наруто несколько секунд стоял неподвижно. На руку попали мелкие дождевые капли. S-108 умудрился разбить стекло так, чтобы до него не долетел ни один осколок. И грустно и смешно.
Подхватив куртку и ключи, Узумаки выскочил из квартиры. Зная, что Саске где-то там, он не мог сидеть на месте.
На самом деле Наруто ужасно устал жить в страхе. Бояться Мадары, смерти, способностей S-108 было невыносимо. Хотелось освободиться, даже если для этого придется обнаружить себя.
Улица встретила Наруто прохладой и усилившимся дождем. Он очень надеялся, что вода притупит чутье S-4. Хотя какая тут вода? Мелкая морось и неприятный ветер.
Окинув взглядом улицу, профессор не обнаружил никаких следов Саске. Еще бы, с его-то способностями скрыться не составит труда.
Обида тяжелым грузом легла на сердце. Узумаки не мог понять причину. Интересно, он вообще хоть немного понимал своего временного сожителя? Что творилось в душе S-108 все это время – загадка.
Наугад определившись с выбором направления, Наруто побежал вперед. Он понятия не имел что ему делать в подобной ситуации. А если Саске вернется назад? Что тогда?
Перебегая второй пешеходный переход, профессор заметил темную фигуру, замершую около входа в парк. Фигура недвижимо стояла на месте.
Он остановился и пригляделся к подозрительной физиономии. На плечах человека был плащ надзирателя.
Вдруг ужасная боль пронзила ногу. Наруто вскрикнул, рухнул на ледяной, мокрый асфальт и с ужасом обнаружил, что стопа правой ноги держится на мясе. Боли он не чувствовал, шок окутал органы чувств непроницаемой мягкой пеленой. Рядом раздалось рычание. Наруто услышал его словно сквозь вату.
S-4 смотрел на свою жертву дикими янтарными глазами с вертикальными зрачками. Это был не человек, но и не зверь. Некая помесь. Лицо и тело казались человеческими, но стоял он на четвереньках, обнажая в чудовищном оскале окровавленные длинные клыки. Волосы кое-где были испачканы в крови. Коричневая шерсть покрывала спину вдоль позвоночника и переходила в медленно покачивающийся пушистый хвост. На щеках S-4 были длинные алые треугольники, и Узумаки показалось, что он видел их раньше. Может быть, когда просматривал досье?
Болевой шок понемногу проходил и Наруто едва сдерживал рвущийся из горла крик. Боль была невыносимой. Кровь хлестала из разодранной ноги. Сердце забилось как-то рвано, мелко, трусливо и тяжело.
- Добрый вечер, профессор Узумаки, - фигура неторопливо приблизилась. Наруто этого человека не знал, но скорее всего это надзиратель S-4. – А мы вас обыскались. Надеюсь не очень больно? Этот объект выделяет вещество, притупляющее боль.
После небольшой приветственной речи, он обратился к своему питомцу.
- Хорошая работа, Киба.
S-4 по-собачьи склонил голову и насладился мимолетным прикосновением руки мужчины. Неджи Хьюга изящным движением выудил из нагрудного кармана сотовый.
- Не сопротивляйтесь, и все будет хорошо.
Наруто все же не сдержал грудной болезненный стон.
Даже тяжелое положение не беспокоило так сильно, как внезапное исчезновение S-108.
Где он сейчас? Куда пропал?
И что теперь делать?

Йиори 17.08.2013 05:04

Глава 11: Сила

Очнувшись, первым делом Наруто почувствовал легкое прикосновение к подбородку. Кто-то приподнял его голову выше. На блондина сразу же навалилось неествественное ощущение. Эйфория и легкость.
- Чем вы накачали его?
- Обезболивающим. Заражение распространялось слишком быстро, пришлось ампутировать правую ногу, - голоса были знакомыми. Чертовски знакомыми.
Сказанное даже не взволновало профессора. Почему-то он знал, что с его жизнью уже покончено. Страшно? Нет, страх ушел. Осталось только желание знать, где сейчас находится Саске.
Краем сознания Наруто надеялся, что S-108 решил сбежать. Что он скрылся, спрятался, затаился, чтобы исчезнуть навсегда. Что сейчас он вне досягаемости, подальше от лаборатории. Даже если это означает, что Саске бросил своего спасителя на произвол судьбы.
Собрав остатки сил, Узумаки приоткрыл глаза. Оказывается, он находился в полу-горизонтальном положении. Вдоль тела были ремни, которые обтягивали грудь, живот, руки и шею. Совсем как колодки в изоляторе S-108.
- О, очнулся, - приторно-нежным тоном промурлыкал Мадара. – Ну, как вам мои ищейки, Узумаки-сан?
В другом конце комнаты у стены сидел тот самый надзиратель S-4. Полумрак полностью скрывал его лицо, но редкий свет выхватывал сложенные в замок руки, покоящиеся на коленях. Хьюга просто наблюдал. Стало быть, это он оказал пострадавшему «коллеге» первую помощь и ампутировал ногу.
- Что же вы молчите? Неужели вы действительно думали, что удастся увести у меня из-под носа самый прекрасный объект для исследований?
- Саске – живое существо и имеет право на лучшую жизнь, - хрипло ответил Наруто. Язык не слушался и спотыкался на каждом слове.
- S-108 опасен для общества. Нам чрезвычайно повезло, что вы вышли на улицу, и ищейка нашла ваш след. И теперь, он придет сюда…
- Он не придет, - с едкой усмешкой ответил блондин. – Не станет рисковать. Вы полный идиот, если считаете, что ему важна моя жизнь…
Учиха фыркнул и одним быстрым движением снял маску. Наруто забыл, как дышать, тяжелым взглядом рассматривая его отвратительное лицо. С одной стороны оно было испещрено мелкими жуткими шрамами, напоминающими кратеры. Это не ожог и не обморожение, шрамы слишком аккуратные и ровные. Но что больше всего удивило профессора – один глаз Мадары был карим, а другой – глубоким и черным. Точно таким же, как у Саске. Другая часть лица была идеальной.
Даже красивой.
- Я достаточно хорошо знаю своего племянника, Узумаки-сан. Где-то в глубине души он тот же чувствительный и нежный мальчик, мечтающий быть обычным человеком. А еще он жуткий собственник. Знаете, раньше ни на шаг от меня не отходил.
Маска снова облепила лицо Учихи. Наруто закрыл глаза. Он не мог даже как следует удивиться увиденному и услышанному, поскольку мозг совершенно не хотел обрабатывать столько новой информации. Все это, конечно, замечательно, но мало что объясняет. Вопросов стало даже больше.
- Где он сейчас?
- Ах, вы ведь вышли на улицу, чтобы найти его? Право, не стоило, - издевался Мадара. – Он почувствовал мое присутствие и испугался, что вы попадете в мои руки. Видите ли, это обратная связь. Я тоже могу его чувствовать. Другая проблема в том, что угнаться за ним невозможно. Сегодня мы пошли за ищейкой и надо же, оказались вблизи вашего убежища!
Главный исследователь продолжал паясничать. Наруто смог только сжать зубы, чтобы не завыть от досады.
Саске пытался защитить его. Отвести преследование. Но если бы он предупредил о своем намерении, всего этого бы не произошло.
Тупая боль в том месте, где вместо ноги красовался забинтованный чуть ниже колена обрубок и слабая боль в сердце вдруг пробились сквозь пелену эйфории. Наруто сдавленно застонал.
Усмехнувшись, Учиха взял со стола скальпель и неторопливо приблизился. Острейшее лезвие коснулось бьющейся яремной вены на шее Узумаки.
Неджи поднялся и неторопливо покинул комнату.
- Спасибо вам, профессор. Если бы не вы и ваша терапия, мне бы так и не удалось увидеть ярость на его лице.
Откуда-то снизу послышался грохот. Здание, казалось, дрогнуло под натиском мощного всплеска силы. Лампы неравномерно и зловеще замерцали.
- А вот и он.
Всего секунда. Прошла всего секунда и Саске появился в комнате.
Но теперь S-108 был другим. Наруто даже сквозь пелену забвения ощутил трепет. Он видел, как угрожающе сверкают светящиеся алые глаза, как черные волосы подлетают в воздухе от каждого движения. От него буквально исходили потоки силы, ярости и гнева.
- Быстро ты. Испугался за жизнь нашего пацифиста? Не бойся, он всего лишь лишился ноги, - ехидно продолжал Мадара, огибая Наруто. Острое лезвие скальпеля оцарапало нежную кожу шеи, но профессор этого не почувствовал.
Саске перевел взгляд на Узумаки. Идеальное лицо исказилось в жутковатой болезненной гримасе.
- Отпусти его, - медленно произнес Саске.
- Только если ты вернешься в изолятор, - свободной рукой Мадара махнул в сторону. Наруто только сейчас заметил, что они находятся в комнате надзирателя. – И покорно примешь смерть. На этот раз мои ученые не подведут.
S-108 сделал пару глубоких вдохов. Алые глаза снова стали прежними – непроницаемо черными.
- Не надо… - Наруто дернулся, чувствуя, как лезвие сильнее давит на горло. – Беги отсюда…
- Хорошо, - Саске покорно и бесшумно двинулся к двери. – Ты дашь ему уйти.
- Конечно. Обещаю.
Профессор тихо застонал, умоляюще глядя Саске вслед.
Все было напрасно.


Тяжелая дверь поднялась, и Саске покорно приблизился к своей ловушке. Стальные обручи сомкнулись на его теле один за одним.
- Не правда ли, чудесное зрелище, Узумаки-сан? Такой домашний и послушный… как собачка.
- Когда-нибудь вы поплатитесь за то, что сотворили…
- Нет, профессор. Я уже заплатил достаточно высокую цену. Я должен был убить его еще тогда, когда он был маленьким и глупым ребенком.
Наруто подумал, что если бы Саске действительно хотел помочь, он мог бы просто убить Мадару. Но не стал. Почему?
- Но мы боялись его.
- Мы?..
Саске устремил свой полный тревоги взгляд в сторону замершего Мадары. Что-то изменилось в его лице, он дернулся, пытаясь высвободиться, но было уже поздно – колодки закрылись намертво. Удерживающий механизм почему-то не работал, наверное, после побега его отключили, чтобы перебрать, починить или проверить работоспособность.
Учиха не хотел опускать дверь изолятора раньше времени. Он рассчитывал все же довести спектакль до конца и увидеть реакцию на лице ненаглядного племянника.
- Вся наша семья. Жаль, что нас осталось только двое. Мы были бы по-настоящему интересной семейкой для таких организаций, как моя лаборатория… - Учиха опустился ниже, к самому уху профессора. Скальпель медленно переместился с шеи, куда-то вниз, оставив на коже тонкую алую полосу. – Учихи – это не просто семья. Мы – воплощение чьей-то ошибки. Мы – проклятое пятно на лике планеты… Мы оба здесь, перед вами, Узумаки-сан. Но в скором времени того мальчишки, запертого в изоляторе, не станет. Жаль, что вы этого не увидите.
Легким, но уверенным движением Мадара разрезал тонкую ткань на груди профессора. Другая его рука потянулась к пульту управления. Раздался щелчок - пальцы упали на нужную кнопку.
- Ты слышишь меня, Саске? Я хочу, чтобы ты послушал, как я играю на скрипке. Побудите моей скрипкой, Узумаки-сан?
- Вы сумасшедший…
- А кто из нас не такой? – Учиха нарочито медленно занял свою позицию чуть позади Наруто и прикоснулся скальпелем к вздымающейся груди. – Жаль только, что вы под кайфом. У нас не получится полноценный концерт, но Саске все равно оценит мой музыкальный талант.
Брюнет в изоляторе снова порывисто дернулся.
- Ты обещал, что отпустишь его!
- К сожалению, даже если я это сделаю, он не сможет убежать без ноги.
- Мадара! – голос Саске прозвучал в колонках с шипением и треском.
Воздух странным образом потяжелел. Все вокруг мелко затряслось, лампы снова начали мигать, а глаза Саске стали алыми.
Узумаки ощутил слабую боль. Обезболивающее прекращало действовать как надо, но сейчас это меньше всего волновало профессора.
- Саске… успокойся, - Наруто чувствовал, что сейчас нужно что-то сказать, иначе случится непоправимое. – Прошу тебя. Он ничего не сделает... Все будет хорошо.
С каждым неторопливым движением говорить становилось все сложнее, но Наруто обратился к самому Мадаре.
- Вы… совершаете ошибку. Если он перестанет контролировать свою силу, мы… никто… не сможет его остановить!
- Что вы можете знать о его способностях? – зашипел Мадара, подхватывая пальцами капельку крови. – Вы простой наблюдатель, профессор. Поневоле принявший участие в моём концерте.
Мадара развернул скальпель перпендикулярно груди Наруто и одним быстрым движением вогнал его в кровоточащую рану. На этот раз боль была ужасной. Тихий вскрик разорвал повисшую тишину.
- Ма-да-ра! – прогремело в колонках, прежде чем они взорвались. Дальше творилось нечто невообразимое, но Наруто нашел в себе силы прошептать:
- Идиот…
Грохот ударил по барабанным перепонкам одновременно со звоном стекла. Колодки, стены камеры, пуленепробиваемое стекло, тяжелая дверь разлетелись в разные стороны, словно пушинки, подхваченные потоком сильного ветра.
Прежде чем потерять сознание, Наруто успел взглянуть на Саске в последний раз.
В глазах S-108 образовался причудливый узор – одна звезда, пожирающая другую. Лицо было таким же как прежде. Красивым и равнодушным. Вокруг него плясал свет, чистая энергия, которая напоминала собой мелкие танцующие молнии. Вспышки окутывали тело, распространялись в пространстве и тут же исчезали. Невероятно красивое зрелище.
Правда, Наруто не мог с уверенностью сказать, что это существо тот же Саске, что и минуту назад. Если прежний S-108 наводил страх, то нынешний – оцепенение и самый настоящий ужас.
Он мог уничтожить всё вокруг не пошевелив пальцем, но у него была другая цель.
Саске оказался рядом, молниеносно протянул руку и стиснул пальцами маску Мадары. Последнее, что услышал Наруто - это громкий хруст какого-то твердого материала.
А потом пришла тьма.
Глава 12: Иллюзии

От автора: тэкс, господа, я вернулась домой и у меня небольшая запарка с интернетом и временем. Так что ежедневно выкладывать главы больше не получится, к сожалению.
И хотела тут намекнуть, что это не экшен, поэтому развитие событий именно такое. Короче, акцент на загадки, тайны и недосказанности. Думаю, прочитав главу вы все поймете.
Это не конец. Думаю, это где-то середина, может, чуть дальше, вот)))
Херню какую-то понаписала, короче, не слушайте меня и просто читайте xD


