Йиори

Отправить ссылку другу

17 Августа 2013 в 06:31

Королева

Королева

Беты (редакторы): art_wind 
Фэндом: Naruto 
Персонажи: Наруто/Саске
Рейтинг: NC-17 
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Фантастика, Экшн (action), AU, Стёб
Предупреждения: OOC, Насилие 
Размер: Макси, 175 страниц 
Кол-во частей: 33 
Статус: закончен 

Описание:
«Королева» - это генномодифицированный организм, созданный по проекту компании «Коноха», совершенный разум, лишенный каких-либо эмоций или чувств. Основным инстинктом организма является абсолютная выживаемость и приспособление к любым условиям существования. Опасен для некоторых видов растений и животных. 

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора. 

Примечания автора:
 
Глава 1.

Воздух редкими пузырями поднимается от пола, заполненной водой комнаты со стеклянными стенами, тихое шуршание медицинского халата и еле уловимый писк приборов, отвечающих за подачу кислорода и следящих за жизнедеятельностью существа в воде. 
- Мама… - шестилетний мальчик с яркими голубыми глазами, которые в данный момент широко раскрыты и с удивлением и детским восторгом всматриваются за стекло, в толщу воды. Ребенок буквально прилип к толстому стеклу, положив на него ладошки и с любопытством смотря вглубь воды. 
- Да, Наруто? – женщина с красными распущенными волосами устало потирает виски, сидя в черном офисном кресле и наблюдая за показателями на экране. 
- Кто это? – продолжая всматриваться за стекло. 
- Ммм, - тянет женщина, явно не зная, что ответить сыну, а затем берет со стола белую кружку кофе и, отпивая, задумчиво тянет, тоже переводя взгляд за стекло. – Это Королева. 
- Королева? – голубые глаза недоверчиво сощурились, и ребенок повернулся к матери лицом. – А где же ее корона? 
Кушина мигнула, пару секунд удивленно смотря на сына, а затем расхохоталась, отставляя кофе, вставая со стула и подходя к Наруто. 
- Корона? – приседая рядом с мальчиком и с огоньком в зеленых глазах смотря на ребенка. – У нашей Королевы ее нет. – пожимая плечами и улыбаясь, поворачиваясь к стеклу. 
- Как это нет? – поднимая бровки и с удивлением и даже некоторой претензией смотря на мать. – Без короны она не Королева! – хмуря детское личико. 
Кушина вновь рассмеялась, положив одну руку на живот, а другую на стекло. 
- Наша Королева не символ власти, ей не нужна корона. Наша Королева – символ надежды. Символ спасения, любви и веры. Она дает нам силу верить в лучшее будущее. Она наша спасительница, Наруто. – мягко улыбаясь и гладя сына по голове. 
- Спасительница? – недоверчиво, чуть хмурясь. 
- Угу, - кивает женщина, ероша светлые волосы сына и тепло улыбаясь. И это последняя улыбка, которую Кушина подарит своему ребенку, потому что в следующую секунду толстое стекло резко трескает и разлетается миллионом острых осколков, выливая на женщину и ребенка тонны воды, заполняющей комнату, выбивающей кислород из легких и буквально вбивающей в пол мягкие тела. Оглушающий шум воды, треск приборов и резко погасший свет несут в себе еще большую панику, чем сама вода. Кушина кричит, и ее легкие наполняются водой, женщина захлебывается, но продолжает упорно выкрикивать имя сына, который уже давно ее не слышит… 


11 лет спустя. 07.00. Квартира Намекадзе.

- Я уже все сказал. – голубоглазый блондин с шестью полосками шрамов по три на каждой щеке хмуро буравит взглядом отца – голубоглазого блондина с небольшими возрастными морщинами вокруг глаз и рта. 
- Наруто, пойми, мы с твоей мамой просто не успели пожениться. Если бы мы успели, то ты бы сейчас носил мою фамилию! Так почему бы тебе не сделать то, что нужно было сделать уже давно? – повышая голос и поправляя серый галстук, который в сочетании с черной рубашкой и такими же серыми штанами смотрелся просто восхитительно. Да, у Намекадзе Минато определенно был вкус в одежде. И в женщинах. Но у него совершенно, напрочь отсутствовала такая важная вещь, как совесть, поэтому в купе с его великолепной манерой одеваться и выбирать себе любовниц, Минато выглядел как настоящий светский стервец, бросающий женщин после первой ночи. Хотя на деле он был уважаемым доктором наук и профессором. И стервецом. Чуть-чуть. 
- Я УЗУМАКИ Наруто, ясно?! – повышая голос и зверея на глазах. – Еще раз затронешь тему о фамилии моей мамы и считай, что ты мне вообще не отец. – буквально цедя последние слова, а затем резко разворачиваясь и уходя. И конечно, хлопая дверью. О, многострадальная белая дверь! Сколько раз тебе еще терпеть эти избиения о косяк? 

Минато лишь вздохнул и пожал плечами с таким видом типа «Нет, ну ладно, че орать то?». Для него вопрос о фамилии сына был важен, но не важнее прочих других важностей в важной жизни важного Минато. Но самым важным, на данный момент, являлась работа. Хотя… почему это «на данный момент»? Для Намекадзе Минато ВСЕГДА самым важным была работа. Ни семья, ни жена, ни сын, ни даже личные цели и нужды не ставились в один ряд с Работой. Так было, есть и будет всегда. Собственно именно из-за работы они с Кушиной, даже имея уже шестилетнего сына, так и не успели пожениться. Возможно… если бы кто-то там наверху, в кого Минато упорно не верил, но кого уже люто ненавидел, дал бы еще немного времени, совсем чуть-чуть, и тогда возможно они с Кушиной успели бы все. Успели бы пожениться и создать ту самую счастливую семью, о которой до сих пор мечтает Наруто. Но кто-то на небе не настолько добр и милосерден. К сожалению. 

Минато горько улыбнулся, сглатывая комок в горле и, взяв с дивана свой кожаный портфель, направился к выходу их квартиры. Сегодня он на работе допоздна. И это «допоздна» обычно означало, если повезет, то до двух или трех часов ночи, а если не повезет, то Минато мог не появляться дома неделями. У него слишком важная и ответственная работа, чтобы ею пренебрегать. 

*** 

Наруто быстро срывается, когда дело касается его фамилии. Слишком быстро. Отец, которому приспичило оставить наследника под легендарной фамилией Намекадзе, с двенадцати лет пытается уговорить сына сменить фамилию. Естественно, что к семнадцати годам Наруто уже просто слышать не может ничего о смене своей фамилии. Нет, ну вот сколько раз нужно сказать человеку, что НЕТ, он не собирается менять фамилию мамы, нет и еще много раз нет, чтобы он понял? Похоже, его отцу говорить что-либо бесполезно. Однако фамилия – единственное, что у него осталось от мамы, не считая воспоминаний и сменить ее означает для парня забыть мать не меньше. Возможно он и вправду слишком много внимания уделяет мелочам. 

Наруто тяжело вздыхает и разворачивается в сторону школы. В их огромном городе, который по праву занимает первое место по численности, площади и финансовой обеспеченности, всего семнадцать частных и двадцать шесть государственных школ (Наруто, кстати, учится в частной). Не слишком большое число, НО очень большое преимущество в плане образования. В каждой школе работают лучшие преподаватели и директора, соблюдается строгий порядок нумерации учеников и стабильная еженедельная выплата стипендии с восьмого и вплоть до выпускного двенадцатого класса. Согласитесь, куда легче подобрать квалифицированных педагогов в небольшое количество совмещенных (младшее, среднее и высшее звено) школ, чем много недееспособных, плохих специалистов в тысячи мелких учебных заведений. Так к этим же школам пристроены и специальные ВУЗы, университеты и малое количество техникумов и колледжей. 
- Наааарутооо! – громкий звонкий голос за спиной заставляет блондина обернуться и расплыться в улыбке при виде милой девушки с большими зелеными глазами, розовыми волосами ниже плеч и чуть вздернутым носиком. Харуно Сакура собственной персоной. 
- Ты чего не в школьной форме, балда?! – голос девушки изменяется, становясь грубее, а тонкие розовые бровки сходятся на переносице. Подойдя ближе к Наруто, она резко бьет его под дых, жестким взглядом рассматривая белую мягкую кофту парня с красной окантовкой на рукавах, горле и внизу, а так же обычные чуть зауженные черные штаны на бедрах, ну а в довершение взгляд натыкается еще и на красные кеды с черной шнуровкой… Совсем не школьная форма. 
- Прости, Сакура-чан, - хрипит блондин, в очередной раз поражаясь силе удара этой хрупкой на вид девушки. Сакура просто помешана на школьной форме и, являясь президентом Студ. Совета, всегда и всем при любом удобном случае напоминает, что школьная форма – добро, а не носить школьную форму – прямая дорога в педофилы, сатанисты, пьяницы и вообще уже забронированная путевка в Ад. Как связана школьная форма и Ад история, конечно, умалчивает, но мы-то с вами знаем, что все это неспроста. А вот Наруто не знает. Собственно еще добрая половина школы не знает, как связаны белая атласная блузка, форменный светло-зеленый пиджак и юбка/брюки цвета хаки с Адом и всеми вытекающими, поэтому, наверное, они все и не носят форму. А может все-таки заметили ее безвкусно подобранное сочетание цветов и поэтому решили лучше уж в Ад, чем надеть ЭТО на себя. Наруто, кстати, из числа именно таких людей. 
- Зная тебя, я вообще должна радоваться, что ты пришел, а уж в форме или без - дело наживное, – пожала плечами Сакура, снисходительно глядя на ярко-красный рюкзак Наруто. – Сегодня у тебя день Красного рюкзака? – выгибая бровь. 
- В смысле? – не понял блондин. 
- Ну, вчера был оранжевый, позавчера желтый, а сегодня красный рюкзак, значит, следуя логике, у тебя депрессия разноцветных рюкзаков, вследствие чего ты отгораживаешься от мира, становишься хамом и начинаешь истекать ненавистью к окружающим. А все это из-за проблем с желудком, я права? Я же говорила, что ты неправильно питаешься, тупое дерево! – да-да. Сакура, такая Сакура. Будущий психолог как бы. 
- Эээ, Сакура-чан, тебе лучше пересмотреть свои приоритеты в выборе профессии, – с опаской косясь на девушку и мысленно ей сочувствуя. Нет, ну реально ей ведь ни следователем, ни врачом, ни тем более психологом с такой-то логикой не стать. А логика у Сакуры какая-то особенно женская-женская и особенно непробиваемо-ядерная. Проще доказать, что Земля стоит на четырех баранах, поддерживаемых осьминогом, а Солнце это Божья линза через которую он смотрит на мир, чем доказать Сакуре ее неправоту. А рюкзак просто изменяет свой цвет в зависимости от погоды, температуры, влажности и прочих аспектов, разбираться в которых у блондина нет ни сил, ни желания. 
- Не указывай мне тут! Кстати! Нам бы пора поторопиться, через… - смотря на свои наручные белые электронные часы, - Семнадцать минут, тридцать четыре, тридцать три, тридцать две секунды звонок. А мне опаздывать нельзя! – с этими словами девушка схватила блондина под локоть и буквально потащила в сторону школы – пятнадцатиэтажного длинного белого здания с широкими окнами, на крыше которого развивался мировой флаг: синее полотно с изображением белой короны в правом верхнем углу и двух скрещенных мечей посередине, один меч красного, а другой черного цвета.
- О! Наруто, Сакура! – громкий голос Кибы, резко бросившегося на шею Наруто и растрепавшего светлые волосы парня. – Сколько лет, сколько зим, старик?! – широко улыбаясь и продолжая трепать волосы Наруто. Киба был одного роста с Наруто, с вечно растрепанными каштановыми волосами, абсолютно невменяемым диким, как и его характер, взглядом и двумя красными татуировками в форме треугольников на лице. Кстати, Киба тоже был не в школьной форме, за что и получил щелбан от Сакуры и хороший удар коленом по лицу. 
- Два дня не виделись. - хмуро отпихивая от себя Кибу и приглаживая торчащие во все стороны волосы, которые, впрочем, снова встали торчком. 
- Да? А мне показалось Веееечность! – выставляя правую руку с растопыренными пальцами вперед и ведя рукой по воздуху, наигранно шокированным взглядом смотря вдаль. 
- Мы опаздываем! Опаздываем!! – взревела Сакура и схватила обоих парней под руки и целеустремленно пыхтя, выпуская струйки пара из носа и сведя брови к переносице, потащила их ко входу в школу. Киба при этом что-то орал про свободу голодранцам, широко шагая и размахивая свободной рукой. Наруто же предпочел просто закрыть лицо свободной рукой, стараясь, чтобы его мало кто заметил в компании этих двоих. У Наруто есть всего два школьных друга. И они оба полные идиоты. 


Категория записи: 18+
Сообщить об ошибке Отправить ссылку другу
Комментировать могут только друзья

Йиори 17.08.2013 06:43

Глава 2.

На самом деле Наруто редко посещал школу и на это были свои причины. Парню никогда не нравилась эта школьная, чуть гнетущая атмосфера, он чувствовал себя словно мышка в лабиринте из пластиковых бутылок. Такие лабиринты он строил в детстве, скрепляя скотчем пластиковые бутылки с разрезанными горлышками или дырочками по бокам или в середине, а затем запускал туда отцовских лабораторных мышей. Мыши забавно бегали, не находя выхода к заветному кусочку сыра, принюхивались или пытались выбраться из лабиринта, грызя пластиковые стенки. В школе Наруто чувствовал себя точно такой же мышкой только неподвижной. Знания блондина тоже привлекали мало, поэтому школу он предпочитал благополучно прогуливать. Но вот сегодня, он в кое-то веки решил сходить на занятия, и случилось то, чего блондин ну никак не ожидал.

Сообщение от отца, пришедшее на его сенсорный портативный компьютер, размером с ладонь, гласило о том, что нужно быстро сваливать из школы, топать домой, брать какие-то остронужные бумажки и тащить в лабораторию к отцу. Он что, издевается? Наруто сжал зубы и быстро набрал в ответ сообщение.

«Попроси кого-нибудь из своих помощников. Я учусь»

«Не могу. Эти бумаги можно доверить лишь проверенному человеку, в котором я уверен. Какаши вылетел в лабораторию другого города, а кроме него доверенных лиц у меня больше нет. Ты мой сын, тебя я доверяю по умолчанию, поэтому и прошу, Наруто.»

- Твою ж дивизию, - тихо выругался блондин, сжимая зубы.

«Какие документы надо забрать?» - недовольно постукивая подушечками пальцев по экрану.

«Ооо, так ты согласен? Забрать нужно черную папку, лежащую на столике в гостиной. Сегодня с утра собирался на работу и забыл ее там. Кажется, я старею…»

«С прозрением» - ухмыльнувшись и мельком взглянув на часы, висящие в конце класса. Еще пять минут. Классы в их школе были, кстати, очень и очень необычными. Почти все школьные классы располагались на самых высоких этажах школы, но главной особенностью оставалось то, что все четыре стены класса были стеклянными. Ученики могли видеть улицу, небо, другие коридоры школы, проходящих мимо учителей и прочие веселые вещи. Изначально такая планировка казалась одной из самых неудобных: ученики отвлекались от урока, когда за стеклами кто-то проходил или на улице происходило что-то интересное, но через какое-то время все привыкли к новым «стенам». Тем более что такие стеклянные стены были сделаны не просто так. В их мире слишком много людей, страдающих клаустрофобией. Каким-то образом боязнь замкнутых пространств поработила больше шестидесяти процентов населения. Люди не могли ездить в лифтах, метро, находится в маленьких помещениях. Тогда и были придуманы стеклянные стены. Иллюзия свободы.

Звонок тихо и даже мелодичной трелью раскатился по школе. Наруто быстро закинул в рюкзак небольшой навигатор, флешку с уроком и вышел из класса.
- Узумаки, у нас как бы еще уроки есть. – нахмурилась ему в след Сакура, но останавливать блондина не стала.

Собственно свалить из школы через главный вход всегда было проблемно. Придирчивый охранник начнет расспрашивать, что и почему, недоверчиво сверлить взглядом и что-то ворчать. Но Наруто умеет врать. Хорошо умеет врать. Поэтому свалить из этого огромного здания с камерами наблюдения по всему периметру для Узумаки особого труда и не составило. Парень лишь ухмыльнулся на настороженный взгляд охраны и самодовольно посмотрел в камеру, прикрепленную к школьным воротам. Рюкзак медленно меняет свой цвет на синий, а Наруто уже видит многоэтажку, в которой на последних этажах находится двухэтажная квартира Намикадзе.

***

- Господин Минато, Вы уверены, что вашему сыну можно доверить документ HP-4? – обеспокоенный голос молодого человека в белом халате и очках с толстыми стеклами. Молодой человек поправляет очки и прижимает к груди синюю папку с бумагами.
- Ну, - улыбается блондин, смотря на толщу прозрачной воды за стеклом. Точнее на существо в этой воде. – Ему же нужно познакомиться с Ее Величеством. – пожимая плечами и поворачивая голову к сотруднику.
- Да, но… - мешкается. Суетлив, нерешителен. – А вдруг он не захочет быть с Королевой?
- Исключено. – улыбка сползает с лица и бровь чуть вздергивается. Минато не уверен в своих словах. – Наша принцесса… я уверен, она ему понравится.
Сотрудник в белом халате лишь кивает и поворачивает голову к существу за толщей воды.
- Она прекрасна. – чуть улыбаясь и вновь поправляя сползающие очки.
Минато лишь удовлетворенно кивает в ответ. Королева, несомненно, самое прекрасное, что он когда-либо видел.

***

Наруто с черной папкой в синем рюкзаке за спиной, выходит из дома и сразу же сворачивает за угол, на парковку. Черный спортивный мотоцикл с тонкими оранжевыми извивающимися, словно лисьи хвосты, редкими полосами у руля и по бокам, ждет блондина уже целый день. Шедевр скорости. Шедевр технологий. Пластиковая обшивка для уменьшения сопротивления воздуха, почти вся нужная светотехника снимается и, конечно, максимально проводимый диск тормоза, крепящийся на обод колес. Ну и детали из карбона, обеспечивающие просто дикий рев выхлопа. Шедевр.

Блондин улыбается своим мыслям, хлопает мотоцикл по сиденью, словно приветствуя, и достает небольшой брелок ключей. Мотоцикл приветственно мигает фарами – специальная программа, установленная ранее, а затем громко, словно в нетерпении, рычит двигатель. Наруто улыбается, садится на мотоцикл и почти сразу срывается на бешеной скорости, вылетая на встречную полосу, маневрируя за угол и позволяя ветру растрепывать себе волосы. Шлем? Что это? Через пару минут бешеной высокоскоростной езды, огибающий машины, маневрирующий черно-оранжевый шедевр сбавляет скорость. И Наруто просто наслаждается ездой. Воздух в лицо, ощущение свободы, адреналин по венам и дикое непрерывное чувство удовлетворения жжет где-то в мозгу. Наруто почти против воли улыбается и лицо, красивое настолько, что девушки готовы продать душу Дьяволу лишь за ночь с этим чудом, приобретает мягкие черты, выдавая в Наруто огромную любовь к скорости и езде.

Здание лаборатории находится за городом, но блондин при своей скорости достигает его примерно минут за двадцать. Огромное, но не ввысь, а по периметру, белое здание с плоской крышей, на которой разместилось множество антенн, соединенных проводами, без окон. Забор с колючей проволокой по всему периметру, таблички со словами «Опасно», охранники, обходящие периметр два раза за тридцать минут и всего лишь два входа. Наруто притормаживает у ворот и, оставляя спортбайк, кивает охраннику, который уже получил приказ его пропустить. Блондин идет осторожно и нехотя. Тишина, стоящая вокруг, напрягает, создавая ощущение тревоги, а сухая земля без травы почему-то наталкивает на мысли о порче природы. Наруто ненавидит это место. Всей душой ненавидит. С этой лабораторией у него связаны не самые приятные воспоминания, если не сказать отвратительные, ужасные и мерзкие.

На входе, рядом с тусклыми синими дверьми из прочного железа стоит человек в белом халате и очках. Наруто хмурится, подходит ближе и в привычной ему манере жестким, придирчивым взглядом нагло осматривает человека с ног до головы. Сотрудник мнется на месте, а затем нерешительно что-то бормочет про то, что Наруто уже ждут, после открывает дверь, зачем-то кланяясь и пропуская блондина вперед. За дверью Наруто встречает темный коридор, который постоянно разветвляется, сворачивает, в котором сотни дверей и даже есть лестница вниз. Коридор освещают лишь тусклые длинные лампы на потолке через каждые пять метров. За каждой дверью коридора – лаборатория. Своя, удивительная, пахнущая лекарствами, резиновыми перчатками или водой. Если бы не работник, идущий впереди торопливыми шагами и постоянно оглядывающийся, Наруто бы точно потерялся в этом лабиринте.
- Эм, скажите, господин Узумаки, Вы читали эту папку? – осторожно интересуется работник через какое-то время.
- Нет. Мне не интересна вся эта хрень, – пожимает плечами блондин, глядя по сторонам.
- Вот как, - с явным огорчением. – А вы…
- Заткнись, – грубо и зло. – Бесят вопросы. Я сюда не за этим пришел.
Наруто не желал обидеть. Совсем нет. Вот только он был всегда таким резким. Что-то мягкое в характере навсегда сломалось, когда умерла Кушина. Злобой отвечать миру и людям на любой интерес было для Узумаки чем-то вроде само собой разумеющегося. Наруто ненавидел этот мир, но еще больше он ненавидел себя за эту неоправданную ненависть. Однако не со всеми блондин вел себя как последняя сволочь. Исключениями были, например, друзья и симпатичные официантки из любимого кафе.
Еще несколько поворотов и вот она, дверь в ту самую лабораторию, где когда-то Наруто лишился мамы. Неожиданный липкий страх закрутился комком в животе, а воздух отчего-то застрял в горле тугим комком.
- Заходите, - открывая дверь в лабораторию и освещая темный коридор синеватым светом.
Наруто сглатывает и делает шаг внутрь. Минато с радостной улыбкой в ту же секунду подлетает к сыну и что-то говорит. Но блондин его не слышит. Его взгляд полностью прикован к аквариуму с толщей воды.
- Сын? – обеспокоенно.
Наруто смаргивает и заставляет себя отвести взгляд от воды.
- Я принес, - снимая рюкзак и на автомате доставая оттуда черную папку с бумагами.
- О, спасибо тебе огромное! – радостно. – Что бы я без тебя делал вот, а? – хлопая сына по плечу.
- То же, что и без мамы. – жестко и не подумав. Наруто резко разворачивается с явным намерением уйти. Бумаги он отдал, а значит свободен. – Пока. – небрежно. Но парень не успевает и шага сделать к выходу, как его мягко останавливают, сжимая плечо.
- Я хочу тебе кое-что показать, Наруто. – мягко и тихо, с теплом глядя на сына.
Наруто прищуривается и поводит плечом, сбрасывая руку отца, однако все же разворачивается к нему лицом, а когда Минато указывает идти за собой, блондин нехотя подчиняется, мельком кидая настороженные взгляды на воду за стеклом.
Отец подводит Наруто к стеклу и, заглядывая сыну в глаза, скромно улыбаясь, начинает говорить:
- Это наша Королева, Наруто.
И блондина передергивает. Он уже слышал это. Ему об этом говорила мать. С точно таким же лицом. Надежда, гордость, нежность, теплота и любовь – смешиваются в чертах лица и отражаются в глазах Минато и когда-то отражались в глазах Кушины. Смешно, но они никогда так не смотрели, когда говорили о своем сыне. Проект «Королева» всегда был для них важнее ребенка. Наверное, поэтому Наруто настолько озлоблен и даже избалован. У него ведь и вправду в детстве было всё. Всё, кроме родительской любви. Всё, кроме родительской заботы. Всё, кроме родительского внимания. У Наруто было всё, и в тоже время не было ничего.
- Она – символ надежды. Символ любви… - вдохновенно, но Наруто резко прерывает слова отца. Прерывает взглядом. Стальной взгляд холодных голубых глаз и еле заметное качание головой. Не стоит, Минато. Опасно.
Намекадзе вздыхает и вдруг громко приказывает человеку, который привел сюда Наруто, спускать воду.
- Она прекрасна, Наруто. – тепло, переводя взгляд за стекло.
Наруто нахмурился, но тоже повернул голову. Любопытство взяло верх. Вода за стеклом с тихим шумом начала стекать, постепенно обнажая большое, словно бутон, темно-красное ядро в центре. Хотя нет, это и есть бутон. Огромный цветок бордового цвета с черным стеблем и такими же черными пятнами внизу на лепестках.

Гул толпы наполнил лабораторию и Наруто с удивлением поднял голову вверх. С больших круглых огороженных платформ за «пробуждением» Королевы наблюдали сотни ученых в белых халатах.

- Это первый раз, когда она проснется… - с трепетом в голосе. – Смотри внимательно, сын. Если все получится, этот момент войдет в историю.
И Наруто действительно переводит хмурый взгляд на бутон. Секунда, две. И лепестки начинают медленно и изящно раскрываться, являя абсолютно черную внутренность цветка. Лепесток за лепестком и вскоре цветок словно выталкивает из себя что-то неимоверно хрупкое и тонкое.
- Я думал, Королева это девушка. – Задумчиво выдает Наруто, без стеснения скользя взглядом по телу «Королевы». Совсем не то, что он ожидал увидеть. Королевой оказался хрупкий парень лет шестнадцати на вид. Темные волосы, мокрые и торчащие на затылке, тонкая длинная шея, тонкие ключицы, выпирающие ребра, впалый живот и острые косточки узких бедер. Вздымающиеся при дыхании грудь и живот, белая кожа и чуть покрасневший вздернутый носик. Необычным было лишь то, что вокруг шеи парня обвивалась тонкая черная, словно татуировка, линия из четких извивающихся мазков. Такие же линии обвивались вокруг запястий, локтевых суставов, коленей и щиколоток. Словно художник, испачкавший кисть черной краской, пытался вытереть ее о кожу этого чуда. Кстати говоря, чудо вдруг резко открывает черные бездонные глаза и равнодушным холодным взглядом смотрит в одну точку. Затем осторожно поднимается на ноги и делает шаг к стеклу.
Восторженный гул, замеревших на миг ученых, дает понять, что да, у них получилось.
- Она прекрасна, – восторженно шепчет Минато.
- Это он, – хмуро. Наруто восторга не разделял.
Стекло начинает медленно опускаться и Минато снимает халат, осторожно подходя к Королеве, и бережно кладет его на плечи этому чуду, укрывая.
- Господа! – громко начинает Намикадзе, не скрывая радости и слез. – Мы сделали это! – кладя руку на плечо существу и смотря наверх на не менее радостных и счастливых ученых. – Усилиями, трудом, своими непревзойденными знаниями! Мы добились того, чтобы наши мечты… - и Минато резко замолкает. Улыбка сходит с лица и на лице проступает резкий шок.
- Громко, – тихий, но в тоже время громкий настолько, что отдается болью в затылке, голос Королевы.
Кто-то падает в обморок, кто-то зажимает уши, кто-то кричит. А Минато падает на пол, зажимая уши руками и крича.
- Отец! – резко срываясь с места и подлетая к отцу. – Что за? – смотря, как кровь медленно вытекает из ушей Минато. – Что ты с ним сделал, тварь? – оборачиваясь к Королеве и пронзая острым взглядом равнодушное существо.
- Я в порядке, Наруто, - тихо, улыбаясь и держась за голову. Перед глазами все плывет и кажется будто пол гудит и вибрирует.
- В порядке?! Какое нахрен «в порядке»?! У тебя кровь! – зло цедит Наруто, вновь поворачиваясь к отцу и почти против воли дергая его за руку.
Ученые тем временем начинают копошиться, что-то говорить. Кто-то спускается к Минато, желая узнать все ли с ним в порядке. Сам Намикадзе же встает на ноги, виновато улыбаясь и извиняясь перед сыном.
- Черт, - сплевывает Наруто, зло сжимая зубы и отворачиваясь.
Внезапное осторожное, но уверенное прикосновение к спине, а затем Наруто чувствует, как чьи-то тонкие пальцы с силой сжимают ткань белой кофты.
- Мое. – и пальцы сжимаются еще сильнее. По спине Наруто пробегает холодок, и парень чуть вздрагивает, оборачиваясь, и со смесью удивления и легкого ужаса замечает, что сжимает его кофту ни кто иной как черноволосый паренек.
И в глазах Королевы такой холод и такая уверенность, что блондин волей не волей, чувствует подступающий страх. Резко оттолкнуть от себя и отойти на шаг, расширенными глазами смотря на этого монстра.
- Не смей прикасаться ко мне, чудовище. – Дыхание сбивается, и в расширенных глазах четко проступает ненависть пополам с отвращением.
И Королева чуть вздрагивает, склоняет голову на бок и делает шаг в сторону Наруто, не понимая, что он сделал не так.
- Не подходи, – делая еще шаг назад и теперь уже с явной угрозой в голосе.
- Наруто, успокойся. – Минато осторожно хлопает сына по плечу, с теплотой и заботой смотря в глаза. Словно… призывает смириться? Смириться с чем?
- Эта тварь не человек, папа. – сбрасывая руку отца и с горящей яростью смотря на черноволосого паренька. – Вы создали чудовище, поздравляю. – сжимая зубы и с тяжелым упреком смотря в глаза отцу.
- Наруто, – жестко, сжимая плечо сына и в момент становясь серьезным. – Не надо так говорить. Тем более что… - делая паузу и действительно боясь сказать. – Ты принадлежишь ему, – на одной ноте, настороженно. Минато знает, КАК может среагировать его сын на подобное заявление.
- Что? – мгновенная реакция. Чуть шокировано, глаза сами собой расширяются, а черный зрачок заполняет почти всю голубизну глаз, губы искажаются в нервной улыбке. – Что. Ты. Сказал? – четко, переводя стекленеющий взгляд на отца. Пугает.
- Наруто, пожалуйста… - торопливо. Но Минато вдруг резко отталкивают так, что он невольно отшатывается на несколько шагов и с ужасом смотрит на сына.
- Кому я там принадлежу? – холодно и с вызовом.
- Господин Минато! – работник в очках подскакивает к Намекадзе и обеспокоенно смотрит на блондина.
- Наруто, успокойся сейчас же! Я тебе все сейчас объясню, – делая шаг к сыну и строго смотря в глаза. И это действительно на мгновение отрезвляет блондина. Он замирает, напрягаясь всем телом и переосмысливает услышанное. Нет. Мысли роем шумят в голове, жужжат, подкидывают страшные образы. Терпкая капля страха попадает в заполненную чашу самообладания и тонкое стекло лопается. С треском и красиво.

Наруто резко разворачивается и срывается с места. Прочь отсюда. Что еще за шутки такие? Какое нахуй принадлежишь? Минато что-то кричит в след, а Ее, точнее Его Величество чуть дергается следом за блондином. Наруто не помнит, как вообще нашел выход из этой запутанной лаборатории, как торопливо завел мотоцикл и сорвался на бешенных скоростях по встречной, не выравниваясь, виляя мотоцикл между машин и рискуя, как никогда. Адреналин помогал выжечь из вен тот животный страх, что застал его в лаборатории. Наруто не вернется этой ночью домой.
Глава 3.

Eckstein - Eckstein - welcome to my playtime
Eckstein - Eckstein - if you peak then you'll die (с)*

- Восемнадцать есть? – недовольно осведомилась дама в возрасте с кудрявыми короткими волосами жгуче рыжего цвета и вздернутыми линиями выщипанных бровей. Накрашенные яркой розовой помадой и подведенные контуром губы женщины при вопросе чуть скривились.
- Да, - так же недовольно соврал Наруто. Он этот вопрос ненавидел больше всего. Как ни крути ему через два месяца восемнадцать, да и выглядит он старше, однако отчего-то все продавщицы спиртного косились на него с подозрением, задавая подобный вопрос.

Продавщица чуть прищурилась, но все же поставила перед блондином бутылку обычного пива. Расплатившись, блондин облегченно вздохнул и вышел из маленького придорожного магазина, на ходу открывая бутылку. Не то чтобы Наруто любил выпить, просто в определенные моменты жизни пропустить пару стаканчиков хмельного было необходимо. С каким-то восторженным удовольствием отпив пиво из зеленой бутылки, парень посмотрел на небо, замечая тяжелые серые тучи. Похоже, будет дождь. Сейчас блондин был в лесополосе за городом. Шоссе, от которого по обе стороны стоит старый лес, высокими верхушками елок тыкаясь в небо, было единственной цивилизованной дорогой вне города. Серое небо с быстро плывущими облаками, темно-зеленый лес, дорога шоссе, уходящая вдаль и маленький придорожный магазинчик единственный на много миль вокруг. Если проехать дальше, лесополоса закончится и шоссе начнет проходить через поле, а еще дальше – через пляж. Можно будет увидеть океан. Синий, свободный, непокорный.

Наруто допивает пиво, вспоминая, как мама когда-то говорила, что сам Наруто похож на маленькое солнышко, а его глаза – это маленькие небесные тела. Кушина всегда сравнивала сына с небом, однако самому Наруто больше нравилось сравнение с океаном. Безбрежный, неподвластный, сильный настолько, что способен уничтожить любой, даже самый крепкий камень, потопить самый большой корабль, затопить целый город.

Поставив бутылку на асфальт, рядом с шоссе, блондин вновь садится на мотоцикл и неторопливо набирает скорость. Ветер, забирающийся под белую кофту и играющий с волосами, усиливается и в нем все чаще чувствуются холодные порывы. Одинокая капля падает блондину на макушку, еще одна падает на шоссе, оставляя мокрый след. Начинает крупными каплями моросить дождь. Нужно успеть домой до ливня, поэтому Узумаки набирает скорость, сжимая руками руль и напрягая спину. Дождь усиливается и вскоре действительно перерастает в ливень. Не успел. Ну и смысл тогда торопиться? Наруто сбавляет скорость и выдыхает холодный воздух едва заметным паром изо рта. Одежда вскоре намокает, тяжелеет, неприятно прилипая к телу. А ехать еще действительно долго. В рюкзаке разрывается звонками и сообщениями сенсорный компьютер. Наверняка все от отца…

***

Домой Наруто пришел уже ближе к часу ночи. Увлекся парень катанием по городу. Не включая свет, капая на пол каплями дождя с волос и одежды, блондин разулся и направился в зал. Темная просторная комната дарила ощущение уюта. Тонкая черная плазма прямоугольником словно застряла в стене напротив белого дивана, на котором валялся бежевый плед. Наруто фыркнул, чихнул и растрепал мокрые волосы. Парень достал из ящика комода махровое полотенце белого цвета и наскоро начал вытирать им волосы.
- Ты долго… - тихий, мелодичный голос за спиной заставил вздрогнуть всем телом и медленно повернуть голову. Тот самый черноволосый паренек, что был в лаборатории, та самая «Королева», сейчас стоял примерно в двух метрах от Наруто в длинной черной кофте с неплохим вырезом, открывающим острые ключицы и длинную шею и в коротких шортах, которые было почти не видно из-за кофты. Длинные рукава говорили о том, что кофта явно велика Его Величеству.
- Какого хрена? – спуская полотенце на шею и холодно глядя на парня.
- Я не понимаю о чем ты, - совершенно равнодушно, без эмоций.
- Какого хрена ты здесь? – повторил свой вопрос блондин уже более понятно, напрягаясь и настороженно смотря на брюнета. В конце концов, не известно, что этот монстр из себя представляет, и на что он способен. Осторожность не помешает.
- Я же уже сказал. Ты, - делая шаг в сторону Наруто, - мой.
- Нет. Я не твой, – усмехаясь и насмешливо окидывая взглядом этого хрупкого равнодушного монстра. – И ты не ответил… не ответилО на вопрос. Каким хреном ты здесь?
- Я так захотел… - заминаясь - захотело? – склоняя голову на бок.
- Да, монстр. Ты – оно. – смеясь и снимая с себя белую кофту.
- Нет. – сужая глаза. – Я Саске. – словно вообще не понимая значения слова «монстр».
- Оу. – наигранно удивляясь и закидывая футболку в автоматическую сушилку рядом со шкафом. – Не знал, что монстрам дают имя. – ядовито.
- Я монстр?
Наруто удивленно вскинул брови.
- Да. Ты монстр.
- А ты?
- А я нет. Я человек. – оборачиваясь и складывая руки на груди. Кубики пресса чуть напрягаются словно ожидая удара или чего-то в этом роде.
Саске застывает, словно переваривая полученную информацию, а затем резко шагает вперед, оказываясь в опасной близости к блондину. Наруто хмурится, смотря сверху вниз на, кажется, потерянного паренька. А Саске осторожно и медленно, стараясь не напугать, кладет руку на левую сторону груди блондина, заставляя того вздрогнуть и напрячься. Брюнет естественно это замечает и поднимает голову, встречаясь непроницаемыми черными глазами с удивленно расширенными голубыми.
- Твое сердце бьется. – констатирует Саске и Наруто настораживается сильнее. – У меня тоже есть сердце. Смотри. – беря блондина за руку и прижимая к своей груди с левой стороны. – Чувствуешь? Мы одинаковые. – склоняя голову на бок из-за чего черные волосы падают на щеку.
И Наруто некоторое время стоит и смотрит на брюнета, оценивая его слова и чувствуя тепло его ладони на своей груди. И вправду в груди Королевы билось живое сердце, а тепло его ладоней успокаивало, вот только…
Блондин усмехается, вырывает руку из пальцев Саске и отходит на шаг.
- Ты действительно монстр. – со всем холодом и презрением. – Физическое сходство не значит, что мы одинаковые. То, что ты похож на человека, еще не делает тебя им. Ты знаешь, что такое родители? Ты знаешь, что такое милосердие, любовь, понимание, солидарность, сочувствие? У тебя есть любимая музыка? Есть ли хоть кто-то, кто дорог тебе? Ты бесчувственное чудовище, искусственно созданное людьми, не более. Ты не способен чувствовать и творить что-то, что может лишь человек. Ты не способен понять что-то, что не заложено в твоей программе или где там. В этом твое отличие от людей. – отворачиваясь и зло сверля взглядом открытое окно.
- Ты прав, Наруто. – тихо соглашается Саске и блондин вновь вздрагивает. Слишком уж… странно этот парень произнес его имя. Совсем не так, как обычные слова. Осторожно, не спеша и словно боясь говорить. У Саске нет эмоций, но тогда откуда в голосе такая дикая почти умоляющая боль?
- У меня действительно нет эмоций, я не умею чувствовать и я не знаю, что такое родители. Но… у меня есть ты. – склоняя голову на бок и говоря с такой уверенностью, что страх пробирает.
- Вряд ли, - фыркает Наруто, просто не находя более подходящих слов. Блондин подходит к окну и закрывает его, а затем включает свет. Саске не щурится, не дергается, но неотрывно поворачивая голову, следит за каждым движением Наруто. И от этого не по себе. Слишком не по себе. Это существо… Оно создано искусственно, его лицо не искажается эмоциями, он не способен чувствовать, а значит, у него нет никаких моральных принципов. Значит, он способен сделать что-то, из-за чего обычный человек будет мучиться с совестью, но у этого существа совести нет, мучиться он не будет точно. Он не человек. И даже не подобие человека. Только внешняя схожесть делает его чуть человечным, но блондин знает, что внутри Саске наверняка не человеческие органы. Потому что ни одни человеческие органы не способны выдерживать температуру от -748 °С до +1005°С. Этот хрупкий мальчик на деле настоящее чудовище, которое при желании можно превратить в великолепную машину для убийств.
- Наруто? – тихо зовет будущая машина для убийств.
И блондин вздрагивает, выныривая из своих мыслей. Ему надо выпить. И поесть. Да, точно. Где там этот чертов холодильник? Наруто уверенно направляется на кухню, стараясь не думать, что Саске, шаги которого почти бесшумны, все же можно уловить за спиной. Оно, что так и будет за ним ходить?
Узумаки включает свет на кухне и широкая кухня со встроенным минибаром, бежевым гарнитуром, широким обеденным столом из белой древесины и огромным окном во всю стену, из которого открывается потрясающий вид на город, реку и проведенные через нее мосты, освещается маленькими встроенными в потолок лампочками. Свет именно белый, не желтый электрический, а белый с розоватой подсветкой над столом. Наруто открывает большой белый холодильник, на дверце которого в сенсорном экране отражается список продуктов обновляющийся раз в день, и достает две упаковки быстрорастворимой лапши. Зачем держать ее в холодильнике еще тот вопрос. Саске же лишь подходит к окну и без страха и вообще каких-либо эмоций смотрит на сверкающий ночными огнями город. Отсюда видно школу, стройный ряд магазинов, высокий заброшенный хлебозавод у реки, с выбитыми стеклами, многоэтажки, три длинных моста через реку, парки и название города большими белыми буквами. Вид завораживает и пугает, однако…
- Высоко. – сухая констатация факта. Ни на восхищение, ни на страх, ни на другие сложные эмоции Саске не способен.
- Хватит там стоять. – недовольный голос Наруто заставляет обернуться. – И только рискни сказать, что ты не ешь рамен. – хмуро, кивая на чашку на другом конце стола.
- Я могу не есть 336 часов. Мне не надо, - пожимая плечами и искренне не понимая чего-то важного.
- Сделай вид, что в тебе от человека не только оболочка. Давай. – хмурясь и уже наматывая лапшу на вилку, словно спагетти.
Саске пару секунд обдумывает сказанное блондином, а потом неуверенно садится за стол. Точнее не неуверенно, а осторожно. У брюнета не было чувств, зато были инстинкты. Хищные, отработанные, призывающие к осторожности и иногда переходящие в паранойю. Саске не чувствовал страха, но на подсознательном, инстинктивном уровне знал, что может ему в действительности навредить. Больше животное, нежели человек.
Быстрорастворимая еда оказывается горячей, а на вкус чуть пересоленной. Саске тыкает в лапшу вилкой, с явным не пониманием, почему он должен это есть, если ему достаточно есть один раз в две недели?
- Я не хочу есть. – поднимая взгляд на Наруто и откладывая вилку.
- Мне все равно. – пожимая плечами, но тем не менее, - Ешь. – тоном, не требующим возражений.
И Саске послушно вновь берет вилку и ест. Раз так говорит Наруто…

***

- Господин Минато, вы уверены? – молодой работник в очках суетится, нервно перебирая пальцами бумаги в папке и заглядывая в окно машины.
- Да. – кивая, сжимая руль и жестко смотря на дорогу впереди.
- Но вдруг Королева что-то сделает с Вашим сыном? – обеспокоенно.
- Я больше переживаю, чтобы мой сын ничего такого не сделал… - нервно барабаня пальцами по рулю в ожидании открывающихся ворот.
- Нет, как же так! Господин Минато, Наруто подросток, а Королева… - переходя на шепот. – Не человек. Он ведь и вправду чудовище, с огромной неконтролируемой силой.
- Он не чудовище. – хмуро.
- Но…
- С моим сыном ничего не случится! – срываясь. – Хватит уже нести чушь. – сжимая зубы и наконец вдавливая по газам, выезжая в открывшиеся ворота.
Минато не просто переживал. Намекадзе жутко нервничал. Проект «Королева» еще в зародыше убил трех их сотрудников и, спровоцировав несчастный случай, забрал жизнь Кушины. Для Минато Королева был чем-то вроде детища, которое он любил и считал прекрасным, но которое ненавидел так, как еще никого в своей жизни. И если эта тварь что-то сделает с его сыном… Минато точно убьет его. Не смотря ни на что.

*(с) Oomph

Йиори 17.08.2013 06:43

Глава 4.

- Почему нельзя?
- Потому что нельзя. – хмуро.
У двери в ванную комнату стоит хмурый полуголый Наруто в одних джинсах, которые благодаря расстегнутому ремню и ширинке, почти спадают с парня, обнажая низ живота, косточки бедер и верхнюю часть оранжевых боксеров. Рядом стоит спокойный Саске, искренне не понимающий, почему нельзя пойти в ванну вместе с Наруто.
- Но я хочу пойти с тобой. - пожимая плечами и смотря с уверенностью и спокойствием.
- А вот я не хочу, чтобы ты шел со мной. Сколько можно повторять? - страдальчески закатывая глаза.
- Почему не хочешь? - склоняя голову на бок, в который раз спрашивает брюнет. Наруто цепляет взглядом черные мазки на тонкой шее Саске, и в который раз поражается этой бесспорно прекрасной имитации человека. Лицо, шея, руки, туловище, ноги... Все это было настолько правильным и идеальным, что отличить Саске от обычного человека было вообще невозможно. А эти черные «мазки» на сгибах рук, ног и на шее можно с легкостью принять за татуировки. Единственное, что выдавало Саске - эмоции. Точнее их полное отсутствие.
- Послушай, - в который раз устало начал Наруто. - Ты не можешь пойти со мной, потому что мне не нравится мыться с кем-то. Мне не нравиться спать с кем-либо в одной постели и иногда даже просто стоять рядом. Меня бесит, когда кто-то нарушает мое личное пространство. Уловил? - изгибая бровь и с ироничным вопросом смотря на Саске.
- Нет. - с внезапной твердостью и упрямством. - Я пойду с тобой.
Наруто на это лишь удивленно приподнял брови и расплылся в наглой улыбке.
- Вряд ли. - цокая языком и резким движением захлопывая дверь прямо перед Саске.
Ванна в квартире Намекадзе была весьма необычная. Высокий потолок, плитка цвета мокрого песка на полу плавно перетекала темными тонами в желтовато-бежевую плитку на стенах. Ванная комната была размером примерно со среднюю гостиную, то есть очень просторной для обычной ванны. Множество полотенец лежало во встроенных в стены шкафчиках, там же стояли разные предметы гигиены, которых впрочем, было совсем не много. Угловая ванна песочного цвета и душевая кабина напротив, были поставлены так, что отражались в зеркале, установленном на стене напротив двери. Но особое внимание нужно уделить освещению. Оно было трех типов включения: полное, когда освещалось ярко и основательно; среднее, когда подсвечивался лишь пол и пара светильников, встроенных в стены, создавалось особое приглушенное свечение, которое можно было назвать почти романтичным или даже интимным; малое, когда создавалась почти полная темнота, нарушаемая лишь легкой подсветкой на полу, мягко освещающей пол и стены приглушенным теплым светом. Наруто почти всегда выбирал среднее освещение и этот день исключением не стал. Парень закрыл дверь и устало выдохнул. Вода в ванной тихим плеском включилась сама, настраиваясь на определенный, заранее выбранный режим температуры. Блондин взъерошил волосы и провел рукой от щеки к подбородку, смотря в зеркало и проверяя, не пора ли бриться. Резкий стук в дверь заставил Узумаки вздрогнуть от неожиданности и обернуться на дверь. Размеренное, тихое постукивание в дверь.
- Даже не мечтай! – громко крикнул блондин, стягивая джинсы вместе с боксерами и входя в душ.
Стук не прекратился. Размеренный, тихий на столько, что невольно заставляет прислушиваться, но и слишком громкий для стоявшей тишины, прерываемой лишь шумом воды. И ритм. Не меняющийся. Одинаковый. Будто стучит не живое существо, а специально настроенный инструмент. Будто там за дверью что-то, что способно стучать вот так, не меняя ритма и громкости, вечность. Страх колкими осколками впивается в живот и пробегает электрическим разрядом по телу, застывая на кончиках пальцев. Наруто сжимает зубы и проводит ладонями по волосам. Горячая вода успокаивает, смывает страх, однако непрекращающийся стук с каждым ударом напоминает, что за дверью не человек.
Наруто резко ударяет кулаком по прочному стеклу кабинки и со злостью открывает раздвижную дверь так, что та отъезжает и хлопает о другую дверь. Блондин хватает длинное махровое полотенце и, наспех обернув его вокруг бедер, открывает дверь в ванну. И сразу же шарахается назад, только силой воли давя в себе крик. И парень даже не знает, что именно его напугало. Саске, стоящий настолько близко к двери, что кажется, будто он пытался пройти сквозь злополучную дверь или его глаза. Расширенные, дикие и звериные. А может, не глаза, а голод, на секунду мелькнувший в них, когда Наруто открыл дверь? Жуткий, необузданный, сильный и беспощадный голод. Узумаки почувствовал, как все нутро буквально разрывает желанием закрыть дверь. Оставить это существо там, за дверью.
- Ты… - голос внезапно стал каким-то сдавленным и хриплым. – Почему без света? – и вправду. Свет в квартире Намекадзе включался с помощью обычных хлопков в ладони. Собственно, как и в любых других квартирах. Один хлопок – свет включается только в той комнате, где сейчас непосредственно сам человек, два хлопка – еще и в комнате впереди тебя, три хлопка – свет врубался во всей квартире. Это просто и наверняка заложено в памяти Саске… Так почему же он не включил, черт возьми, этот свет?! Почему он стоял тут в темноте?..
- Мне он не нужен. – смотря на Наруто. Не моргая, расширенными зрачками и с каким-то хищным спокойствием, давая понять, КТО тут жертва.
Блондин против воли напрягается и отходит чуть в сторону, давая Саске возможность зайти в ванну.
- Проходи давай, - настороженно смотря на брюнета.
- Правда можно? – с лица спадает мимолетная хищность и сейчас, Саске словно успокаивается, смотрит уже не так, не угрожает.
Наруто кивает, с удивлением понимая, что дышать снова становится легче, напряжение, повисшее в воздухе, рассеивается. То есть, нужно было лишь впустить это существо и все?
- Просто не мешай, - бросает блондин и, снимая полотенце, вновь заходит в душевую кабину.
Саске кивает и оглядывается по сторонам, взгляд задерживается на зеркале. Наруто боковым зрением наблюдает за этим странным брюнетом, отмечая тонкие запястья, длинную шею и лицо, которое в бликах приглушенного света, становится еще более хищным. И без того тонкие линии лица заостряются, становясь еще тоньше, а черная радужка будто выходит из круга и заполняет собой всю склеру глаза. Глаза на секунду кажутся абсолютно черными, без белков. Конечно, это лишь воображение Наруто. Саске поворачивает голову к блондину и чуть склоняет ее на бок, видимо замечая взгляд блондина. Наруто непроизвольно отшатывается от стекла кабинки, когда брюнет делает шаг в ее сторону. Еще шаг и Узумаки понимает, что не дышит. Воздух словно застревает в глотке.
- Наруто? – с непониманием, подходит ближе и теперь уже стоит в нескольких сантиметрах от стекла. Саске осторожно кладет руку на стекло и пару секунд внимательно смотрит на блондина, а затем порывистым движением прижимается к стеклу всем телом. Мягко, прикрывая глаза, прижимаясь щекой к холодной поверхности стекла и кладя обе руки на стекло.
- Что ты делаешь? – выдыхает Наруто, стараясь вернуть утраченный контроль и убить в себе животный страх, который просто разрывается криками о том, что нужно бежать. Бежать от этого брюнета.
- Мне не нравится стекло… - тихо, не открывая глаз. – Я всегда смотрел на всех через стекло. Оно холодное. А за ним всегда были теплые люди… Они теплые, живые и я чувствую в них жизнь. А в стекле ее нет. – открывая глаза и отстраняясь от стекла, поднимая взгляд на Наруто.
«Точно. Он же никогда не покидал лабораторию… Всегда жил в стеклянной клетке.» - мысль мелькнула на периферии сознания и исчезла вспышкой перед глазами. Что это? Жалость?
Наруто открывает дверь душевой и выходит к Саске, словно ломая что-то между ними.
- Стекла больше нет, - зачем-то сообщает блондин, внимательно смотря на Саске.
И брюнет осторожно выдыхает, осторожно дотрагиваясь до живота Наруто, словно проверяя. И стекла и вправду больше нет. Под подушечками пальчиков прощупывается теплая кожа Наруто, а не холодное стекло. И Саске не понимает, что это сейчас теплом разливается в груди и почему кожу лица сводит от желания улыбнуться…
- Хватит меня лапать уже, - фыркает Наруто, хватая длинное полотенце и вновь повязывая его вокруг бедер. Блондин встряхивает волосами, отряхиваясь от воды, словно большой пес, после дождя.
- Наруто! – громкий голос за дверью заставляет блондина удивленно поднять брови, а Саске резко обернуться.
- Отец? – удивленно, открывая дверь ванной и выглядывая.
Минато резко подлетает к сыну и крепко обнимает, опешившего блондина.
- Слава Богу, - шепотом, прикрывая глаза и прижимая сына крепче к себе. – С тобой все хорошо? – отстраняясь, хватая Узумаки на плечи и заглядывая в глаза.
- Да, а в чем дело-то? – с непониманием и даже неким шоком. С чего бы это отцу вести себя так?
- Я сейчас тебе все объясню, сынок… Сейчас. – переводя дыхание и выдавливая измученную улыбку. Вот только улыбка резко меркнет, когда Минато замечает Саске. Его застывший взгляд заставляет Наруто обернуться.
- Отец? Ты чего? – не понимая, почему Минато так смотрит на Саске.
- Нам с Наруто нужно поговорить. – обращаясь к брюнету и чуть отходя от сына. – Наедине. – чуть тише.
- Нет. – незамедлительный ответ и снова эта резкая угроза во взгляде.
- Что значит «нет»? – хмурится Наруто. – Какого хрена ты вообще докладываешь ему? – переводя взгляд на отца.
- Наруто, я сейчас все тебе объясню. Пожалуйста, успокойся. – прикрывая глаза и потирая переносицу.
- Да уж будь добр, - буравя недобрым взглядом отца. – Саске, стой здесь, хорошо?
- Но… - пытается возразить.
- Что? – резко севший голос Минато. – Как ты его назвал? – глаза в ужасе расширяются и Намекадзе непроизвольно делает шаг назад.
- Саске. – с тревогой смотря на отца. – Он сказал, что его зовут Саске. – пожимая плечами и совсем не понимая такого поведения отца.
Минато как-то странно посмотрел на Саске, поджал губы и тихо попросил Наруто пойти за ним в гостиную.
- Отец, да какого хрена вообще происходит, а? – запрокидывая голову и медленно идя на Намекадзе. Наруто откровенно не понимал, почему Минато так внезапно вернулся домой, хотя даже если и списать этот факт на Саске, то почему тогда он так странно себя ведет? Если уж на чистоту, то Узумаки вообще никогда раньше не видел отца таким.
- Наруто… - голос Саске за спиной заставляет обернуться и посмотреть на это, стоящее совсем близко, существо. – Я правда должен остаться здесь? – поднимая голову.
- Ну да. Просто немного подожди тут. – пожимая плечами. – Отец прочитает мне пару нотаций или «похвалит» за многочисленные прогулы школы, - передергивая плечами и обреченно кидая взгляд на Саске.
- Я не хочу. – упрямо, вдруг резко хватая блондина за руку и несильно сжимая, смотря в глаза.
Наруто на секунду замер, а затем расплылся в улыбке.
«Совсем как ребенок» - мелькнула мысль.
- Если подождешь здесь немного, то потом, когда я вернусь, мы съездим с тобой… - думая, куда можно съездить с бездушным существом вроде Саске. – К морю. Хорошо? – поднимая брови и высвобождая руку.
- Хорошо, - четко и тихо, опуская взгляд в пол и… Наруто мог бы поклясться, что сейчас в глазах брюнета отразилась едва различаемая грусть. Какого черта происходит?..

Глава 5.

По телу липкими метастазами разошелся страх, скрутился в животе тугим комком и, словно змея, выжидающе раскрыл пасть, готовясь вцепиться тонкими иглами ядовитых зубов в податливую плоть. Минато вдохнул глубже и закрыл рукой лицо, сжимая зубы до боли. Наруто осторожно вошел в комнату, тихо прикрывая за собой дверь, и выжидающе уставился на отца.

«Соберись. Ты же взрослый, в конце концов. Признанный ученый и так себе, но родитель. Твой сын ждет от тебя объяснений.» - сам себя попытался настроить на позитив Намекадзе. Не настроил.