Ужасная боль заставила Наруто прийти в себя. В ушах гудело, голова кружилась, казалось, что болит каждая клеточка тела. С трудом открыв глаза, он попытался осмотреться, и его тут же ослепила яркая вспышка. Со второй попытки Наруто все же смог разглядеть часть окружения. Вокруг были обломки, куски металла, стен, каких-то устройств и осколки стекла. Кое-где видны искореженные бетонные блоки, трубы, даже деревья...
И это все благодаря Мадаре, который решил довести Саске до состояния невменяемости.
В голове снова всплыл разговор с Орочимару. Змей явно знал больше, чем говорил. Он был хитрее, чем показывал, и наверняка сбежал еще до того, как началась заварушка.
То, что осталось от первой лаборатории, освещала только полная луна. Иногда часть пространства выхватывала очередная яркая вспышка. Слабо пошевелившись, Узумаки обнаружил, что лежит под открытым небом на единственном, казалось, уцелевшем куске пола. Дышать было чертовски больно, с каждым вдохом лезвие скальпеля проникало глубже, так что профессор все же решился вытащить его, несмотря на опасность умереть от потери крови.
Обхватив пальцами чуть теплый металл, Наруто с громким стоном выдрал скальпель из груди. Он был неглубоко, и вроде как важных органов не задел.
Сделав короткий вдох, блондин повернул голову на шум.
Саске выглядел чудовищно. При таком освещении местами покрытая кровью одежда и алые глаза делали его похожим на монстра. Удивительно, но Мадара сражался с ним почти на равных. Противник, как и S-108 был весь в крови. Вместо левой руки зияла дыра, а лицо было изуродовано новыми ранами-кратерами. Это работа Саске, теперь у профессора не осталось сомнений в их происхождении.
Электрические разряды продолжали метаться по руке S-108, постепенно концентрируясь в ладони. Наруто усиленно моргнул, силясь избавиться от пелены перед глазами. Ему казалось, что всё это происходит очень медленно, но на самом деле Учихи сражались быстро и насмерть. Но в отличие от Саске, Мадара не мог передвигаться со скоростью света. Рядом с изящным и быстрым парнем, выглядел как неуклюжий болванчик в черном халате.
Наруто решил, что он сходит с ума, потому что в определенный момент начали происходить очень странные вещи. В разных местах среди обломков стали возникать расплывчатые образы людей: ребенок, подозрительно похожий на Саске, невероятно красивая женщина, расчесывающая волосы, строгий мужчина. Множество каких-то других людей. Среди них вдруг отчетливо выделился юноша, с нежной улыбкой играющий на фортепьяно. Он тоже был похож на Саске. Они появлялись то тут, то там и беззвучно открывали рот, словно в немом кино.
Это зрелище настолько захватило профессора, что он забыл про боль и во все глаза наблюдал за ними.
Вот, снова та миловидная женщина. Смеется, обмахиваясь небольшим веером для разжигания огня. Теперь Узумаки смог рассмотреть ее невероятно красивое лицо, изящные тонкие губы, ровные зубы и темные глаза. Женская версия Саске.
Его мама?
Какие-то жалкие обрывки криков, фраз, которыми перебрасывались Учихи, долетали до ушей Наруто, но он был занят разглядыванием «приведений» и совершенно не прислушивался.
- …Когда ты появился на свет, всё…
- Заткнись!
- …давай, Саске! Покажи, как ты любил их!
- Я не знаю, о чем ты говоришь!
Приведения исчезли так же внезапно, как появились, когда кровавые брызги окропили лицо Наруто.
Мадара был мертв. То, что осталось от его тела: плоть и органы начали исчезать, распадаться на мелкие кусочки, а потом и испаряться вовсе. Ранее виденные способы убийства не были похожи на это. Выглядело так, словно Саске было... трудно.
Профессор вдруг осознал, что все уже закончилось. Так быстро… Не прошло и пяти минут с того момента, как S-108 появился в лаборатории. И уже всё. Ни здания, ни изолятора, ни Мадары больше нет. Спасся ли кто-нибудь из элиты?
Брюнет стоял неподалеку от того места, где находились останки главного исследователя первой лаборатории. На губах играла зловещая улыбка, глаза горели ненавистью. Он упивался своей победой. Словно хищник… словно убийца.
Наруто меньше всего хотел видеть его таким.
- Саске…
Маленькие молнии, окружающие S-108, исчезли. Саске вдруг опомнился и, вспомнив что-то важное, исчез из поля зрения.
За время совместного сосуществования, Наруто так и не смог привыкнуть к его неожиданным прыжкам в пространстве. Миг – и тонкие окровавленные пальцы осторожно касаются его щек, шеи, стирают редкие капли крови. Что-то теплое попало Наруто на губы. Он решил, что Саске тоже ранен, но нет. Это была не кровь.
Даже несмотря на ужасную боль, недостаток воздуха и головокружение, Наруто смог удивиться. Удивиться тому, какими кристально чистыми могут быть слезы в глазах такого страшного существа.
- Наруто… Наруто… - безостановочно шептали тонкие губы. Саске дрожащими руками поглаживал лицо профессора. – Это я во всем виноват… это я…
- Эй, думаешь, такая… ерунда меня убьет? – с хрипом выдохнул Наруто. На самом деле силы быстро оставляли его, пальцы коченели, глаза неумолимо закрывались. Но он так не хотел оставлять Саске одного…
Когда Узумаки почувствовал, что больше не может держать глаза открытыми, боль стала исчезать. В груди появилось приятное тепло. Перестала болеть голова и что самое удивительное, профессор снова почувствовал свою утерянную конечность. Нога ужасно болела, но была на месте.
Раны затянулись. Буквально секунду назад он был на волосок от смерти, а сейчас мог вскочить и пробежать пару кругов вокруг руин лаборатории.
- Саске? – подал голос Наруто. Оказалось, что брюнет удивлен не меньше профессора. Он перевел взгляд на руки и развернул их ладонями к себе.
- Не понимаю…
- Ты… восстановил меня? Но ведь… ты же умеешь делать это только для себя, так? – Узумаки сел и уставился на выпавшего в астрал парня.
- Хотя… нет… я… - Саске коснулся висков кончиками пальцев. – Я знаю, что это из-за Мадары. Вернее, нет, из-за того, что я убил его…
- Ты что-то вспомнил? – Наруто с легкой улыбкой стал стирать с лица Саске слезинки. Сердце прыгало в груди от осознания того, что он так дорог ему. В лунном свете бледное лицо смотрелось жутковато, однако профессор уже давно перестал бояться всего, что связано с подопечным. Хм… «Подопечный» звучит явно лучше, чем «объект».
- Я знаю, где все началось, - расплывчато ответил брюнет.
Решив, что ему нужно время на обдумывание какой-то информации, Наруто снова осмотрелся. Да уж, от первой лаборатории и правда остались одни руины. Уцелело только восточное крыло здания, где находился исследовательский центр.
Всего за несколько мгновений в голове профессора появилось столько вопросов, что разобраться с ними со всеми не хватит и недели. Но он был счастлив. Рад тому, что они оба остались живы.
- Пойдем, Саске. Нам надо уходить.
Тот, кого назвали самым опасным существом на планете, по-детски открыто улыбнулся, стирая со лба капли чужой крови.


Тихое урчание машины быстро усыпило Саске. Наруто с умилением поглядывал на соседнее сидение, но вовремя напоминал себе, что находится за рулем.
Несмотря на события прошедшей ночи, он чувствовал себя замечательно. Плевать, что Учиха камня на камне не оставил, плевать, что он снова кого-то убил. Они были свободны, и только это на данный момент волновало профессора.
Хотя, нет, были еще и вопросы. Огромное количество вопросов. До некоторых вещей Наруто додумался сам, но многое осталось без ответа.
Во-первых, судя по всему, сила Саске может становиться еще более разрушительной. Узумаки заметил, что способность влиять на неорганические предметы появлялась, когда его глаза были красными. То есть, он становился сильнее. Есть ли предел его умениям?
Во-вторых, те приведения появились неспроста. Всё это время Наруто пытался понять, на что же это было похоже… Такое ощущение, словно голограммы людей появились из чьей-то памяти. Только чьей? Саске или Мадары? И видели ли их появление эти двое? Или это Наруто попал под воздействие какой-то… иллюзии?
В-третьих, после смерти Мадары что-то произошло. Саске изменился. Может быть, это исследователь блокировал его память? Тогда, получается, у Мадары тоже были способности. Причем несколько, так же, как и у S-108.
Почему они ненавидели друг друга? Почему Мадара искал способ избавиться от единственного родственника? Почему у Саске вдруг появилось умение исцелять, если он сам говорил, что никогда не умел этого делать?
Наруто стукнулся лбом о руль. Пока они доедут до нужного места, он точно сойдет с ума.
Кстати говоря, куда они, черт возьми, ехали?
Саске просто указал место на карте. Этот клочок бумаги сейчас был разложен у профессора на коленях. Иногда приходилось останавливаться, чтобы освежить в памяти намеченный маршрут, но куда они едут, он не знал. Ясно только, что место находится далеко от города, где-то в нежилой зоне.
Что там? Как так получилось, что Саске точно знает расположение этого места?
Наруто подавил дикое желание завыть. Он почти решился разбудить брюнета, чтобы хоть что-то узнать, но не смог, вновь взглянув на умиротворенное лицо.
После стольких мучений, Учиха Саске имел право поспать хоть пару часов. С этой мыслью Наруто снова вгляделся в виднеющуюся впереди дорогу.
Учиха, да? Ну, теперь он хотя бы знал полное имя своего… своего… друга? Нет, как-то это глупо. Хотя, именно ради друзей стоит жертвовать своей жизнью, так?
Ради друзей и близких.
Любимых.
Наруто сильнее стиснул пальцами руль. Он мог лишь надеться, что все тайны станут явью.
И продолжать оберегать самого дорогого для него человека.