- Наруто, присядь. – вымученно улыбаясь и кивком указывая на белый диван.
Блондин подчинился, чуть нахмурив брови.
- У тебя наверняка много вопросов, да? – снисходительно, отходя к бару и доставая дорогую бутылку виски и два бокала.
- Всего один, - откидываясь на спинку дивана, прикрывая глаза и вальяжно раздвигая колени шире, ничуть не смущаясь того, что сейчас, в сущности, сидит в одном полотенце.
Минато удивленно поднимает брови, стоя к сыну спиной и наливая виски в бокал, стараясь, чтобы горлышко бутылки не касалось краев бокала - слишком дрожат руки.
- Задавай, - отставляя бутылку в сторону и беря в руки бокалы, подходя к дивану и протягивая один Наруто.
Удивленный блондин с толикой недоверия берет протянутый бокал и с вопросом смотрит на отца. Как ни крути, а Минато в первый раз предлагает Наруто выпить.
- Тебе уже семнадцать. – замечая удивленный взгляд сына и отпивая виски. – Ну так что у тебя там за вопрос? – садясь в кресло сбоку от дивана.
Наруто отставил бокал на прозрачный круглый столик напротив дивана и чуть напряг спину, садясь удобнее и внимательно смотря на отца.
- Что же вы такое создали в этой лаборатории, отец? – сужая глаза. – Что за тварь эта ваша Королева? – с ядом и холодом в голосе.
- Что за тварь, говоришь? – вновь отпивая виски и с горечью ухмыляясь. – Я и сам хотел бы знать. – запрокидывая голову и залпом осушая бокал, а затем с приглушенным стуком ставя его на стол.
- В смысле? – выгибая бровь, с недоверием во взгляде.
- Все по порядку, ладно? – тепло улыбаясь. – Для начала скажи мне, что ты вообще знаешь о Саске? И вот не надо говорить, что ты не заглядывал в ту папку. – складывая руки на груди и откидываясь на спинку кресла.
- Ну, - смущенно отводя взгляд. – Я знаю, что Королева является чем-то вроде улучшенного человека, с притупленными эмоциями и чувствами, а так же с уменьшенной чувствительностью к холоду, теплу и боли. Может быть опасна для некоторых растений и даже животных. В папке было множество файлов описывающих разные состояния проекта, стадии, изменение, реакции на определенные препараты и тому подобное. Однако я не нашел ни единого слово о том, что такое Королева и зачем оно было создано.
- Я расскажу тебе. Но не потому что ты мой сын, Наруто, а потому, что проект «Королева» имеет к тебе непосредственное отношение. – хмурясь. Лицо словно стареет, появляются мелкие возрастные морщинки в уголках сжавшихся губ.
- Ко мне? – удивленно расширенные глаза и общий шок на лице.
- Не перебивай, хорошо? – чуть повышая голос.
Наруто кивает и внимательно смотрит на отца, стараясь не пропустить ни малейшей детали из его слов.
- Проект «Королева» изначально был задуман как человек без эмоций и чувств. Высшее существо способное переносить высокие и низкие температуры и максимальную боль. Королева предназначалась для экспериментов над людьми. Его тело было полностью создано по подобию человека: органы, кровь, скелет, нервная система. Ты же знаешь, что эксперименты над людьми незаконны? Они могут проводиться лишь нефиксированно и негласно, однако ученым всегда были нужны официальные сведения, которые они смогут предать огласке. Для этого и была создана Королева. Проще говоря, мы создавали совершенное тело, без души и чувств, чтобы ставить на нем разные болезненные эксперименты, которые запрещены над обычными людьми. Эксперименты, которые невозможно вынести обычному человеку. Однако все пошло не так, как нам хотелось бы.
Инцидент, когда погибла молодая женщина-сотрудник и пострадал ребенок, привлек внимание правительства. Началось расследование и… выяснилось, что эту трагедию вызвала не неполадка в системе, не слишком тонкое стекло, а непосредственно Королева. Ты вряд ли помнишь этот момент, Наруто. Вы с мамой были в лаборатории, и именно в этот момент стекло лопнуло, выпуская тонны воды и беспощадное чудовище. Ты даже представить себе не можешь, ЧТО мы там нашли. Твоя мама была кусками мяса разбросана по лаборатории, а раскрашенная кровью вода с осколками стекла, стояла примерно по пояс мне. Но самое интересное было не это. Королева убила Кушину, но не тронула тебя. Хотя не тронула, пожалуй, громко сказано. Она забрала у тебя почти четверть твоей крови. Когда тебя нашли, ты был почти обескровлен, но жив.
Твою маму хоронили в закрытом гробу, но тебя на ее похоронах не было. Ты еще два месяца после этого инцидента пролежал в коме. Однако я рассказываю тебе сейчас это не для того, чтобы ты все вспомнил или знал пресловутую правду. Я рассказываю для того, чтобы ты мог понять, ЧТО такое Королева. После этого случая, как я и говорил, правительство заинтересовалось Королевой, и потребовало изменений в проекте. Они захотели создать не просто лабораторную крысу в человеческой шкуре, а нечто куда большее. Совершенное человекоподобное оружие, способное выживать почти при любых температурах, погодных условиях и в любой среде обитания. Без чувств, без эмоций, без слабостей. И без жалости. Королева беспощадна. Правительство сделало превосходное оружие, однако… не оказалось способным его контролировать.
А теперь, Наруто, самое главное. Ты принадлежишь Королеве. Во всех смыслах. Почему-то он выбрал именно тебя еще в детстве. И я, как и все ученые нашей базы, знал об этом с самого начала. Именно поэтому было так важно, чтобы ты пришел в лабораторию именно в тот момент, когда Королева пробудилась. Но… я не ожидал, что он последует за тобой. Я не ожидал, на что он будет способен. Я не разгадал всей опасности этого проекта. Это чудовище, Наруто. Настоящее чудовище, возможности которого никому не известны. И это чудовище, во что бы то ни стало, хочет быть именно с тобой. Оно сделает все ради тебя. С твоей стороны требуется лишь полная отдача. Как я уже и говорил, ты принадлежишь ему. Я понимаю, что тебя это вряд ли будет устраивать, особенно беря во внимание твой эгоизм, поэтому я предлагаю тебе сбежать. Королева опасна и неизвестно, что она может сделать. А я не позволю своему единственному сыну находиться с этой тварью! Я сделаю все, чтобы это чудовище было как можно дальше от тебя, Наруто. Просто поверь мне, хорошо? – с просьбой смотря на сына.
Узумаки глубоко выдыхает и прикрывает глаза, начиная потирать виски. Слишком много информации на него свалилось. Он ведь всего лишь подросток, давно смирившийся со смертью матери и сохранивший о ней лишь самые теплые воспоминания, привыкший думать, что ее смерть несчастный случай, а сейчас… Его картина мира резкими осколками обсыпается, оставляя после себя что-то жгучее и непонятное. Блондин хочет что-то ответить отцу, но не успевает. Дверь в гостиную одним резким ударом распахивается, ударяясь о стену и едва не слетая с автоматических петель. Минато вздрагивает и переводит шокированный с примесью страха взгляд на дверь, а точнее на Саске, который эту самую дверь и открыл.
Наруто точно так же поднимает чуть шокированный взгляд, однако шок быстро сменяется каким-то напускным спокойствием.
- Что ты говоришь?.. – голос брюнета дрожит, глаз не видно из-за челки, но резко сжавшиеся кулаки и напряженный тон дают понять, что ничего хорошего сейчас не произойдет.
Минато резко вскакивает с кресла и делает шаг назад, со злой настороженностью смотря на Саске.
- Ты чудовище, - холодно припечатывает ученый. – Тебе нет места среди людей. Тварь вроде тебя не должна была существовать! – срываясь на крик. – И я не отдам тебе своего сына!
Последнее предложение заставляет брюнета дернуться и резко поднять голову. Лучше бы не поднимал. Взгляд хищных черных глаз обжег опасностью. Беспощадная черная злоба и опасное звериное напряжение застыло в воздухе. Саске не отступит. Минато делает шаг назад, но не успевает. Черноглазый ужас, сверкнув дикими глазами, резко ускоряется и в мгновение оказывается за спиной у ученого. Правая рука на глазах резко вытягивается и заостряется, быстро меняя форму на изогнутое острое лезвие. Саске замахивается и, не раздумывая, бьет. Скорость, сила и жестокость в непроницаемых глазах. Королева прекрасна в гневе, разве нет? Гибкое тело, способное перевоплотиться в стальные заостренные лезвия каждым клочком кожи, завораживает. Кровь брызгает тонкой струйкой, окрашивая стальное лезвие. Минато зажимает рану в плече и сжимает зубы, отходя к стене и тяжело дыша. Разница между ним и Саске даже не в силе и скорости. Она в возможностях. То, о чем Минато может лишь думать, Саске с легкостью сделает. Брюнет резким движением стряхивает с лезвия кровь, которая брызгами оседает на стену, и делает шаг в сторону Намекадзе, с явным намерением расчленить по кусочкам глупого ученого.
- Саске, - тихо. Но брюнет слышит, и этот голос заставляет его вздрогнуть и обернуться. – Иди сюда. – протягивая руку, чуть согнутую в локте, вперед и нечитаемым взглядом смотря на Саске.
Расширенные черные глаза неотрывно следят за движениями блондина, уверенно вздымающаяся грудь вдруг замирает и Саске делает неуверенный шаг в сторону Наруто. С лезвия на пол падают капли бордовой крови.
- Ну же. Иди ко мне, - чуть улыбаясь.
И Саске делает еще шаг, лезвие медленно возвращает себе форму руки, и брюнет в ту же секунду одним резким движением бросается к блондину, прижимаясь и… дрожа.
- Мой Наруто. Мой! Только мой. Мое. Мое. Мое. Мое. Мое. – словно мантру повторяет брюнет, прижимаясь сильнее, цепляясь руками за плечи и сумасшедше расширенными глазами смотря в пол. – Мой Наруто… - сжимая плечи блондина до синяков и утыкаясь лицом ему в грудь. Неконтролируемая злоба и тонны живой угрозы в голосе.
- Наруто, - Минато зажимает плечо и делает шаг в сторону блондина.
- Нет! – шипит Саске, резко оборачиваясь и пронзая ученого сумасшедшим взглядом расширенных до предела глаз. – Не подходи к нему! Не произноси его имени! Он мой! Наруто, так ведь?! – отчаянным звериным взглядом смотря в глаза блондина.
- Да, Саске. – осторожно обнимая за тонкую талию и чуть хмурясь. – Успокойся. Я – твой. – кивнув для убедительности.
Тонкая трель телефонного звонка заставляет Минато вздрогнуть и словно на автомате достать тонкий мобильник из кармана и принять вызов. Звонили из лаборатории и требовали срочно вернуться на работу. Ученый сжимает телефон тонкими пальцами, понимая, что сейчас он не чем не может помочь сыну, но и оставлять его наедине с этим чудовищем нельзя.
- Отец, иди. – Наруто, слышащий разговор из-за громкого динамика, кивает головой.
- Я не могу оставить тебя с этим… - качая головой.
- Без тебя он вел себя смирно. Ты спровоцировал его, пап, - ухмыляясь и пожимая плечами. – Без тебя я разберусь проще. Правда.

«Тем более, я уже привык со всем разбираться без тебя»

- Я не могу. – качая головой. – Я не прощу себе, если оставлю тебя одного. А если с тобой что-то случится, то я вообще не знаю, как буду жить дальше! – закрывая рукой лицо и чуть повышая голос.
- Саске ничего не сделает. Не переживай, - с уверенностью в голосе, хотя сам в своих словах уверен не был. Отца он потерять не хотел, а вот Саске похоже Минато не слишком нравился. Особенно учитывая его дрожащие руки и сбившееся дыхание. И это явно не от нервов. Скорее от злобы, которую Королева пока сдерживает, утыкаясь лицом в грудь блондина.
- Я бы не был так уверен. Он чудовище и…
- Отец! – чувствуя, как дернулось тело брюнета у него в руках. – Хватит уже. Думаю, он понял какого ты о нем мнения. Ты будешь больше полезнее на работе, чем здесь. – довольно резко и хлестко, отворачиваясь.
Минато застывает на пару секунд, а затем сжимает зубы и едва заметно кивает. Его сын вырос и теперь способен самостоятельно справляться со многими проблемами. Немного странно понимать, что ты упустил тот период воспитания, когда ребенку нужна была твоя поддержка и советы… Блондин уходит тихо, осторожно прикрыв дверь и понимая, что сейчас, в сущности, сбегает. Сбегает от проблем, оставляя все это на сына… Впрочем, Минато никогда не был образцовым родителем.
Глава 6.

Как только дверь за Минато закрывается, Наруто резко выдыхает, прижимаясь спиной к стене и откидывая голову. Он только что осознал, насколько в действительности может быть опасна Королева. Даже сейчас. Когда Саске так мирно прижимается к нему, тихо дыша и грея дыханием кожу.
- Саске, - резко хватая парня за плечи, отдергивая от себя и заглядывая в глаза. – Никогда. Слышишь, никогда больше так не делай. Что бы ни сказал отец, его нельзя убивать. Ни при каких условиях. Ясно? – чуть выгибая бровь и сжимая плечи Королевы сильнее.
- Но ведь его слова… Он сам виноват. – с явным непониманием своей вины, смотря как-то растеряно.
- Без разницы, – отпуская плечи брюнета и отходя к шкафу. – Ты физически сильнее любого человека. Минато просто не смог бы дать тебе отпор. Именно поэтому – нельзя. Он мой отец и он дорог мне. Понимаешь? – доставая из шкафа свежие джинсы и футболку.
- Нет, - внимательно следя взглядом за Наруто. – Но от твоих слов я хочу убить его еще сильнее. – отворачиваясь. – Я хочу разрезать на куски любого, кто тебе дороже, чем я.
Наруто вздрагивает и медленно поворачивает голову, встречаясь сталью голубых глаз с темными бесконечно жестокими глазами существа.
- Ты способен на ненависть? – вновь отворачиваясь и надевая черную футболку с изображением белых игральных кубиков на груди. – Странно, - взъерошивая волосы, беря джинсы и уходя в ванну.
- Во мне заложено понятие многих чувств. – пожимая плечами и подходя к окну, прижимая ладонь к стеклу.
- Ты ведь знаешь зачем тебя создали? – чуть приглушенный голос из ванной комнаты.
Саске молчит, просто смотря за стекло на мелькающие огни, на проезжающие по трем мостам машины.
- Знаю, - совсем тихо. Наруто не слышит этого, но вскоре, уже надевший темно-синие джинсы, сползающие на бедра и чуть зауженные к лодыжкам, входит в комнату.
- Я же обещал море, да? – чуть улыбаясь. – Идем, Саске. – разворачиваясь и уходя. Резкое ощущение дежавю мелькнуло на периферии чувств и быстро угасло, оставив после себя вопрос «Что это было?». Имя «Саске» с самого начала показалось Наруто знакомым. Может, кого-то из друзей отца так звали? Нет, он бы помнил. У Наруто всегда была отличная память на имена и лица. И имя «Саске» он помнил так же отчетливо, как и имя мамы. Но вот лица того, кому оно принадлежало, вспомнить не мог. Саске… Что-то знакомое. Что-то, что было произнесено настолько часто, что уже почти въелось в мозг.

«Мама! Его будут звать Саске!» - собственный детский голос и нежный взгляд матери. В голове что-то клацнуло, отдаваясь болью в затылке.

Наруто резко хватается за голову, тяжело дыша и закрывая рукой глаза.
- Наруто? – тревога так явно скользнувшая в голосе Королевы словно вернула блондина в реальность.
- Саске, - бессознательно, смотря на брюнета и внезапно осторожно дотрагиваясь до его щеки, чуть проводя ладонью по нежной коже. И монстр замирает, глаза чуть расширяются и теперь смотрят дико, со звериной преданностью.
Наруто резко отдергивает руку, словно приходя в себя. Взгляд постепенно приобретает осмысленность.
- Эй, прекрати уже так смотреть, - раздраженно, отходя от Королевы и идя к входной двери. – Пошли уже.
Оставаться сейчас наедине с Саске в замкнутом помещении хотелось меньше всего.

***

- Только не говори, что боишься! Это не укладывается в мою картину мира! – ошарашено, сидя на спортбайке.
- Но это опасно, - возражает, настороженно глядя на мотоцикл.
Похоже, Минато реально погорячился, назвав Саске бесчувственным человекоподобным организмом. Хотя может на счет человекоподобного он и прав, но вот с бесчувственным не угадал точно. Разве бесчувственное существо способно вот так сейчас стоять и с явной настороженностью и страхом смотреть на спортбайк? Разве оно способно нервно теребить край футболки, как сейчас делает Саске, и смотреть почти жалобно?
- Это не опасно. Садись давай уже, цыпленок, - ухмыльнувшись от последнего слова.
- Я не цыпленок, - совершенно серьезно поправил брюнет, не понимая, почему его назвали какой-то птицей.
- Да-да, ты ястреб! - театрально закатывая глаза и вздыхая. - Садись уже, пернатое. - снисходительно, фыркая.
- Не хочу, - упрямо, делая шаг назад и непреклонно смотря на блондина.
Наруто в который раз за день тяжело вздохнул и, чуть склонив голову на бок, иронично посмотрел на Саске.
- Ты монстр, способный убивать каждой клеточкой своего тела, боли ты не чувствуешь никак вообще, а вместо чувств у тебя один сплошной инстинкт, мать твою! Но при всем этом ты, кретин, все же боишься ездить на мотоцикле. Ученые из лаборатории явно жрали водку и баловались тяжелыми препаратами, когда запихивали в тебя мозг! - с нарастающим раздражением. Однако гневную тираду Узумаки прервал звонок сенсорного портативного компьютера. Блондин сразу же достал из кармана компактную тонкую вещь, на лице мелькнуло едва уловимое удивление, но на звонок парень ответил.
- Слушаю, - экран мигнул и в воздух высветилось голографическое проектированное изображение звонившего. Им оказался парень, на вид лет двадцать, с жесткими, забранными в торчащий хвост, черными волосами, узкими непроницаемыми глазами и тонкой линией губ, сжимавших сигарету.
- Наруто, ты заедешь? - парень языком перевел сигарету из одного уголка рта в другой, при этом чуть наклонив голову и хрустнув шеей.
- А надо? У тебя есть, чем меня заинтересовать?
- Обижаешь, - цокая языком и улыбаясь. - Есть информация об интересующем тебя человеке.
- Да что ты? - ухмыляясь. - Она мне понравится?
- Уверен, нет. Дело касается твоего отца.
И Наруто чувствует, как сводит скулы от ярости и неконролируемой злобы. Руки сами собой сжимаются в кулаки и блондин жестко цедит сквозь зубы:
- Буду через пятнадцать минут.
Парень кивает и изображение гаснет, отключаясь.
- Садись, - обращаясь к Саске и с жутким ревом заводя спортбайк.
- Я же сказал, что...
- Закрыл рот и быстро сел, - со всей злобой, пронзая брюнета жестким взглядом и почти шипя.
Саске пару секунд помедлил, а затем неуверенно забрался на сиденье, прижимаясь сзади к водителю и утыкаясь лицом ему в спину. Не успел парень ухватиться за Наруто сильнее, как Узумаки уже срывается с места и на бешеной скорости, резко поворачивает.

***

Что может быть хорошего в квартире на первом этаже? Нет, ну если, конечно, в этой квартире есть какой ни какой, но ремонт, более менее неплохая мебель и чистота. Однако в этой квартире не то что ремонта не было, здесь даже чистота являлась редким гостем. Облупившаяся серая краска обсыпалась на грязный паркетный пол, лампочка, заменявшая люстру и висевшая на побеленном потолке на проводах светила тускло и, кажется, вообще была без надобности хозяину квартиры. Потолок кстати был весь в серых и темно-желтых разводах. Окна закрытые горизонтальными тонкими жалюзи, на которых уже успел скопиться порядочный слой пыли. Однокомнатная квартирка с грязной ванной и маленькой кухней. Из мебели в квартире всего было по минимуму.

Единственный диван, стоявший у стены, был настолько старым, что из его грязно-бордовой обшивки выбивались пружины вместе с набивкой. Грязный пол вокруг дивана был усыпан разного рода мусором: коробки из-под конфет, пакеты, пивные банки и прочий мусор. Напротив дивана стоял низкий длинный журнальный столик в некоторых местах прожженный сигаретами. На нем лежит сенсорная клавиатура, при прикосновении к которой в воздухе отображаются сразу три голографических экрана, показывающих пользователю нужную ему информацию. Пожалуй, самая новая вещь в этой грязной квартирке. На самом диване, закинув руки за голову и закрыв лицо книгой, лежит парень. На нем старая застиранная темно-зеленая толстовка с капюшоном и спадающие зауженные черные штаны, оголяющие низ живота и демонстрирующие миру кубики пресса и резинку серых боксеров. Хриплая трель дверного звонка заставляет парня заворочаться, убрать с лица книгу и сонно оглядеться по сторонам. Звонок продолжает настойчиво хрипеть и сонный хозяин квартиры, зевнув, встает с дивана и медленно лениво идет открывать дверь.
- А еще дольше не открывать дверь можешь? – раздраженный голос Наруто, бесцеремонно заходящего в открытую дверь.
- Я спал, - зевая. – А это что за малой? – смотря на Саске.
- Какой малой? Шикамару, он старше нас обоих вместе взятых. – скептично, проходя вглубь квартиры. – Оу, у тебя все такой же превосходный порядок. Меня всегда поражала твоя чистоплотность. Как человек вообще может быть настолько близок к свинье? – ухмыляясь и садясь на диван, широко расставляя колени и кладя руки на спинку.
- А ты все такой же наглый юнец, - ни сколько не обижаясь и лишь зевая. – Старших нужно уважать. – садясь на диван чуть дальше блондина и придвигая к себе клавиатуру.
- Три года разницы и всё? Ты уже король мира взрослых, а я так подросток с завышенным самомнением? Так что ли? – усмехаясь и переводя взгляд на Саске, рассматривающего квартиру и по прежнему стоящему рядом с дверью. – Знаешь что это? – обращаясь к Шикамару и сверля жестким взглядом Саске.
- Боюсь даже представить, - что-то быстро набирая и неотрывно смотря на экран. Без особого интереса. Люди вообще мало интересовали Шикамару.
- Слышал о проекте «Королева»? – уже зная реакцию Шики.
- Что?.. – замирая и переводя удивленный взгляд на Саске. - Только не говори мне, что этот малой…
- В точку. Самое что ни на есть настоящее чудовище.
Шикамару встал с дивана и неторопливо, даже осторожно подошел к Саске, с интересом смотря на него и чуть приподняв брови.
- Только не… - начал было Наруто, но было уже совсем поздно.
Шикамару резко размахивается и с силой бьет Саске по лицу. Брюнета чуть отводит в сторону, а в следующую секунду Шикамару пинком, куда сильнее человеческого, отправляют в противоположную сторону. Парень кубарем пролетает до стены, ударяется и с ошарашенными расширенными глазами оседает на пол.
- Вау, - шокировано и с восхищением.
- Сказал же, мать твою! – вставая с дивана, подходя к Саске и зачем-то хватая за руку и ведя за собой на диван, сажая брюнета совсем рядом, хотя и не вплотную.
Какого хрена его выбесило не то, что этот монстр ударил Шикамару, а наоборот, что Шикамару ударил Саске, Наруто понять не мог.
- Он потрясающ! – восхищенно, подходя ближе к дивану и с пугающим интересом смотря на Королеву. – Я многое слышал об этом проекте, но увидеть вот так вживую! – протягивая руку и желая прикоснуться к лицу брюнета.
Саске среагировал почти моментально, сужая глаза и быстро превращая свою правую руку в острое прочное лезвие. Однако Наруто все же умудрился среагировать быстрее, резко перехватывая руку Шикамару до того, как королева сочтет нужным отрезать ее к чертям.
- Не надо, - сам не понимая, почему голос звучит настолько угрожающе.
Саске вздрагивает и с явным непониманием поворачивает голову к Наруто, стараясь понять, как ему реагировать на сложившуюся ситуацию.
- Он и так может! – с еще большим восхищением, совершенно не обращая внимания на угрозу со стороны упирающегося в ладонь лезвия.
- Шика, ты лучше скажи, что там у тебя за информация. – вновь откидываясь на диван.
- А, это, - нехотя переводя свое внимание от Саске к экрану. – Вот смотри. Я сломал системную защиту лаборатории твоего отца и обнаружил множество интересных фактов. До проекта «Королева» Коноха занималась разработками химического оружия массового поражения с кодовым названием МH-121. Это своего рода ядовитый газ, один из тех, что блокирует дыхательные пути, вызывая спазмы, ну и так далее по списку. В конечном счете, человек умирает от удушья. И все бы ничего вот только этот газ имеет очень странный побочный эффект. После смерти тела погибших не разлагаются. То есть после смерти полностью сохраняется телесная оболочка. Она не гниет, не стареет и не заболевает. Идеальное тело, хотя и мертвое. После подобного открытия Коноха естественно заинтересовалась такой способностью к сохранению и тогда они решили изучить ее чуть более детально. Но для более детального изучения потребовались люди. Эксперименты над людьми запрещены в наше время и официальная наука не имеет права на них. И тогда-то они и создали Королеву. По официальным данным проект «Королева» был полностью реализован пять лет назад. Понимаешь, Наруто?
- Не совсем, - хмурясь.
- Они пять лет врали людям говоря, что проводят эксперименты над бездушным человекоподобным существом, а на деле, наверняка, все пять лет использовали настоящих людей.
- Саске пробудился при мне и не пять лет назад, а несколько часов назад… - понимая, к чему ведет Шикамару.
- Ага. И угадай, кто стоял за всеми этими экспериментами над людьми? – отодвигаясь от экрана и смотря на Узумаки. – Признанный ученый, неповторимый Намекадзе Минато! Та-дааам! – театрально хлопая в ладоши, чуть выставив руки вперед.
- Хм, - хмурясь и складывая руки на груди. – Я, конечно, знал, что отец участвует в чем-то подобном, но меня это мало волновало. Хотя и сейчас волнует не особо. Ты меня не удивил. Ну, а что там по поводу человека, о котором я просил узнат

Йиори 17.08.2013 06:45

узнать? – вновь переводя взгляд на Шику.
- Ничего. Вообще. – пожимая плечами. – Это может быть и странно, но он обычный штатский ученый, - снова набирая что-то. – Никаких выдающихся достижений. Твоя паранойя была напрасна. – ухмыляясь.
- Даже не знаю радоваться или нет, - фыркая.
- А, и как я понял, нашу милую Королеву зовут Саске? – склоняя голову на бок.
Наруто лишь лениво кивнул, продолжая смотреть на экран.
- Один вопрос: почему он с тобой?
- Спроси у него сам. Он умеет говорить, - с сарказмом, усмехаясь.
- Ну так, Саске, почему это ты в обществе этого лицемерного циничного болвана? М? – с чисто научным интересом, чуть нагибаясь к брюнету и заглядывая в глаза.
Наруто даже не среагировал на оскорбление. Ему не было совершено никакого дела до мнения Шикамару.
- Потому что Наруто – мой. – твердо.
- О как, - удивленно, отстраняясь от брюнета. – В смысле «твой»? – чуть нервно.
- Во всех смыслах. – с непроницаемым взглядом и не до конца понимая, какой смысл слова «мой» имеет в виду Шикамару.
- Наруто, вы с ним что… - ошарашено, переводя шокированный взгляд расширенных глаз на Наруто и тыкая пальцем сначала в сторону Саске, а потом в сторону блондина.
До Наруто тоже не сразу дошел смысл сказанных слов, однако когда дошел, блондин резко вскочил с дивана и покраснел вряд ли от злости.
- Конечно, нет! Что за бред! – отворачиваясь и стыдясь собственного воображения, которое после слов Шикамару представило слишком яркие картинки того, ЧТО можно было бы сделать с Саске.
- Нет, ну просто он так выразился, что я подумал… - пожимая плечами и разводя руками.
- Ты всегда думаешь не о том, - смущаясь.
- Возможно, - не стал отрицать парень. – Кстати, а ты не боишься? – с шуткой в голосе, улыбаясь, но абсолютная серьезность в глазах заставила Узумаки замереть, а затем вновь сесть на диван.
- Не боюсь чего? – настороженно. Шикамару был не просто гением. Он, в отличие от Наруто, еще и был старше. И хоть старше он был лишь на три года, разница в жизненном опыте у парней была действительно огромной. Шикамару Нара мог думать так, как Наруто не сможет никогда. Его мировоззрение и восприятие мире отличалось резко и казалось на первый взгляд серым и пресным, в отличии от яркого образа жизни Наруто. Но это было далеко не так. Шикамару был настоящим гением, понять которого не просто сложно, а зачастую вообще невозможно.
- Как это чего? Это прелестное чудо, - кивая в сторону Саске, - вершина научных достижений твоего отца и вообще всей Конохи. Думаешь, они просто так оставили его тебе? Может, они не уверены в том, что Королева сможет контролировать себя? Ты уверен, что то, что ты так мило зовешь «Саске» не превратиться в монстра, готового убивать без разбору? Я не очень интересуюсь людьми, но знаешь… От объектов вроде Королевы я стараюсь все же держаться подальше. – совершенно будничным тоном, пожимая плечами и чудом уворачиваясь, когда острое лезвие, бьет точно в голову.
- Видишь? – улыбаясь и перепрыгивая через спинку дивана, оказываясь от Саске на более менее безопасном расстоянии.
- Вижу, - хмуро смотря на Королеву, готовую в любой момент напасть и убить Шикамару. – Саске, хватит. – жестко.
- Я хочу убить его. – оборачиваясь и пронзая взглядом блондина. – Почему я должен остановиться?
- Потому что нельзя убивать людей, - совершенно серьезно, делая шаг к Саске. – Успокойся.
- Как это нельзя? – склоняя голову на бок. – Разве не для этого я был создан?
И Наруто вздрагивает от последнего вопроса. Точно. Саске был создан фактически как оружие. Оружие, которое будет послушно проливать кровь.
- Ты не… - начинает блондин.
- Логично, конечно, - перебивает Шика, кивая головой и отходя к письменному столу, стоящему в углу комнаты. – Но это не так просто - убивать. – доставая из ящика стола пистолет Глок и наводя на Королеву.
Глава 7.

От автора: слабонервным эту главу лучше не читать. Я предупредила. х) И извините автора за такое долгое отсутствие продолжения Т_Т Ibrb, вам особые извинения т.к. продолжение я обещала вам лично еще несколько дней назад.)

- Шикамару, опусти пистолет, - блондин хмурится и складывает руки на груди.
- Он же чудовище. Ему ничего не будет, он даже боли не почувствует, - равнодушно пожимая плечами и возводя курок.
- Знаешь, даже чудовищу будет не слишком приятно, если в него выстрелить разрывными тридцать пятого калибра, - потирая переносицу.
- Наруто, ты не разбираешься в оружии чуть больше, чем совсем. Здесь обычные патроны, - скептично, не опуская пистолет и с искорками интереса смотря на замеревшего Саске. Шикамару было просто интересно, как отреагирует тело Королевы на пулю. Чистый научный интерес без намека на злой умысел.
- Все равно не стре… - договорить блондину не дал выстрел, разорвавший тишину и эхом отразившийся от бетонных стен. – Твою мать, - смотря как Королева отшатывается, но не падает, а с волос капает вязкая черная жидкость. Шикамару попал в голову. И целился он между глаз, в переносицу. Обычному человеку разломило бы пополам череп, окрашивая брызгами крови пол и стены, выбивая наружу горячие вязкие остатки окровавленных мозгов, оставшихся в разбитой черепной коробке, осколками разбросанной по полу. Но Саске не обычный человек. Именно поэтому сейчас он прижимает руки к лицу, низко склонив голову и чуть сгорбившись. Зубы сжаты, а по ладоням течет черная вязкая жидкость, капает на пол и растекается лужей.
- Я же сказал не стрелять, что не понятно? – шипит Наруто, сверля Шикамару злым взглядом.
- Наруто… - расширенные глаза парня, в упор смотрящего на Королеву. – Что он такое? – страх отчего-то спазмами скручивается в животе, заставляя сжимать пистолет еще сильнее. – Почему у него черная кровь? – голос срывается, и парень вновь наставляет пистолет на брюнета.
- Не смей, Шика! – голос Узумаки лопается, тонет в резком звуке выстрела.
Пуля с хлюпаньем входит в тело Королевы. Куда-то в грудь, туда, где сердце.
- Он чудовище… - опуская пистолет и холодно смотря на черную кровь, вытекающую из груди Королевы.
- С прозрением, - хмуро, резко вырывая у Шикамару пистолет и неодобрительно смотря на друга. - Саске, ты там как? – делая шаг в сторону Королевы и замирая.
Саске поднимает голову, убирая руки с лица и как-то дико, совсем по-звериному черными провалами глаз смотрит на Наруто. Черная кровь, стекающая по лицу, попала в глаза и теперь белков не видно. Глаза абсолютно черные, нельзя понять, куда именно смотрит Королева.
- Саске?
Королева не реагирует, продолжая внимательно смотреть на Наруто, а в следующую секунду дергается и чуть склоняет голову на бок, корпусом чуть подаваясь вперед. Словно… принюхиваясь.
- Наруто, отойди от него, - шепотом советует Шикамару, хмуро разглядывая Саске.
- Шика, успокойся. Он ничего не сделает. Да, Саске? – голос дрогнул, неуверенность скользнула в голосе и, тем не менее, блондин все же протягивает руку и дотрагивается до плеча Королевы, чуть сжимая, и заглядывает в глаза.
И вопреки ожиданиям блондина, Королева резко хватает за руку, с силой сжимая запястье, а затем буквально отшвыривает блондина в стену. Наруто больно ударяется головой и сползает по стене. Голова тяжелеет, а на затылке что-то теплеет и становится влажным. В глазах темнеет, а сознание медленно словно заволакивает туманом. Парня будто утягивает в пелену, затягивает с головой, как в болото. Медленно и в тоже время чертовски быстро.
Шикамару отходит к стене, с ужасом глядя на Королеву, которая резко поворачивает голову в его сторону и впивается черными глазами в парня. Секунда. Воздух словно замирает, когда это хрупкое на вид тело одним движением оказывается рядом с Шикамару и хватает за горло. Саске даже не душит. Он ломает парню шею. Стальные пальцы впиваются в кожу с такой силой, словно хотят сжать руку в кулак вместе с шеей. Так, чтобы между пальцев ощутить скользящую разорванную плоть и ухватиться за кадык. Так, чтобы шея с хрустом и чавканьем сломалась, брызгая кровью на стену и лицо Королевы. Так, чтобы голова, лишенная опоры, упала на пол с глухим стуком, широко раскрыв глаза и рот.
Шикамару задыхается, цепляется за руку Саске, пытаясь отодрать от своей шеи, а затем, поняв, что это бессмысленно, резко и наотмашь бьет Саске по лицу правой рукой. Зубы чудовища клацают, голову отводит чуть в сторону, а в обезумевших ошалелых глазах проступает искра угрозы. Шикамару чувствует, как за запястье правой руки хватают, а затем резко выворачивают, выкручивают до треска разорвавшихся плечевых сухожилий и... отрывают. С чавканьем и хрустом отрывают руку. Шикамару слышит собственный крик как-то отдаленно, ужасающая боль волной топит сознание. Саске отпускает шею парня, по-прежнему держа оторванную руку за запястье, и равнодушно смотрит, как Шикамару орет, выпучив глаза, и, сползая по стене, хватается за обильно кровоточащее плечо, где когда-то была рука. Королева замахивается и со всей силы лупит по лицу парня его же оторванной рукой. Кровь брызгает на лицо, на стены и заливает пол. Удар за ударом. Шика сжимается на полу, закрыв целой рукой лицо и, прижав колени к животу, всхлипывает. В какой-то момент Королева прекращает бить и теперь лишь смотрит на скулящего парня.
- Больно? - оскал улыбки разрезает лицо, когда Саске наклоняется к парню и хватает за волосы, заставляя смотреть себе в глаза. Черные провалы глаз, лицо и губы, забрызганные кровью, сумасшедшая улыбка... Это ты, Саске?

- Саске! - громкий голос Наруто заставляет вздрогнуть и очнуться. Пальцы блондина сжимают плечо, а Шикамару стоит позади. С обеими руками.
- Наруто... - по щекам течет черная кровь, но Королева не замечает, вдруг резко прижимаясь к блондину и утыкаясь носом ему в грудь. Наруто осторожно обнимает дрожащие плечи брюнета и прижимает к себе ближе, кидая злой взгляд на Шику.
- Ты испугал его, - буравя парня злым взглядом.
- Ого, какой я жуткий, - наигранно цокая языком и убирая пистолет обратно в ящик стола. - Принесу бинты, - парень выходит из комнаты, поправляя капюшон толстовки.
- Саске, ты испугался? - не зная удивляться или радоваться.
- Наруто, давай уйдем отсюда! - резко поднимая голову и расширенными, полными животного ужаса глазами смотря на блондина. Дрожащие пальцы сжимают его футболку, оттягивая. Саске испугался себя. Потому что то, что он видел, не было иллюзией. Это было будущее, которое могло настать в любой момент. Королева действительно чудовище. И Саске боялся его до дрожи, до клацанья зубов и адреналина в черной крови. Саске и есть свой самый жуткий страх.
- Чего ты так испугался? - Наруто склоняет голову на бок и заправляет мокрую черную прядку за ухо парня, стирая кровь с его щеки.
- Я чудовище, - к горлу внезапно подкатывает комок. Хочется громко закричать от безысходности. Почему он такой? Почему не человек? Глаза наполняются чем-то влажным. Саске сам не замечает, как начинает рыдать в голос.
- Что со мной? - всхлипывая, стирая руками слезы и не понимая, почему так больно в груди. Почему сердце бьется так быстро и постоянно сбивается с ритма, почему вода из глаз не перестает вытекать. Почему грудь разрывает болью? Почему хочется кричать до хрипоты, сдирая глотку?
Сильные руки осторожно, но настойчиво прижимают к себе.
- Успокойся, Саске. Ты не чудовище, - прижимаясь щекой к виску парня и обнимая крепче. - Чудовища не плачут и не боятся.
И Королева доверчиво кивает головой, сжимая футболку на спине Наруто и вдыхая его запах. От Наруто пахнет чем-то терпким и чуть горьковатым. Горький запах, чем-то напоминает дым, но это не сигареты.
- Да, он не чудовище. У них есть щупальца, и нет такой симпатичной мордочки, - подмигивает блондину вернувшийся Шика. - Но все же, если ты его трахнешь, я буду называть тебя извращенцем. - задумчиво изрек парень, прислоняясь к стене.
- Что ты несешь?.. - пораженно выдыхает Наруто, с шоком смотря на друга.
- Трахнет чем? - поднимает брови Саске, совершенно не понявший значения слова.
- Ну, скорее всего, членом. - задумчиво, поднимая взгляд к потолку. - Но вообще, чем захочешь, - расплываясь в улыбке.
- А я должен захотеть? – всхлипывая и не понимая, почему ему захочется, чтобы Наруто его ударил.
- Непременно! - восклицает Шика. - Смотри, какой Наруто сек...
- Заткнись, - бросает блондин, прерывая излияния парня, и идет к дивану, утягивая за собой Саске и сажая рядом.
- Да ладно тебе, - отмахивается. - Он же даже не понимает о чем я.
- Вот именно, идиот, - хмуро.
Шикамару в мгновение расплывается в улыбке и, быстро преодолев расстояние до дивана, наклоняется к Королеве и громко интересуется:
- Скажи, а ты знаешь, что такое «секс»? - улыбаясь.
- Естественно, - нисколько не смутившись. - Это когда... - рука Узумаки вовремя закрыла рот Саске.
- Не надо. Все мы тут знаем, что это такое. Объяснять не надо. Хорошо? - выгибает бровь блондин, с сомнением смотря на Шикамару.
- Ну, раз все всё знают, может пора перейти к практике? - улыбаясь Саске. А в следующую секунду получая под дых от Наруто.
- Я же пошутил... - жалобно и откуда-то с полу.
- Нехрен так шутить, - пожимая плечами. - Поверни голову, - обращаясь к Саске. Брюнет послушно поворачивается, позволяя осматривать свою голову.
- Затянулись... - пораженно выдыхает Наруто. - Офигеть.
- Ну, а ты что хотел? Монстр же, - легкомысленно выдает Шикамару. По-прежнему с пола.
- То, что я хотел, я бы точно там не увидел, - улыбается Наруто, вставая с дивана и идя к выходу. - Саске, пошли.
- Уже уходите? - с наигранной жалостью, перебираясь на диван.
- Хочешь, чтобы мы остались и забабахали тройничок? - выгибая бровь и ухмыляясь.
- Только если у нашей Королевы внезапно отрастут сиськи, - лениво и с усмешкой. - И не меньше четвертого размера! - вдогонку, за секунду до того, как за Наруто и Саске захлопнется дверь.

Йиори 17.08.2013 06:46

Глава 8.

Пуля разрезает холодный воздух и с треском врезается в мишень из жесткого дерева. Мишень трещит и разбивается тяжелыми щепками. Звук выстрела, громкий, густой и четкий, застывает в стенах и некоторое время тихо звенит в бетоне. Закрой глаза и вслушайся. Слышишь? Тихий звон, отдающий от стен и словно звучащий где-то в голове. Почти неуловимый, легкий и тонкий. Слушай. Это душа выстрела. Его нутро, вывороченное наружу и показанное миру в своих бедных серых красках. Непримечательное. Незаметное. Его можно услышать лишь в полной тишине, как сейчас. Лишь специально прислушавшись, уловить его тонкий крик. Так кричит выстрел. Умирая, растворяясь в громких звуках нашего огромного мира. Последний жалобный крик. Слушай. Окажи ему услугу и дослушай его прощальную песню. Ты ведь слышишь?
- Слышу, - тихо и не открывая глаз. Поднести к губам ствол пистолета и прижить холодный металл к коже. Запах. Ты чувствуешь? Насыщенный металлический запах. Отличающийся от любого другого запаха на этой земле. Специальный сплав металла, оружейная смазка, порох и пули. Все это дает неповторимое сочетание запаха. Запаха жизни и смерти в твоем понимании. Ты ведь чувствуешь?
- Чувствую, - вдыхая глубже и поглаживая указательным пальцем курок. Что такое жизнь? Ты знаешь? Конечно, знаешь. А еще ты знаешь, где она заканчивается, неправда ли? Жизнь заканчивается нажатием и щелчком предохранителя, разве нет? Целься и вдавливай курок. Стреляй не раздумывая. Давай.
Парень убирает пистолет от лица, выпрямляя руку, и наводит его на вновь появившуюся из боковой стены деревянную мишень. Не открывая глаз.
Держи руку увереннее. Сжимай пистолет и чувствуй его. Знаешь, говорят, что меч является идеальным оружием лишь тогда, когда его владелец чувствует, что он продолжение его руки, а не просто холодный кусок стали. Я не знаю ничего о мечах, поэтому не могу судить о правдивости этого утверждения, но… Знаешь, в чем я по-настоящему хорошо разбираюсь? В огнестреле. И я знаю, когда пистолет может стать идеальным оружием. Спроси меня, и я расскажу тебе.
- Когда?.. – на выдохе, продолжая ровно держать руку с пистолетом и словно замерев, так и не открыв глаза.
Тогда, когда он – твои глаза. Когда ты настолько хорош, что можешь стрелять, не глядя на свою жертву. Слепой убийца. Когда ты не видишь, кто перед тобой, то убивать значительно легче, не правда ли? Когда вместо глаз – холодный ствол пистолета с направленным провалом черного дула, а вместо взгляда – свинцовая пуля. Тогда тебе не нужны глаза. Ведь у тебя есть пистолет, и ты можешь «видеть» им. Прекрасно, верно? А теперь… «посмотри» на свою цель.
Но парень не открывает глаз. Вместо этого, он уверенно наводит пистолет на мишень и быстро, не раздумывая, вдавливает курок. Пуля вылетает из дула и с оглушительной скоростью разрезает воздух. Удары сердца. Ровно два. Медленные. Громкие. Но только два. Два удара сердца в груди до того, как пуля пробьет деревянную мишень ровно по центру слева. Там, где сердце. Великолепный выстрел. Браво.
Парень опускает руку и открывает глаза. Карие, хищные и в обрамлении красных ресниц.
Отличный выстрел.
- Спасибо, - улыбаясь и выдыхая.
Три хлопка в ладоши, заставляют вздрогнуть и резко обернуться, пронзая подходящего ближе мужчину жестким взглядом.
- Превосходный выстрел! – широко улыбаясь и убирая широкие грубые ладони в карманы белых брюк. Мужчина с небольшими возрастными морщинами на лице, рыжими колючими волосами, глубокими серыми глазами и пирсингом на переносице, в обеих бровях и под губой. Белый пиджак и черная рубашка придают более чем официальный вид. Да еще и этот красный галстук. Настораживает.
- Ни шагу ближе, - предупреждает парень, резко наставляя на мужчину пистолет и не сводя с него жесткого изучающего взгляда. Не каждый день к нему приходят подобные напыщенные мужики, одетые в дорогие костюмы.
- Оу! – показное удивление и ни капли страха, и, тем не менее, мужчина останавливается и делает шаг назад. – Успокойся, я не собираюсь причинять тебе вред! – улыбаясь и с показной опаской смотря на пистолет.
Парень чуть прищуривает глаза, но не опускает пистолет.
- Мое имя Пейн, и я всего лишь обычный бизнесмен, которому просто кое-кто помешал и теперь мне нужна небольшая помощь, – складывая ладони и улыбаясь. – И, конечно, за помощь я обещаю награду.
- Ложь, - сводя брови и настороженно смотря на мужчину. – Вы не бизнесмен. Либо говорите правду, либо лучше уходите, – сдержано советует парень, опуская пистолет.
- А ты проницательный! – заулыбался Пейн, стараясь развеять напряжение, повисшее резкими комками в холодном воздухе. Улыбка получилась натянутой, а по виску скользнула капля пота. Этот парень перед ним внушает страх. И даже не из-за пистолета в руках. А из-за взгляда. Холодный, равнодушный и абсолютно непроницаемый. Вы когда-нибудь смотрели в глаза мертвецу? Говорят, что в глазах и в мимике трупа можно увидеть то чувство, что он испытывал перед смертью. Особенно отчетлив страх. Менее отчетлива похоть. Когда человек умирает от сердечного приступа прямо на проститутке, то распознать похоть и мимолетное наслаждение, переросшее в смерть, на его лице еще возможно. Еще менее отчетливо умиротворение. Оно почти всегда показное, ведь даже умерев, человеческое тело продолжает лгать, выставляя напоказ свое гнилое нутро. Ну и совсем невозможно узнать радость. Во-первых, ее не так часто встретишь на лице трупа, а во-вторых, когда человек умирает, его радостное лицо искажается болью. Боль – то, что маскирует любую эмоцию на лице мертвеца. Чаще всего в расширенных мертвых зрачках можно увидеть именно ее. Физическая, тягучая и навечно застывшая маской на лице. Боль. В глазах этого парня помимо абсолютно непроницаемой стены была еще одна стена. Стена, вылепленная из физической боли.
- Сколько стоят твои услуги? – выпрямляя спину и меняя тон с приветсвенно-шутливого на деловой и холодный. Да. Так и нужно было начинать. С дела и с денег. В мире убийц действует лишь одна реальность – 2д.*
- Смотря для каких целей вы хотите их использовать, - смерив Пейна скучающим взглядом и пожав плечами.
- Мне нужно, чтобы ты убил одно… чудовище. – если бы не абсолютная серьезность в глазах и тоне мужчины, парень бы точно подумал, что он сейчас шутит.
- В смысле? – интерес, скользнувший в глазах. Парень поднимает брови и убирает пистолет.
- Я предоставлю тебе все: любое оружие, любую технику, машины и людей. Я заплачу столько, сколько захочешь, если ты сможешь убить эту тварь. – в последних словах мужчины скользнула неприкрытая злоба. Похоже, чудовище ему не угодило по-крупному.
- Оно настолько опасно? – губы разрезает ухмылка, и парень чуть склоняет голову на бок.
- Да, но не для тебя. Я в курсе всех твоих возможностей, поэтому думаю, что для тебя это будет не так проблемно, - цокая языком и убирая руки в карманы. – Информацию я предоставлю тебе при следующей личной встрече. Место и время ты так же узнаешь позже. При условии, что согласишься, конечно.
- Думаю, приходя сюда, вы знали, что я берусь лишь за то, что мне интересно, – взъерошивая красные волосы. - И вам удалось меня заинтересовать. Буду ждать нашей следующей встречи, - едва заметно кивнув головой и улыбнувшись уголками губ, парень проходит мимо Пейна и выходит из комнаты для стрельбы, тихо прикрывая за собой дверь. Этот парень мастер исчезать и даже если сейчас открыть дверь, в которую он вышел, его уже будет невозможно отыскать. Странно.

***

Двумя часами ранее. Городское кладбище «Закат».

Кровь липкими каплями стекает с надгробия, впитывается, чтобы оставить навсегда на нем свои следы. Могильная земля с недавно посаженными цветами жадно впитывает теплую кровь. На небе догорает одинокая мелкая звездочка. В воздухе застыл запах крови, утренней росы и железа. Тихий шепот мягко врывается в тишину кладбища. Одна единственная могила выделяется среди тысяч однообразных. Тот же крест, та же земля, однотипные цветы у надгробия, однако… Однако в общую картину однотипности ни как не вписывается стонущее окровавленное тело, что-то шепчущее, лежащее на могиле и обнимающее надгробие обеими руками.
Испачканные в крови пальцы сжимают рукоять небольшого ножа с зазубренным стальным лезвием, вонзая нож глубже в тело и проворачивая его в открытой ране, желая доставить себе как можно больше сладкой боли. Кровь брызгает на землю, чавкает изувеченная плоть, а рука резким движением вытаскивает нож из тела и быстро вонзает вновь. Раз за разом. Глубже, разрывая мясо по кускам, заставляя тело дрожать от жуткой боли, приносящей мелькающее на кончиках пальцев удовольствие. Это лучше секса. Лучше алкоголя. Лучше любого удовольствия и счастья в граммах. Парень захлебывается болью, сбиваясь с ритма, сердце болезненно стучит в ребра, а разорванные, вырванные из запястий вены, синими червями трепыхаются под кожей. Где же ты смерть? Он так стремится попасть к своему Богу, но ты… не приходишь. Не даришь того ощущения удовольствия, когда холодными пальцами вырываешь душу из глотки и запихиваешь в свой черный мешок, заставляя вечно гореть в адском пламени. Высшее удовольствие. Но где же ты? Ах, да. Точно. Бессмертие, высокой стеной воздвигнутое вокруг этого парня, не дает тебе подобраться к нему. Какая жалость.
- Хаа, - судорожные выдохи из открытых губ, перепачканных кровавой рвотой, стекающей с подбородка вязкими каплями. Наслаждение болью, терпкое удовольствие, застывшее в рецепторах искалеченного тела.
Мягкие шаги рядом заставляют повернуть голову и бешеными фиолетовыми глазами, в обрамлении слипшихся от крови светлых ресниц, уставиться на подходящего ближе человека в белом костюме. Что за сукин сын расхаживает тут? Как он посмел прервать священный обряд?!
- Доброе утро! – бодро улыбается незнакомец, задерживаясь взглядом серых глаз на испачканном кровью надгробье и, как ни в чем не бывало, откусывает сладкую булочку с начинкой. Одну из тех, что обычно приносят на могилы детям.
- Ты кто, блять, такой?! – зло рычит окровавленный парень, стискивая железный круглый амулет на цепочке.
- Я? – с наигранным удивлением, не прекращая жевать. – Просто прохожий, - пожимая плечами и продолжая с интересом смотреть на парня.
- Прохожий?! В три утра?! На кладбище?! Не еби мне мозг, пидарас! – срываясь на ор и со всей силы ударяя ножом в сырую от крови землю.
- Мое имя Пейн, если ты об этом, - откусывая булку и вдыхая полной грудью, прикрыв глаза. – Чудесное утро, не правда ли?
Раздражает.
- Я сейчас тебя… - начинает было парень, однако Пейн вовремя прерывает.
- Не спеши, - доедая булку. – У тебя еще будет время, если ты согласишься работать на меня.
- Что? – брезгливо морщась и окидывая мужчину оценочным взглядом. – Я не работаю на зажравшихся ублюдков!
- Я знаю, - улыбаясь. – Именно поэтому предлагаю работать на МЕНЯ. Ведь я не зажравшийся и совсем не ублюдок, - склоняя голову на бок. – И я предлагаю интересное дело. Кое-что, что нельзя убить, как не старайся. Разве тебя не интересует подобное? Существо, которое можно убивать и калечить, как вздумается, и оно не умрет, а наоборот, лишь восстановится и станет лучше! Бессмертно, словно феникс. Разве тебя не интересует подобное? – с искоркой азарта в глазах.
Парень непроизвольно облизывает губы, продолжая расширенными глазами смотреть на Пейна, а затем вдруг расплывается в резкой злобной улыбке, разрезающей лицо.
- С этого и надо было начинать, мудак! – сплевывает парень, безумно скалясь и с жестокой жаждой крови в глазах вставая с земли. – Куда идти, что делать, кого убивать? – безумно скалясь и в упор смотря на Пейна.
- Достаточно просто пойти со мной, - пожимая плечами и разворачиваясь на пятках. – А к убийствам перейдем чуть позже, - чуть тише добавляет Пейн.

*В смысле Деньги и Дело. «Правило двух Д» или начинать надо сразу переходя к делу.
Глава 9.

Пейн ненавидел ученых. Все эти золотые умы человечества постоянно что-то изобретали, совершенствовали, выращивали, оживляли или убивали. Все они стремились любой ценой открыть новое, невзирая ни на какие аспекты риска и безопасности. Все они пытались достичь лучшего результата за меньшее время. Все они могли пренебречь человеческими жизнями.
Пейн ненавидел военных. Вооруженные солдаты, слепо следующие зачастую бесчеловечным приказам и выполняющие любую самую грязную работу ради правительства. Женщины? Дети? Имея за плечами четкое слово «приказ», эти живые оружия легко вжимали курок, обрушивая на ни в чем неповинных людей град из свинцовых пуль, вышибающих душу насквозь.
Пейн ненавидел всех, кто пренебрегал человеческой жизнью. Он не признавал принципа «Ради сотни выживших одним можно пренебречь». Пейн считал, что нельзя пренебрегать ничьей жизнью. Нельзя ставить на весы одну жизнь и сотню. Каждый имеет право на жизнь. Убийца или ребенок, врач или бухгалтер, лжец или священник. Однако те, кто не признавали ценности человеческой жизни, по мнению Пейна, были единственными, кто жизни не достоин. Как можно ценить жизнь кого-то, кто ни во что не ставит чужие жизни? Никак.
Пейн считал Сасори отличным, первоклассным стрелком. Но не более. Сасори никогда специально людей не убивал, именно поэтому Пейн и выбрал его из сотен других не менее талантливых убийц. Однако гуманистом Сасори назвать было нельзя. Он действительно не убивал людей просто так, он проделывал нечто в разы хуже. Этот холодный парень с явственными отклонениями в психике и прилежащей справкой предпочитал куда более изощренный способ издевательств, нежели простое убийство. Люди после его пыток были похожи на кукол во всех смыслах этого слова. А также Сасори был помешан на разного рода оружии, чаще огнестреле. И это дало свои плоды, отразившись на его и без того больной психике. Сасори разговаривал с оружием, а оно, в свою очередь, якобы отвечало ему. И вот парадокс, Сасори мог попасть в любую мишень с закрытыми глазами именно из-за этого, как утверждал сам.
Хидан прославился тем, что был фактически не убиваем. Усовершенствованное тело, напичканное разного рода химическими препаратами, усиливающими регенерацию клеток в несколько тысяч раз, но при этом отмеренный срок жизни. Хидана нельзя было убить. Но он и не был бессмертным. Просто его тело регенерировало с ужасающей скоростью, начиная этот процесс уже в тот момент, когда пуля вошла в тело или лезвие коснулось кожи. И за такую вот чудовищную регенерацию Хидану предстояло заплатить своей жизнью. Ему осталось жить около пяти лет, при том, что сейчас ему нет еще и тридцати. Тело уже исчерпывало свой лимит выживаемости, постепенно сдавалось. Хидан был поклонником какого-то неизвестного кровавого культа, который требовал постоянных жертвоприношений и размалевывания кровью стен. И чем сильнее будет изуродована жертва, тем довольнее будет кровавый Бог Хидана. Однако убийство считалось в его религии непоправимым грехом, поэтому парень людей так же не убивал. И если они не выживали после «общения» с ним, то это уже сугубо их вина. Кто ж виноват, что люди такие слабые ничтожества? Кто угодно, но не Хидан. Может, Бог?
Третьим, кого Пейн любезно решил пригласить в свою, безусловно, веселую компанию был некто, называвший себя Дейдара, однако точно его ли это имя установлено никем не было. Никому не было известно, откуда этот парень и как его зовут, никому была не интересна его личность. А личность была яркой и пестрой настолько, что попросту сливалась в толпе таких же «ярких и пестрых». Дейдаре было всего шестнадцать лет, а значит, он был самым младшим из всех известных людей своей профессии. Парень был террористом. Изготовление бомб и их взрывы – все, что волновало парня. Сколько людей погибнет при этом и погибнет ли вообще, заботило его в последнюю очередь. Он никого не убивал. Людям, оказавшимся на месте взрыва, просто не повезло. Кто виноват, что они такие неудачники?
Дейдара стал известен благодаря скандальному инциденту, произошедшему год назад. На научной выставке, на которую съезжаются ученые со всего мира, этот паренек заявил о себе более чем громко, умудрившись заминировать и взорвать с дистанции больше половины экспонатов с выставки. Количество погибших, количество материального ущерба стало просто невероятным для всего человечества. В тот день на выставке были воистину гении своего дела. Резкая вспышка взрывов цепью детонирующих бомб взорвалась слишком быстро, опаляя огнем и доставая рукой до той самой… До звезды. В расширенных голубых глазах пятнадцатилетнего, замершего от восторга мальчугана, смотревшего на волну взрывов с соседнего здания, так и застыл этот самый огромный потрясающий своей мощью взрыв. Взрыв, доставший до звезды и на секунду затмивший ее, словно показавший, что даже мечту можно превзойти, что нет граней, что все рамки ломаются, что любой свет, хоть на секунду, но можно затмить. Даже если это свет той самой звезды. Той самой, что Солнце. Тогда на секунду, но сердце остановилось, замерев на одном ударе, застыл кислород в крови, пузырьками в молекулах сжался инстинкт, заложенный на генетическом уровне. Треснули рамки собственных предрассудков, и бешеное сердце, словно очнувшись, понеслось с новой скоростью, ускоряясь с каждым ударом, разнося несравнимый адреналин по телу и чувство собственной победы. Он смог. Пусть на секунду, но смог! Затмить… Достать до той звезды! А люди, что тогда не смогли… лишь неудачники.
И вот сейчас этот амбициозный паренек, с зашкаливающей самооценкой и наивысшей степенью максимализма в жилах стоял рядом с двумя поистине легендарными чудовищами своего времени.
- И? Где та тварь, что я должен взорвать? – самоуверенно, с блеском в глазах начал парень, тряхнув светлыми волосами, частично забранными в высокий хвост.
Пейн мягко улыбнулся, бросив одобрительный взгляд на парня, которому явно симпатизировал именно из-за этой его детской самоуверенности. Такие обычно умирают первыми, потому что, как правило, максимализм застилает им глаза настолько, что не оставляет место ни страху, ни рациональности, свойственной всем взрослым людям, умеющим продумывать стратегию.
Пейн сел на стул, положив одну ногу на другую, и довольно оглядел своих персональных «солдат». Хидан зевнул и размял шею, потягиваясь и смаргивая выступившие слезы.
- Вы стоите здесь не просто так, - начал Пейн, но был грубо прерван Хиданом.
- Правда, что ли?! А я уж думал, что мы собрались тут чайку попить, душевно поболтать, да вот беда-то – стульев всем не хватило! Но это нечего! Мы постоим, ведь это же не просто так блять! – раздраженно, почти шипя. – Давай к делу уже, бесишь, - отворачиваясь и складывая руки на груди.
- Как я уже и сказал, - нисколько не обидевшись и даже не обратив внимания на реплику Хидана, продолжил Пейн. – Вы стоите здесь не просто так. Мое имя Пейн, и сегодня я официально нанимаю вас, как трех лучших…
- Мужик, кончай уже! Лично я не настроен слушать твое красноречие. Давай уже конкретнее. Что от нас-то тебе надо? Ты вроде говорил что-то о чудовищах или я недопонял? – вновь прервал Хидан, хмурясь и с явным раздражением смотря на Пейна.
- Совершенно верно, - ничуть не смущаясь такой грубости со стороны нетерпимого парня, улыбнулся Пейн. И от зашкаливающей фальши в одной лишь улыбке даже Сасори поморщился и отвернулся. – Вы должны будете убить настоящее чудовище, искусственно выращенное в лабораторных условиях. Сразу говорю, что с ним можете делать все, что угодно. Убить, принести в жертву, взорвать, искалечить… Мне нет разницы. Главное – убейте его или принесите сюда живым. Если сможете, конечно, - ухмыляясь и чуть сужая глаза.
Дейдару почему-то передернуло от этого взгляда и тона. Словно… Им что-то недоговаривают. Что-то важное, необходимое.
- Но с чудовищем будет парень. Узумаки Наруто, - кладя на стол фотографию с изображением широко улыбающегося блондина с взъерошенными волосами. – Он мне нужен живым. И желательно целым, хотя это не так уж и важно. Главное, чтобы он мог думать и говорить. Остальную информацию получите непосредственно уже на месте прибытия, координаты так же сообщу чуть позже. И помните, главное, чтобы вы привезли сюда Узумаки. С чудовищем можете делать все, что захотите, - еще раз повторил Пейн, даже не намекая, а прямо говоря, что разрешает и даже настаивает на смерти этого самого чудовища. – Все ясно? – поднимая бровь и с долей иронии смотря на парней.
Хидан небрежно взял со стола фотографию и, хмыкнув, так же небрежно швырнул на стол обратно, пожимая плечами и разворачиваясь к двери.
- Не тупые, - раздраженно бросил он, уже выходя из кабинета Пейна.
Сасори лишь мельком взглянул на фото и так же молча вышел, зачем-то пропустив вперед хмурого Дейдару, который на фото даже не взглянул.
Пейн расплылся в довольной улыбке, как только дверь за парнями закрылась. Он не надеялся, что они смогут убить Саске, но вот привести к нему Наруто… Наруто, который является всего лишь вспыльчивым подростком, обделенным родительским вниманием. На него нужно будет лишь надавить, и он все сделает сам.

***

Наруто ехал не слишком быстро, специально сбавив газ, однако Саске, словно не замечая небольшой скорости, прижимался со всей силы, сжимая руками талию парня.
- Мне дышать больно уже, - усмехаясь, пожаловался Наруто, мягко сворачивая на очередном повороте и обгоняя легковую машину.
- Извини, пожалуйста, - откликнулся Саске, ослабляя хватку и утыкаясь носом в плечо Наруто.
- Да ничего… - с легким удивлением.
- Наруто, почему ты такой глупый? – внезапно, после небольшой паузы, бесцветным голосом интересуется Саске, прикрывая глаза.
- Эм, в смысле? – с уже более ярким удивлением.
- Почему ты не понимаешь, чего я хочу?..
- Ну и чего же ты хочешь? – поднимая брови, с легкой иронией и настороженностью в голосе.
Саске молчит, лишь вновь сильнее прижимается к парню, обнимая крепче и почти сдавливая.
- Тебя, - тихо выдыхает он. И Наруто против воли дергается, глаза расширяются, а понимание приходит особенно четко и пугающе. За твоей спиной настоящее чудовище, Наруто. Монстр, что сильнее тебя в разы, что превосходит тебя по всем параметрам, в том числе и интеллектуально. Да, он не может чувствовать, но это не помешает ему при таком интеллекте. И это чудовище хочет тебя. Сжимает крепко, словно говоря, что не отпустит… И Наруто почти кожей чувствует всю резко сгустившуюся опасность, нависшую со спины. Липкая, густая, будто черная масса поглощающая тебя. Словно сама бездна обнимает. Дрожь пробивает тело, осколками разрезая нервы и рассыпаясь мурашками по коже. Его руки в любой момент могут сжать сильнее и тогда…
- Твою мать… - вжимая педаль газа сильнее и отрицая собственный страх.

…мама, а где же Саске?..