Йиори 17.08.2013 05:05

Глава 13: Отдых

- Дорога закончилась, - подхватив карту, Наруто легким движением открыл дверь автомобиля. Пробежавшись взглядом по мощным деревьям, профессор с непониманием уставился на задумчивого брюнета. – Ничего не понимаю. Тут не обозначен лес. Мы что, заблудились?
- Мы на правильном пути, просто прошло много лет, - тихо прокомментировал Саске. – Очень много лет.
- Мадара называл тебя своим племянником… а в лаборатории ты проторчал двадцать семь лет… сколько же ему было?
- Мы стареем иначе. Кроме того, я не думаю, что Мадара на самом деле был братом моего отца или матери.
- Твоя история кажется все более запутанной. И пугает…
- На самом деле меня тоже всё это пугает… - Саске дотронулся до дерева. – Дальше пойдем пешком. Чем быстрее, тем лучше. Стоять на месте опасно.
- Еще бы, это ведь нежилая зона, - Наруто вернулся к машине, чтобы взять самое необходимое. Сложив предметы в сумку, Узумаки повесил ее на плечо и нехотя поплелся вглубь лесной чащи.
Спустя три часа, если верить карте, они находились на полпути, но Наруто физически не мог идти дальше. Его тело не привыкло к подобным нагрузкам, восстановленная нога ныла, ужасно хотелось спать, ведь за рулем профессор просидел почти сутки, не смыкая глаз.
Обогнув несколько сросшихся вместе деревьев, блондин приземлился на камень и утер лоб рукавом.
- Дай мне передохнуть…
- Ты голоден? – Саске присел рядом. Ему, что не удивительно, всё было нипочем.
- Нет, просто устал, - Наруто нахмурился, когда ему на лицо упала холодная капля. Он поднял взгляд на небо и ужаснулся – прямо над лесом нависла огромная туча. Поднимался ветер, собиралась гроза, а это значит, что дальше идти будет еще сложнее.
- Дождь? – с плохо скрываемым детским восторгом спросил Учиха.
- Судя по всему да… нам бы укрытие какое-нибудь найти.
- Зачем?
- Тебе-то, скорее всего болезни не страшны, а я простудиться могу. Да и не хочется мокнуть.
- Жаль, что мы не можем переместиться быстро. Твое тело не выдержит такой нагрузки… - отозвался Саске, разглядывая тучу. – Пойдем. Я попробую найти то место… оно должно быть недалеко отсюда.
Наруто открыл рот, чтобы спросить, что это за еще место такое, но взгляд Саске снова остановил его. Учиха сам не понимал, что происходит, он просто был уверен, что когда они дойдут до отмеченной на карте точки, всё сразу же прояснится. Но сейчас задавать вопросы бесполезно. Ответов не знал никто.
Примерно через пятнадцать минут Саске обнаружил небольшую каменную скалу, один выступ которой был неплохим укрытием. Правда, к тому моменту они промокли насквозь, испачкались в грязи, а Наруто умудрился свалиться в яму.
Гроза была сильной, дождь лил как из ведра, на небе то и дело сверкали молнии, следом за вспышками грохотал гром. Земля размякла и прилипала к подошвам ботинок.
Оказавшись в относительно сухом месте, профессор шлепнулся на прохладную землю, начисто лишенную растительности и застонал в голос. Эта вылазка ужасно утомила его.
Спустя несколько минут Саске сел рядом. Его черные волосы даже будучи мокрыми топорщились на затылке, и профессор не удержался от легкого прикосновения к жестким прядям.
- Ты устал, - пробормотал Саске, чуть повернув голову к Наруто. – Можешь поспать, пока идет дождь.
- Пожалуй, это хорошая идея, - Узумаки скинул с плеча сумку и облокотился спиной о жестковатую каменную стену.
- Ложись, - улыбнувшись уголками губ, Саске похлопал по ноге. С благодарностью положив голову ему на бедро, Наруто присмотрелся к очаровательно тонкой шее парня, по которой так соблазнительно соскальзывала дождевая капля. Поддавшись порыву, он приподнялся и поймал капельку губами. Саске вздрогнул.
- Ты чего?..
- Да вот, подумал, что ты ужасно мил, - обнаружив, что Учиха не против таких действий, Наруто продолжил покрывать нежную кожу мелкими, легкими поцелуями. – Ты знаешь, я боюсь, что когда ты всё узнаешь, случится что-то непоправимое. Ты изменишься…
- Я не уйду.
- Кто знает?
- Я точно знаю, Наруто, – Саске коснулся пальцами щеки блондина, привлекая внимание, и опустил голову так, чтобы они едва соприкасались лбами.
- Почему ты пришел в лабораторию? Почему ты вернулся за мной?
Брюнет закусил губу. Для такого человека как он, признаться в своей слабости очень непросто, но отрицать то, что профессор стал его слабостью уже бессмысленно и бесполезно.
- Когда я вернулся, тебя в квартире не было… потом наткнулся на кровь… и понял, что случилось что-то страшное. Я даже не думал ни о чём, просто бежал, надеясь, что ты жив.
- Почему?
- Ты спас меня. Я обязан тебе, - уклончиво ответил Саске. Наруто понял, что еще не время. Слишком рано для откровений и многое может измениться.
Но удержаться он всё равно не смог. Притянув Учиху ближе, блондин перехватил его губы своими. Прежней нежности тут было не место. Только страсть, которая очень быстро передалась Саске. Страсть неестественная, странная, неправильная, как и всё в этих отношениях. Наруто с силой прикусил нижнюю губу брюнета, демонстрируя свои чувства в полной мере. Сейчас ему так хотелось, чтобы Саске понял, что он любим. Что не просто дорог – а любим.
Рядом нет электричества, которое может выдать его состояние, но Наруто сразу почувствовал отдачу. Саске не сопротивлялся, как и раньше доверяя надзирателю всего себя.
- Я обещал, что не сделаю тебе больно, - прервав поцелуй, хрипло проговорил Узумаки. – Обещал. Но если так пойдет дальше, я не смогу сдержать обещание.
- Что ты имеешь в виду? – брюнет приподнял бровь.
- Я хочу тебя. Я правда пытался справиться с этим. Но не могу…
- А зачем справляться? – в глубоком голосе звучали веселые интонации. – Если ты о сексе, то я не против.
- Ты знаешь? – удивился Наруто. – О любви – ничего, а о сексе, значит, всё?
- Я вспомнил, - Учиха пожал плечами. – И о любви я тоже кое-что знаю.
Это прозвучало настолько издевательски, что Наруто не смог удержаться и ответил в том же стиле.
- А раньше весь такой невинный был! «Это и есть любовь, да?».
Фраза попала в яблочко и подействовала как надо.
- Ты, профессор-извращенец!
- Это ты меня полуобнаженного лапал!
- Однако, это ты меня первым поцеловал!
- И сделаю это еще раз, - фыркнув, Узумаки стал покрывать поцелуями из вредности сомкнутые губы. В пятый или шестой раз Учиха не выдержал и ответил. Напряжение возросло, невинный поцелуй мгновенно превратился в жаждущий. На этот раз брюнет первым перешел в наступление, скользнул языком вглубь рта Наруто, выискивая противника для новой любовной битвы.
Они боролись за главенство, незаметно для себя переходя к все более откровенным действиям. Узумаки очнулся, почувствовав руку Саске на своем животе. Его пальцы были прохладными, как и губы, а прикосновения вызывали мелкую дрожь и толпы мурашек. Определенно чувствовалась неопытность в действиях… но упрямство в характере не давало ему сдаться и позволить Наруто хозяйничать одному. Сам профессор уже давно собственнически поглаживал бок парня под черной футболкой, но заметил это только сейчас. Рациональное «я» отошло на задний план и тягучее ощущение в низу живота усиливалось с каждой секундой. Наруто вдруг осознал, что может сорваться и наброситься на Саске прямо тут, в небольшой пещере под каменным выступом.
- Не здесь. Это… только не тут.
- Струсил? – ехидно спросил Саске, продолжая поглаживать живот Наруто. Его рука поднялась выше, к груди и замерла над сердцем. – Хорошо, что оно работает как прежде…
От прежней игривой атмосферы ни осталось и следа. Учиха был серьезен.
Профессор вдруг снова почувствовал то странное ощущение эйфории, опьянения, легкости… теперь он был уверен в том, что помимо разрушительных способностей Саске обладает еще какими-то умениями. Он может замедлять ускоренное сердцебиение и активировать выброс каких-то гормонов… Творить с телом человека всё, что угодно: восстанавливать, разрушать и воздействовать на нервную систему.
- Ты ведь вылечил меня, да? – Узумаки расслабился. – Не только ногу и рану, но и сердце? Я чувствую себя восхитительно… только спать хочу.
- Я уничтожил омертвевшие ткани и заменил их новыми. Это означает, что твой организм омолодился… наверное, я могу поддерживать твою жизнь и молодость столько, сколько нужно. Но раньше я этого не умел.
Этот разговор немного остудил пыл. Наруто резко выдохнул и все-таки принял прежнее горизонтальное положение.
- Разбуди через пару часов.
- Хорошо.
Жаль, успокоить сам себя Саске не мог. Сердце колотилось, мысли возвращались к губам и ласкам Наруто. Но он тоже понимал, что это временное убежище не место для подобных забав.
Кстати о пещере. Она казалась Саске очень знакомой. Может быть, когда-то он уже был здесь? И тогда тоже шел дождь?
Наруто усиленно делал вид, что уснул.
Учиха не хотел ему мешать и чтобы хоть чем-то себя занять, всмотрелся в виднеющийся впереди лес. Света стало еще меньше, наступал вечер. Идти ночью по мягкой и скользкой земле – самоубийство. Проще переждать и отправиться утром.
- Скажи, Саске, ты действительно очень хорошо видишь? Орочимару говорил, что у тебя великолепное зрение. Видишь ту птицу? – Наруто тыкнул пальцем в дерево неподалеку.
- Вижу. Орочимару ошибался, мои глаза ничем не отличаются от твоих. Почему ты спросил?
- Тогда откуда ты знаешь, что с моим сердцем все в порядке? Как? Я думал, ты… типа… ну… рентгеновским зрением обладаешь.
- Я могу прощупывать тела насквозь, не повреждая их. Я уже говорил тебе, что просто чувствую, неужели так хочется знать, как это работает?
- Как все запутанно и непонятно! – Наруто закрыл глаза и неожиданно быстро провалился в сон. Саске стер пальцем дождевую каплю с его виска и мягко улыбнулся.
За последние двадцать семь лет он впервые не испытывал никакого беспокойства.
Глава 14: Видеть

После пробуждения Наруто чувствовал себя так, словно спал на мягкой перине среди тысячи подушек, укрытый нежнейшим шелком и натертый ароматным маслом. Хотя на самом деле он дрых на жесткой каменной породе, в полностью промокшей одежде, уложив голову на костлявое бедро того, кого прежде называли S-108 – машиной смерти и самым опасным в мире существом.
Как так вышло, оставалось загадкой. Профессор уже устал удивляться каждой мелочи.
Лучи утреннего солнца пробивались сквозь густую листву деревьев. Заметив эту деталь, Наруто вдруг понял, что проспал больше десяти часов.
А Саске все сидел в неизменном положении, медитируя на вид из пещеры.
- Доброе утро.
- Почему ты меня не разбудил? – Наруто выпрямился и потер глаз. Дотянувшись до сумки, он вытащил из рюкзака бутылку с водой.
- Подумал, что тебе будет полезнее выспаться. Я налаживал работу нервных окончаний в твоей ноге, теперь все должно быть как прежде.
Узумаки пошевелил ногой. И правда, не болит.
- Спасибо, Саске, - блондин вздохнул, открутил крышку и сделал пару крупных глотков. – Очень заботливо с твоей стороны. Но знаешь, «налаживал» звучит так, словно я принтер или станок какой-то.
Хихикнув, Наруто снова приложился к бутылке. Настроение было отличным, по всему телу струилась энергия. «Сила молодости» - как говорил один из преподавателей в Университете. Вспомнив этого безумца, Узумаки чуть не подавился. Интересно, Майто Гай уже поседел?
Почему-то фантазия профессора напрочь отказывалась представлять это нечто с седой шевелюрой. Если быть точным, она вообще отказывалась воспроизводить образ Майто.
- Тебе подходит, - Саске изящно поднялся.
- Я же не робот! – сунув воду обратно в сумку, блондин вскочил на ноги и буквально выбежал на полянку. Трава была покрыта утренней росой, Наруто даже присел, чтобы рассмотреть её поближе. – Как ты себя чувствуешь, Саске?
- Нормально. Зачем ты спрашиваешь?
- Ну… не знаю, это вежливость что ли.
Хмыкнув, Учиха выбрался из-под выступа следом за Узумаки.
- Идем, - и не долго думая, брюнет юркнул между деревьями, осторожно отгибая ветки.
Наруто последовал за ним, с некоторым беспокойством обдумывая обратную дорогу. Оставалось положиться на чутье Саске, которое было не таким, как у животных. Он вообще весь «не такой». Не от мира сего.
Спустя еще два с половиной часа, они вышли на вымощенную камнем дорожку. Сделав несколько шагов по ней, Саске вдруг остановился как вкопанный. Наруто положил руку ему на плечо и глянул вперед.
Прямо перед ними раскинули металлические прутья гигантские ворота, за которыми виднелся старый мрачный дом. Выглядел он очень странно, по крайней мере, Наруто никогда раньше не видел ничего подобного. Фасад местами обрушился, но даже несмотря на это можно разглядеть необычную старинную архитектуру. В одном месте дерево проросло прямо сквозь крышу.
- Это мой… дом.
Профессор подошел ближе и коснулся пальцами ограды. Обычный чугун, разве что очень-очень старый.
- Отойди.
Наруто послушно отошел в сторону. Глаза Саске стали алыми, и профессор впервые заметил три черных точки прямо в радужке, расположенные слишком уж симметрично. Раз - и никакой ограды больше не существует. Учиха избавился и от кустов, загораживающих проход к входной двери.
- Сколько же лет прошло? – пробормотал Наруто, осторожно следуя за Саске. Брюнет шагал как всегда беззвучно, но очень медленно, словно нехотя.
- Помнишь что-нибудь?
- Ничего.
Раздался громкий скрежет, и тяжелая дверь из металла провалилась вглубь дома, взметнув облако пыли.
- Такое ощущение, словно тут жил кто-то, кто очень боялся пускать посторонних в свой маленький мир.
Саске остановился и обвел взглядом большую комнату, которая когда-то служила прихожей. С правой стороны была широкая сгнившая насквозь лестница. Двух-трех людей она точно не выдержит. То, что осталось от громадной красивой люстры покоилось на полу, поросшее мхом и мелкими растениями. Панельная обшивка высохла и растрескалась.
Учиха закрыл глаза. Наступила тишина. Такая тяжелая, глубокая и жутковатая тишина. Вдруг откуда-то с правой стороны послышалась инструментальная музыка. Фортепьяно?
- Слышишь? – Наруто осторожно сжал плечо Саске. Это место обладало жутковатой колдовской аурой и угнетало профессора, но больше всего он боялся не за себя, а за спутника.
Они вместе двинулись на звук. Распахнув еще одну дверь, Саске вошел в гостиную. Её состояние было таким же: всё состарилось, сгнило, облезло и потрескалось…
Но за большим старым роялем сидел юноша. Нет, вернее, призрак. Иллюзия.
Длинные черные волосы струились по плечам, тонкие пальцы изящно скользили по клавишам. Вернее, пальцы проваливались сквозь них, но музыка все равно воспроизводилась как надо. Так, как ее запомнили давным-давно.
- Итачи… - вмиг охрипшим голосом прокомментировал Саске. Наруто дрожащей рукой указал куда-то левее. Там, чуть ниже на полу сидел ребенок. Маленький мальчик лет семи. С черной, как смоль копной волос, худенький, но дьявольски красивый. Он с восхищением наблюдал за игрой, за тем, как руки другого человека плавно движутся, создавая музыку.
- Это ты, - выдохнул Наруто. – А это…
- Мой брат. Мой брат Итачи, - как в трансе ответил Учиха. Воспоминания ворочались где-то в глубинах его сознания. Вдруг из ниоткуда прозвучал голос, который был хорошо знаком им обоим.
- Ты играешь даже лучше, чем твоя мать, Итачи, - спокойным тоном вещал Мадара. Наруто в ужасе оглянулся, ожидая увидеть чудовищно изуродованного мужчину. Но нет. Никого, кроме них, в комнате не было.
- Это его воспоминания. Иллюзии из воспоминаний Мадары. Способность, как и целительство. Так что его тут нет, но голос… мы можем слышать только голос.
- Его способности перешли к тебе? – догадался Наруто. – Но, разве такое возможно?
- Итачи играет лучше всех! – капризно выкрикнул маленький Саске. – Нет никого, кто был бы лучше Итачи!
Старший брат перестал играть, нежно улыбнулся, повернулся и протянул руки своему братишке.
- Это довольно грубо по отношению к талантливым людям, Саске, - убаюкивающим тоном сказал Итачи, позволяя мальчику обнять себя за шею.
- Неважно. Ты всё равно лучший, - ответил ребенок, и иллюзия рассеялась.
- Что произошло? – с отчаянием спросил Учиха. Наруто не нравились напряженные интонации его голоса.
- Пойдем, посмотрим другие комнаты. Или… гляди, тут выход на задний двор! – Узумаки дернул за ручку. Замок был сломан и дверь поддалась очень легко. Распахнув ее, блондин вышел на дорожку. Деревьев здесь практически не было, зато кустов – куча.
Саске пошел следом. Как только он перешагнул порог дома, впереди образовалась фигура женщины. Наруто видел её раньше, в ту ночь, в лаборатории. Красивая и стройная брюнетка склонилась над полупрозрачным, как и она, кустиком цветов.
Профессор только сейчас заметил, что окружение при появлении иллюзий тоже изменялось. Задний двор заполнился огромным количеством цветов: алыми, желтыми, голубыми и белыми. Когда-то давно это был не двор, а цветочный сад.
- Саске! – миловидная женщина позвала маленького мальчика, внимательно разглядывающего белый цветок. – Пожалуйста, пойдем скорее. Если мы опоздаем, то папа будет ругаться и расстроится.
- Мама, а почему какие-то цветы растут на свету, а какие-то прячутся в тени? – мальчик бережно провел пальцем по краю лепестка. Под подушечкой осталось темно-коричневое пятнышко.
- Ну… Те, что растут на свету любят солнце.
Ребенок медленно поднял взгляд и прищурился, разглядывая яркий диск, свет которого пробивался сквозь пушистые облака.
- А все люди любят солнце?
- Нет, есть такие люди, как те цветы, что прячутся в тени, - Микото сама удивилась сказанной фразе. Протянув к мальчику руку, она пошатнулась. – Ох…
- Что, мам? – Саске обернулся. Цветок, к которому он только что прикоснулся, вдруг завял.
- Ничего, милый, - женщина коснулась ладонью лба сына, убирая с лица непослушные черные пряди. Мальчик прикрыл глаза. – Ты у меня такой красивый…
- Ты тоже, мама! Как… - Саске обернулся, чтобы показать цветок, но его там уже не было.
- Идем домой. Нам нельзя опаздывать.
Взял маму за руку, мальчик пошел следом, но его взгляд все время возвращался к тому месту, где вместо цветка осталась засохший скрюченный стебель.
Мадара, очевидно, поджидал их у входа в дом. Его голос, как и в прошлый раз, прозвучал из ниоткуда:
- Микото, ребенок становится сильнее. Ты должна быть очень внимательна и сообщать об изменениях Фугаку.
Вторая иллюзия испарилась так же быстро, как и первая. Женщина и ребенок исчезли вместе с разнообразием цветов. Наруто обернулся – Саске неторопливым шагом уходил прочь.
- Так он действительно был твоим дядей? Мадара знал твоих родителей… - почему-то профессору совершенно не хотелось обсуждать происходящее, но и молчать он больше не мог.
Учиха пожал плечами. Они вернулись в прихожую. Тут их поджидали новые иллюзии.
- Я говорил тебе не вмешиваться! Говорил?! – заорал высокий черноволосый мужчина, ударив кулаком по пустоте. Спустя секунду там появился стол. На этот раз действующих лиц было больше: женщина с ребенком, Итачи, мужчина, сам наблюдатель и еще какие-то люди, лица которых были нечеткими, едва различимыми.
- Фугаку… - полушепотом сказал S-108.
Маленький Саске спрятался за мамину юбку – его очень сильно пугали крики отца. Итачи так и остался стоять перед мужчиной с совершенно непоколебимым и слегка отстраненным видом.
- Я могу быть полезен. Ты не можешь этого отрицать, - отрезал темноволосый юноша. – Меня можно закидывать в сколь угодно опасные места. Пока я…
- Хватит, Итачи! Сколько раз тебе повторять, что я не собираюсь рисковать жизнью собственного сына! – люстра, освещающая пространство угрожающе замигала. Саске поднял испуганный взгляд. - Даже если…
- Даже если я могу выполнить любое дело, не боясь погибнуть?
- Даже если так.
- Конечно, лучше рисковать теми, кто может умереть.
- Итачи, я посажу тебя под домашний арест, если услышу еще хоть слово на эту тему!
- Нам еще многое нужно обсудить на эту тему, - Итачи перевел взгляд на брата. – У него пробудилось два томоэ. Его способности выходят из-под контроля. Ты ведь не станешь это отрицать?
Саске почувствовал витающую в воздухе враждебность и отшатнулся, совсем как его маленькая копия.
Отец тоже перевел взгляд на младшего сына.
- Мы ничего не знаем о его способностях.
- Не лги сам себе, - вещал голос Мадары. - Ребенок с совершенным умением убивать не должен был родиться. Это начало конца, и я думаю, вы все прекрасно это понимаете.
- Мадара! – послышался строгий голос женщины. – Не сейчас!
- Если случится что-то непоправимое, только я могу помочь, - Итачи быстрым движением подозвал младшего брата к себе и тот послушно отпустил мамину юбку. Саске обвил руками его шею, совсем как в гостиной.
- Я никому не позволю обидеть его, ясно?
- Посмотрим, чем всё кончится, Итачи, - ответил Мадара.
- А если однажды твоя регенерация не сработает? – тихо прокомментировал отец. – Кого мне винить в твоей смерти?
- Конечно, не сработает. Ждите пробуждения третьего томоэ, - Мадара был полностью уверен в своих словах. – Его способности достигнут пика, и тогда вы вспомните мои предупреждения!
- Я один могу находиться рядом с ним, - ледяным тоном ответил Итачи. Взяв братишку за руку, он спешно пошел прочь.
- Прекрати во всем полагаться на свои способности! – заорал Фукагу ему в спину. Свет мигнул и потух.
Иллюзия рассеялась.
Саске тихо выдохнул, собираясь с мыслями. Он должен был сказать это вслух.
- Это моя вина.
Наруто почувствовал, как в его душе лопнула натянутая до предела струна. Догадки вертелись на кончике языка, но он не хотел ранить Саске.
- Пойдем дальше. Мы видели еще не всё.