Наруто сжал зубы, стараясь унять внезапно разыгравшееся воображение. Или воспоминания. Что бы это ни было, парень об этом думать не хотел. Мысли пугали.
Наруто мягко притормозил у светлого подъезда небоскреба и тихо облегченно выдохнул.
- Пошли, Саске, - почувствовав, как руки Королевы медленно разжались, отпуская. – Сегодня останемся дома, я устал, - нарочито беззаботно потягиваясь и стараясь улыбаться.
Парень на это лишь молча кивнул, внимательно, не отводя взгляда следя за движениями Наруто. Словно видел все эти скрытые жесты, выдающие его чувства. Выдающие его страх.
Они молча поднялись на нужный этаж на стеклянном бесшумном лифте, который при подъеме позволял любоваться городом сверху, молча зашли в нужную квартиру, где Узумаки сразу включил свет и, продолжая строить само спокойствие и беспечность, направился сразу в комнату, на ходу снимая с себя футболку.
- Если бы… - внезапно тихий голос заставил вздрогнуть, а затем досадливо сжать зубы от осознания, что потерял контроль над собственным страхом, - я был человеком, - продолжил Саске, - таким же как ты. С биологическими родителями, другими людьми в окружении и мог испытывать больше человеческих эмоций, то у меня был бы шанс? – Саске говорил тихо, но смотрел как всегда в глаза, открыто и с ожиданием. По его лицу было невозможно прочесть какие-либо эмоции, возможно, из-за того, что их не было, однако… Если бы их и вправду не было, то не было бы такого напряжения в позе, такой острой потребности во взгляде, такой едва заметной надорванности голоса. Это невозможно сымитировать.
- Шанс для чего? – нахмурился Наруто, не поворачиваясь лицом к парню и стоя спиной к нему.
- Чтобы быть с тобой.
Наруто развернулся резко, страх как-то сам собой отпал и сейчас он смотрел уже почти с угрозой. С той самой холодной угрозой, с которой обычно смотрел на окружающий мир, словно ожидая нападения и готовясь ударить в ответ. Бить до последнего.
- Ответить честно? – холодно и сухо.
Саске на секунду замер, так и не сделав вздоха и смотря теперь уже совершенно по-другому. С осознанием. Осознанием того, что не хочет знать правдивый ответ.
- Не надо, - первым отводя взгляд, не выдерживая этого холодного изучающего взгляда и сжимая зубы. – Соври мне.
- У тебя был бы шанс, Саске, - с жестокой насмешкой во взгляде и голосе, произнес Наруто.
Саске вздрогнул, понимая, что сейчас сам попросил солгать. Но… Разве возможно было догадаться, что Наруто сделает это так очевидно и так жестоко? Боль накрыла. Почти физическая, невыносимая, где-то внутри, на уровне тех самых несуществующих эмоций.
- Знаешь, я устал, - внезапно смягчив голос, как ни в чем не бывало улыбнулся Наруто. – Пойду спать, - потягиваясь. Узумаки сам даже не заметил своей жестокости, не заметил, что только что умудрился причинить невыносимую дозу боли существу, которое эту боль чувствовать почти даже не в состоянии.
Саске так и остался стоять в коридоре, низко склонив голову и слушая биение собственного сердца. Громкое, пульсирующее болью на каждом ударе.

Йиори 17.08.2013 06:46

Глава 10.

Саске не мог сказать точно, сколько он вот так простоял, прокручивая раз за разом в голове фразу Наруто и стараясь найти в ней намек на то, что у него действительно были бы шансы. Просто шанс. Это так много? Для чудовища – да.
Тихо вздохнув, парень, наконец, сдвинулся с места и пошел в комнату вслед за ушедшим туда непонятное время назад Наруто. Саске ступает бесшумно, замирая и почти не дыша, входит в комнату и так и замирает на пороге, боясь сделать лишнее движение и тем самым разбудить заснувшего парня. Наруто лежит, перевернувшись на живот и обняв подушку руками, улегшись почти посередине большой кровати и даже не накрывшись одеялом, не сняв джинсы… Словно и вовсе не дома. Саске почему-то сразу решил, что это из-за его присутствия Наруто чувствует себя настолько не комфортно в собственном доме, что даже спать ложится не раздеваясь. Откуда же было ему знать, что Узумаки почти всегда спит в одежде, часто даже не снимая кофту. Именно за эту плохую привычку парень и огребает от отца больше всего.
Саске так и продолжает стоять на пороге, словно боясь, что если зайдет, то сразу, одним лишь своим присутствием, разбудит Наруто. В такой вот темноте комнаты на большой, но не двуспальной кровати, с белым постельным бельем, которое особенно ярко выделялось во тьме, Наруто казался особенно… человечным. Таким, каким и должен быть семнадцатилетний подросток. Таким, каким Саске не быть никогда. В чертах лица Королевы слишком отчетливо проступает та самая броская не человечность, искусственность, кукольная хрупкость и хищное превосходство. И это не сотрется со временем, Королева никогда не «очеловечится», не станет даже близко похожей на человека. В этом их с Наруто отличие.
Парень выдыхает и приседает на корточки рядом с кроватью, положив на нее руки и уперевшись в них подбородком так, чтобы его лицо оказалось как раз рядом с лицом Наруто. Королева вглядывается в эти черты лица, замерев рядом с кроватью парня в неудобной позе, и стараясь дышать как можно реже.
- На-ру-то… - по слогам проговаривает Саске, осмелев и осторожно прикоснувшись пальцами к волосам блондина. – Глупый-глупый Наруто… Жестокий-жестокий Наруто… Одинокий-одинокий Наруто… - по детски, словно мантру начинает шептать Саске.
Парень нахмурился во сне, заворочался и отвернулся от Саске, переворачиваясь на бок, спиною к нему. Брюнета это смутило мало, он попросту обошел кровать и так же присел с другой стороны, вглядываясь в лицо Наруто и начиная что-то нашептывать.
Узумаки проснулся минут через двадцать и резко шарахнулся от Королевы, смотря с настоящим ужасом, застывшим в глазах лишь на секунду, но вскоре быстро сменившимся ворохом других эмоций, старательно скрывающих этот ужас.
- Ты какого тут… делаешь? – сглатывая и зачем-то отодвигаясь чуть дальше от сидящего на полу Саске.
- Сижу, - тихо ответил парень, явно заметивший страх в глазах Наруто. Страх, который снова заставил его на секунду почувствовать, как болезненно сжалось что-то внутри.
- Ого… - ошарашено, не зная, что сказать. – Ну а зачем ты тут сидишь? – поднимая брови.
- Нельзя? – вопросом на вопрос ответил Саске, склоняя голову на бок.
Наруто обреченно выдохнул и взъерошил волосы на затылке, отворачиваясь.
- Наруто, ты боишься меня? – тихий, лишенный эмоций глосс. Саске продолжает сидеть рядом с кроватью и внимательным взглядом смотреть на парня.
- С чего ты взял? – цедит Наруто, оборачиваясь и чуть прищуриваясь. Он себе-то был не в состоянии признаться в этом, а тут Саске напрямую спрашивает.
Королева поднимает брови, будто удивляясь и через пару секунд молчания:
- А разве это не очевидно?
Наруто нахмурился, буравя парня взглядом. Слишком много вопросов, на которые он не знает ответа. Слишком много непонятного чувства в черных бездушных глазах чудовища. Слишком часто он начинает думать о Саске, как о чудовище.
- Иди сюда, - зовет Наруто, отодвигаясь на кровати и оставляя место с краю. – Ну же, - хлопая по свободному месту и словно зовя собаку или кота.
Саске пару секунд продолжает сидеть, а затем забирается на кровать, ложась рядом с Наруто.
- Это нормально? – после нескольких секунд молчания, тихо спрашивает он.
- Что именно? – усмехается Наруто, ложась на спину и смотря в потолок. Конечно, это все не нормально. Вся, абсолютно вся эта ситуация ненормальна. Абсурдна.
- Разве люди, спящие в одной постели, не должны состоять в браке? – на полном серьезе.
Наруто удивленно моргает, пару секунд обдумывая сказанное Саске, а затем прыскает и заливисто смеется, поворачиваясь на бок лицом к парню.
- Что? – с непониманием, переспрашивает Королева, придвигаясь чуть ближе к Наруто.
Узумаки не отвечает, продолжая тихо посмеиваться и с искоркой смотреть на Саске, лицо которого сейчас кажется еще бледнее и загадочнее. Что-то нечеловеческое проскальзывает во всей внешности. Что-то непостижимое, удивительное.
- Наивный же ты, - фыркает Наруто, потеплевшим взглядом всматриваясь в лицо брюнета.
Саске не отвечает, внезапно переставая дышать и распахивая глаза чуть шире. Тонкие пальцы сжимают край стеганного теплого одеяла, на котором лежат оба. Наруто, кажется, замечает внезапную перемену в Королеве, однако спросить не успевает. Теплые губы мягко прижимаются к его губам, так и замирая. Блондин удивленно распахивает глаза и резко отстраняется, скорее рефлекторно, нежели осознанно.
- Ты зачем сейчас?.. – с ярким шоком в глазах смотря на Саске, и не понимая, что и думать. Собственное сердце внезапно дало сбой, ускоряясь и забившись в разы быстрее от хлынувшего в кровь адреналина.
Саске тихо выдохнул и, словно не услышав вопроса, вновь подался вперед, на этот раз прижимаясь увереннее и опрокидывая Наруто на спину, забираясь сверху и буквально седлая парня.
- Вау… - удивленно выдохнул блондин, ошарашено снизу вверх смотря на Саске, а точнее скользя взглядом по его телу, с которого Королева так любезно начала снимать кофту. Последний раз Наруто так седлала Хината. Хотя нет, не так. Девушка не была так настойчива. И Узумаки мог сейчас с уверенностью сказать, что эта новая для него настойчивость ему явно нравится.
Тело у Саске было действительно идеальным. Белая кожа, длинная тонкая шея, острые, чуть хрупкие на вид плечи, выпирающие косточки ключиц, часто вздымающаяся грудь с розовыми затвердевшими сосками, плоский впалый живот, тонкие запястья и тонкие, но не по-девичьи сильные, пальцы. И эти опоясывающее сгибы тела черные накожные обручи… Что-то невообразимо прекрасное. Наруто не часто находился с другими парнями в настолько интимной обстановке, но даже он прекрасно понимал всю идеальность фигуры этого парня. А еще, когда Саске наклонился вновь, касаясь губами губ Наруто и задевая кончиками волос его лицо, блондин открыто усмехнулся, хватая Королеву за запястье и чуть тяня на себя.
- Саске, ты ведь девственник, не так ли? – игриво прищуриваясь и выдыхая эти слова шепотом в самые губы парня.
- Что это? – так же шепотом, обдавая жарким дыханием кожу Наруто и смотря чуть затуманенным взглядом и без того черных глаз. На щеках выступил заметный яркий румянец, который на бледной коже в темноте смотрелся особенно интересно в сочетании с темными дрожащими ресничками и влажными губами.
- Ты когда-нибудь занимался сексом? – переиначил вопрос Наруто, прекрасно зная ответ.
- Нет, - удивленно моргая. – Девственность - это невинность? Ты спрашивал об этом?
Наруто медленно кивнул, стараясь не засмеяться оттого, как и с каким выражением лица Саске это сейчас сказал. Вашу мать, какое он, к черту, чудовище? Он скорее уж ребенок. Невинность? Откуда он это вообще взял? Эти ученые, когда программу писали, о чем думали?
- А ты? – внезапно спросил Саске, внимательно вглядываясь в лицо парня.
- О, несомненно! – кивнул Наруто, улыбаясь, с зашкаливающей иронией в голосе. – Как монашка, - припечатал он, ввергая Саске в очередной министупор, искать связь между монашками и невинностью. Монашки обязаны быть девственницами? Но тогда откуда?..
Додумать Саске не дали, заметив, что Королева отвлеклась, Наруто мягко прикоснулся рукой к его щеке, заставляя вновь обратить все внимание на себя. И парень вздрогнул, когда тело под ним чуть напряглось, а затем Узумаки сел в постели, сдвигая Саске себе на бедра и мягко обнимая за талию.
Наруто едва заметно улыбался, с интересом смотря на вновь раскрасневшегося парня, который, не отводя взгляда, смотрел в глаза, не смущаясь, а краснея скорее от непонятного даже для себя желания. Или все же понятного? Узумаки предпочитал не думать больше об этом и лишь осторожно, прикрыв глаза, подался вперед, сокращая и без того маленькое расстояние между их лицами и мягко целуя в губы. Саске замер. Пришла его очередь пораженно распахнуть глаза и против воли, больше инстинктивно, сжать плечи блондина.
Узумаки прикоснулся рукой к подбородку парня и чуть дернул вниз, заставляя открыть рот. А в следующую секунду Саске зажмурился и чуть отпрянул, когда горячий влажный язык скользнул в его рот. Наруто удивленно отстранился, пару секунд вглядываясь в раскрасневшегося, вжимающего голову в плечи парня, который, зажмурившись, сжимал его плечи.
- Оу, так Саске совсем не умеет целоваться? – подаваясь вперед, с искоркой в глазах, выдыхая это прямо в губы Королевы. На губах заиграла особенно довольная ухмылка, и Наруто вновь мягко подался вперед, хватая брюнета за волосы на затылке и не давая отстраниться, целуя настойчивей, проникая языком в рот Саске, дотрагиваясь до его языка.
- Это… - выдохнул брюнет, чуть поворачивая голову в сторону, чувствуя, как Наруто мягко целует в щеку, а затем в уголок губ. – Так… Странно…
- И не говори-ка… - ловя дыхание Саске и вновь жарко целуя в губы, перехватывая его руки и сжимая.
Наруто не помнит, когда у него от одних только поцелуев ТАК билось сердце. Не помнит, чтобы хотел кого-то настолько сильно. Саске, отвечавший сначала неуверенно и даже робко, если это слово вообще можно применить к Королеве, начал распаляться, сильнее прижимаясь к парню, обнимая руками за шею и целуя уже сам, открывая рот, прикрыв глаза и ерзая на Наруто, а точнее на его уже порядком возбужденном члене, который в данный момент упирался в ширинку штанов блондина.
Наруто понял, что потерял контроль над ситуацией, когда Саске, прижавшись еще плотнее, опрокинул их обратно на кровать, так и не разрывая поцелуя, прижимаясь еще теснее и продолжая обнимать парня за шею. Словно ему, наконец, дали то, что он так яростно хотел все это время. Саске отстранился, когда дышать обоим стало уже невозможно, а поцелуи начали душить.
- Твое сердце, - теплая ладонь прижалась к груди, - бьется так быстро… из-за меня? – сбившееся дыхание и пытливый взгляд черных глаз, вглядывающийся в бездну голубого океана глаз Наруто.
- Из-за тебя, - подтвердил блондин, дыша также рвано и не убирая рук с талии Саске, который фактически сейчас лежал на нем, наверняка чувствуя все возбуждение Узумаки – отрицать бесполезно.
- Это так сложно… - тихо начал Саске и внезапно скользнул чуть ниже, прижимаясь головой к груди Наруто и слушая биение его сердца. – Кровь по твоим кровеносным сосудам бежит под давлением, которое просчитывается сложнейшим уравнением, а биение твоего сердца… Его просчитать почти нереально. Это необъяснимо, Наруто. Люди удивительны… - выдыхая, обжигая дыханием кожу, а затем прижимаясь щекой к груди парня.
- Ну… - опешив от таких заявлений. Нихрена себе смена темы. Пару секунд назад так самозабвенно целовались, а сейчас это чудо рассуждает о каких-то там уравнениях. Нда. – А твое сердце разве по-другому? – и через пару секунд Наруто уже пожалеет, что задал этот вопрос.
- Ага, - кивая. – Ваши сердца не ограничены определенным уравнением. Для расчета давления, количества крови или ее потери для людей есть специальная формула. В нее можно подставить любые числа и получить исходные, однако для меня… Мое кровеносное давление уже рассчитано, оно не может быть больше или меньше положенных цифр уравнения. Оно неизменяемо. Все процессы жизнедеятельности в моем теле неизменяемы. Они идут под четким алгоритмом и не способны к каким-либо…
- Стоп! – Наруто зажмурился и сжал пальцами виски. – Перестань, у меня сейчас голова взорвется. Проще поясняй.
- Мое сердце не может биться медленнее или быстрее заданного темпа, кровь в моих жилах тоже течет под определенным давлением, которое не может быть меньше или больше. Конечно, они не совсем постоянны и зависимы друг от друга. Есть определенный интервал, до которого биение сердца может увеличиться или, наоборот, понизиться, - Саске прижался плотнее к груди Наруто. – Если хочешь еще проще, то твое сердце может биться до бесконечности быстро, а мое лишь в определенном интервале. Ученые пытались создать сердце похожее на человеческое, однако... Потом они пришли к выводу, что оно слишком непрактично и полностью заменили всю сердечнососудистую и центральную нервную системы. Мое главное отличие от человека это не неспособность к чувствам, а именно эта физическая аномалия. Существуют и еще различия, но... - Саске замолк на середине фразы, приподнимая голову. - Наруто? - поднимая брови и чуть склоняя голову на бок. - Ты... спишь?
Парень и вправду спал, прижимая рукой Саске к себе и, похоже, не имея ничего против того, что тот сейчас лежит на нем. Наверное, и вправду устал. Королева выдохнула, уперевшись подбородком в грудь блондина, рассматривая его лицо. Дыхание и сердцебиение Наруто выровнялись, и сейчас он казался особенно спокойным и умиротворенным. Саске вновь прижался щекой к груди парня, прикрывая глаза и слушая гулкое сердцебиение в груди.
И Саске и вправду было не надо большего. Вообще ничего. Просто вот так вот остаться с Наруто на целую вечность, вдвоем. Хотя бы сегодня.
Глава 11.

Резкий звонок будильника заставил застонать и, не открывая глаз, протянуть руку, чтобы выключить настырную тварь, однако тварь замолчала быстрее, чем парень выключил ее. Наруто удивленно открыл глаза, чуть щурясь от яркого солнца, и сел на постели, взъерошивая волосы. Взгляд сам собой наткнулся сначала на замолчавший будильник, представляющий собой маленькую овальной формы черную полосочку с сенсорным экранчиком. В данный момент этот минибудильник был зажат в кулачке Саске и… кажется, больше этот будильник никогда уже не разбудит Наруто с утра.
- Ты сломал мой будильник? – удивленно поднимая брови и смотря на парня, который сжимал в руке когда-то бывший будильник.
Саске тряхнул головой и показательно разжал кулак, позволив небольшим частичкам механизма, пластмассы и треснутому мигающему экранчику, болтающемуся на одних лишь проводках, посыпаться на постель.
Наруто хмурым взглядом проследил за частичками бывшего будильника, а потом перевел взгляд на Саске, словно спрашивая: «Ну и зачем?».
- Он разбудил тебя, - пожимая плечами и без малейшего, естественно, раскаяния.
Наруто вздохнул и взъерошил волосы. Часы, висевшие напротив кровати, показывали ровно семь утра. За окном вовсю брызгами разливался рассвет, разбавляя холодные краски ночной синевы и даря городу теплый свет нового дня.
Мобильный зазвонил резко и громко, заставив Наруто вздрогнуть, а Саске инстинктивно напрячься.
- Слушаю, - даже не посмотрев на экран, лениво разглядывая небо за окном.
- Ты сегодня как? В школу идешь? – бодрый голос Кибы и звонкий собачий лай где-то на заднем плане.
Наруто вздохнул и бросил взгляд на Саске, внимательно наблюдавшим за его действиями.
- У меня есть уважительная причина… - начал было Узумаки.
- Да у тебя всегда уважительная причина, Наруто! – внезапно повысил голос Киба, заставив блондина удивленно моргнуть и на секунду задуматься над его словами и причиной злости друга.
- А что не так-то? Скучаешь, что ли? – расплываясь в улыбке и вставая с постели.
- Нет, Наруто. Просто появляться в школе три раза в месяц не ведет ни к чему хорошему, - голос Кибы внезапно стал более серьезным и тихим.
Наруто хотел что-то сказать в ответ, однако в телефоне послышались короткие гудки.
- Кто бы говорил… - фыркая и оборачиваясь на Саске. - Мы идем в школу.
- Что? – склоняя голову на бок, продолжая сидеть на постели.
- Да, я тоже в шоке, - взъерошивая волосы и проходя мимо кровати в ванну.
Саске встал с постели и пошел за Наруто, бросая взгляд на повернувшуюся в его сторону камеру. В квартире Намекадзе в двух противоположных друг другу углах каждой комнаты были подвижные камеры, совсем маленькие, размером меньше трех миллиметров. Их нельзя было увидеть, заметить и отключались они лишь с внешних устройств управления. Наруто об этих камерах не знал, зато знал его отец, поставивший эти маленькие устройства слежения, транслирующие все происходящее в квартире на его личный защищенный диск. Камеры не записывали происходящее постоянно, они включались лишь тогда, когда в поле их зрения происходили какие-либо движения.
Саске почувствовал их каким-то почти внутренним инстинктом, безошибочно распознавая местоположение этих, в сравнении с ним, примитивнейших устройств слежения.
Рюкзак, лежащий на диване в гостиной, заискрился необычным для него серебряным цветом. Наруто тихо выдохнул, умываясь и уже решая, что обойдется без завтрака. Парень не любил завтракать перед школой. Этому не было особых причин, просто с утра есть хотелось не особо.
- Саске, давай быстро умывайся, - вытираясь полотенцем, а затем швыряя его прямо на пол, где маленький домашний робот-чистильщик, по форме напоминающий божью коровку размером с кокос; у него даже были светло-серые круглые пятнышки на белой спинке и небольшие механические антеннки-усики на основании, которое Наруто обозвал головой. Он быстро собрал лапками влажную вещь и потащил куда-то в ведомую лишь ему сторону.
Наруто проследил взглядом за этим неуклюжим по своей форме механизмом, так настойчиво тянущим полотенце куда-то и, закатив глаза, вздохнул.
- Саске! – громко, уже заходя обратно в спальню и сталкиваясь с Королевой, которая лишь подняла голову и как-то особо испытующе вгляделась в голубые глаза удивленного Наруто.
- Что? – не отводя взгляда и так и продолжая вплотную стоять к блондину.
- Иди умывайся, - отворачиваясь, а затем и вовсе обходя парня, вновь направляясь к узкому шкафу с сенсорным замком на дверце.
- Водой? – нелогичность вопроса заставила на секунду задуматься, а затем повернуться к Саске и, нахмурившись, внимательнее вглядеться в его лицо. Это и вправду та самая Королева, что превосходит его интеллектуально в несколько, возможно, десятков раз?
- Да, - терпеливо, медленно кивая и вновь оборачиваясь к шкафу, открывая его прикосновением большого пальца к замку.
Саске кивнул в ответ и пошел в ванную совершать абсолютно бесполезную, по его мнению, процедуру. Вода не очистит кожу так, как хотелось бы. Не кожу Саске, по крайней мере.
Когда Саске закончил умываться, Наруто уже успел одеть на себя что-то, похожее на джемпер черного цвета с ядовито-желтыми, оранжевыми и красными кругами, расплывающимися на груди, и свободные черные штаны с глубокими карманами и заниженной посадкой. У Наруто явный траур.
- Готов? – поднимая брови и немного отстраненно смотря на мокрого Саске, который на преобладание черного цвета в одежде Наруто и безвкусный джемпер не обратил никакого внимания, лишь кивнув и смаргивая капли воды с мокрых ресниц.
Узумаки вздохнул и взял с одной из полок мягкое полотенце.
- Чудище, - немного обреченно, начиная вытирать лицо зажмурившегося парня и осторожно придерживая за плечо. Наруто, наверное, и сам не до конца осознавал всю осторожность своих прикосновений. Однако так парень прикасался не только к Саске. Осторожные, но уверенные прикосновения, которые стараются больше уберечь, защитить, нежели причинить боль. Именно прикосновения раскрывают человека. Несмотря на всю внешнюю грубость и некую холодность, Наруто был не из тех, кто сможет навредить. Он из тех людей, которые, беря в руки оружие, так и не выстреливают. Но не потому, что не хватает смелости или избыток мягкости, а потому, что за всю свою жизнь эти люди так и не научились причинять физический вред кому-либо.
Наруто, наконец, заканчивает драить полотенцем несчастное лицо Саске, отстраняется и улыбается, замечая, что кожа на лице парня покраснела.
- Чистенький Саске, - довольно заключил Наруто, улыбаясь и вновь бросая полотенце на пол. – Пошли, - хлопая Королеву по плечу и хватая с дивана свой рюкзак, переливающийся серебряным цветом.
Наруто остановился уже в дверях, резко обернувшись на Саске и окинув его каким-то непонятным, возможно, оценивающим взглядом.
- Я знаю один неплохой магазинчик… - начал Наруто. – По пути заедем, хорошо? – поднимая взгляд на парня и улыбаясь, с мелькнувшей искрой азарта и интереса в глубине глаз.
- Зачем? – чуть склоняя голову на бок.
- Хочу посмотреть, запрограммировали ли в тебя ученые чувство вкуса, - вновь оборачиваясь и выходя из квартиры.