Йиори 17.08.2013 05:06

Глава 15: Боль

От автора: эту главу я ваяла под: Silence of September - Silence of September. Вот.


В следующих комнатах, которые определились как кухня и столовая, иллюзий было мало. Где-то пробегал ребенок, иногда появлялся образ Итачи или Микото. Судя по всему, Мадара следил за ними особенно пристально. Только одна сцена несла в себе смысловую нагрузку. Иллюзии появились на кухне, около чулана.
Маленький Саске приветливо улыбался, глядя на родственника, которого ни профессор, ни нынешний Саске всё так же видеть не могли.
- Дядя Мадара! – улыбка была искренней и открытой. В этой иллюзии Саске был младше. Ему было около пяти, может, чуть меньше. Он сидел на полу, обхватив руками оцарапанную ногу.
- Саске, что с твоей ногой?
- Упал… - тихо ответил мальчик. Наступила тишина. Вдруг маленькая ранка стала затягиваться и вскоре исчезла.
- Спасибо…
- Ну, раз ты уже в порядке, хочешь посмотреть на звезды?
- Да!
Иллюзия рассеялась. Учиха едко усмехнулся, а Наруто вспомнил слова Мадары: «Раньше он ни на шаг от меня не отходил». Получается, Мадара действительно обладал даром исцеления. Странное какое-то совпадение: после его смерти, эту способность получил Саске.
- Поднимемся наверх? – тихо предложил Узумаки.
Чтобы добраться до лестницы, пришлось перелезть через люстру. Наруто попросил брюнета больше не пользоваться своими разрушительными способностями, так что все препятствия приходилось преодолевать самостоятельно.
Оказавшись у основания лестницы, Наруто осторожно перешагнул через несколько ступенек. Саске шел следом за ним, в любой момент готовый подхватить профессора в процессе падения, если какая-нибудь доска вдруг проломится.
Подъем наверх прошел без происшествий. Длинный коридор встретил их пустотой и тьмой.
Саске двинулся в сторону прохода, в котором не было двери. Она уже давно слетела с петель.
- Это моя комната, - Учиха явно боялся заходить внутрь. На своенравном и обычно безэмоциональном лице была растерянность. Хоть Саске и не помнил того, что произошло, на подсознательном уровне он знал, что здесь находится разгадка тайны.
Вздохнув, профессор нежно сжал его руку.
- Я буду рядом.
S-108 кивнул и медленно вошел в комнату.
Наруто увидел широкий рабочий стол. На нем лежали покрытые пылью книги. Рядом был стеллаж с множеством небольших фигурок и статуэток животных. У стены стояла кровать, рядом с ней виднелся перекошенный стул.
Мебель выглядела странно. Словно кто-то пытался хаотично распилить ее огромным лезвием или пилой. Мелкие предметы интерьера были разбросаны в беспорядке. Окно разбито.
Вдруг у правой стены появилась иллюзия. Саске. Уже достаточно взрослый, лет четырнадцати. Прижимаясь к стене, он хватал ртом воздух.
- От… отпусти!
- Ты должен был умереть еще в утробе матери! Чертов монстр! – раздался крик Мадары. Наруто понял – это он пытался задушить «племянника».
На шее отчаянно сопротивляющегося Саске появились вмятины. Застонав от боли, мальчик уперся руками в лицо мучителя. Вдруг раздался жуткий крик.
Саске рухнул на пол, силясь отдышаться, но смотрел он прямо туда, где по идее должен находиться Мадара. Его алые глаза буквально сияли изнутри. Наруто уже видел такое, в ту ночь, когда Саске разнес к чертовой матери всю лабораторию. Так вот о чем предупреждал Мадара?
Реальность исказилась. Профессор ужаснулся, но не отпустил руку Саске.
Тут в комнату вбежал Итачи. Он бросился к брату, стиснул его в объятиях и начал судорожно шептать:
- Ты не монстр, Саске. Ты не должен верить его словам. Он всегда лгал, лжет теперь и будет лгать дальше!
- Пожалуйста… отпусти… - во все стороны от зажатого в объятиях Саске расползались уродливые тени, похожие на черное пламя. Они подхватывали окружающие предметы и хаотично разбрасывали их по комнате. Все вокруг шевелилось, подлетало в воздухе, тряслось. Тени играли в догонялки, по дороге разрушая окружение и поглощая всё, что попадалось на пути. Вокруг творился какой-то кошмар. Такое могло быть только в фантастических фильмах, но не в реальности!
- Ты справишься с этим! Ты должен справится, Саске!
Одна из теней пронзила Итачи насквозь. Провернувшись в сквозной ране, тьма словно чернила разлилась по его спине и стала поглощать плоть. Даже испытывая жуткую боль, старший не выпустил брата из объятий.
Саске попытался оттолкнуть его - ничего не вышло. Лишь в последний момент, в самую последнюю секунду Итачи разжал объятия, чтобы нежно коснуться кончиками пальцев лба братишки.
- Ты справишься, - на красивом лице застыла улыбка. Жутковатая мертвая улыбка. А потом Итачи просто исчез. Ничего не осталось.
Сидящий у стены Саске ошарашенно глядел перед собой, держа руки так, словно в них все еще был его старший брат. По красивому лицу текли кровавые слезы. Так как Мадару не было видно, казалось, что Саске остался один. Один, наедине с жуткими тенями, хаотично снующими по комнате.
Наруто понял, что Орочимару был прав. Внешний облик Саске - это просто физическая оболочка. Где-то внутри него живет зло, то самое чудовище, которого так боялись в лаборатории. Чтобы оно не вырвалось наружу, Учиха пытался заглушить в себе эмоции. Он жил ради того, чтобы сдержать эту чудовищную силу. Чтобы не дать ей вырваться на волю.
Но кто-то все время пытался вызволить этого… демона? Кто-то выпустил Саске из изолятора, кто-то постоянно пытался его разозлить. А как легче всего разозлить человека?
Причинить ему боль.
Значит, Мадара пытался выпустить демона на свободу. Зачем?
Догадки выстраивались в голове Наруто в стройный ряд. Вывод шел один за одним, пока на его глазах разворачивалась жуткая сцена.
Следом за Итачи на крик прибежала Микото. И она тоже не побоялась приблизиться к своему ребенку.
- Не подходи! Пожалуйста, мама, не подходи! – сквозь рыдания просил Саске. – Итачи… Итачи! Нет… его нет…
Женщина прикрыла рот руками. Она была слишком близко, тени с каждой секундой становились больше, росли, разрастались, заполняли собой пространство комнаты. Наруто зажмурился и отвернулся. Саске сильнее сжал его руку, и женский крик ударил по барабанным перепонкам.
Зачем Мадара хотел вызволить зло? Оно не давало Саске умереть. А если бы Саске умер…
Мадара получил бы его способности! Вот! Вот в чем дело!
Тогда он смог бы излечить свое лицо, стать бессмертным и фактически всемогущим…
Раздался звон стекла и иллюзия исчезла. В тот вечер Мадара сбежал через окно.
Отпустив руку профессора, Саске рухнул на колени.
- Я убил их…
Теперь у Наруто не осталось сомнений. Саске всё вспомнил.
У каждого члена семьи была какая-то способность, и в тот вечер S-108 получил их все. Все, кроме трех: стирания памяти, создания иллюзий и целительства. Интересно, какая из этих способностей первоначально принадлежала Мадаре? И убив кого, он получил еще две?
- Всех…
Узумаки вздрогнул, заметив как над Учихой стала появляться уже знакомая тень. Наруто бросился к парню, чтобы обнять, успокоить и попытаться образумить.
- Я не должен был родиться!
- Нет, нет… Саске, послушай меня! Ты – единственное, что защищает этот мир! Ты единственный, кто способен держать это под контролем!
Учиха словно обезумел: стал расцарапывать свою кожу, ломать себе кости, пытаясь уничтожить сам себя. И тут Наруто понял, что он действительно способен это сделать. По лицу Саске потекла кровь: из глаз, носа, рта. Он пытался причинить себе боль, выискивая самые болезненные точки.
Он сходил с ума.
Схватив Саске за волосы, профессор буквально заставил смотреть себе в глаза. Вместо трех томое на алом фоне в глазах брюнета были жутковатые звезды.
- Ты не монстр! Во всем произошедшем виноват только Мадара! Пожалуйста, прекрати вредить себе! Этим ты не вернешь свою семью!
- Замолчи! – вырвавшееся на свободу черное пламя оттолкнуло Наруто в сторону. Ударившись спиной в стену, профессор задохнулся от боли. Перед глазами поплыли круги, дышать стало практически невозможно.
- Саске…
- Ты ничего не знаешь обо мне! И никогда не сможешь меня понять!
- Я тоже потерял родителей! – хрипло прокричал Наруто. Тени зашевелились и запрыгали по комнате, решив поиграть в чехарду.
- Я не должен существовать! – на теле Саске практически не осталось живого места. Кожа висела лоскутами, в ранах виднелись сокращающиеся мышцы.
Потолок треснул. Деревянные балки и куски штукатурки начали падать вниз. Наруто еле-еле увернулся от летящего ему в голову кирпича. Добраться до Саске было практически невозможно, но Узумаки всё же выловил секунду и проскочил под куском гнилого дерева.
Оказавшись рядом, Наруто прямо как Итачи стиснул брюнета в объятиях. Все вокруг рушилось, скрипело, грохотало, но Узумаки боялся лишь одного – потерять возлюбленного. Лучше умереть под этими обломками, чем видеть его таким.
Ожившая тень схватила блондина за горло и откинула в сторону окна. Наруто не успел даже сообразить, как оказался на земле.
Снова беспомощен. Снова совершенно бесполезен.
Саске выскочил следом за ним. Неожиданно Наруто почувствовал на своей груди вес чужого тела. Относительно целая, покрытая кровью правая рука Учихи стиснула его горло.
Интересно, почему Саске решил убить его именно таким способом? С его-то силой…
- Я тебе… не враг… глупый… - прохрипел Наруто, заходясь тяжелым кашлем.
Глаза Учихи вдруг стали прежними. Непроницаемо-черными.
- Наруто!.. Наруто!!!
Но профессор уже не мог ответить на полный отчаяния крик.
Глава 16: Демон

Наруто медленно открыл глаза.
Где он находился?
Неясно.
Что он чувствовал?
Ничего.
Что он видел?
Пустошь. Серую пустошь. Под пальцами шуршал мягкий сухой пепел. Что-то горело?
Дышать легко. Даже слишком. Словно не нужно никакого усилия, не надо втягивать воздух, не надо выдыхать. В ушах не шумит. Боли нет.
Сердце не бьется.
- Еще одна душа, - где-то рядом раздался тихий щелчок. – Бьем все рекорды, а, Саске?
Узумаки присмотрелся. Вокруг… серое ничто.
- Так ты и есть тьма? – спросил он первое, что пришло в голову.
- Хм?.. Хочешь поговорить? – голос был низким и зловещим, но без каких-либо эмоций. – Первый.
- Что первый?
- Первый, кто смог.
Прямо перед Наруто вырос огромный черный холм. Внизу появились две черные когтистые лапы. Огромные острые когти буквально утонули в пепле. Далее из плотной черной массы вырос хвост, а потом еще и еще один. Множество хвостов. Наруто сбился со счета.
С математикой у него всегда были проблемы.
- Я – первый, кто смог поговорить с тобой? – Узумаки решил подняться. Вся одежда была перепачкана, руки покрыты мелкими царапинками, лицо – кровавыми разводами. – Что ж, это мой профиль. А ты, собственно, кто?
- Это я должен спрашивать кто ты такой, букашка! – наконец, у черной массы образовалось всё тело и голова. Последними появились алые глаза.
На что это черное шерстистое существо было похоже? На хищного зверя. Помесь лисицы, собаки, кошки и черт знает еще чего.
- Я Узумаки Наруто!
- Хм… можешь звать меня десятихвостым, Узумаки Наруто, - смешно скалясь, монстр растягивал слова и подтверждал сказанное медленным кивком. Хотя, может быть, он не кивал, а пытался избавиться от пепла, который остался на длинной черной шерсти.
- И давно ты тут? – Наруто запустил руку в перепачканные волосы. – Как-то скучно, что ли.
- Я тут не один, - десятихвостый ударил лапой в метре от блондина. Под когтями взметнулось облачко пепла. – Со мной двести тридцать шесть… семь душ. И Саске, конечно же.
Последние слова монстр произнес с явно выраженным раздражением. Так говорят о людях, которых вроде как уважают, но терпеть не могут. О начальниках, например.
- Чем тебе Саске не угодил? – хохотнул Наруто.
- Он сильный... И непреклонный.
- Я бы сказал, упрямый! – Узумаки беспардонно уселся на лапу демона. Существо перестало пугать его своим видом. По сравнению с разгневанным Саске, выглядело оно довольно мирно. Как большой черный котенок.
Десятихвостый обалдел от такой наглости, но ничего не сказал. Возможно, ему давно хотелось поболтать с кем-нибудь.
- А теперь, будь добр, расскажи, почему ты сохраняешь Саске жизнь.
- Если он умрет, я тоже исчезну. Саске должен выпустить меня по своей воле. Сам я выйти не могу. Пробовал.
- Это ты виноват в смерти его родных?
Демон оскалился в гадкой ухмылке.
- Я думал, набрав побольше душ, смогу его подчинить. Обычно люди жаждут власти и силы.
- Не знаешь, почему все Учихи обладали какими-либо способностями? Мне кажется, это как-то связанно с тобой. Я ведь прав?
- Это условие договора. Человек, который призвал меня, просил красоты, бессмертия и силы для него и его семьи. Я дал ему то, что он хотел, за возможность выбраться из клетки. Не ожидал, что моей клеткой станет сам человек.
- Как его звали?
- Мадара. Когда он решил завести ребенка, я переселился в его дитя. И так далее десять поколений. Что еще ты хочешь знать, Узумаки Наруто?
Десятихвостый подпер голову свободной лапой.
- Десять поколений… погоди-ка! Получается, он бессмертен! То есть был бессмертен...
- Это условие договора.
- Интересно, почему он притворялся дядей Саске…
- Он идиот. Смог, конечно, отследить мое перемещение, но так и не понял самого главного. Я – бог. Даже договор не может сдержать меня.
- Ты не бог, а демон! – возмутился Наруто. – Это совсем другое, ясно тебе? Ах, постой… Так это ты убил его? Мадара хотел получить тебя? Не только способности Саске, но и тебя, так?
- Верно. Если бы малец освободил меня сам, то пришлось бы вернуться к заключившему договор. Я навсегда остался бы в его власти, - алые глаза грозно засверкали. Наруто нахмурился, обрабатывая полученную информацию.
- А сколько мальцу лет-то?
- Семьдесят восьмой пошел.
Ого-го. Это Саске-то такой старый пердун? Вот это новости! Теперь ясно, почему весь дом зарос мхом, а во дворе выросли деревья.
- Хочешь выбраться отсюда? – Наруто сложил руки на груди.
- Хочу. Здесь всё уже погибло.
- Я подойду? Мое тело должно быть в порядке. Обещаю устраивать вечеринки по выходным, обещаю комфортные условия проживания, трехразовое питание… эээ… нет. Новых душ не будет. Ты же душами питаешься?
Десятихвостый расхохотался.
- А ты тот еще придурок, Узумаки Наруто! Только вот переместиться я не смогу. В твоих венах нет крови Учих.
- Как же нет? Совсем чуть-чуть – есть. Попала на рану, когда Саске убил Мадару. Обновление крови в организме человека происходит примено за сто дней. Значит, я подхожу.
- Но ты не дитя Саске, - голос демона заметно повеселел.
- И что? Ты такой зануда, ей-богу! Хватит уже болтать, давай, делай свое дело.
Спихнув с лапы болтливого профессора, демон почесал когтем подбородок.
- Я никогда не делал подобного раньше. Так что не знаю, что из этого выйдет.
- А ты попробуй! Не надоело тебе черт знает сколько лет сидеть взаперти и мечтать выйти наружу?
Протянув лапу, десятихвостый пронзил когтем живот Наруто. Узумаки ахнул. Не от боли. Неприятно это, как будто в живот засунули шарик.
- Мать моя женщина, я беременный!
В ушах Наруто зазвенел хриплый смех десятихвостого демона.


За последние пару недель профессор уже почти привык к дискомфорту, боли и ломоте во всем теле. А говорят, что к такому привыкнуть невозможно. Очень даже возможно, если почаще попадать в передряги.
Разлепив глаза, Наруто приложил немалое усилие, чтобы приподняться. Даже не сесть, просто приподняться на локтях.
Саске сидел буквально в паре метров от предположительно мертвого блондина, обхватив руками колени. Ему было плохо, Наруто чувствовал это… на другом уровне. Сердцем и душой.
Справившись со своими непослушными конечностями, профессор поднялся. Теперь он мог рассмотреть полуразрушенный дом, развороченную ограду, поваленные деревья и изуродованный фасад. Учиха что, буйствовал все это время?
Брюнет медленно обернулся на шум. Сначала он не узнавал стоящего рядом человека, взгляд был пустым и равнодушным. Наруто помнил этот взгляд, хотя хотел бы забыть навсегда. Так смотрел запертый в изоляторе S-108. Отчаяние, боль и немой крик – вот и всё, что было в поглощающих свет безднах.
- Ты как, Саске?
Очень медленно его глазах появилось осознание. Наруто хотел было подойти ближе, но живот пронзила резкая боль. Согнувшись, профессор сдавленно застонал. Неужели он и правда уболтал демона поселиться в его теле?
- Наруто… - позвал брюнет. – Ты же… ты…
Подскочив на ноги, Саске буквально бросился навстречу. Наруто плюнул на боль, выпрямился и стиснул парня в крепких объятиях.
Они живы. Все закончилось. Закончилось же?
- Ничего не чувствуешь? – шепотом спросил Наруто, поглаживая Саске по спине. Радует, что все страшные повреждения, которые он нанес себе сам, благополучно зажили.
- Не знаю… я так рад…
- Нет, я говорю о другом. Десятихвостый. Ты чувствуешь его?
Учиха ощутимо вздрогнул.
- Так вот, значит… стой. Погоди-ка. Ты откуда знаешь?
- Как тебе сказать… Я поболтал с ним.
Саске чуть-чуть отодвинулся. Если бы у Наруто не болел живот, он точно рассмеялся бы. Столь удивленного лица профессор в жизни не видел.
- Что значит поболтал?
- Мы поговорили по душам и… кажется… я пригласил его жить в мое тело.
- Совсем с ума сошел!
- Благодаря этому я выжил, Саске. Слышишь? Все хорошо.
Слабо улыбнувшись, Учиха повернулся к своему дому. Наруто уже догадался о его намерении и не собирался мешать.
Через пять минут на месте огромного особняка осталась пустошь, покрытая серым пеплом. Скоро на ней вырастут цветы. Никто и никогда больше не узнает о существовании этого места.
Наруто и Саске двинулись в обратный путь. Никто не хотел поднимать тему произошедшего. Извинения, разговоры, объяснения – все это подождет.
- Ах, черт возьми! – вдруг услышал Наруто. Где-то внутри головы раздался низкий голос демона. – Я потерял один хвост! Он… он остался там! И… ох, вашу же мать! Я рыжий! Узумаки Наруто!!! Ты еще поплатишься за то, что сделал со мной!!! Я тебе устрою царскую жизнь! Ты еще рыдать будешь, понял?!
- Я люблю лисичек, - весело произнес профессор.
- Что? – Саске через плечо посмотрел на Наруто.
- Ничего-ничего. Я просто люблю лисиц. Знаешь, рыжие такие! Тут их должно быть много!
- Придурок! – обиженно ответил голос в голове. И замолчал. Ну, ничего, Наруто уже придумал, как объяснить демону, что быть рыжим не так уж и плохо.
Правда, заодно придется объяснять, что зваться десятихвостым он больше не может. Кто он теперь?
Девятихвостый, конечно же!
Хихикнув себе под нос, Узумаки полной грудью вдохнул свежий лесной воздух и солнечно улыбнулся недоумевающему парню.

Йиори 17.08.2013 05:10

Глава 17: Подарок

Дорога назад была молчаливой. Наруто не знал, с чего начать, поэтому полпути они обменивались лишь ничего не значащими фразами.
Саске заговорил лишь во время ночевки в пещере, вспомнив, что нашел это место вместе с Итачи. Упомянув в разговоре брата, он снова замолчал. Ему требовалось время принять факт произошедшего, уложить новую информацию в голове и успокоиться. Наруто не стал лезть с советами, потому что ситуация не из простых. Принять, что ты виноват в смерти родных и близких, очень нелегко. Хотя, профессор считал, что во всем виноват только демон. Интересно, у всех носителей демона меняются глаза? Наруто хотелось взглянуть на себя в зеркало, но под рукой ничего похожего не было, а беспокоить Саске по всяким пустякам не хотелось.
Когда до машины осталось примерно полчаса пути, начался дождь. На такое западло Наруто отреагировал довольно бурно и своими нелестными высказываниями разогнал всех хищников в округе. Кстати говоря, о хищниках. Никто опасный так и не попался на пути. Наверняка животные за версту учуяли кого-то «не от мира сего». Сперва это был Саске, теперь – Наруто.
До транспорта они добрались насквозь промокшие. Громко хлопнув дверцей машины, профессор стукнулся лбом о руль. Погода словно издевалась! Все это время нещадно палило солнце, а теперь, когда они наконец-то добрались до спасительного кондиционера, началась гроза.
Наруто завел машину, с кряхтением и ругательствами развернул её и, наконец-то, решил начать нелегкий разговор. Сидя за рулем, он не мог видеть Саске, так было проще и… легче.
- Ты все вспомнил?
- Нет… то, что мы видели и некоторые важные моменты. Всё остальное как в тумане, но я точно знаю, в какой день Мадара стер мою память. Когда я попал в лабораторию двадцать семь лет назад. Он хотел, чтобы я не знал, за что страдаю.
- Довольно жестоко с его стороны… хотя, чему я удивляюсь.
- Наруто… - повернувшись, Саске всмотрелся в профиль мужчины. – Я чуть не убил тебя.
- Ох... Саске, нет смысла поднимать эту тему. Я не злюсь на тебя. Да, мое сердце остановилось на пару минут, но я ведь жив, так? Так что перестань себя винить. Когда я выводил тебя из лаборатории, то знал на что иду. Знал, что моя жизнь постоянно будет в опасности. Я был к этому готов.
- И, тем не менее, я позволил ярости взять верх, потерял себя. Еще немного и... Не знаю, как я справился с этим…
- Больше всего меня порадовало то, что несмотря ни на что, ты не дал демону вырваться. Скажи, он может стать свободным, лишь подчинив себе носителя? Захватив его разум и тело? То есть, если позволить ему высвободится, не затрагивая сознания, он вернется туда, откуда пришел, потому что заключившего договор больше нет? – Узумаки резко провернул руль. Чертов дождь размыл дорогу, в некоторых ямах машина буксовала. Водил он не очень аккуратно, да и после всего произошедшего был слегка рассеян. Еще и отвлекался на разговор.
- Да, верно. Так было.
- Как-то жутковато становится от мысли, что такие вещи действительно существуют.
- Если ты не видел чего-то своими глазами, не значит, что этого нет. Наруто, что ты будешь делать с демоном? Ты должен быть осторожен. Он пытается захватить разум, когда ты эмоционально активен. Зол, напуган, возбужден… - последнее слово Саске сказал так тихо, что даже шум дождя перекрыл его голос. – Нужно всё время контролировать себя.
- Я не собираюсь оставлять его себе, - Узумаки хихикнул. Звучало так, словно они говорили о домашнем питомце, а не о могущественном и опасном существе. – Есть человек, который захочет получить его, во что бы то ни стало.
- Орочимару? – Саске притих. Повернувшись, Наруто обнаружил, что парень прикрыл глаза и решил дать ему отдохнуть, как в прошлый раз. Урчание мотора действовало на брюнета усыпляюще.
- Да. Правда, ему он достанется уже восьмихвостым...
Профессор обрадовался, заметив впереди асфальтированную дорогу. Через нежилую зону проходила всего одна такая, так что потеряться довольно трудно. Хотя, с их-то везением - возможно.
Дальше всё было спокойно. Учиха уснул, Наруто более-менее успокоился. Короткий разговор снял груз с его души.