***

«Размер имеет значение». Пожалуй, этим высказыванием прониклись все магазины одежды от самых дешевых и заканчивая дорогими фирменными бутиками в городе. Прониклись во всех смыслах. Размер действительно имел значение. Именно поэтому в любом магазине двадцать четыре часа и шесть дней в неделю можно было найти любой размер, любую расцветку понравившейся вам вещи, любой покрой. Потому что размер имел значение. Размер не только вещей, но и магазина, что эти вещи продает. Огромные здания не меньше двадцати этажей, с замысловатыми названиями, написанными вертикальными буквами по всей высоте здания. От обычных жилых домов их отличали не только надписи, но и цвет. Здания могли быть кирпичного цвета, с искусственно выведенной гравировкой кирпичей. Пародия на давно уже изжившие себя дома *** века. Таких кирпичных строений уже просто не могло существовать, поэтому, несмотря на внешнюю отделку, внутри эти здания не представляли из себя ничего, кроме тонн бетона и металла. Некоторые производители шли дальше и раскрашивали свои магазины в причудливые яркие цвета, с узором в виде непонятных то ли снежинок, то ли кружочков, то ли еще чего. Факт в том, что эти самые непонятные снежинки были размером с горошину. Их было множество на ярком фоне дома. Часто можно было встретить синие дома, словно обсыпанные серебряным снегом. На деле это была лишь несмываемая краска. Зеркальные окна во всю стену, иногда занавешенные изнутри разного рода шторами. Все общество пресловуто затасканного нового тысячелетия, то есть современное общество, с взошедшей вверх андеграунд культурой, составляющей не просто большинство, а почти всю основную массу населения, было повернуто на «собственном стиле». Нормальность стала странной. Странность стала нормальной, а люди, когда-то называвшие себя уникальными, потеряли основную нить своих стремлений. Серая толпа внезапно раскрасила себя в яркие тона и… почернела. Цвета смешались и дали один единственный грязный черный цвет.
Индустрия современной моды теперь может предложить ВСЕ во всех смыслах этого слова, и в тоже время она не может предложить ничего. Все, что когда-то могло назваться новым, оригинальным, интересным исчерпало себя. Больше нечего было создавать или преобразовывать. Мода, как таковая, исчерпала себя.
- Что это?
Наруто мог поклясться, что сейчас на лице Саске было явно написано отвращение.
- Это… Ну… - взъерошивая волосы и задирая голову, окидывая огромное здание бордового цвета с вертикальными золотыми буквами сбоку, написанными на языке, который Наруто прочесть не мог. – Это довольно неплохой магазин.
- Выглядит отвратительно, - отрезал Саске, бесстрастно смотря на открытые двери здания. Двери, кстати, размером были с два этажа и служили скорее украшением, нежели использовались по назначению. По бокам от дверей на задних лапках, сложив передние на груди и обнажив два передних зуба, стояли огромные золотого цвета зайцы с торчащими ушами. Почему именно зайцы, Наруто не знал. Животные были высотой больше двух метров и смотрели на всех своими ненастоящими глазенками свысока. Они словно говорили: «Человек, зачем ты пришел в НАШ магазин? Человекам здесь не место, уходи!». По крайней мере, Наруто взгляд зайцев расценивал именно так.
- Это неплохой магазин, - словно оправдываясь, заверил Узумаки, уверенно идя внутрь.
Саске на это ничего не ответил, поравнявшись с парнем и идя рядом.
Стоило сделать один единственный шаг за порог, как перед Наруто, тряхнув внушительным бюстом не меньше четвертого размера, появилась девушка с аппетитными изгибами тела, обтянутыми черным коротким платьицем, с глубоким вырезом декольте, поддерживающим и визуально увеличивающим и без того огромную грудь. На ногах девушки были высокие сапоги выше колена, а миниатюрные ручки до локтя стянуты сетчатыми перчатками с черным мехом вокруг запястья. Такой же мех был на «ошейнике» , обвивающемся вокруг шеи девушки. Каштановые волосы были забраны в два тугих пучка на голове, разделяемые ровным пробором и проколотые японскими заколками-спицами с двух сторон.
- Здравствуйте! – мило улыбаясь, на удивление доброжелательным голосом. – Мы очень рады видеть Вас в Саттаро-Ремор! На Ваш выбор будет представлено более двух тысяч коллекций от лучших дизайнеров мира. Если вы ищете что-то особенное или что-то конкретное, то прошу ознакомиться с нашим виртуальным каталогом, в котором вы сможете найти, без преувеличений, все, что захотите!
- Старик Джирайя сегодня здесь? – поднял брови Наруто, проигнорировав слова девушки и раздумывая над явно искусственным происхождении ее груди.
- Конечно! – ничуть не обидевшись, расплылась еще в большей улыбке девушка. – Он знает о вашем приезде? Или ему сообщить?
- Знает, - соврал Наруто, ничуть не смутившись. – Нас проводить к нему, - с едва уловимой насмешкой в голосе.
- С радостью! – заулыбалась шире девушка. – Прошу за мной, - разворачиваясь и бодрым шагом направляясь к стеклянному лифту.
Внутри здания все полы были застелены красными однотонными коврами, стены же были выполнены больше в викторианском стиле с преобладанием золотых тонов. На стенах были декоративные подсвечники с сенсорным пламенем свечей. Поднимаясь на стеклянном лифте, можно было в полной мере оценить всю слишком уж броскую, приторную роскошь этого места. На каждом этаже обязательно стояли разные декоративные растения.
- Это то, что называют красотой? – внезапно спросил Саске, глядя вниз сквозь стекло лифта на мелькающих внизу мужчин, парней, женщин и девушек в дорогих нарядах, выбирающих себе еще более дорогие.
- Красота – понятие неординарное и неустойчивое, - улыбнулся в ответ Наруто, смотря в свою очередь на Саске. – По мне, так ты куда милее, - слова вырвались сами и еще до того, как пришло осознание сказанного.
Саске замер и повернул голову к Наруто, глядя почти удивленно, почти шокировано, почти человечно.
- Я тебе нравлюсь? – совсем тихо, не сводя взгляда с блондина.
Наруто замер почти инстинктивно, понимание вопроса пришло быстро, однако ответ… нравится ли ему Саске? Саске, который сейчас стоит совсем рядом. Стоит только протянуть руку и сказать нужное слово… Стоит только сказать, что…
Сердце забилось быстрее, Наруто нервно сглотнул и…
- Приехали! Прошу, - двери лифта открылись, и девушка выпорхнула из него, не убирая с лица дежурную улыбку, развернулась и посмотрела на парней, дожидаясь, когда они выйдут из лифта.
Наруто едва сдержал облегченный выдох и вышел из лифта вслед за девушкой, направляясь за ней по широкому длинному коридору все с той же золотой отделкой стен и редкими картинами.
Через пару минут девушка привела парней к таким же большим дверям размером в два этажа, что были на входе, однако эти двери были закрыты. Девушка на удивление легко открыла их, пропуская парней внутрь и входя следом.
Помещение, не комната, а именно помещение, в которое вошли парни отличалось от всего внутреннего интерьера здания. Всю противоположную стену занимало одно длинное окно от пола до потолка. Этаж был последний, а значит в этом окне можно было увидеть крыши других домов, окна стоящих близко более высоких многоэтажек и, если посмотреть вниз, небольшой парк, мосты и дороги. Из мебели в комнате стоял лишь стол из красного дерева и офисное кресло.
- Господин Джирайя, к вам посетители, - вежливо проинформировала девушка высокого мужчину, стоявшего лицом к окну и смотревшему куда-то между высоток. Мужчина был одет в черный деловой костюм, с темно-красной рубашкой, расстегнутой на несколько пуговиц сверху. Длинные, наверняка жесткие, седые волосы доходили длиной ниже поясницы.
Джирайя обернулся, сначала через плечо, а потом, узнав гостя, расплылся в улыбке и повернулся уже всем корпусом.
- Давно тебя не было, Наруто! – добродушно, с улыбкой начал мужчина, отходя от окна и делая несколько шагов в сторону парней.
- Привет, старик, - широко улыбнулся в ответ парень, пожимая протянутую руку, а в следующую секунду оказываясь в крепких объятиях.
- Ого! Да ты подрос. Возмужал! – одобрительно хлопая парня по спине. – А что это за милашка с тобой? Новая девушка? Одобряю! – хрипло смеясь и добрым, изучающим взглядом скользя по Саске.
- Это парень, - хмыкнул Наруто, тоже оборачиваясь на Королеву. То, что Джирайя перепутал, было не удивительно, так как этот старик путал всех. Наруто не знал, что у Джирайи за проблемы с различием полов, однако проблемы были и были крупными. Возможно, это были проблемы со зрением или еще с чем, однако того факта, что Джирайя путал мужчин с женщинами не изменяло.
- Конечно, парень! – рассмеялся, ни чуть не смутившись мужчина. Он никогда не признавал этой своей проблемы, всё сводя в шутку. – Как его зовут?
- Саске, - притягивая парня за руку к себе и чуть приобнимая за плечо. Зачем Наруто это сделал, сказать он не мог.
- Саске? – на лице Джирайи внезапно яркой краской отразилось удивление, а через пару секунд мужчина заливисто рассмеялся. – Ну да, конечно! – сквозь смех. – Саске! Отличная шутка! – вытирая выступившие от смеха слезы. – Ты всегда был оригинален, малыш, но все же? Как зовут твоего друга?
- Его зовут Саске, - настойчиво, приподнимая брови, повторил Наруто, не понимая, что именно рассмешило Джирайю.
- Ну хорошо-хорошо! – примирительно поднимая руки. – Пусть будет Саске. Если тебе так нравится это имя, то ладно, - все еще посмеиваясь. – Все вокруг тебя «Саске», - развернувшись, со смешком тихо прибавил мужчина. – Так что же тебя с Саске ко мне привело? – выделяя интонацией имя, приподнимая брови и отходя к столу, прислоняясь к нему и складывая руки на груди.
- Мы хотим подобрать ему более подходящую одежду. Эта нам не нравится, - заявил Наруто, обходя парня со спины и кладя руки ему на плечи, а после чуть оттягивая ткань кофты вверх.
Самого Саске все, естественно, устраивало.
- Как думаешь, что ему подойдет? – забираясь руками под кофту парня и проводя руками по бокам, заставляя Королеву вздрогнуть.
- Платье, - усмехнулся Джирайя, беря со стола сигару, зажимая между зубами и поджигая.
- Не думаю, - расплываясь в улыбке, оценив шутку. Хотя может, и не шутку вовсе.
- Ладно, сейчас что-нибудь подберем, - пообещал Джирайя, хлопнув в ладоши. – Милана, милая, будь добра, принеси мне наш каталог, - обращаясь к все еще стоящей у двери девушки.
- Он на вашем столе, - не прекращая улыбаться, ответила та.
Джирайя удивленно моргнул и обернулся на свой стол, где среди бумаг, пепельницы и парочки навигационных развернутых систем и вправду лежал едва заметный сенсорный лист каталога. Мужчина чуть виновато улыбнулся девушке, виня себя за рассеянность, а затем мягко нажал на лист каталога, и уже через секунду вокруг стола развернулись многочисленные большие окна, предоставляющие взору многочисленную палитру цветов и разнообразных вещей.
- Чего-нибудь красное с черным, - чуть прищурившись и подойдя к столу рядом с мужчиной, посоветовал Наруто.
- И обтягивающее, - кивнул Джирайя, прикасаясь пальцами к сенсорным экранчикам и выбирающий соответствующую одежду и цвет. – Вот это. Как думаешь? – обращаясь к Наруто и кидая взгляд то на Саске, то на экран.
- Это вульгарно, - нахмурился блондин.
- Думаешь? – поднимая брови. – По-моему ему пойдет, - резким движением «стягивая» выбранную одежду с экранчика и «примеряя» сенсорный образ на Саске.
Саске посмотрел вниз, смотря на созданный виртуальный образ, который вполне можно было назвать голограммой, а именно на короткие черные шорты, кожаные сапожки с бардовой шнуровкой и изодранную, спадающую с одного плеча черную майку с белыми надписями мелким красивым почерком и двумя красными розами по центру. На руках же красовались бордовые перчатки без пальчиков.
- Вульгарно, - заключил Наруто. – Но мне нравится, - задумчиво добавил он, после нескольких секунд лицезрения Саске.
- Можно, что-нибудь строгое, например… - примеряя на Саске уже другой виртуальный образ, - ...это.
- Это ему больше идет, - согласился Наруто, осматривая брюнета в черных, зауженных к щиколоткам штанах, белой рубашке и слабо завязанном черном галстуке.
- Или образ лоли? – улыбнулся Джирайя, примеряя на Саске короткое платье с пышной черной юбкой, усыпанной белыми розами. Хотя Наруто больше впечатлили кружевные чулочки и черные туфли с круглым носом на высоком каблуке. Ну и шляпка, конечно, тоже без внимания не осталась.
- Саске, иди сюда, - позвал Наруто, смотря, как интересно меняется походка парня на высоких каблуках, хотя на самом деле она совсем не менялась, просто воображение у Узумаки было очень уж хорошее. - Может, ты выберешь сам то, что тебе понравится?
Саске холодно, без интереса окинул взглядом развернувшиеся экранчики.
- Ничего не нравится, - холодно отрезал он.
- Что, совсем? – расстроено сник Джирайя, смотря глазами обиженного ребенка, у которого только что отобрали любимую игрушку.
- Значит, мы просто примерим все, - уверенно заявил Наруто, улыбаясь Королеве. – Что-нибудь обязательно понравится, да? – обращаясь к Джирайе.
- Разумеется, - вновь расплылся в счастливой улыбке тот. – У нас лучший магазин одежды в городе! Бутик из бутиков, - заверил он. – Я уверен, мы точно угодим вкусу твоего… Саске, - вновь улыбаясь.
И Саске уже мысленно понимал, что, скорее всего, выйдет он отсюда не раньше, чем через час или два…

Йиори 17.08.2013 06:48

Глава 12.

- Мы берем всё! – широко улыбнувшись, провозгласил Наруто, довольно смотря на Саске в коротких черных шортах и длинной синей футболке. – Саске, ты согласен?
- Нет, - отрезал парень, дергая футболку. Хоть это и была фактически лишь голограмма, однако ощущения были вполне реальными.
- Почему? – чуть расстроено, но больше с любопытством. Наруто действительно была интересна реакция Саске на разные виды одежды. Королева реагировала едва заметно, почти неуловимо, и эту реакцию можно было заметить лишь в редкой мимике. Иногда он едва заметно хмурился, иногда поджимал губы, а иногда и вовсе отворачивался, всем своим видом демонстрируя протест.
- Тебе не нравится? – закусывая губу и оглядывая Саске. На вкус Наруто, эта одежда Королеве очень даже шла.
Саске не ответил, не понимая, что вообще Наруто подразумевает под словом «нравится». Он не мог объяснить, почему не хочет носить эту одежду, это было просто чем-то… чем-то на уровне восприятия, возможно, предпочтений.
- Мне нравишься ты, - склоняя голову на бок и в упор смотря на Наруто, словно пытаясь донести одну простую истину.
Наруто вздохнул, не придавая словам Саске особого значения, и обреченно опустил голову.
- Ладно, - поднимая взгляд на Саске. – Просто покажи, что нравится тебе и мы купим, - наконец сдался Наруто после того, как сорок с лишним минут пытался обрядить Саске в разные, иногда прикрывающие лишь минимум тела наряды. Чего стоил один только тот костюм инопланетянина, состоящий из коротких узких шортов серебристого цвета и мужского, что само по себе уже было жутко, бюстгальтера на лямочках, прикрывающего лишь сосочки. Были еще серебристые чулочки выше колена и непонятные короткие сапожки с устойчивым каблучком. Были еще и небольшие фиолетовые антеннки на голове. В этот момент, пожалуй, даже Саске был шокирован своим внешним видом, не говоря уже о Наруто, у которого нервно задергался глаз.
И вот, спустя сорок минут, Узумаки, вдоволь наигравшись в «наряди Саске», наконец, предоставил самому Саске право выбора. И как-то даже разочарованно вздохнул, когда Королева без особого интереса выбрала обычные черные джинсы, зауженные к щиколоткам, но с низкой посадкой, что не могло не порадовать, и свободную футболку красного цвета с черным кругом и двумя красными запятыми внутри. Наруто в тот момент жалел, что футболка была не облегающей. Очень жалел. Нет, Саске ему нравился мало, однако тело у него было фантастическое. Кукольно идеальное. И, конечно, смотреть, как на нем смотрятся разные виды одежды, было, по меньшей мере, занимательно.

***

- Может, заедем в кафе? – чуть сужая голубые глаза и глядя вперед на дорогу, дожидаясь пока Саске усядется сзади, чтобы уже, наконец, газануть и рвануть вперед.
- Тебе в школу, - напомнил парень, обнимая Наруто со спины и прижимаясь щекой к его спине.
Наруто слова расслышал прекрасно, однако сделал вид, что не услышал, резко срываясь с места и почти сразу сворачивая на повороте, огибая сигналившие машины. Узумаки ездил в пределах допустимой скорости, единственной его погрешностью было то, что он не брал с собой шлем. Единственное его нарушение в правилах вождения. Парень буквально «заболел» гоночными мотоциклами после того, как в пятнадцать лет первый раз побывал на нелегальной гонке, в которой помимо мотоциклов участвовали и разные минимашины. Эти люди, гоняющие по жуткому шоссе без шлемов и страховки, выделывающие такие виражи и трюки в воздухе, что дыхание замирало, а по нервам на миг расходился ток, навсегда стали для него своеобразным идеалом. И этот идеал упорно не разделял его отец. Запретить Наруто посещать такие гонки он не мог, а вот когда парень через полгода заявил, что будет теперь не только смотреть, но и участвовать… Отец разозлился. И разозлился не так, как злился до этого. Это была странная, непонятная, ледяная злость. Наруто ожидал чего угодно, но не этого. Не было ни криков, не лекций по поводу «опасно», не скандалов, ни причитаний. Был холод и констатация факта. «Ты не будешь участвовать. Я запрещаю. И не смей ослушаться». Так, вроде бы. Наруто не понял, что это было, так и оставшись стоять в коридоре с расширенными глазами и удивлением, ярко разрисовавшим лицо. С ним только что… обращались как с вещью. Это не было обычное родительское: «Я запрещаю», это было что-то… Это был приказ.
С того момента Минато больше не мог оказать влияния на своего сына. Все разговоры встречались в штыки, банальные фразы стали перерастать в скандалы еще до того, как Минато начинал понимать, что же он не так сказал и кто в этом виноват. Взаимные обвинения вскоре доконали обоих, и Минато в последствии стал большую часть своего времени проводить на работе (хотя казалось бы, куда уж еще больше), так что Наруто появлялся дома лишь пару раз в неделю. Общение отца и сына свелось к минимуму. Нет, к нулю. У Наруто в окружении появились те самые друзья, которых бы не было никогда, если бы он ночевал дома. Шикамару, Гаара с Канкуро и Темари. Однако нужно сказать, что Наруто не пил. Вообще не пил. Скорее всего, это было из-за любимого мотоцикла, который он действительно боялся разбить. Этот мотоцикл был второй дорогой вещью в жизни Наруто. Первой был… Была мягкая игрушка в виде оранжевого лиса-мутанта с оскалом пасти, черными глазами и девятью хвостами. Лис был размером сантиметров сорок, не меньше. Плюшевая мягкая игрушка. И она навсегда стерлась из памяти Наруто, вместе с воспоминаниями о смерти матери. Нет, Наруто знал, как и где она умерла, но, несмотря на то, что он был вместе с ней в момент ее смерти, парень не помнил ничего. Ничего, кроме толщи воды над собой. Воды, в момент заполнившей горло и легкие. Собственный крик, утонувший в глубине водной жижи, руки, отчаянно цепляющиеся за воду, словно пытающиеся ухватиться за тот голубоватый свет наверху, однако, как бы он не хватался, чернеющая синева все же утягивала его вглубь, медленно меркло сознание и становилось все равно. Это единственное воспоминание часто снилось Наруто. Нет, еще что-то снилось. Что-то неуловимое, что-то, что всегда забывалось, резко меркло в сознании, стоило лишь проснуться.
Наруто выныривает из собственных воспоминаний, когда чувствует, как Саске сильнее прижимается к нему.
- Ты в норме? – на всякий случай уточняет Наруто, помня, что Королева не очень любит «кататься» с ним.
- Да, - уверенный и тихий ответ заставляет сбавить скорость. Наруто на каком-то доступном лишь ему уровне восприятия понимает, что в норме совсем не все.
- Так лучше? – мягкая, не слишком медленная езда, но и не быстрая, как несколько секунд назад. С Наруто всегда было так. Он иногда «забывался» в скорости, больше не контролируя езды, он растворялся в красках ночного или уже утреннего города, отчаянно пытаясь вспомнить что-то и не замечая ни времени, ни скорости. Вывести из этого состояния его могла лишь нехватка бензина или усталость. Теперь еще и Саске. Вообще, странно, что Наруто так на него среагировал. Обычно, даже на прижимающуюся сзади Хинату, отчаянно просящую ехать медленнее, парень либо вовсе не обращал внимания, либо, наоборот, увеличивал скорость, смеясь над страхом девушки. Поэтому-то Хьюга так не любила ездить с Наруто (в общем-то, никто не любил). И по этой же причине самого Наруто так не любил двоюродный брат Хинаты – Неджи. Как-то раз Узумаки привез его сестру домой всю в слезах, с трясущимися руками и коленями, с расширенными в страхе глазами и срывающимся голосом. Неджи тогда первый ударил Наруто, а уже через секунду получил удар в ответ такой силы, что его резко отшвырнуло куда-то назад, залив кровью пол. После врачи сказали, что это перелом носа, однако сам Хьюга, конечно же, никому о вердикте врачей не рассказал, не желая добавлять Наруто славы фактом, что он смог сломать ему нос с одного удара. Хината и так, кажется, была по уши в восторге от своего парня, а тут еще и такие подробности…
- Да, - утыкаясь носом между лопаток Наруто и вдыхая его запах, будто благодаря.
- Точно не хочешь в кафе? – уточнил Наруто, - У меня кредитка отца, можем хоть на самолете покататься. Его ж деньги, не жалко, - с неприязнью в голосе, которую Саске уловил мгновенно, сразу же преобразуя в вопрос:
- Не любишь отца?
- Это… - задумываясь, - ...сложнее. Нельзя сказать, что я люблю его. Но я его и не ненавижу. Я не желаю ему зла, однако маленькая месть иногда полезна, - улыбаясь и останавливаясь на красный свет светофора. – Ну, так как насчет кафе?
- Нет, не надо.
Наруто пожал плечами, обращая все свое внимание на светофор.
- Значит, ты равнодушен к нему? – Саске чуть поднял голову, придвигаясь еще ближе.
- Ты пытаешься понять мои чувства, хотя сам чувствовать не умеешь? – усмехаясь и ускоряясь, как только загорается зеленый свет. – Смело, - с одобрением и говоря громче, чтобы Саске мог услышать. – Но лучше не стоит. Я этого не люблю.
- Хорошо, - тихо.
До школы они доехали минут через десять, при этом Наруто резко затормозил перед главным входом школы, паркуясь здесь же.
- ТЫ ОПОЗДАЛ!! – этот клич блондин узнал бы из тысячи. Инстинктивно вжав голову в плечи, Наруто со страхом обернулся и нервно улыбнулся Сакуре, шедшей к нему быстрым, солдатским шагом и уверенно размахивающей портфелем, зажатым в правой руке. И девушка бы обязательно огрела Наруто этим портфелем, если бы не заметила Саске.
- Это еще кто с тобой? – опуская руку с занесенным для удара «оружием» и хмурясь еще больше, без стеснения разглядывая Королеву.
- Это Саске, - улыбаясь и радуясь, что взял Королеву с собой. Как-никак, а не получить с утра по башке от Сакуры стоит многого.
Брови девушки быстро поползли вверх, а на лице отобразилась высшая степень иронии.
- Конечно, Саске… - кивнув. – И как я не догадалась? – хлопнув себя по лбу. – Приятно познакомиться, Саске-кун. Меня зовут Дерево Апельсиновое, - протягивая Саске руку и мило улыбаясь, однако в ту же секунду отдергивая руку и вновь переводя взгляд острых зеленых глаз на Наруто. – Не хочешь имя говорить – не говори, я и не об этом спрашивала. Но врать настолько бездарно тоже не надо, - хмуря тонкие розовые брови и переводя взгляд на наручные часы. – Сейчас ждем Кибу и идем в класс. Урок начнется через семь с половиной минут, - проинформировала девушка, разворачиваясь в ту сторону, из которой предположительно должен прийти Инузука, и складывая руки на груди.
Наруто вздохнул, решив не заморачиваться над вопросом, что же сегодня за день-то такой, раз ему никто не верит? Нормальное у Саске имя… Что не так-то им всем?
- Ее Сакура зовут, - склоняясь к Саске и говоря шепотом, чтобы та не услышала. – Она немного… припадочная. С самого раннего детства. Так что ты внимания не обращай, я-то ее знаю с младенчества, можно сказать, привык, - ободряюще улыбаясь.
Саске кивнул, внимательно вглядываясь в явно раздраженную девушку, то и дело поглядывающую на часы. Наруто прислонился к мотоциклу, так же сложив руки на груди и глядя в сторону, откуда должен пойти Киба.
- Если он не придет через две минуты, я убью его, - совершенно спокойно пообещала Сакура, распихивая шедших со стороны Кибы учеников одним лишь взглядом и словно мысленно проклиная их всех.
Инузука объявился внезапно и с другой стороны, весело запрыгнув на Наруто сзади и перепрыгнув через его мотоцикл.
- Какие люди! – широко улыбаясь, тяжело дыша и оглядывая Наруто. – А я уж думал ты как всегда…
- ТЫ ОПОЗДАЛ!! – мощный хук справа не дал Кибе закончить фразу. Парень отшатнулся, ошалело глядя на злую Сакуру и прижимая руку к щеке.
- И тебе доброе утро… - наконец, хмуро пробормотал он. – Что ж сразу бить-то? Составить предложение больше, чем из двух слов, стало для тебя непосильной задачей? – изгибая бровь и с насмешкой смотря на девушку.
Сакура полностью проигнорировала слова парня, лишь одарив его холодным острым взглядом, от которого у Наруто мурашки по спине пробежали. В отличие от Кибы, он Сакуру знал с раннего детства и так же прекрасно знал, к чему может привести этот взгляд. К оттиранию крови с пола. Сакура была умной, красивой, можно сказать, даже грациозной девушкой, обладающей неплохим чувством вкуса и определенным багажом знаний. Однако, несмотря на все это, поклонников у нее не было. И даже парня не было. Впрочем, друзей, кроме Кибы и Наруто тоже не было. Потому что Сакура была самой драчливой ученицей, наверное, во всем городе. Она применяла физическую силу по поводу и без, готовая за малейшую провинность ударить любого и, если надо, в буквальном смысле ткнуть мордой в свой косяк. Наруто не испытывал к ней и капли любви, так как сложно любить кого-то, кого знаешь с детства и с кем вместе в носу ковырялись и впечатлениями делились, однако, как подругу и просто как хорошую девушку, парень ее ценил и даже уважал. И много раз говорил, что даже если бы они с Сакурой не были знакомы с детства, то он так и так бы с ней обязательно подружился.
- Наруто-кууун! – звонкий голосок заставил Наруто улыбнуться и повернуть голову.
Киба фыркнул и вытянул губы трубочкой, изображая поцелуй, а затем сплюнул и показал язык, поморщившись, словно съел что-то кислое.
Сакура кивнула бегущей к ним Хинате, получив от нее улыбку и тихое «здравствуйте», и, вполне удовлетворившись этим, пошла к входу в школу. Наруто и Киба пришли, а значит, ее «работа» здесь закончена, можно и на урок идти. Кстати да, Харуно Сакуру многие ученики называли на «вы», тем самым, наверное, показывая высшую степень уважения. Или страха, черт его знает.
- Постойте, Сакура-сан! – остановилась девушка, напротив уже отошедшей от Наруто и Кибы Харуно. – У нас первый урок отменили! – мило улыбаясь. – Наруто-кун! – вновь обращая все свое внимание на парня и махая рукой.
- Она тебя зовет, - скептично заметил Киба, поворачиваясь спиной к машущей девушке.
- Я слышу, - хмыкнул парень.
- А это вообще кто? – переводя хмурый взгляд на стоящего рядом с Наруто Саске и, кажется, только сейчас его замечая.
- Саске, - хмуро представил Наруто, всматриваясь в лицо Кибы и думая, что если еще и он ему не поверит, будет вообще фиеста.
- А, ясно, - без тени удивления, кивая. – Меня Киба зовут, - улыбаясь и протягивая руку Саске.
- Он и так уже понял, - хмуро, обнимая Королеву за плечо и придвигая ближе к себе, тем самым не дав ему пожать руку Инузуки.
- Эм… - растерялся Киба, приподнимая брови и не зная как на такое реагировать. Сказать, что ревность сейчас была не явной, это не сказать ничего. – Не знал, что ты… - начал парень, но снова был бесцеремонно перебит, подошедшей Хинатой.
- Наруто-кун, первый урок отменили! – радостно улыбнулась Хьюга, вставая напротив Наруто и заводя руки с портфелем за спину.
Хьюга Хината была полной противоположностью Сакуры. Как внешне, так и внутренне. Хината носила школьную форму так же как и большинство девушек школы, оставляя от нее лишь легкую белую блузку, не заправленную в короткую юбку цвета хаки. Помимо этого Хината носила небольшой светло-сиреневый бантик на левой стороне груди, ненамеренно привлекая к ней еще больше внимание, и белые чулки выше колена. Длинные иссиня-черные волосы девушки ниспадали за спиной ровной волной. На уроках Хината надевала изящные очки в черной оправе – у девушки было слабое зрение. Собственно, у всех членов ее семьи зрение было не очень хорошее. Наверное, это что-то генетическое, девушка точно родителей не расспрашивала.
Хината была эффектной и доброй девушкой, которая готова всегда прийти на помощь, мягко указать на ошибку, подсказать, если нужно или объяснить что-то лишний раз. Она была воплощением идеала, наверное, почти всех парней школы. И поклонников у нее, как следствие, тоже было не счесть, однако, когда появился Наруто, поклонники, конечно, не уменьшились, но их настойчивость резко упала. Потому что с Наруто тягаться не мог никто, а связываться с ним в драке было вообще чревато не лучшими последствиями.
Чем такой девушке, как Хината, понравился Наруто? Упорством. Наруто всегда добивался поставленной цели. В учебе, в своем увлечении мотоциклами, в драках, в конце концов. Как это ни странно, но Хината первая обратила внимание на Наруто. И бегала, если так можно выразиться, за ним именно она, а не наоборот. И каково же было ее счастье, когда спустя какое-то время, парень согласился с ней встречаться. Кстати, потом, как уже успел заметить сам Наруто, несмотря на всю свою скромность и некую даже стеснительность, в постели Хьюга могла раскрепоститься как никто, показывая поистине чудеса страсти. Она была такой естественной, живой, красивой, без намека на какое-то опошленное сознание, что Наруто оставалось лишь гадать, как такой идеал вообще может существовать. Однако чувства Наруто никогда не переваливали дальше восхищения. Даже банальной заботы не было, он мог говорить искренние необдуманные комплименты в ее адрес или гладить по волосам, наблюдая как мило она краснеет, уткнувшись взглядом в пол, но не больше.
- Наруто-кун, - чуть отводя взгляд и краснея. – Не представишь мне своего друга? – мягко улыбаясь и поднимая взгляд на Саске.
- Саске, - улыбнулся Наруто, чуть склоняя голову на бок.
- Очень милое имя, Саске-кун, - добродушно улыбнулась Хината. – Мое имя Хьюга Хината, приятно познакомиться! Друзья Наруто – мои друзья, - провозгласила девушка, улыбнувшись еще добрее и мягче.
- О, началась часть с соплями, - закатил глаза Киба, закидывая руки за голову и разворачиваясь. – Я пойду к Сакуре лучше, - шагая в сторону школы.
- Удачи тебе, - усмехнулся Наруто, вызывая еще и нервный смешок у Инузуки.
- Пока, Киба-кун! – весело попрощалась Хината.
Инузука кивнул, пару раз махнув друзьям, и прогулочным шагом поплелся в школу, догонять Сакуру, чтобы вместе посидеть в школьном кафетерии и, как всегда, занять у Харуно денег.
- Здесь рядом есть одно неплохое кафе, - сообщила Хината, поворачиваясь к Наруто и чуть наклоняясь к нему корпусом, заглядывая снизу вверх в глаза парня. – Я знаю, ты любишь всякие кафешки. Сходим? – склонив голову на бок так, что ровная челка чуть сместилась в бок, на миг открывая красивые тонкие бровки и узкий лоб.
Саске вздрогнул. В груди что-то непонятно кольнуло.
- О, отлично, я как раз не завтракал, - улыбнулся в ответ Наруто, взъерошивая волосы.
- Как всегда, - засмеялась в кулачок Хината. – Я же знаю, что ты не завтракаешь по утрам, поэтому и присмотрела это кафе, - чуть краснея.
- Только пойдем пешком. Втроем не уместимся, - улыбаясь.
- Втроем? – ненадолго опешив, а затем вновь светлея на глазах. – Ох, Саске-кун, я так рада, что ты идешь с нами! Ты спас меня от смертельной поездки, - улыбаясь Королеве. – Заодно, будет возможность поближе узнать друга Наруто-куна, - кивнув головой и заведя руки за спину. – Тогда пошли? Ваш гид - Хьюга Хината-сама отведет вас к месту назначения! – театрально нахмурив бровки, вытянувшись и приставив ладонь к виску, будто отдавая честь. – За мной! – весело улыбаясь и вышагивая вперед.
- Она тоже со странностями, но не обращай внимания, - улыбнулся Наруто, внезапно протягивая руку и проводя по волосам Саске. – Все в порядке? Ты бледный, - хмурясь.
- Все хорошо, - качая головой и поворачивая голову вперед, смотря на уже отошедшую от них на приличное расстояние девушку, которая сейчас стояла у школьных ворот и активно махала им.
Наруто, ты ошибаешься. Она вовсе не странная. И Сакура тоже не странная. Странный здесь лишь Саске.
Глава 13.