- Так это, значит, твой настоящий дом? – Саске внимательно наблюдал за тем, как профессор пыхтит у двери. Он что забыл, в какую сторону открывается замок?
- Квартира. Да, тут я живу на самом деле. Раз Мадары больше нет, нам некого бояться, - пропустив парня внутрь, Наруто стал копошиться с замком. Эти гады взламывали дверь? Может быть, даже обыскивали его жилище?
- Довольно мило.
Саске стал обходить каждый угол. На этот раз он действительно выглядел как любопытный кот. Осталось только территорию пометить.
Теперь Наруто решился позвонить Орочимару. Он оттягивал этот момент, боясь, что в ту ночь, когда лаборатория была разрушена, надзиратель все же находился внутри. Долгие гудки заставили понервничать.
- А мы-то вас потеряли, - раздался в трубке хрипловатый голос змея. Наруто сдержал вздох облегчения. – Куда вы смылись?
- Уже вернулись, - блондин уселся на полу в коридоре. Он весь был в грязи, поэтому не рисковал проходить вглубь квартиры. Краем глаза заметив, как Саске юркнул в ванную, Наруто мысленно возжелал оказаться там же. – У меня есть для вас подарок, Орочимару-сан.
Наступила продолжительная пауза.
- Круассаны и горячий кофе? Очень заманчиво звучит, - ехидно откликнулся змей. Возможно, кто-то был рядом, поэтому он не мог спрашивать о подобном вслух. – А с чем начинка?
- С демоном, который способен подарить бессмертие.
Узумаки положил руку на живот. Боль давно прошла, остался только легкий дискомфорт, как после удара. Тело приняло демона, так получается?
- Чайный сервиз и десертные ложки?
- Нужно немного крови, Саске и я.
- Буду ждать вас через два часа. Сейчас скину адрес.
В трубке раздались короткие гудки. Наруто совершенно не колебался, принимая решение передать демона змею. Орочимару помог им сбежать. Без него и его идей всего этого могло и не быть. S-108 остался бы в изоляторе навсегда, а Наруто до конца дней своих мучился бы угрызениями совести.
И почему-то он был уверен – такой человек как Орочимару без труда договорится с демоном.
Закрыв глаза, Наруто вдруг оказался напротив огромной золотистой клетки.
- А говорил, что будут комфортные условия, - ехидно начал демон, царапая когтем землю у решетки. – Обманщик ты, Узумаки Наруто.
- Я просто не хочу, чтобы ты захватил мой разум. Но скоро ты познакомишься с тем, кто очень сильно жаждет силы и власти.
- Думаешь, от меня так просто избавиться? – острые когти с грохотом врезались в решетку. Прищурившись, Наруто увидел в тени огромного лиса. Интересно, почему его облик изменился?
- Ты ведь хочешь свободы. Прости, но ни людских душ, ни свободы я тебе не дам. А тот человек наверняка найдет способ сделать довольными всех, - да уж, хитрости ведущему исследователю не занимать. – Хотя, он тоже не совсем человек. Вы найдете общий язык.
- Перемещаясь в тех, кто не связан с Учихами кровным родством, я теряю хвост! Мои силы уменьшаются! Кроме того, часть меня навсегда останется у Саске и у тебя.
- Сколько лет ты сидишь в ловушке? Хватит быть трусом!
- Больше я на твои словечки не поведусь! – лис приблизился. Черная окантовка по краю пасти резко контрастировала с острыми белоснежными клыками.
Шагнув навстречу, Узумаки ласково погладил девятихвостого по чуть влажному носу. Демон в очередной раз был шокирован поведением странного человека.
- Мне тоже будет тебя не хватать, хоть мы и знакомы всего один день.
Зарычав, лис отскочил назад, но от Узумаки не укрылось смущение, которое поднялось из глубин его подсознания. Наруто был серьезен. И всей душой жалел демона, попавшего в руки к жестоким людям.
- Поверь, Орочимару придумает что-нибудь. И потребует за это лишь бессмертие для себя.
- Люди такие предсказуемые, - уже куда более спокойным тоном ответил девятихвостый.
- Наша жизнь коротка, поэтому мы мечтаем жить как можно дольше. Правда, забываем, что время идет вперед и всё рано или поздно закончится.
- Эй… - словно сквозь пелену в сознание Наруто прокрался голос Саске. – Наруто?..
- Ладно, - быстро ответил демон. – А чего хочешь ты, Узумаки Наруто?
- Я? – профессор отстраненно наблюдал за тем, как клетка исчезает прямо на глазах. – Быть свободным. Как и ты.
- Жаль… - девятихвостый хрипло рассмеялся, пристально глядя прямо в яркие голубые глаза. – Этого я дать не могу.
Усмехнувшись, Наруто втянул носом воздух. Осторожные похлопывания по щеке медленно вытягивали его в реальность. Саске стоял чуть согнувшись. Он был абсолютно обнажен и ни капельки не смущался, как всегда. Видимо, только что вышел из душа.
С момента знакомства Наруто уже сто раз видел это тело... но впервые, от одного только вида внизу живота вдруг потеплело.
- Уснул прямо тут? Тебе бы помыться, а то ты весь в грязи.
- Да… - немного заторможено ответил Узумаки. Нехотя поднявшись, он снова окинул парня вожделеющим взглядом, но, справившись с собой, побрел в сторону ванной комнаты. Нельзя сейчас давать себе волю. По крайней мере, пока демон сидит внутри и ждет удобного момента. Кстати говоря, это еще один повод передать его Орочимару.
- С кем ты говорил?
- С Орочимару. Я уеду ненадолго, - Наруто по привычке оставил дверь открытой и Саске этим, конечно же, воспользовался. Ему нравилось наблюдать за тем, как профессор принимает душ.
- Когда?
- Через два часа. И еще, мне нужно немного твоей крови.
Устало улыбнувшись брюнету, Наруто глянул на помутневшее от конденсата зеркало. На секунду показалось, что глаза были красными. Блондин провел ладонью по запотевшему стеклу. А, нет. Всего лишь показалось.
- Ты уже всё решил?
- Да. Я не смогу справится с ним. Эм… слишком уж эмоционален… - включив прохладную воду, Наруто хорошенько умылся, вытерся полотенцем и снова посмотрел в зеркало.
Радужка глаз действительно была красной. В голове прозвучал ставший очень знакомым низкий голос:
- И все же я оставлю тебе подарочек… Узумаки Наруто. Надеюсь, он тебе понравится.
Сквозь зеркало профессор взглянул на Саске. Брюнет выглядел обеспокоенным, но ничего не говорил, просто наблюдал.
Да уж. Наруто никогда бы не подумал, что будет так глупо улыбаться, видя, как волнуется другой человек. Все-таки знать, что ты кому-то не безразличен - очень приятное чувство.
Очень.
Глава 18: Правда

Дом Орочимару находился на окраине города. Чтобы найти его, Наруто потребовалось немало времени, поскольку ничем не примечательное серое здание стояло далеко от дороги среди серых новостроек с пустыми черными проемами вместо окон. Припарковав свою машину около выезда из двора, профессор неторопливо выбрался из салона. Он чувствовал себя ужасно уставшим, но почему-то посчитал, что дело не терпит отлагательств. Может быть потому, что ему постоянно казалось, что Девятихвостый вот-вот вырвется на свободу. Иногда мозг действительно «подвисал», сознание уплывало, совсем как в ту секунду, когда Саске чуть не убил его. Припомнив произошедшее, Наруто осторожно коснулся шеи. На коже красовались темно-фиолетовые синяки – следы пальцев Учихи. Помимо шокирующего набора жутковатых способностей, он обладал еще и немалой физической силой, которая появлялась только тогда, когда он был рассержен или напуган. Хотя, все его способности, так или иначе, зависели от эмоций и были нестабильны, что не удивительно, ведь они подарены демоном.
Оглядываясь назад, Наруто невольно удивлялся тому, насколько сильно изменилась его жизнь всего за месяц. Он всегда был хорошим учеником, внимательным к каждой мелочи исследователем и успешным профессором.
А сейчас он был преступником, подвергшим опасности мирное население. Еще и демона в своем теле поселил… и в парня влюбился! Обычно люди скатываются по наклонной, а не соскакивают в глубокую бездну с одного прыжка!
Меньше всего Наруто хотелось думать о «подарке», который обещал Девятихвостый. Наруто совершенно не хотел связываться со всей этой мистической фигней. Он мечтал выспаться и провести выходные за телевизором. Желательно в обнимку с Саске.
Поднявшись на нужный этаж, Узумаки легонько постучал в дверь. За железной преградой послышалась возня. Орочимару щелкнул замком и Наруто даже в небольшую щель смог разглядеть заискивающе-ехидную ухмылку, напоминающую оскал.
- Добрый вечер, Узумаки-сан.
Когда дверь открылась, профессор поспешил прошмыгнуть мимо ухмыляющегося змея. Черные волосы Орочимару были небрежно уложены на одно плечо, желтые глаза сверкали как у помешанного маньяка, а улыбка реально пугала. Дома он ходил в черном хаори и шелковых штанах.
- Добрый, - усмехнулся Наруто, невольно выискивая взглядом что-то жуткое, например, станок для пыток. – Когда вы смылись из лаборатории?
Гостиная, к великому удивлению профессора, была очень даже уютной. В красно-черных тонах. У стены стояла громадная софа насыщенно-бордового оттенка, справа от нее небольшой стеклянный кофейный столик. Напротив – парочка таких же темно-бордовых кресел и очень большой шкаф с огромным количеством всевозможных книг. Напрягало только освещение: на стене висели несколько тусклых ламп, а люстра была выключена, из-за чего в комнате было мрачновато.
- Когда Неджи начал подготовку к вашей поимке, - ответил змей. Отчеканил так, словно репетировал. – Вы хотели рассказать мне про ваши круассаны.
- Про какие круассаны? – тупо переспросил Наруто.
- Которые с демоном.
- Тьфу ты! Зачем вся эта конспирация?
- Тут был Кабуто. При нем я не мог заикнуться о вашей проблеме.
- А разве я говорил, что это проблема?
Проходя вглубь гостиной, Орочимару бросил на профессора красноречивый взгляд.
- Ладно-ладно, Саске – проблемный. Но кто мог знать, что внутри него сидит демон? – пожал плечами Наруто. – Хотя, сейчас от него осталась маленькая часть…
Совсем недавно он взял у Учихи немного крови. Шприц наполнился совсем чуть-чуть, а кровь уже свернулась и ранка начала затягиваться. Даже без демона он обладал быстрой регенерацией, которая досталась ему от Итачи. Хотя, возможно, оставленный демоном хвост тоже делал свое дело.
- Садитесь, Узумаки-сан.
Профессор послушно плюхнулся на диван.
- Я расскажу вам что произошло, - тихо начал Наруто. – Только прошу не делать поспешных выводов.
- Продолжайте, - или показалось, или в желтых глазах мелькнул хищный огонек.
- Мы нашли место, где Саске жил раньше. Там нас встретили иллюзии Мадары и мы наблюдали некоторые сцены из его жизни. Узнали… неприятные вещи. В какой-то момент Саске потерял контроль и набросился на меня, - Узумаки продемонстрировал следы на шее. - Я умер.
В этот момент повествования тонкие брови змея чуть-чуть приподнялись.
- Дайте договорить. Демон поглотил мою душу, и в этот момент мне удалось поговорить с ним. Мне казалось, что разговор был долгим, но на самом деле прошло совсем немного времени… во всяком случае, мой мозг всё еще функционировал, хоть сердце и перестало биться. Разговорив демона, я узнал некоторые интересные подробности произошедшего… а потом предложил ему пожить в моем теле. Он согласился. Теперь, чтобы я мог передать его вам, нужно действовать похожим образом. Он не против переселения, поэтому…
- Вы хотите убить меня? – Орочимару подозрительно прищурился.
- Это необходимо, чтобы вы могли получить бессмертие, - Наруто надеялся, что не придется разъяснять положение вещей догадливому надзирателю.
- То, что я получу демона – еще ничего не значит.
- Мы договорились. Он подарит вам бессмертие, если вы придумаете способ освободить его. Или, хотя бы, вернуть туда, откуда пришел.
Потерев ладони, змей хрипло рассмеялся. Наруто не понял, что стало причиной. Что его так рассмешило?
- Вы удивительный человек, Узумаки-сан. Я говорил? Говорил. Ваш талант незаметен для невооруженного глаза и это просто потрясающе! Ох… Почему бы вам не оставить это существо себе? Вы могли бы получить от него практически всё, что угодно.
- Это же демон, а демоны ничего хорошего дать не могут. Все эти способности, которые получил Саске, вредят ему самому. Из-за них его жизнь превратилась в сплошное страдание! Мне это не нужно. Я хочу быть обычным… и счастливым.
Наруто напрягся. Слишком уж непринужденно Орочимару себя вел. Особенно для человека, который боится смерти.
- Вы принесли кровь Саске?
- Да.
- Позвольте мне.
Выудив шприц из своей сумки, Наруто протянул его бывшему надзирателю. Змей выдавил немного алой жидкости на пальцы, размазал круговыми движениями, поднялся и махнул рукой.
- Поднимитесь.
Наруто совершенно не понимал, что происходит, но подчинился. Он доверял змею, несмотря на странное поведение. Да и банальное любопытство тоже сыграло свою роль.
Приподняв ткань футболки блондина и замахнувшись, Орочимару хорошенько ударил пальцами в подтянутый живот. Сильная, пронизывающая боль прошила тело насквозь и блондин сдавленно захрипел. Тут в его голове с нотками обреченности зазвучал низкий голос лиса:
- Ямата, твою же мать…
- И тебе привет, - вдруг улыбнулся Орочимару, не обращая внимания на корчи Наруто.
- Я так и знал, что это ты.
- Какой догадливый.
Узумаки почувствовал сильную резь в глазах. Щипало так, словно под веки засыпали песок. Боль и не думала утихать. Все внутренние органы как будто взорвались изнутри, а остатки свернулись в тугой узел. Вместо ответа девятихвостый громко зашипел, зарычал, взвизгнул и, наконец, затих.
Боль прошла как только Орочимару убрал руку. Мягким движением приподняв голову Наруто, он криво усмехнулся.
- Что вы сделали?..
- Запечатал его. Спасибо, Узумаки-сан. Без вас ничего не вышло бы.
- А как же… желание обрести бессмертие?
- А теперь давайте познакомимся снова, - Орочимару заставил блондина рухнуть назад на диван. – Ямата-но Орочи. Великий восьмиглавый змей. Я демон.
- Демон? – хрипло переспросил Наруто, удивленно рассматривая мужчину. Черт, ну как можно было не подумать об этом раньше?! – Что вы сделали с девятихвостым?
- Запечатал. Теперь он не сможет захватить ваш разум и вернется туда, откуда пришел, только после вашей смерти. Я пытался сделать это для Саске, но до вашего появления он никого на полкилометра к себе не подпускал.
Темноволосый снова уселся на свое место и, внимательно осмотрев руку, с плохо скрываемым удовольствием слизал остатки крови с пальцев.
- О господи… говорите всё сразу, окей?! Хотя… погодите-ка! Вы все знали! Все это время знали про Мадару, про семью, про всё!
- Ага. Только вот если бы я рассказал, все могло обернуться иначе. Вы сбежали бы. Я не мог этого допустить. Демон, что жил в теле Саске - опасен. Притом, он сам этого не знает. Могу сказать так… он похож на очень сильную эмоцию, которую невозможно контролировать без этого, - Орочимару помахал рукой, на которой совсем недавно была кровь Учихи. – И вечно портит мне веселье своим появлением, вместе с чертовым Сусаноо, так что пусть сидит тихо еще хотя бы лет шестьдесят.
- Почему?
- Джууби – сильнейший демон. Но полнейший лох, когда дело касается грамотного распределения силы. Его появление в мире людей всегда заканчивается катастрофой. Гребанный неудачник.
- Неправда! – возмущенно выпалил вдруг оклемавшийся лис. Наруто поморщился от громкого звука, но Орочимару этого крика не услышал. Поставив печать, он перестал слышать своего "коллегу".
- У него теперь девять хвостов. Часть все еще живет в Саске…
- Нда… Еще и везуч ко всему.
- Змеиный выродок! – продолжал возмущаться девятихвостый. – Языкастая скотина! Чтоб ты земли наелся и срал камнями! Ненавижу!
- А ну угомонись, - пробормотал Наруто. – Голова болит.
- Что? Возмущается? – Орочимару сверкнул в сторону профессора яркими желтыми глазами. – Неудивительно. Итак, теперь вы понимаете, что бессмертие мне не нужно? Я и так бессмертен. Но вы удивили меня искренним желанием выполнить уговор. Могу я обращаться на «ты»?
- Можете… можешь…
- Вам, людям, не понять наших целей… хотя зачастую все очень просто. Никто не хочет подчиняться. Но есть те, кто должен находится под контролем, иначе всем грозит неминуемая гибель. То существо, что сидит в тебе – первый в этом списке. Все это время мои действия были направлены лишь на то, чтобы запереть его. Я занимаюсь этим уже как минимум семьсот лет. Если бы ты знал правду, то уже давно сошел бы с этой тропинки.
- Ты не знаешь, на что способна привязанность к человеку.
Теперь профессор успокоился. Орочимару говорил правду. Наруто действительно побоялся бы связываться с Саске, если бы знал к чему всё идет с самого начала.
- Да, ты привязался к S-108, и это сыграло мне на руку. Все получилось как нельзя лучше. Теперь, когда моя работа выполнена – я могу исчезнуть.
- Собираешься уехать?
- Да.
- С доктором Кабуто?
Орочимару горько усмехнулся.
- Ему нельзя со мной. Я бессмертный, а он - обычный человек. В отличие от Джууби я не могу делиться своей энергией.
Тут в и без того перегруженную новой информацией голову профессора неожиданно пришла догадка.
- Ты не хочешь видеть, как он состарится и умрет?.. Поэтому готов навсегда исчезнуть из его жизни?!
Желтые глаза, до этого горящие весельем, словно остекленели.
- Вот на что способна привязанность к человеку.
- Верно. Но не забывай, что это утверждение действует и на него, - Наруто поджал губы, поднялся и побрел к двери. Он хотел как можно быстрее вернуться к Саске. А еще не хотел видеть отчаяние во взгляде вечно беззаботного Орочимару.

Йиори 17.08.2013 05:11

Глава 19: Вместе

Наруто вернулся поздно вечером. Во дворе его сразу охватило тревожное чувство - в окнах не горел свет. Перед внутренним взором возникло воспоминание: громкий звон стекла, едва уловимое для человеческого глаза движение, прыжок Саске... Конечно, на этот разу у него не было причин исчезать, но профессор успокоился только тогда, когда обнаружил Учиху в целости и сохранности.
Брюнет спал. Глубоким, спокойным сном. На боку, без одежды, укутавшись в одеяло и умилительно обнимая подушку. Обычно серьезное лицо казалось умиротворенным, уголки губ были чуть приподняты.
Тихонько подкравшись к постели и пробежавшись взглядом по лицу Учихи, Наруто сел на самый край. Удивительно. Кожа уже не выглядела как тонкий слой гипса, между бровей виднелась неглубокая морщинка, под глазами появились тени. Раньше каких-либо изъянов на его лице не было. Интересно, с чем это связано? С тем, что Орочимару запечатал демона?
Такой Саске нравился Наруто намного больше. Не удержавшись, он мягко провел кончиками пальцев по бледной щеке.
Длинные ресницы дрогнули. Саске распахнул глаза, и у профессора перехватило дыхание. Даже при столь скудном освещении он рассмотрел зрачок и радужку – как у людей. Глаза Саске были темно-темно серыми, без оттенка. А еще причудливый блик играл на поверхности, чему Наруто почему-то был очень рад.
- Прости, что разбудил, - шепнул он.
- Ничего, я хотел дождаться тебя, но уснул. Как все прошло?
- Орочимару оказался демоном. До странного хорошим демоном… - Наруто не любил оставлять друзей в состоянии, близком к депрессии, но в ситуации с Орочимару нет благоприятного исхода. Это угнетало больше всего. Либо змей исчезнет, вычеркнув из жизни дорогого человека, либо столкнется с чувством потери спустя несколько лет. Несколько – это тридцать, сорок или больше... Но что такое тридцать лет для бессмертного?
Теперь Наруто знал, что даже демоны умеют любить. Как говорил сам Орочимару «человеческое им не чуждо». А ведь теперь эти слова принимают совсем иной смысл. В первую очередь он говорил о себе, а потом уже о Саске, в теле которого поселился Джууби.
- Хм… я догадывался, - тихо сообщил Учиха. – Слишком яростно он добивался внимания.
- Саске, а почему ты выбрал именно… – блондин опустил взгляд на приоткрытые губы. – Почему доверился именно мне?
- Ты искренний. Я уже говорил.
Наступила продолжительная пауза. Наруто явственно ощутил уже знакомое чувство эйфории. Теперь он знал - это подтверждение того, что Саске хорошо и спокойно, что его ничего не тревожит. Даже те страшные события сейчас не имели веса, потому что самым важным было присутствие рядом близкого, родного человека.
На этот раз именно Учиха проявил инициативу. Ему захотелось целомудренно, даже по-детски коснуться губами щеки профессора, почувствовать его тепло физически.
- Спасибо, - горячее дыхание задело ухо, и Наруто почувствовал, как тело покрывается гусиной кожей. Шепот Саске с первой секунды знакомства обладал над ним чудовищной властью. Этот неповторимый, гипнотически привлекательный звук…
Не дожидаясь ответа, брюнет положил ладонь на грудь профессора, чтобы проверить работоспособность жизненно важного органа. Это прикосновение уже было таким привычным, как «доброе утро» или «спокойной ночи». И Наруто снова ощутил это воздействие. Наверное, после знакомства с Джууби, он стал особо чувствителен к тонким энергиям.
Губы Саске едва ощутимо касались щеки, а его энергия с каждым вдохом проникала глубже. Это странно, необычно, и так приятно...
Если раньше Наруто что-то сдерживало, то после этого действа все барьеры канули в пустоту.
Мягко сжав обнаженное плечо Учихи, Наруто заставил его снова откинуться на кровать. Волосы Саске распались по подушке, глаза блеснули задорным огоньком. Блондин замер над ним, стараясь запечатлеть в памяти каждую секунду этого вечера, запомнить каждую деталь.
- Неужели за столько лет у тебя действительно никого не было? – тихо спросил Узумаки. Конечно, у него самого был не богатый опыт. Но все-таки.
- Ты же знаешь, что я не жил, а существовал...
Грустно улыбнувшись, Наруто припал к губам брюнета. Краем глаза он заметил, что фонарь на улице начал мерцать.
Саске ответил, пусть и с небольшой задержкой. Для него каждое мгновение было настолько ценным, что за один такой поцелуй он без колебаний отдал бы все драгоценности мира, потому что ценил человеческое тепло выше всего на свете. Это легко, когда не понаслышке знаешь, что такое жестокость и ненависть. Саске знал что такое боль. Еще он знал, что такое смерть. И даже самый простой, самый целомудренный поцелуй мог заставить забыть о тех ужасных страданиях. Разве не чудо?
Наруто никуда не спешил, хотя его тело среагировало мгновенно. Возбуждение смешивалось с наркотическим эффектом непроизвольного воздействия Саске. Этот дикий коктейль удовольствия и желания вышибал мозги напрочь, хотя ничего толком и не происходило. Поцелуй стал глубже, влажный язык игриво скользнул по языку брюнета. Наруто терпеть не мог слишком глубокие поцелуи, когда люди липнут друг к другу как присоски, пытаясь дотянуться до нёба и куда-то там еще. Ему нравилось ласкать лишь кончик языка и взаимодействовать только с ним. И Учиха быстро подхватил эту манеру целоваться, может быть, потому что нравилось… А может быть, потому что других поцелуев он не знал.
Наруто провел ладонью по груди парня, задевая сосок пальцами, но не лаская, а как бы невзначай. Далее его рука наткнулась на одеяло, пришлось приподняться и избавиться от ненужного сейчас предмета. Решив сделать сразу несколько полезных дел, профессор сел на край кровати, стянул футболку и джинсы. Пока он занимался этим нехитрым делом, брюнет возжелал поэкспериментировать и стал покрывать поцелуями чуть ссутуленную спину, снизу-вверх до ямки под волосами. Наруто и сам не ожидал, что где-то там найдется ужасно чувствительная точка. Стон заставил Саске на секунду замереть, прижавшись губами к смуглой коже.
- Саске… ты бы… поаккуратнее что ли…
- А что? – в голосе прозвенели ехидные нотки.
- Я с ума сойду, - нехотя ответил Наруто. - А если это произойдёт, то я… ммм… Саске, щекотно же…
Учиха нежно прикусил кожу и тихо хмыкнул, отодвигаясь. Профессору понадобилось немного времени, чтобы совладать с легкой дрожью удовольствия, а потом он резко поднялся и буквально набросился на Саске. Перехватив запястья довольно ухмыляющегося экспериментатора, Наруто с силой прижал его руки к постели. Без агрессии, но властно.
Несмотря на такие действия, его голос был тихим и неуверенным.
- Я обещал… что не причиню тебе боли…
- Вряд ли секс хуже того, что со мной делали.
Наруто ослабил хватку и провел ладонями по рукам парня. Бережно, даже трепетно.
- Мне просто… хотелось бы, чтобы её не было.
Ненадолго задержавшись на груди, руки профессора медленно двинулись ниже, к расслабленному члену брюнета. Не то чтобы он был не уверен в своих действиях, просто немного колебался, потому что не знал, как сделать лучше. Наруто словно "поплыл по течению", изредка выныривая из трансового состояния, чтобы убедиться, что Саске нравятся его ласки. Все-таки Учиха был обычным человеком, и механизмы в теле действовали по законам природы. Когда чуть дрожащая рука легонько сжала его член и палец скользнул по сочащейся головке, Саске удивленно распахнул глаза.
- Доверься, ладно? – улыбнувшись уголками губ и дождавшись утвердительного кивка, блондин продолжил. У него самого в низу живота всё стянулось в тугой напряженный узел, но сперва он хотел убедиться в готовности Саске, ведь для него все ощущения в новинку.
Скоро на бледных щеках заиграл румянец. Брюнет шумно дышал, слабо дергая крепко прижатыми к постели бедрами. И снова Наруто заметил, что в его движениях больше нет неестественной красоты, ведь это так по-человечески естественно – желать большего.
Решив, что парень достаточно разогрет, Узумаки приподнялся, чтобы развести его ноги. Пальцы изучающе скользнули по сжавшимся яичкам. Действуя чисто интуитивно, профессор послюнявил пальцы и скользнул ими в ложбинку между ягодиц. Взгляд столкнулся с чарующе сверкающими глазами. Нет, Саске не боялся. Он жаждал продолжения.
- Так будет… – Наруто склонился над парнем, одновременно погружая палец в тугой анус. – Проще.
Узумаки протолкнул палец глубже, погладил эластичное нутро, осторожно двинул назад. Приходилось тратить все силы на то, чтобы оставаться сконцентрированным и следить за реакцией парня. Мысленная мантра «терпение, терпение, терпение», конечно, немного спасала положение, но чем медленнее Наруто действовал, тем быстрее терял такой нужный сейчас самоконтроль.
На проникновение второго пальца брюнет среагировал шумным вдохом. Наруто перехватил его губы и вдруг случайно задел чувствительный комочек нервов кончиками пальцев. Саске дернулся как от удара. Конечно, он знал что секс – это нечто невероятное, но знать и чувствовать не одно и то же.
И что самое странное - Наруто тоже почувствовал эту волну. Кажется, теперь они были связаны крепче, чем можно себе представить. Как отражения.
Отбросив такие ненужные сейчас размышления, блондин вытащил пальцы и потянул Саске на себя. Нежные руки осторожно подтолкнули парня выше и заставили перенести вес.
В таком состоянии Узумаки мог просто-напросто сорваться. Будет лучше, если брюнет сам будет контролировать процесс.
- Садись сверху… - покрывшись очаровательным румянцем, прошептал профессор. Смутился как школьник, признавшийся в любви первой учительнице, ей-богу!
Заметив во взгляде голубых глаз волнение и беспокойство, Саске бережно погладил Наруто по щеке и направил его в себя. Боль - ерунда. Куда страшнее чувствовать себя уязвимым. Там, будучи закованным в изоляторе, или лежа на лабораторном столе под равнодушными машинами, словно на разделочной доске, он чувствовал себя точно так же. Но очередной требовательный поцелуй вытащил его из лабиринта воспоминаний, в голове образовался вакуум, и на смену страху пришло чистое удовольствие.
Сам процесс почему-то забавлял Саске. Он ухмылялся, и эта ухмылка была заметна даже через сладострастное страдание. А может быть, он просто был счастлив. Наруто так и не смог до конца разобрать ту дикую смесь эмоций.
Узумаки кончил первым. Хотя, "кончил" – слишком просто, чтобы описать это. Если бы он когда-нибудь прочел строчки о таком сексе, то не поверил бы в его существование. Жаркий, яростный, дикий, крышесрывающий, на грани безумия... Они занимались сексом как животные. Наверняка тут не обошлось без вмешательства вездесущего демона!
Несколько резких движений бедрами и Саске изогнулся, словно кот под рукой хозяина. Его гибкий силуэт Наруто рассмотрел с трудом, поскольку электричество как всегда чутко реагировало на чувства Учихи - пространство освещалось кратковременными непродолжительными вспышками.
Спустя несколько секунд с улицы послышался звук лопающегося стекла, и комната погрузилась в непроглядную тьму.
Наруто силился отдышаться, ощущая мощные удары собственного сердца, напряженную спину под пальцами и вес чуть дрожащего тела.
И что странно - он впервые чувствовал себя уютно в темноте.
Пожалуй, он вообще чувствовал себя лучше, чем когда-либо раньше.
Вместе с Саске.
Глава 20: Ценить

- Погоди, где-то тут были свечи! – громко крикнул Наруто, рыская по комнате с мобильным телефоном в качестве фонарика. Кухонные тумбы встретили хозяина квартиры пустотой – профессор еще со времен учебы в университете тщетно пытался придумать, чем бы полезным их забить. Но зато сейчас он в полной мере ощутил полезность полупустых столов.
Как раз когда Наруто выудил на свет божий две белые свечи, до его ушей донесся глухой стук и сухое ругательство.
- Сам виноват! – блондин чиркнул зажигалкой. – Пора учиться контролировать себя!
- Это трудно, - раздраженно ответил Учиха.
Полыхающая свеча осветила пространство коридора, и Наруто увидел Саске, потирающего ушибленный лоб. Даже он может быть неуклюжим.
Первым делом профессор зашел в ванную. Разогрев на пламени основание свечи, Наруто прилепил ее на раковину. Вторая поселилась там же, только с другой стороны.
- Прямо таки романтика, да? Аварийная, правда…
- Романтика? – Саске стал с любопытством разглядывать огонь. Ввиду особенностей питания, его интересовал всякий вид энергии, будь то электричество, плазма или жизнь. Хотя, за время проживания с Узумаки, он вспомнил, как добывать энергию из пищи и научился использовать солнечное тепло...
Главное не перебарщивать – перенасыщение ни к чему хорошему не приведет. Так и произошло во время опыта с электричеством. Если бы он мог поглощать всю энергию, то этот эксперимент был бы безопасен. Но... Несколько циклов переработки тока в тепло – и тело начало сжигать само себя.
Поморщившись от неприятных воспоминаний и слабо подув на свечу, Саске перевел взгляд на блондина, настраивающего температуру воды.
- Романтика - это что-то эфемерное, легкое и розовое…
- У тебя во время… секса… глаза красными становятся, - Учиха жестко оборвал поток размышлений несостоявшегося романтика, вернув его с небес на землю.
- Красными?.. Как у демона?
- Да.
Узумаки пожал плечами и вывернул кран. Вода стала прохладной. Проскальзывая сквозь пальцы, она приятно холодила кожу.
- Ты какой-то слишком серьезный, - Наруто набрал в ладонь немного жидкости и дернул рукой в сторону брюнета. – Расслабься!
На возмущенном лице Саске играли огненные отсветы, создавая причудливую тень. Оторопев, Учиха среагировал не сразу. Чтобы разозлить его, пришлось повторить манипуляцию.
Оказывается, он способен веселиться. Еще как. Правда, по-своему. Вряд ли найдется в мире такой смельчак, который выдержит испепеляющий взгляд и дьявольский смех без содрогания.
Наруто впервые услышал такой смех… Зловредный хрипловатый хохот постепенно превратился в искренний: звонкий и радостный. Профессор прижал парня к себе. Под пальцами отчетливо ощущались мелкие пупырышки. Замерз? Разве может замерзнуть тот, кто управляет температурой собственного тела?
- Что ты хочешь увидеть в первую очередь? – спросил он, стирая со спины мелкие холодные капли. – Может быть, какую-нибудь страну или город?
- Море, - не раздумывая ни секунды, ответил Учиха. Наруто почувствовал легкое прикосновение холодных губ к шее и улыбнулся.