Небольшая кафешка на первом этаже огромного жилого дома, поражала своим классическим уютом и некой едва уловимой атмосферой легкости. Здесь были широкие стеклянные окна, маленькие столики и коричневые диванчики, маленькие деревца кипариса отделяли столики друг от друга, чередуясь с ними. На зеркальном потолке были подвешены небольшие аккуратные люстры в форме чашечек кофе. Светившись, лампочки создавали приглушенный романтичный свет во всем кафе. Услужливые улыбчивые официантки в строгих блузках с черными галстуками и в узких штанах, подтянутых толстым ремнем. В этом кафе, наверное, было бы здорово сидеть зимним вечером под Рождество, когда светит теплый свет, зеленые кипарисы украшены красной пушистой мишурой, под потолком висят небольшие куколки Санта Клауса и омела, а на улице идет густой белый снег, кружась пухлыми снежинками в воздухе и оседая на волосы и одежду людей, на деревья. Наруто впервые пожалел, что сейчас на улице лишь лето. Парень больше любил зиму, скорее всего из-за того, что в отличие от семимесячного лета, зима длилась всего два месяца. Все остальное время приходилось на весну и осень.
Кроме вошедших Наруто, Саске и Хинаты, в кафе больше никого не было, наверное, из-за слишком раннего времени. Хината уверенно направилась к крайнему столику к окну, садясь специально далеко к самому окну и освобождая место рядом с собой. Наруто, словно не заметив этого, сел напротив девушки на противоположный диванчик, еще и хлопая по месту рядом с собой и жестом приглашая Саске сесть рядом. Хината, кстати, на это ничуть не обиделась, наоборот, ободряюще улыбнулась Наруто.
- Здравствуйте и добро пожаловать, - улыбнувшись, поприветствовала их молодая официантка, осторожно кладя меню перед каждым. – Когда определитесь с заказом, пожалуйста, позовите меня, - девушка улыбнулась на последок и бодрым шагом, цокая небольшими каблучками, пошла к вытянутой у стены барной стойке.
- Ты уже была здесь? – открывая меню и быстро пробегая глазами по ровным цифрам, а затем перелистывая страницу, спросил Наруто.
- Нет, это кафе недавно открылось, - пожала плечами Хината, в свою очередь листая меню медленно, неторопливо пробегаясь глазами по списку предоставляемых блюд, напитков и десертов.
- Саске, что хочешь? – придвигаясь ближе к Саске и деля с ним свое меню одно на двоих.
- Я не хочу есть, - равнодушно, но, тем не менее, смотря туда, куда указывает Наруто.
- Может, сладкого? Десерт какой-нибудь? Или может, хочешь какой-нибудь пирог? – допытывался Наруто.
- Нет, я… - отнекивался Саске, когда тихий смех Хинаты прервал его. Парни подняли головы от меню, в глазах Наруто ясно читалось удивление.
- Простите, просто вы так хорошо ладите, - улыбнулась девушка. – Сразу видно, что давно знакомы.
- Серьезно? – не менее дружелюбно улыбнулся в ответ Наруто.
- Ага! – кивнув. – Вы словно созданы друг для друга, дополняете будто! – весело улыбнулась девушка, а в следующий миг зажала себе рот ладошкой, испуганно и виновато смотря на то на Наруто, то на Саске. – Простите, вы не так поняли! – махая рукой. – Я имела в виду, что вы хорошо смотритесь вместе… - краснея, - нет… То есть… О Боже! – девушка закрыла раскрасневшееся лицо руками. – Простите…
- Да все в порядке, - пытаясь скрыть неподдельное удивление, заулыбался Наруто. – Мы поняли, о чем ты.
- Правда? – с надеждой, убирая руки от лица и поднимая виноватый взгляд на Наруто, щеки продолжали еще полыхать.
- Правда, - заверил Узумаки. – Да, Саске? – поворачиваясь к Королеве.
Саске медленно кивнул, не сводя изучающего взгляда с Хинаты.
- Ну, слава Богу… - выдохнула девушка. – Ты же знаешь, я не со зла, просто иногда болтаю всякое… - виновато улыбнувшись и легонько ударив себя кулачком по голове.
Наруто кивнул и вновь уставился в меню. Однако слова Хинаты никак не шли из головы. Что они означают? Он знает Саске около двух дней, так почему же со стороны они так, как выразилась девушка, «дополняют друг друга»? Почему сам Наруто так себя с ним ведет? Почему спать с ним, целовать его, заставлять его кушать так естественно? Почему даже мысль о том, что это ненормально или противоестественно не закралась в сознание? Ведь будь на месте Саске, скажем тот же Киба… Да Наруто скорее бы убил, чем позволил дотронуться до себя или поцеловать. Однако с Саске все не так. Почему? По идее, Королева ведь парень со всеми прилагающими мужскими достоинствами, и Наруто убедился в этом, когда видел его там, в лаборатории отца… В лаборатории… Точно. Может, все из-за того, что Королева не человек, а лишь организм? Ну а как еще объяснить тот факт, что Наруто, который всю жизнь помнил себя, как натурала и на парней не заглядывался, вдруг начал ТАК реагировать на него? Да, скорее всего все именно из-за этого.
Несмотря на то, что думать о Саске как об обычном искусственно выведенном организме было не особо приятно, такая мысль все же успокоила Наруто, даря, пусть ложное, но хоть какое-то логическое объяснение происходящему.
- Определились с заказом? – доброжелательный голос официантки выдернул из собственных размышлений, заставляя поднять голову.
- Да, - кивнул Наруто, называя незнакомые для Саске названия разных десертов и салатов и, кажется, еще что-то. – Хината, а ты? – обращаясь к девушке.
- Я на диете, но мне, пожалуйста, такой же салат, как и у Наруто-куна, и кофе, - улыбнулась девушка, захлопывая меню и откладывая его на стол.
- Прошу немного подождать, скоро все будет, - закончив записывать, точнее сказать набирать на развернувшемся небольшом сенсорном экране названия блюд и моментально переправляя их повару, официантка забрала меню и быстро ушла.
- Наруто-кун, расскажи мне о своем друге, пожалуйста, - по-доброму улыбнулась Хината. – Я никогда раньше не видела его с тобой.
«Раньше?» - в голове Саске что-то тихо щелкнуло.
- Он сын друга моего отца, - на ходу соврал Наруто, глядя непосредственно в глаза девушки. – Я знаю его… очень давно. Он часто приезжает, - пожав плечами и улыбнувшись.
- Ого! Значит, Саске-кун твой друг детства? – с невинным любопытством и восторгом. – Я начинаю ревновать, - засмеялась в кулачек девушка, отворачиваясь к окну и стараясь скрыть выступивший на щеках румянец. – Знаешь, когда я увидела вас у школы, то сначала не поняла, что Саске-кун парень, - виновато улыбнувшись. – Он показался мне очень хорошенькой девушкой издалека. Я испугалась, и чуть было не подумала, что Наруто-кун разлюбил меня… Я рада, что это не так, - открыто улыбаясь.
- Разлюбил? – голос Саске дрогнул, непроизвольно расширились и без того большие глаза. – Разлюбил? – бледнея на глазах и сжимая кулаки так, что ногти впились в кожу. – Что ты сказала?.. – взгляд прожег, заставив девушку вздрогнуть.
- Мы в уборную, - улыбнулся Наруто, резко разряжая атмосферу, вставая и дергая Королеву на себя. – Сейчас будем, - махнув Хинате, которая, кажется совсем не понимала, что же она сделала не так и что случилось с Саске.

***

- Эй, ты что-то уж слишком бледный, - обеспокоенно начал Наруто, чуть вздергивая Саске за плечи и заглядывая ему в глаза. – С тобой все хорошо?
- Эта девушка… Она сказала… - бессвязно начал Саске, вглядываясь в лицо Наруто и словно ища там ответ на свой вопрос.
- Что сказала Хината? – выгибая бровь и чуть отстраняясь.
А в следующую секунду к Наруто резко прижимаются, утыкаясь носом в грудь и прикрывая глаза. Почему-то имя, произнесенное сейчас Наруто, заставило Саске вздрогнуть. Что-то внутри вновь болезненно кольнуло.
- Наруто – мой, - твердо, прижимаясь сильнее. – Только мой, - шепот куда-то в район груди и теплое дыхание греющее кожу удивленного блондина даже через ткань.
- Саске, послушай, - вздыхая и взъерошивая волосы Королевы, но не отстраняя от себя. – Я не знаю, что ты подумал про Хинату, но она отличная девушка. Попробуй с ней подружиться, хорошо? – мягко улыбаясь, и сам не замечая, как осторожно и нежно начинает гладить волосы Саске.
Королева чуть поднял голову, уперевшись подбородком в грудь парня и осторожно кивнул.
- Молодец, - улыбнулся Наруто, растолковывая бледность и такое вот поведение Саске как обычный страх перед новыми людьми. – Пойдем назад, - отстраняясь и пропуская Саске вперед себя.
Хината, сидящая за столиком, на который уже принесли заказ, улыбнулась при виде парней, чуть виновато взглянув на Саске, который, впрочем, этот взгляд полностью проигнорировал.
- Не лопните? – подняла брови девушка, не прекращая улыбаться и окидывая взглядом все принесенные десерты, которые заказал Наруто.
- Саске, ты пробуешь, - провозгласил Наруто, оставляя вопрос девушки без ответа и с улыбкой протягивая Королеве небольшую десертную ложечку.
- Я не голоден, - холодно, с явным непониманием, зачем и почему он должен что-то пробовать.
- Не будь таким злым, - с энтузиазмом продолжил Наруто, хватая парня за подбородок и улыбнувшись ему. – Открой рот, - зачерпывая ложку десерта и с огоньком интереса следя взглядом за эмоциями Саске, которых, кстати, не последовало. Королева пару секунд словно изучающее вглядывалась в глаза Узумаки, а затем, сделав вздох, осторожно открыла рот, позволяя Наруто в буквальном смысле покормить себя.
- Вот умница, - улыбаясь, а в следующую секунду замирая и с удивлением смотря на то, как Саске прикрывает глаза и облизывает губы, испачканные в сладком десерте.
- Эм… Ребят? – с неподдельным шоком, робко начинает Хината, явно намекая на пикантность ситуации.
Наруто резко оборачивается на девушку, вздрагивает и нервно ей улыбается, и сам понимая, как только что это все смотрелось со стороны. А в следующую секунду облегченно вдыхает, понимая, что кроме них посетителей в кафе больше нет. Нет, в их мире однополые отношения не считались чем-то неправильным или запретным, однако Наруто не очень бы хотелось, чтобы кто-то застал его в одном кафе со своей девушкой, при которой он фактически нагло изменяет, нежно кормя с ложечки другого парня. Со стороны это все именно так и смотрелось. И в этот же момент, не успел Наруто представить в красках всю ситуацию со стороны, как в кафе, тихо хлопнув дверью, вошли два парня, один из которых был длинноволосым блондином с яркими голубыми глазами, а другой – ярко рыжим, больше в красноту, парнем с удивительно спокойным и бледным лицом. Они сели впереди на несколько столиков дальше от столика Наруто.
- Интересно, это у него свой цвет? – не оборачиваясь на парня, подняла брови Хината, явно имея в виду парня с почти красными волосами. Даже в их, казалось бы, чокнутом мире, красные волосы были редкостью. Имеется в виду, когда это был природный цвет. Хотя и красился в красный мало кто.
Наруто неопределенно пожал плечами, нахмурившись, а затем вновь перевел все свое внимание на Хинату, которая внезапно громко ойкнула и чуть наклонилась ближе к парням, разворачивая к ним меню и указывая пальцем на нижнюю строчку.
- Ни за что, - нахмурился Наруто, моментально сообразив, на что намекала девушка. На самой нижней строчке меню пробегала строка с весьма интересным предложением для клиентов: «При заказе более трех десертов вы получаете возможность сфотографироваться на память. Чтобы активировать услугу достаточно подойти к барной стойке нашего кафе. Пожалуйста, наслаждайтесь». До заказа этой надписи не высвечивалось на меню, однако так как Наруто заказал более трех десертов, услуга активировалась.
- Ну пожалуйста, Наруто-кун! – сложила ладошки Хината, склонив голову на бок и обворожительно улыбнувшись. – У нас же ни одной совместной фотографии! Пожалуйста!
- Я же сказал: ни за что, - хмурясь.
- Наруто-кун… - нахмурилась в ответ девушка, забавно надув щечки и строго глядя на блондина. – А за поцелуй? – видя, что парень не собирается сдаваться, и моментально меняя стратегию.
- Мы что, в детском саду? – фыркнул Наруто, тем не менее, смягчаясь от такой вот детской непосредственности.
- За два поцелуя! – повышала цену девушка, явно не собираясь сдаваться.
- Хината, мы вроде как кое-чем покруче занимались, чем просто поцелуи, - заискивающе улыбнулся Наруто, с огоньком в глазах смотря на девушку и оценивая ситуацию под нужным ему углом, словно проверяя насколько далеко сможет зайти Хината в своих якобы шуточных «ценах».
- Оууу, - протянула Хината, моментально расплываясь в улыбке и чуть краснея. – И чего же ты хочешь? – поднимая заинтересованный взгляд на Наруто.
Узумаки хищно улыбнулся в ответ, кидая взгляд на Саске и уже тише добавляя:
- Не при детях.
- Хорошо, - моментально возвращая на лицо свою детскую улыбку и хлопнув в ладоши. – Я исполню все, что захочешь, - открыто улыбаясь. – Все, что захочешь, - еще раз повторила девушка, но уже медленнее, задерживая взгляд на Наруто и теперь уже по-другому улыбаясь ему.
- Ну, тогда хоть сто фотографий, солнышко, - вставая и улыбаясь Хинате.
- Ловлю на слове, - поднимаясь вслед за парнем и добродушно ему улыбаясь.
Наруто тихо засмеялся, внезапно резко притягивая к себе девушку, скользя рукой по тонкой талии и ниже – к бедру, очерчивая стройную фигуру, а затем чуть наклоняясь и что-то с улыбкой шепча моментально краснеющей девушке на ушко.
Саске застыл, не понимая и в то же время прекрасно осознавая происходящее, чувствуя собственную раздирающую внутри боль. Словно кто-то взял огромный шприц и резко воткнул его в самое сердце, а оно, будто не замечая толстой иглы, продолжало тихо болезненно биться. Что же это?.. Наруто ведь принадлежит ему, так почему же он сейчас?.. Почему? Как такое вообще возможно? Как Наруто может любить еще кого-то кроме него? Наруто же принадлежит Саске, так почему же? Он не должен любить кого-то еще! Не должен прикасаться к кому-то еще! Не должен хотеть кого-то еще… Так почему же сейчас это происходит? И самое главное, почему это все так естественно смотрится? Почему с Саске не так? Ведь, по сути, должно быть наоборот. Наруто же в буквально смысле создан для Саске. Он должен быть с ним, он ДОЛЖЕН любить его. Он обязан чувствовать эту любовь. И Саске знает это. Так же как и знает, что это… Люди бы назвали это эгоизмом. Потому что Саске сам выбрал Наруто, а вот самого Наруто никто не спрашивал. Но и тем не менее. Они должны быть вместе, они созданы друг для друга, но тогда почему же? Почему с Хинатой Наруто смотрится так естественно? Так правильно?

- Хидан, прекрати орать мне в ухо! – прошипел Дейдара, прижимая ладонь к уху с наушником. – Поэтому-то ты и остался в машине! Потому что вести себя не умеешь!
- Тихо ты, - нахмурился Сасори, бросая взгляд на парня и снова переводя его на людей за соседнем столиком. Дейдара в ответ лишь показал язык, оторачиваясь и не понимая, почему его обвиняют.
– Значит, это и есть наша Королева? – чуть улыбнулся Сасори, смотря на Саске, который в следующую же секунду поймал его взгляд, отвечая холодным жестким взглядом черной, моментально утягивающей бездны.
- Жуткая тварь, - оскалился Дей, также заметив взгляд Саске и показав ему средний палец.
Сасори не ответил, переводя взгляд на улыбающегося блондина, в данный момент о чем-то говорящего с девушкой.
- А это Узумаки Наруто, да? – прищуриваясь.
- А девка кто? – рассматривая Хинату, оживился Дейдара.
- Девушку уберем, о ней ни слова не было, - холодно и отрешенно решил Сасори.
- Уберем? Это в смысле?.. – проводя по горлу указательным пальцем и имитируя разрез.
- Уберем в том смысле, что дадим по голове и отправим спать, - хмурясь. – Мы наемники, а не маньяки. Вроде, - с сомнением.
- О, насчет Хидана я бы поспорил, - тихо засмеялся Дейдара, слыша в ухе недовольное ворчание.
«Да и насчет тебя можно еще поспорить. Тот еще кадр» - мысленно заметил Сасори, уже заведомо считая себя самым адекватным в их трио. Хорошо, что другие члены «трио» так не считали.
- Ого, смотри, блондинчик с девкой уходят, - пораженно присвистнул Дейдара. – Ну ничего себе! Как он ее лапает! – пораженно.
- Ты не туда смотришь, - без тени укора. – Смотри на Королеву.
- Ого! – еще большее удивление в голубых глазах. – Что это с ним? Как-то он сразу побледнел, - расплывшись в улыбе. – Могу поспорить, этот блондинчик увел его девушку!
Сасори не ответил, чуть нахмурившись и не сводя взгляда с Саске.

- Ты идиот, Наруто-кун! Глупый-глупый идиот! – взволнованно зашептала Хината, покраснев до ушей и с обидой во взгляде смотря на парня.
- Ты сама согласилась, - напомнил Узумаки, издевательски улыбаясь и не убирая руку с талии девушки. – Отступишься от своих слов? Сдашься? – хитро прищуриваясь.
- Да никогда, - пискнула девушка, вжимая голову в плечи и краснея еще больше. – Но какой же ты все-таки придурок…
- О, а ты, кстати, неплохо держалась строя из себя такую… Ммм, как это называется? – перемещая руку вниз на бедро девушки, чуть сжимая. – Неважно, это было сексуально, - расплываясь в улыбке. – Плохая девочка, - звонко шлепая Хинату по попе, заставляя девушку вздрогнуть.
- Идиот, - прикрывая глаза и пытаясь не покраснеть еще сильнее, хотя сердце в груди уже громко било о ребра, готовясь просто выпорхнуть из груди.
А в следующую секунду звук разбивающейся посуды, скрежет ломаемого дерева и треск заставили обоих вздрогнуть, резко оборачиваясь и пораженно замирая. .

Йиори 17.08.2013 06:48

Глава 14.

- Отойди от него, - почти шипение и непроницаемый взгляд расширенных черных глаз. Столик разошелся трещинами, разбитая посуда валялась на полу.
- Саске? – замирая и напрягаясь. – Успокойся, Саске, ты…
- Я же сказал, чтобы ты отошла, нет? – сжимая зубы и словно и вовсе не слыша Наруто, впиваясь взглядом в побледневшую и вздрогнувшую Хинату.
Девушка резко вцепилась руками в рукав футболки Узумаки с непонятным даже ей самой страхом.
- Что он делает? – поворачиваясь к парню и чуть оттягивая его футболку на себя.
Наруто не успел ответить, когда что-то плавно скользнуло за спиной девушки, за секунду хватая ее за волосы и швыряя в стену с такой силой, что послышался хруст ребер и глухой удар головой о стену. Кровь брызнула от одного лишь удара, потекла струйками по затылку вниз, сползая каплями за шиворот девушки и окрашивая кровавым пятном на спине ее блузку. Наруто вздрогнул, понимая, что попросту не успевает за событиями, что слишком все быстро. Прибежавшая на шум официантка закричала что-то про полицию и кинулась в сторону, однако, сделав буквально пару шагов, девушка рухнула на пол, широко раскрытыми глазами уставившись в пустоту и изредка содрогаясь, словно от ударов тока. Наруто сделал шаг назад, уже замечая, что с двумя вскочившими с мест посетителями случилось то же.
- Саске, ты что с ними?.. – пораженно, ища взглядом Королеву и натыкаясь на стену с кровоподтеком и осевшей на пол Хинатой.
Саске нашелся рядом. Резко хватая девушку за волосы, он чуть приподнял ее, а затем с силой вновь впечатал в стену, оставив на ней содранную кожу и мазки крови с лица уже не реагирующей Хинаты. Саске ударил еще раз, но не рассчитал – волосы, за которые он все время держал девушку, клоком вырвались из головы вместе с кожей, и тело девушки вновь рухнуло на пол.
Наруто это словно вывело из ступора, заставив вздрогнуть и шагнуть к Саске, резко схватить за плечи, разворачивая к себе и заглядывая в глаза.
- Спятил? – сдавленный чуть хриплый голос, встряхивая Королеву за плечи и отшвыривая в сторону.
- Я хочу, чтобы она умерла, - внезапно твердо и жестко сказал Саске, делая шаг к Наруто, который только огромным усилием воли не заставил себя сейчас шагнуть назад от Королевы.
- Да что она тебе сделала?.. – ужас, мелькнувший в голубых глазах, и непонимание происходящего.
«Нужно вызвать «скорую»» - мысль крутилась в сознании, но что-то упорно мешало достать телефон и набрать номер.
- Я хочу, чтобы она умерла, - вновь холодно, сжав зубы, прошипел Саске. – Я хочу, чтобы умер каждый, кто дорог тебе. Я убью их всех. Всех до единого. Каждого. Ты должен принадлежать лишь мне, - с силой хватая Наруто за руку и сжимая до боли. – Ты – мой. Ты принадлежишь мне и только мне, Наруто! Я хочу, чтобы ты смотрел только на меня, был лишь рядом со мной. Все остальные должны умереть. Они не нужны тебе! У тебя есть я, ведь ты мой…
Наруто резко отдернул руку, делая шаг назад и вжимаясь спиной в стену. Страх пульсировал в сознании, толчками разгоняя по венам липкий осадок. Дышать стало тяжело, собственные ноги показались чем-то вроде двух мешков с цементом, брошенных в воду.
- Наруто?.. – делая шаг в сторону вздрогнувшего парня.
- Не подходи… - сглатывая и вжимаясь в стену. – Не смей.
Саске замер, с неверием смотря на парня, а в следующую секунду из черных холодных глаз закапали слезы, стекая по щекам. Однако эмоций на лице не проступило вообще. Словно бесчувственная не моргающая статуя вдруг разрыдалась. Будто бы это и вовсе не слезы, а лишь вода, случайно попавшая на лицо.
- Вы с ней… выглядели так… - с перерывами, тихим, но ровным голосом, не сводя немигающего взгляда с Наруто. - … естественно. Так правильно. Так… нормально. Почему? Это ведь… не должно быть так! Ты же мой, так почему же с ней ты выглядишь естественнее, чем со мной?.. Почему с ней это выглядит правильнее? Почему я не могу быть как она? – обхватывая себя за плечи, будто стараясь согреться и продолжая всматриваться в глаза Наруто. – Почему все так? Я ведь должен быть с тобой, тогда почему? Если бы я был женского пола все было бы проще… Почему я не могу быть как она? – с отчаянным вопросом прочно застрявшим в глубине глаз.
- Ты… завидуешь ей? – пораженно, на выдохе.
Саске не мог объяснить своих чувств, однако то, что испытывал сейчас он действительно можно назвать завистью. Хоть и в довольно извращенном понятии этого слова, но это все же была зависть. Но эта зависть полностью тонула в одном преобладающем чувстве – в ревности. Тонны животной ревности буквально раздавили самоконтроль Королевы. Ревность, которая была даже не на уровне чувств, а уже на уровне инстинкта. «Мое. Не трогай» - почти так только еще с добавочным приложением в виде паранойи: «Ты хочешь забрать его у меня?».
Королева повела плечом, опуская голову и, кажется, пытаясь проанализировать собственные ощущение, сопоставить их с определением зависти.
Наруто выдохнул, пытаясь успокоить громко и быстро бьющееся сердце. По телу пробежала дрожь, но парень быстро взял себя в руки, пересиливая собственный страх и кричащий инстинкт самосохранения, который буквально вопил о том, что от того, кто сейчас стоит перед тобой, нужно держаться как можно дальше. Мысли застряли где-то на грани того светлого в воспоминаниях о Саске и того, что случилось сейчас. Мысли встали особняком на границе, шатко пошатываясь и готовясь перевалиться за ту самую грань, где красными буквами из темноты вырисовывается единственное слово – «Чудовище».
Наруто выдохнул, бросив беглый взгляд на Хинату, а затем достал телефон, быстро набирая вызов скорой и наспех говоря адрес.
- Саске, идем, - выдыхая и каким-то внутренним инстинктом понимая, что Хинату ему сейчас лучше не трогать. Королева сдерживает свои порывы к убийству только из-за Наруто, но ей это сейчас дается действительно нелегко.
- Если ты… - Саске опустил голову так, что челка закрыла глаза. – Если ты любишь ее… Или любишь еще кого-то, то я убью их всех. Обязательно убью.
Наруто вздрогнул и заставил себя… улыбнуться.
- Ты сам понимаешь, что вообще говоришь? – голос дрогнул, в глазах скользнул страх, быстро сменившийся спасительным отрицанием и неверием.
- Да, - поднимая голову и впиваясь в Наруто ясным взглядом. – Ты, - протягивая руку и хватая блондина за футболку на груди, сжимая. – Принадлежишь мне, - почти с угрозой, констатируя факт.
Наруто не ответил, отцепил руку Королевы и прошел к выходу из кафе. Отсюда нужно было убираться и как можно быстрее потому, что если приедет «скорая», вопросов точно будет многовато. И на большинство из них Наруто и сам хотел бы знать ответ. А еще потому, что сейчас внезапно стало жутко страшно и бегство казалось единственным возможным решением. Парень на ходу набрал смс Неджи, сочиняя про аварию, про травмы, про вину и про то, что больше и близко не подойдет к его сестре, про то, что ему и правда жаль. Хотя это и вполовину было не так.

***

Что нужно чувствовать, когда рядом с тобой по улице идет живое оружие массового поражение? Машина для убийств, снабженная искусственным интеллектом, превосходящим человеческий, у которой на уровне ДНК, въедаясь в искусственный заменимый белок, застрял инстинкт к убийству? У которой вместо эритроцитов и лейкоцитов по венам бежит черная непонятного содержания жидкость? Наруто помнит, как его в детстве поразил один рассказ отца о химическом оружии. Про последствия и про его действие. Про то, как его использовали на обычных незащищенных людях. Отец рассказывал подробно и в красках. Рассказывал так, что не оставалось сомнений, что ему нравится то, о чем он говорит. Он рассматривал это оружие как великое достижение в химии, настоящий прогресс для всего человечества. Однако у Наруто кроме отвращения и страха оно не вызвало никаких эмоций. Как можно было заливать целые города ядовитым дымом, поражая обычное мирное население? Как вообще можно делать такое ради эксперимента? И, тем не менее, зеленый дым, туманом оседавший на города уничтожал подчистую все живое, включая растения.
Однако сейчас рядом с Наруто шло нечто, что было страшнее любого химического оружия. Королева запросто могла противостоять ударной волне ядерного взрыва. Волне, что сметает на своем пути танки, швыряя их как детские игрушки, сносит девятиэтажные дома, не оставляя камня на камне от городов.
Наруто никогда не дружил с физикой, но было и вправду интересно, как при таком соотношении массы получается такая физическая сила. Сила, которую было бы страшно измерять в ньютонах. Ее вообще страшно измерять.
Королева не игрушка, которую по желанию можно накормить или одеть во что хочешь. Он живое оружие, созданное непосредственно для убийства. И Наруто понял это только сейчас. И это была одна из главных ошибок в его жизни.
И все же… Это оружие, что сейчас идет рядом так же тихо дышит, так же мыслит и, возможно, все же умеет чувствовать, больше всего на свете хочет именно Наруто. До сумасшествия, до дрожи.
- Саске, - блондин внезапно остановился, заставив Королеву обернуться, а затем полностью повернуться к нему лицом.
Что нужно сказать?
«Я не хочу тебя больше видеть»?
«Я считаю, что ты чудовище»?
«Ты пугаешь меня»?
- … а мы ведь так и не съездили к морю, да? – внезапно даже для себя произнес Наруто, сам удивляясь своим словам и своему откуда-то взявшемуся спокойствию и выдержке.
- Что? – если бы Саске мог удивляться, то то, что скользнуло в его глазах смело можно было бы назвать этим чувством.
- Я вроде как обещал, что мы съездим, нет? – мягко улыбнувшись и зацепившись взглядом за школу за спиной Саске, на парковке которой и оставил свой мотоцикл.
Королева кивнула, точно помня это обещание, собственно как и все связанное с Наруто.
- Обещание все еще в силе, - заставив себя улыбнуться и тихо выдохнуть. Нужно срочно отвлечься.
Саске медленно кивнул и, чуть помедлив осторожно ухватился за край футболки блондина снизу, впрочем сразу же отдергивая руку и сжимая зубы. Потому что Наруто… вздрогнул.

***

Саске прижался теснее, не жалуясь на уже перевалившую за полторы сотни скорость, с которой Узумаки гнал по шоссе, кажется, даже не планируя сбавлять, лишь увеличивая и только на поворотах едва заметно замедляясь. Саске даже не смотрел на дорогу, предпочитая уткнуться носом в спину парня и закрыть глаза.
Наруто вскоре сбавил скорость, а затем и вовсе затормозил.
- Приехали, - отрешенно скользнув взглядом по неспокойному морю, резкой чертой граничащему со светло-голубым небом.
Саске в свою очередь также повернул голову, обращая все свое внимание на буйный непокорный океан и слезая с мотоцикла.
- Я часто здесь бываю, - начал Наруто, прислоняясь спиной к мотоциклу и не сводя взгляда с моря. Моря, которое билось о бетонный берег. Раньше этот берег был засыпан песком, однако со временем весь песок унесло водой, оставив лишь гладкую поверхность холодного серого камня. Впрочем этот камень быстро оброс чем-то вроде маленьких мховых водорослей, заселивших весь камень и покрывших его темно-зеленым естественным ковром. Весной водоросли расцветали на пару недель, покрываясь белыми, чем-то напоминающими лилии цветами, которые, если вынуть из воды сразу же увядали, буквально рассыпаясь по лепестку за считанные секунды.
- Почему? – поворачиваясь к блондину.
- Не знаю, - выдохнул Наруто, поднимая голову к небу и устремляясь взглядом в небо. – Здесь красиво, - пожимая плечами.
- Красиво? – вновь переводя взгляд на всплеснувшее очередной волной море. Саске не мог понять, о какой красоте говорит Наруто. Он не испытывал ничего при виде этого океана. Он знал, что морская вода не пригодна для питья, более того, если ею напоить человека в большом количестве, то человек умрет. Так что же в этом может быть прекрасного для Наруто? Разве это не жутко? В морской воде водится множество опаснейших видов хищных рыб и некоторых растений. Весь океан – сплошная опасность. Был бы Саске человеком, его запросто можно было бы назвать материалистом. Но в данном случае нельзя назвать материализмом простейшую неспособность к чувствам и восприятию на уровне таких аспектов как «душа». Хотя в аналитических и логических способностях Королеве не откажешь.
- Океан как женщина, - внезапно улыбаясь и невольно вспоминая Джирайю с его вечными сравнениями. – Строптивый, свободный, в красивом платье с кружевами из волн. Она танцует, поет, а вместе с ней от кружева ее платья гибнут сотни и тысячи мореплавателей. Коварная женщина, заманившая несчастных красотой и богатством своего платья. Она тщательно выбирает «достойных», а недостойных навеки погружает в пучины своих вод…
- Ее можно убить? – совершенно холодно поинтересовался Саске, заставив Наруто нахмуриться и перевести моментально ставший серьезным взгляд на себя.
- Не думаю, - хмуро.
- Тогда он никакая не женщина. Он вообще не живой, - отрезал Саске, тем не менее, в его голосе слышалось что-то… мягкое, ни в коем случае не обвинение. – Все это, - пробегаясь взглядом по толще воды. – Лишь соленая вода. Тонны соленой воды. И ничего больше.
- Саске, скажи… - внезапно перевел тему Наруто, внимательно вглядевшись в лицо Королевы. – Ты же фактически ничего не чувствуешь, верно? – делая шаг к парню и в ответ на его вопросительный взгляд дотрагиваясь рукой до его щеки и оттягивая.
Королева пожала плечами, не сводя взгляда с Наруто и, кажется, не желая отвечать на этот вопрос.
- Тогда что же ты можешь чувствовать ко мне? – поднимая брови и убирая руку с его, уже покрасневшей от пальцев, щеки.
- Ты – мой, - коротко ответил Саске, подаваясь чуть вперед и словно стараясь донести до парня очевидное.
- И всё? – изгибая бровь, с насмешкой в голосе, но, тем не менее, спрашивая очень осторожно.
- Всё? – словно удивляясь, повторила Королева. – Ты и есть всё. Зачем мне что-то еще, если есть ты? – искренне не понимая и трактуя по-своему вопрос Наруто.
Узумаки вздохнул, отворачиваясь и просто пропустив мимо ушей, наверняка бы задевшее его местоимение «что-то». Саске безнадежен. По крайней мере, именно так думает в данный момент Наруто, пока еще не до конца осознав, как опасны могут быть слова оружия массового поражения по типу «ничего больше не нужно».
Глава 15.