- Хм… а вот и печать! – Наруто коснулся пальцами прямоугольного листика. На поверхности стали различимы темные символы, но он смог разобрать всего пару строчек.
- Я заперт. Снова. Ах, да, передай Орочи огромное спасибо!
Блондин повис на решетках, силясь рассмотреть в глубине огромной клетки девятихвостого. Но, несмотря на размеры, демона не было видно.
- Не дуйся, Курама.
- Хм? – в густой темноте появилось очертание любопытной морды. – Откуда?..
- Здесь написано, - Наруто ткнул пальцем на печать. - Хорошее имя.
Лис как бы нехотя приблизился к краю клетки.
- Зачем явился?
- Узнать. Ты собираешься сделать меня бессмертным, да? – блондин произнес слово «бессмертным» так, словно оно жгло язык. Как что-то очень ядовитое.
- Будешь жить, пока мне не надоест, - демон подошел еще ближе. Похоже, он решил отыграться на своем нынешнем хозяине. Правда, странная это месть. Все равно, что насильно кормить шоколадкой человека, который терпеть не может сладости. Глупо.
- И теперь, стало быть, я никогда не узнаю, что там был за подарок?
- Уже узнал. Благодаря моему хвосту я смог образовать связь с Саске. Вообще-то я хотел привязать его жизнь к своей, но раз всё сложилось иначе, я воспользовался тобой. Если ты умрешь – он тоже. Ты будешь жить – будет жить и Учиха.
- Лихо, - Наруто улыбнулся, осознав, что такой подарок ему по душе. Больше времени на двоих. Саске должен многое увидеть и столько всего узнать!
- Я же демон.
- Скажи… а почему ты не дал Мадаре возможности вылечить свое лицо?
- Это я ранил его.
- Но он был бессмертным?
- Почти. Не старел. Вот и всё. Его тело не старело, а значит, он мог жить вечно при условии, что не будет смертельно ранен. Я люблю эксперименты, - на последнем слове Курама дьявольски усмехнулся.
- Да уж, заметно, - блондин улыбнулся в ответ, намекая на «переселение» из одного тела в другое. Ну да, бессмертному созданию рано или поздно надоест жить по правилам, а там и до экспериментов недалеко.
- Ямата еще поплатиться! – вдруг зашипел лис. - Я вытащу его язык, свяжу в узел и заставлю проглотить! Посмотрим, как он тогда заговорит! Червяк! Скользкая кишка! Как ты думаешь, сколько сумок из его кожи получится? Люди ведь делают сумки из змеиной кожи?!
- Ты ведь доволен! - сквозь смех ответил профессор. Воображение нарисовало большую дамскую сумку с яркими желтыми глазами и двумя черными косичками вместо ручек, нагло ухмыляющуюся, когда кто-то пытается ее открыть.
- Ненавижу! – уже тише добавил девятихвостый.
Наруто без труда протиснулся между прутьев решетки, подошел ближе, коснулся пальцами рыжего меха…
- Я сделаю все, чтобы ты насладился заточением. Договорились?
- Твой язык все-таки длиннее, Узумаки Наруто, - с низким урчанием ответил Курама. – Любой поверит.
- Наверное, талант?
- Способность. Но я не знаю ни одного демона, который может дать такую.
- И как же она называется?
- Сострадание, кажется.
Наруто звонко рассмеялся и ласково погладил длинную, рыжую шерсть. Она определенно красивее черной. Забавно гладить демона словно котенка, который соскучился по ласке. Низкое урчание вдруг резко оборвалось, и в сладкий сон ворвалась трель мобильного телефона.
Узумаки нехотя дотянулся до аппарата и, снимая блокировку, чуть не выронил себе на лицо.
- Доброе утро, Наруто-сан, - голос Кабуто звучал даже слишком жизнерадостно. – Я вас разбудил?
- Ммм… откуда вы знаете мой номер? – профессор бросил взгляд на сладко сопящего Саске.
- Орочимару поделился. Уже довольно давно. Я хотел сообщить вам некоторые важные новости касательно лаборатории.
Наруто нахмурился, потер глаз и нехотя выбрался из нагретой мягкой постели. Боже, что они творили тут? Барахтались всю ночь?
Как молодожены, блин.
Ощутив чертов румянец на щеках, блондин пошлепал в сторону кухни.
- Я весь во внимании.
- Сейчас я занимаюсь восстановлением первой лаборатории. Узумаки-сан, не хотите ли возглавить исследовательский центр? Думаю, у вас есть на это полное право. Плюс наличие опыта в обращении с особо опасными объектами, - последние слова прозвучали с веселыми интонациями.
- Почему вы решились на такой шаг?
- Первая лаборатория – это же центр системы. Пользуясь доступом можно внедрить свою политику. Разве вы не этого добивались, Узумаки-сан? Вы создали разговорную терапию, доказали на практике, что она куда более действенна, чем любые другие…
- Ладно, я понял, - вздохнул Наруто. – Но теперь это меня не волнует. Я не хочу быть лидером. Может быть, Орочимару захочет? Вы разговаривали с ним?
- Еще нет.
- Тогда поторопитесь. Может быть, успеете.
Профессор прикусил язык, осознав, что проговорился, но тут же отбросил сомнения.
- О чем вы…
- Просто будьте честны с собой, - Наруто сбросил звонок. Не хотелось объяснять доктору, что к чему. Сами разберутся.


Наруто никогда бы не подумал, что человеческое лицо способно выдавать такие эмоции. Саске буквально сиял. Белая рубашка только усиливала этот эффект. Свежий морской ветер трепал его взъерошенные местами спутавшиеся волосы и ласкал улыбающееся лицо. Эта улыбка не такая как у обычных людей - сдержанная, нежная и воздушная. Здесь нет силы эмоций, как, например, в судорожном смехе, но она все равно чрезвычайно яркая.
- Невероятно… - наконец, выговорил Учиха. – Колоссальное количество воды. Свой, особенный мир под ней. Жизнь. И… такое… могущество.
Ну, у кого еще могли возникнуть такие ассоциации? Людей на пляже мало – слишком ветрено для купания, да солнце еще толком не греет. Редкие парочки прыгали через волны, кто-то ковырялся в белом песке.
А Саске всё не решался подойти к воде, словно это разрушит волшебство момента. Наруто отчаянно захотелось показать ему другие красоты природы: каньоны и водопады, реки, все богатства мира… Только бы видеть эту улыбку всегда.
- В комнате Итачи висела картина с изображением моря… но…
- Не сравнимо, да?
- Да. Мы так хотели увидеть его. Помнишь ту мелодию, которую он играл на рояле? Так вот, он называл ее «вода». Знаешь… отец не позволял нам выходить за ограду. Это… разрешалось только Мадаре и его знакомым. Они привозили еду для семьи, книги, по которым мы учились, одежду… Отец называл Мадару братом, а Итачи терпеть его не мог. Как-то раз они поссорились, и брат вытащил меня на прогулку. Шли куда глаза глядят… потом начался дождь и мы наткнулись на ту пещеру. Долго говорили о воде. О том, что она дает жизнь. О том, что она – царица всего, а уж точно не математика, как утверждала мама. Это было так… весело… Потом нам здорово влетело. Итачи пытался взять всю вину на себя, а я как всегда защищал его. Отец разогнал нас по комнатам и закрыл на целый день. В тот раз Итачи сочинил ту мелодию…
Наруто боялся вдохнуть воздуха. Легкие ощутимо сдавило. Он боялся сбить поток мыслей и воспоминаний. Саске впервые заговорил о своей семье так свободно.
Правда, с каждым словом лицо мрачнело, пока не стало таким тоскливо-печальным. Втянув носом воздух, Узумаки сжал руки в кулаки, чтобы не кинуться обнимать его.
- Я любил его музыку. Он вообще был для меня всем. Мама быстро уставала, находясь рядом со мной, у нее начинались головные боли… да и у всех остальных тоже. Раньше я не понимал, почему так. Теперь знаю. Я высасывал их жизненную энергию. А Итачи этого не боялся – он сам был источником энергии. В тот день мы поругались…
Саске закусил губу. Ему потребовалось время, чтобы собраться с мыслями.
- Поругались из-за ерунды. Такое происходило очень редко, но все же… я обидел его. И… ушел, чтобы поговорить с Мадарой. Он был в бешенстве. Не знаю почему, наверное, виноваты внешние обстоятельства. Мои упреки вывели его окончательно. А остальное ты знаешь…
Наруто понимающе кивнул, осторожно сжав ладонь Учихи.
- Я так жалею, что не сказал… «какой же ты замечательный брат».
- Саске…
- Погоди, - низкий голос почти сорвался, но Саске совладал с эмоциями. – Я должен сказать. Еще одной такой ошибки я не допущу… Ты – самое чудесное, что случалось со мной за всю жизнь. Ты был рядом несмотря ни на что. И я хочу пообещать, что никогда не оставлю тебя.
С каждым словом голос Саске набирал обороты. Наруто завороженно наблюдал за тем, как ветер подхватывает угольно-черные пряди.
Учиха приоткрыл рот, чтобы сказать что-то еще, но блондин коснулся кончиками пальцев тонких губ.
- Ты забыл, что болтать – это моя работа, - профессор провел пальцами по нижней губе.
- Как там говорится… С кем поведешься?..
- С тем и останешься, - добавил Наруто, усмехаясь в чужие губы.
Эпилог

В голубых глазах играли блики танцующего пламени. Огонь бережно ласкал поленья, согревая своим теплом окружающее пространство. В руках у мужчины была толстая папка с документами.
Наруто бережно раскрыл ее и стал подбрасывать бумагу в костер.
Постепенно внушительная папка становилась все меньше и меньше, пока не опустела совсем. Бросив в костер картонку, блондин потянулся за последним документом.
Взгляд неспешно скользнул по строчкам.
«Особо опасный объект: S-108. Правила содержания».
Громко хмыкнув, Наруто с особым удовольствием бросил листы в костер. На душе стало легко и спокойно. Время словно остановилось. Тишину нарушал лишь тихий треск и шипение пламени.
- Собираешься сидеть тут всю ночь? – руки плавно обвились вокруг шеи блондина. Горячее дыхание Саске обожгло чувствительное место под волосами, и Наруто невольно улыбнулся. – Что ты делаешь?
- Прощаюсь с прошлым.
- Боюсь, это не так-то просто, - профессор ощутил подбородок Учихи на своем плече. – Это часть нашей жизни.
- Подожди, пройдет еще сотня лет, и ты даже не вспомнишь, с чего все началось.
- Началось все с робкого «привет». А продолжилось бесконечным потоком идиотских историй…
- Надо же, ты помнишь! – возмущению Наруто не было предела. – И это не идиотские истории, это моя жизнь вообще-то!
- Вот. Это часть твоей жизни, так что не думай, что все забудется так уж легко.
Блондин замолчал, осознав, что его обвели вокруг пальца.
- Ты стал таким вредным!
- Какой есть.
- Ты даже хуже, чем Курама!
- Курама? Кто это? – Саске отлепился пересел на соседнее «место».
- Демон!
- Ты знаешь его имя? - в глазах Учихи загорелся огонек ревности.
- Да! А еще я всегда болтаю с ним, когда сплю. И глажу его! И чешу за ушком! – выдержав испепеляющий взгляд, Наруто начал глупо хихикать. Внушительный костер вдруг резко потух.
- Э-э-э-эй! А ну прекрати баловаться!!! Верни огонь обратно!
- Попроси своего Кураму, - Саске обиженно засопел, поглядывая на блондина исподлобья. Теперь единственным источником света была луна.
- Я-то не умею поддерживать температуру своего тела! Замерзну и умру!
Учиха дунул в сторону угольков.
По глазам ударил свет пламени.
Саске медленно перевел взгляд и властно перехватил податливые губы своими.
Потеряв равновесие, Наруто рухнул на землю. Пришлось ненадолго разорвать горячий поцелуй.
- Не волнуйся. Кроме тебя мне никто не нужен.
- Докажешь?
- Да хоть сейчас…
Наруто повернул голову, чтобы подставить шею под нежные губы любовника. Взгляд выхватил обгоревший листик и часть фразы: «Особо опасный…».
На губах заиграла теплая улыбка.
Теперь он сам был таким.
Ну что ж. С кем поведешься.

~Конец~


От автора: Ньхо-хо-хо-хо-хо! Я это сделала!
Итак, хочу снова поблагодарить всех вас! Вы знаете за что :3
Признаюсь честно. Я писала это во вдохновенческой лихорадке. Такая существует, правда. Меня колбасило, руки тряслись от страха что-то упустить! Я выпадала из реальности на сутки, не меньше.
Где-то, наверное, все-таки есть прорехи и косяки. Надеюсь, они не были заметны)
Если кому интересно, то да, Орочимарушка занял место Мадары. Я не стала упоминать это в эпилоге.
И кстати, я реально захотела себе такую Орочи-сумку xD
Надеюсь, этот рассказ шокировал вас. Да-да, именно шокировал. Потому что со мной происходило именно это.
Ладно, че-то я разболталась))
Спасибище еще раз!
Ваша Ash :3