- Твою мать… - сквозь зубы прошипел Сасори, приподнимаясь на локтях и оглядываясь вокруг. В голове гудело, сфокусировать взгляд на чем-то конкретном было вообще почти невозможно – голова сразу взрывалась болью, а перед глазами начинали мелькать искры.
Дейдара лежал рядом, все еще не придя в сознание. Длинные волосы закрыли половину лица и плечи, из-за чего Сасори сначала подумал, что рядом с ним и вовсе лежит какая-то блондинистая шлюха, а не напарник.
Наемник нахмурился и сел на полу, закрыв глаза рукой.
- Эй, просыпайся, - слегка пнув блондина в спину. – Дейдара!
Парень на полу застонал и, прогнувшись в спине, поднялся на локтях, по-прежнему смотря в пол так, что светлые волосы завесили все лицо и сейчас успешно подметали пол кафе.
- Ты не сдох, все хорошо. Давай приходи в себя и звони Хидану, - грубо, потирая переносицу и все еще не открывая глаз.
- Что это вообще было?.. – хрипло отозвался Дейдара, так же садясь на полу и закрывая лицо руками.
- Я не знаю, - быстро ответил Сасори, открывая глаза и морщась от боли. – Звони давай.
Дейдара кивнул, резко откидывая длинную прядь волос назад, а затем и вовсе проводя ладонью вверх по волосам, чтобы полностью убрать их с лица. Похоже, в отличие от Сасори, ему было не так больно. А точнее сказать, не так неприятно. То, что испытывал наемник, вряд ли можно было назвать болью. Тело ломило, в глазах плясали искры, но боли не было. Это была утомленность, усталость, непонятная тяжесть. Словно кожу содрали, накачали тебя обезболивающим и одели обратно, предварительно набив мелкими камнями.
Дейдара быстро достал мобильник из заднего кармана узких джинс, набрал номер Хидана и, включив громкую связь, положил телефон на пол.
- ЧТО?! – громкий из динамика голос заставил обоих парней поморщиться и непроизвольно отодвинуться корпусом от телефона.
- Где ты? – потирая переносицу, спросил Сасори, прикрыв глаза.
- У МОРЯ! ВИЖУ ЭТИХ ДВОИХ!
- А можно не орать?.. – тихо простонал Дейдара, не особо стараясь, чтобы Хидан его услышал.
- ЧЁ СКАЗАЛ, МЕЛКИЙ?! ПО МОРДЕ ЗАХОТЕЛ?!
- Хидан, скажи конкретнее, где ты. Мы сейчас будем, если назовешь место точнее, - перебил Сасори, отодвигая от себя телефон двумя пальцами и поднимая взгляд на Дейдару.
- У МОРЯ Я! СКАЗАЛ ЖЕ!
- Я понял. Давай конкретнее. Море большое, мы так за два дня вас не найдем, - нахмурился Сасори. – Там должны быть какие-либо конкретные указатели рядом с дорогой, посмотри внимательнее.
- НЕТ ТУТ НИЧЕГО! МОРЕ КАК МОРЕ! ДОСТАЛ УЖЕ!
- Хорошо, - выдохнул Сасори, задирая голову и разглядывая некоторое время потолок.
«Море, да?»
- Сколько ты примерно ехал за ними? По времени? – спустя несколько секунд задал новый вопрос Сасори.
- МИНУТ ДВАДЦАТЬ! ИЛИ ПЯТНАДЦАТЬ! Я ЧТО, ЧАСЫ, ПО-ТВОЕМУ?! ИЛИ СЕКУНДОХЕР?!
- Мер, - автоматически поправил Дейдара. – Правильно: секундомер, - наставительно, но без какой-либо издевки.
- БЕЗ ТЕБЯ ЗНАЮ! НЕЧЕГО СТАРШИХ ПОУЧАТЬ! НУ, ОГОВОРИЛСЯ, НУ И ЧТО С ТОГО?! ТРАГЕДИЯ, БЛЯТЬ, ДА УЖЕ?! ВСЕ?! АРМАГЕДОН?! ПОРА ЗВАТЬ СВЯЩЕННИКА И БИТЬ ХУЕМ?!
- … челом, - вновь хмуро поправил Дейдара.
Хидан на том конце сделал глубокий вдох, по всей видимости, просто задохнувшись возмущением.
- ДА Я ТЕБЯ!..
- Хидан, скажи, - громко перебил Сасори, задумчиво кусая губу. – Берег у моря какой? Песочный или заросший зелеными водорослями?
- ДА ЧЕРТ ЕГО ЗНАЕТ! САМ ВОТ ПРИЕЗЖАЙ И СМОТРИ! ЗЕЛЕНЫЙ ВЕСЬ БЕРЕГ ВРОДЕ КАК.
- Понятно, Хидан, - едва заметно улыбаясь и быстро нажимая на сброс, не дожидаясь, когда напарник еще что-то проорет в трубку. – Вставай, Дейдара. Здесь есть только один такой берег поблизости, до которого ехать не больше пятнадцати минут и который зарос зелеными водорослями, - поднимаясь с пола и отряхаясь.
- Ого, не знал, что ты так хорошо знаешь здешнюю местность, - с нескрываемым удивлением, так же вставая с пола.
«Это естественно для каждого, кто вырос здесь или прожил больше двадцати лет», - мелькнула мысль у Сасори, однако вслух парень ничего не сказал, лишь пожав плечами.
- У тебя осколок в волосах, - протягивая руку и аккуратно убирая запутавшийся в светлых волосах подрывника осколок посуды. – Пошли, - разворачиваясь и не замечая, как резко покраснело лицо Дейдары, и как явно он смутился.

***

- Тебе холодно? – вопрос заставил Наруто вздрогнуть. Они смотрели на океан уже около получаса, и становилось действительно холодно. При других обстоятельствах Узумаки уже давно бы уехал домой, вот только сейчас… Сейчас поехать домой означает ни что иное как приехать туда и остаться наедине в пустой квартире с…

«…чудовищем…»

… с Саске. А делать это хотелось меньше всего в данный момент.
- Нет, - покачав головой и сложив руки на груди.
- Почему ты врешь? – склоняя голову на бок и задавая совершенно логичный вопрос.
- Я не вру, - нахмурился Наруто. – Просто мне не настолько холодно, чтобы об этом говорить. А вообще, не задавай таких вопросов людям. Люди, знаешь ли, все врут, - раздражаясь и устремляя взгляд на море.
- Я никогда не вру, - заметил Саске, не отрывая взгляда от Наруто.
- Ты не человек, - слова прозвучали грубо и даже с неким обвинением. – Ты и не должен врать. Прекрати уже сравнивать себя с людьми, - хмурясь еще больше и сам не замечая, что голос звучит так, будто он обвиняет Королеву в том, что она не человек. Словно это Саске виноват в этом.
- Ну, тогда мне стоит сказать так: я никогда не вру, в отличие от людей, - выделяя интонацией местоимение и слово «людей». – Я лучше людей. Я никогда тебе не совру и не причиню вреда. Я всегда буду с тобой, никогда не предам и не оставлю, - сокращая расстояние между собой и Наруто, убирая его руки, прижимаясь головой к его груди и прикрывая глаза.
- Это уже звучит жутко, - не пытаясь отстранить от себя Саске, но и не обнимая в ответ, так и не отрывая взгляда от моря.
- Я пугаю тебя? – Саске поднимает взгляд на Наруто, но видя, что парень упорно не смотрит на него, осторожно дотрагивается до его щеки, заставляя обратить на себя внимание.
Наруто нахмурился, убрав руку Королевы, и внимательно всмотрелся в его лицо.
- Не говори, что пугаю, - сделав голос тише, внезапно попросил Саске. – Скажи, что я нравлюсь тебе. Пожалуйста, - в черных глазах мелькнуло что-то сродни мольбе или… отчаянию. – Ты же человек, ты можешь сказать так… Ну, пожалуйста, Наруто, - всматриваясь в глаза парня.
Наруто, тихо выдохнув, резко наклонился, вздергивая Саске за подбородок и глубоко целуя, не закрывая глаз. Королева вздрогнула, замерев на пару секунд, а затем вцепилась тонкими сильными пальцами в кофту на груди парня, оттягивая на себя.
Узумаки сам не понял, как резко и внезапно накрыло, буквально снесло крышу, как он потерял контроль над ситуацией. Руки скользнули под ткань красной футболки Саске, задирая вверх. Холодная кожа под пальцами внезапно обожгла. Наруто отстранился, вдыхая воздух и прикусывая мочку уха Саске, спускаясь поцелуями к шее парня, оттягивая его кофту.
Наруто и не заметил, как уже усадил оказавшееся таким гибким и желанным тело на мотоцикл, устраиваясь между его ног, как руки Саске скользнули к его ширинке, нетерпеливо расстегивая. Прикосновения стали торопливее и жарче, поцелуи увереннее и реже в губы, но чаще в шею или ключицы. Наруто понял, что его сводит с ума запах тела Саске, его судорожные тихие вдохи, ни разу не перешедшие в тупые пошлые стоны, его, кажется, дрожащие от возбуждения, а совсем не от страха, руки, так отчаянно сжимающие его кофту на спине. Саске весь словно и вправду отдавался, покорно позволив Наруто оказаться между своих ног и чуть прогнувшись в спине.
Наруто выдохнул в шею Саске, обдав дыханием кожу и почувствовав, как Королева уже забралась руками к нему в штаны, но словно не решалась подцепить ткань боксеров и зайти дальше.
Холодная капля дождя упала на плечо Узумаки. Затем еще одна на макушку, а через несколько секунд крупные капли нарастающего дождя скатились по задней части мотоцикла. В воздухе медленно разлился запах озона. Наруто шокировано отстранился от тяжело дышащего Саске, по-прежнему сжимающего его кофту на груди. Капли попали на его лицо, скатились вниз к подбородку, по шее вниз к ключицам, оставляя свой мокрый след там, где пару секунд назад были губы Наруто.
- Не останавливайся, - шепотом попросил Саске, сбито дыша и хватаясь за низ своей футболки, с явным намерением снять ее через голову.
- Подожди, - перехватывая руки Королевы и прикрывая глаза. Дождь усилился, и его капли уже намочили волосы Наруто, начали стекать вниз от висков к скулам.
- Почему? – поднимая тонкие брови, но отпуская края футболки. Наруто скользнул взглядом по рукам Королевы, невольно отметив, что его запястья тонкие, но все же менее изящные, чем у девушек.
- Потому что нельзя, - сжимая зубы и отпуская руки Саске. – Я, кажется, совсем запутался, - горько усмехаясь и отводя взгляд. Наруто и вправду запутался. Запутался в своих чувствах, в обстоятельствах, свалившихся на него, в собственном понимании себя.
- Почему нельзя? – закусывая губу и скользнув плотоядным хищным взглядом по ширинке Наруто.
Узумаки вздрогнул, сам не понимая, чего конкретно сейчас испугался, однако крупная дрожь, прошедшая по телу быстро развеяла весь страх. Дрожь желания. Наруто и правда хотел свою Королеву. И это осознание пугало его особенно сильно.
- Я… - голос охрип, стал тише от возбуждения. – Я не уверен, что нам можно заниматься чем-то подобным, - пытаясь просто найти причину, чтобы остановить и себя, и Саске. – Ты же вроде как…
- Что, я? – резко поднимая взгляд на Наруто. Взгляд, в котором черной массой животного инстинкта застыло что-то, что блондин так отчаянно не хотел признавать в Королеве.

«…чудовище…»

- В общем, не здесь, - быстро переводя тему и не давая себе додумать до той самой черты с темнотой и красными буквами. Наруто дернул Саске на себя, заставляя спрыгнуть с мотоцикла. Дождь подействовал успокаивающе, однако стояк от этого все же не исчез, поэтому блондин охнул, болезненно зажмуриваясь, когда садился на свой спортбайк.
- Давай съездим домой, дождь сейчас только усилится, - мотнув головой и улыбнувшись Королеве, которая, кивнув, быстро и, кажется, безболезненно уселась на мотоцикл за Наруто.
- Ты что сейчас делаешь? – пораженно, опуская голову вниз и видя, что руки Саске сейчас обхватили его совсем не за пояс, а куда ниже.
- Застегиваю, - беззастенчиво лапая стояк Наруто и действительно медленно, но застегивая его ширинку.
- Быстрее, - сквозь зубы.
Саске быстро застегнул молнию, убирая руки и крепко прижимаясь со спины к возбужденному парню. Наруто резко набрал скорость, буквально вылетая на мокрую дорогу и на высокой скорости поворачивая. Дождь ударил в лицо вместе с ветром, на доли секунд забирая себе все дыхание парня и запуская с первым вдохом адреналин по его жилам. В голове особняком стояла куча вопросов, которые не перекрывались даже возбуждением. Это нормально, что он так хочет Королеву? Не девушку и даже не человека, но хочет так, как никого раньше, наверное, не хотел. Это нормально, что сама Королева не против? Что вообще Саске подразумевал под словом «мой»? Неужели и такую вот близость тоже? А отец об этом знает? И если знает, то почему не сказал? Зачем Саске вообще хочет быть рядом с Наруто?
За всеми этими вопросами парень не заметил, как за спиной, сверкнув фарами, их нагнала большая грузовая машина с желтой кабиной.
- Наруто! – Саске обернулся за долю секунды до того, как мотоцикл резко вильнул вправо, пытаясь уйти от столкновения – Узумаки тоже заметил машину, однако водитель также свернул руль вбок, зацепив, но не сбив полностью мотоцикл. Но и этого хватило, чтобы на скользкой дороге, тормоза не осилили, лишь беспомощно взвизгнув, а спортбайк вместе с пассажирами протащило по асфальту боком.

Йиори 17.08.2013 06:49

Глава 16.

Все еще беспомощно крутящееся заднее колесо лежащего на боку мотоцикла с шумом задевает асфальт. Дождь, словно назло, усиливается. Саске резко приподнимается на руках, поднимая голову и сразу же оборачиваясь. Дыхание перехватывает, горло немеет, и из него вырывается сдавленный тихий хрип вместо имени. Королева делает глубокий вдох и рывком встает на ноги, словно не замечая, что весь правый бок содран до черноты, а красная порванная футболка пропиталась черной кровью. Правая рука сломана в локте и плетью болтается около тела, уже начиная с хрустом срастаться. Саске протащило по асфальту вместе с мотоциклом, и если бы он был обычным человеком, то так легко бы точно не отделался, не говоря уже о том, что не смог бы встать вообще, испытывая жуткую боль при каждом движении. Кожа, стертая до мяса, уже начинала срастаться, показывая действительно чудеса клеточной регенерации.
Наруто повезло больше. Его еще при ударе отшвырнуло в сторону так, что блондин кубарем прокатился по скользкой дороге.
- Наруто? Эй, - падая рядом с парнем на колени и дрожащими пальцами дергая его за черную кофту. Сознание резко переклинило. На щеке Наруто был кровоподтек от удара об асфальт и это наверняка не единственное повреждение.
- Н-наруто… - взгляд резко расширившихся черных глаз и настоящий ужас пополам с паникой. Саске не понимает, что Наруто дышит, и не понимает, что блондин просто потерял сознание. Королева ослеплена ужасом. Оружие, которое создано, чтобы сохранять расчетливость и холодность сознания, не может справиться с ужасом потери. Рациональное мышление исчезло, оставив после себя лишь пустоту и ужас. Ужас, комками застрявший в горле, в животе, в груди. Система нервных клеток, внутренняя программа… Все это резко дошло до своего максимума. Страх, прописанный программой и его количество, внезапно вышли из-под общего контроля системы, ударившись в максимум и доказав, что чувство вроде страха непокорно программированию. Неломаемый непреодолимый предел, те установленные рамки дозволенных чувств, внезапно оказались слишком узкими для всего того страха, что в момент наполнил Королеву. Система не справилась с перегрузкой.
Тонкие стальные иглы длинными прутьями рассекли воздух, вбиваясь кольями в асфальт. Саске сбито дышит, не моргая, с ужасом впившись взглядом в Наруто и уже не отдавая себе отчета в том, что не способен контролировать собственное тело, которое в данный момент ощетинилось острыми иглами, выставляя инстинктивную защиту и пытаясь защитить себя от «врага». Из рук, по всей спине и даже из затылка.
Из желтой кабины остановившейся машины, резко открыв дверцы с обеих сторон, вышли два парня. Невысокий блондин с длинными волосами пытался закрыться от дождя старым журналом, прикрывая им голову и хмурясь. А вот красноволосого, кажется, дождь совсем не смутил. Парень поднял брови и прислонился плечом к кабинке, с интересом скользя взглядом по Саске, находящегося от них всего метрах в пяти.
- Что это? – хмурясь и делая шаг назад, с неким отвращением спросил Дейдара, изредка кидая взгляд на Сасори.
- Это, судя по всему, наша Королева, - без доли сарказма, с интересом. – Сейчас дождемся Хидана, он пусть разбирается со всем этим, - кивнув на длинные иглы, опасно торчащие из тела Саске.
- Я к этому точно не притронусь, - скрывая страх, скользнувший в голосе, поморщился Дейдара.
- Я тоже, - согласно кивнул Сасори. – Поэтому дождемся Хидана, - черная машина, скрипнув шинами, остановилась позади Королевы, а в следующую секунду, громко хлопнув дверью из нее вышел хмурый Хидан. – Вспомнишь… - вздохнул Сасори.
- Это еще что за херня?! – проорал наемник, тыкая пальцем в Саске и возмущенно смотря на Сасори.
- Королева, - коротко ответил красноволосый. – Его и нужно к Пейну доставить, - зачем-то еще раз повторил изначальное задание Сасори, видимо, сомневаясь, запомнил ли его вообще Хидан.
- Живым? – ухмыляясь и засовывая руки в карманы штанов.
- Каким угодно, - переводя взгляд на иголки на теле не реагирующей ни на что Королевы.
«Каким сможешь», - скользнула ироничная мысль в голове Сасори.
- О, ну замечательно! – скалясь, доставая из кармана складной зазубренный ножик и делая несколько шагов в сторону Саске.
- Блондина не трогай, - поспешил предупредить Сасори, имея в виду Наруто, однако Хидан почему-то бросил взгляд на Дейдару.
- Он сейчас на меня посмотрел? – осторожно и тихо спросил Дей, с подозрением косясь на Хидана.
- Он кретин, - коротко и холодно ответил Сасори.
Хидан, конечно, его не услышал, слишком увлекшись лицезрением Королевы.
- Какая милая девочка, однако, - подходя еще ближе и расплываясь в еще более дикой улыбке, чем до этого.
- Я чего-то недопонял или «Королева» - мальчик, а Хидан слепой? – вновь осторожно спросил Дейдара.
- Слепой кретин, - сдержанно дополнил Сасори, брови которого дернулись вверх, ненадолго даря холодному лицу, выражение иронии, а затем вновь быстро возвращаясь на свое законное бесстрастное место.
Хидан сделал еще шаг в сторону Королевы, перехватывая нож удобнее и с холодным расчетом прицеливаясь, куда бы лучше ударить в первый раз. Саске резко поднял голову, встречаясь взглядом с глазами замершего Хидана.
Наемник сглотнул и непроизвольно сделал шаг назад.
- Что же ты за тварь такая? – шепотом, не переставая улыбаться.
Однако улыбка Хидана медленно сползла, когда Королева встала на ноги, убирая иглы и в упор немигающим взглядом следя за каждым движением парня.
- Сука, - сжимая зубы. Перехватывая нож удобнее, а в следующую секунду швыряя его в Саске, который вопреки ожиданиям не увернулся, а лишь шагнул вперед, перешагивая через Наруто и хватая нож за лезвие, а затем, сжимая с такой силой, что оно начало медленно гнуться, словно пустая банка из-под колы.
- Да что за?.. – пораженно. – Чудовище, - с отрицанием в глазах и одновременно восхищением, расплываясь в сумасшедшей улыбке и доставая еще один нож, поднося его к губам и по-звериному, проводя языком по лезвию. И в следующую же секунду, словно обезумев, набрасываясь на Саске, успевая схватить дернувшуюся Королеву за волосы и с силой притянув к себе, не мешкая, вспарывая ему глотку, буквально всаживая в нее нож и разрезая плоть вдоль до груди.
Саске захлебнулся кровью, однако уже в следующую секунду развернулся, проходясь взглядом по лицу Хидана и сильным ударом отпихивая от себя так, что парень отлетел на несколько метров, впечатываясь в дверцу собственной машины, пробив затылком стекло.
- Ого, - пораженно выдохнул Дейдара. – Ставлю на Королеву, - с азартом в глазах.
Сасори не ответил, продолжив без явного интереса, а скорее просто из-за невозможности выбора смотреть за этими двумя. По его мнению, все это было не более, чем пустой тратой времени. Зачем вообще пытаться убить Королеву, если можно обезвредить временно?.. Сасори не любил бессмысленных убийств, в отличие от Хидана, однако в этот раз и он был уверен, что Хидан не сможет убить Саске. И то, что Королева сейчас схватила наемника за ногу и с ужасающей силой впечатала в бампер машины, только доказывало это. На бампере, кстати, осталась не просто вмятина. Бампер задымился, а сама машина от такой силы отъехала на несколько метров назад вместе с Хиданом. Нетрудно представить, какой должна была быть изначальная сила удара, чтобы при отдаче на многотонную машину, та отъехала на несколько метров… Чудовищно огромной. Нечеловеческой.
Хидан закашлялся кровью, падая с капота и садясь на асфальте, глазами загнанного отчаянного зверя всматриваясь в Саске и небрежно стирая ладонью вовсю текущую изо рта кровь. Парень оперся рукой на капот, пытаясь подняться на ноги, но тело не слушалось. В глазах отразилась бессильная ярость, даже злоба, но не было и капли страха. Хидан попросту не понимал, что тоже может быть смертен. Убив стольких, он попросту лишился чувства страха, принимая собственную силу и превосходство над окружающими как должное. Вот только Королева была не просто сильнее. Даже сравнивать их возможности, как минимум, глупо. Саске хватит и двух ударов, чтобы Хидан захлебнулся кровью.
- Ну все, - вздохнул Сасори. – Пора завязывать, - разворачиваясь и доставая из кабины упрощенную версию снайперской винтовки. Парень с нежностью провел по стволу, скользнув взглядом от приклада до дула оружия, закусил губу и, перенеся винтовку в горизонтальное положение, прицелился, осторожно касаясь курка и задерживая дыхание. Левая рука скользнула вдоль ствола и чуть сжала в пятнадцати сантиметрах* от дула. Сасори выстрелил быстро и точно, вжав курок и сразу же убрав палец от него, а затем еще несколько секунд всматриваясь через прицел на проделанную работу.
Саске пошатнулся, с непониманием дотронувшись до плеча, в котором красовался тонкий металлический стержень с красной полоской у основания – транквилизатор. Транквилизатор, который использовали бы на динозаврах, если бы они сейчас существовали. Человека такая штуковина способна убить за считанные секунды и на животных, весом меньше восьмидесяти килограмм его так же не используют. Пожалуй, самый сильный транквилизатор, придуманный человечеством.
- Он все еще стоит, - удивленно заметил Дейдара, сдувая прядь волос со лба.
Сасори на это ничего не ответил, как всегда предпочитая словам действие и во второй раз спустив курок. Однако на этот раз Саске поймал дротик транквилизатора до того, как тот попал в цель. Сасори вздрогнул, пораженно опуская винтовку.
- Он поймал транквилизатор? – на всякий случай уточнил наемник, с неверием в голосе.
- Ага, - заторможено кивнул Дейдара. – Но… это же нормально, он же оружие… Думаю, это… - нервно. Поймать транквилизатор, которым выстрелили из снайперской винтовки – ненормально. Скорость, сила, мощь. Все это есть у снайперской винтовки в огромных количествах. Однако чтобы поймать транквилизатор и скорость, и сила, и мощь должны быть в разы выше. И не только они. Хватательный рефлекс и та сила, с которой ты сможешь не только поймать, но и удержать транквилизатор.
- Как вообще можно остановить что-то с такой скоростью движущееся на тебя? Он удивителен, - поднимая брови, заключил Сасори. – И вправду отличное оружие. Браво тем, кто создал его, - убирая винтовку в кабину.
- Больше не будешь стрелять? – с удивлением спросил Дейдара.
- Больше не поможет. В первый раз сработал эффект неожиданности, второй же раз это оружие умудрилось поймать транквилизатор, в третий – оно засунет этот транквилизатор нам в глотку, - едва заметно улыбнувшись и с интересом поворачивая голову в сторону Саске.
- Или в задницу, - кивнул Дей, тоже хмуро глядя на Королеву.
Саске выдернул из плеча транквилизатор, нахмурился и развернулся в сторону Сасори и Дейдары. Однако сделать шаг он уже не смог. Голова закружилась, внезапно стала тяжелой. А через несколько секунд тело Королевы рухнуло на асфальт.
- Похоже, я переоценил его, - хмыкнул Сасори.
- И все же он и вправду чудовищно силен, - с юношеским задором улыбнулся Дейдара, отходя от кабинки и подходя к Саске, приседая рядом с ним. – И красив, - с неким удивлением, проводя подушечками пальцев по щеке Королевы. – Даже жаль, что он всего лишь оружие, - вздыхая.
- Эй! Хватит там уже рассматривать этого монстра! – проорал Хидан, кое-как поднимаясь на ноги и, придерживая бок, подходя к парням. – Давайте уже валить отсюда, - нахмурившись и отвернувшись.
Хидан был явно не в духе из-за такого вот своего проигрыша.
- А блондин вообще жив? – поднял брови Дейдара, обращаясь к Сасори, который как раз проверял пульс Наруто.
- Жив, - кивнул тот, скользя взглядом по лицу Узумаки и всматриваясь в шрамы на его щеках. – Где-то я тебя уже видел… - совсем тихо, словно говорит сам с собой.

***

Наруто очнулся скорее от боли, нежели просто потому, что организм решил вернуть ему сознание. Боль пришла раньше пробуждения. Словно огромная рука, вынырнув из темноты, она схватила парня, сжав тонкими ледяными пальцами и лишая возможности дышать.
- Очнулся? – холодный голос откуда-то из темноты заставил открыть глаза и увидеть белый потолок.
Наруто зажмурился от света и провел рукой по лицу, оставляя ладонь на лбу и не фокусируя взгляд на чем-либо, пытаясь вспомнить события, произошедшие до того, как он потерял сознание.
- Вы с проектом «Королева» попали в аварию, - подсказал незнакомец с рыжими волосами и холодным взглядом изучающих глаз, садясь на кровать.
- Здорово, - нахмурился Наруто, пытаясь встать и сразу же, зашипев от боли, ложась обратно.
- Обезболивающее скоро подействует. Серьезных травм у тебя нет, и без сознания ты был всего около двух часов, - по-прежнему внимательно вглядываясь в лицо Наруто, рассказал незнакомец. – Меня можешь звать Пейн.
- Где Саске? – проигнорировав слова мужчины и все же садясь на постели.
- Саске? Это так ты называешь то чудовище? Забавно, - улыбаясь.
Наруто нахмурился, внимательно вглядевшись в лицо Пейна и, кажется, насторожившись.
- Да, ты правильно понял, - вставая. – Вы неслучайно попали в аварию. Все потому, что ты мне нужен, Наруто. Я хочу помочь тебе, - совершенно серьезно.
- Помочь? – приподнимая брови. - Чем же? – не скрывая иронии.
- Информацией, - чуть прищурившись и широко улыбнувшись. – Я расскажу тебе о проекте «Королева» и о твоем непосредственном участии в нем.
Наруто замер, вслушиваясь в слова мужчины.
- Но сначала тебе придется пройти со мной, - по-доброму улыбнувшись, однако едва уловимая фальшь, скользнувшая в голосе и глазах, резко перечеркивала всю доброту улыбки Пейна.
Наруто нахмурился и, почувствовав, что сейчас действительно уже не настолько больно, встал с постели. Мужчина кивнул, пропуская Наруто вперед в длинный светлый коридор без дверей, и выходя следом за ним.
- Это ты назвал это чудовище «Саске», или оно само так представилось? – с улыбкой спросил Пейн, не слишком быстро шагая по коридору, повернув голову вбок, и не сводя взгляда с Наруто.
- Он не чудовище, - огрызнулся блондин.
- Я всего лишь называю вещи своими именами, - ничуть не обидевшись, пожав плечами. – Так значит, это он сказал, что его зовут «Саске»? – прищуриваясь. – Да, я проницательный, - самодовольно, в ответ на хмурый вопросительный взгляд Наруто.
- Ну, он, и что с того? – невольно постоянно огрызаясь. Узумаки всегда был таким. Очень враждебное восприятие «новых» людей в его жизни и новых аспектов этой жизни развилось у него с тех самых пор, как умерла Кушина. Потому что обычно ничем хорошим эти новые аспекты не заканчивались. И в этот раз что-то упорно подсказывало парню, что этому человеку верить нельзя.
- А ты разве не помнишь ничего в своем детстве, что имело бы такое же название? «Саске»? – улыбаясь и следя за реакцией Наруто.
- А вам-то какое дело до моего детства? – одаривая Пейна таким же внимательным взглядом.
- Наруто, - вздыхая. – Ты же ведь не дурак, верно? Или я ошибаюсь? – выгибая бровь. – Все, что имеет отношение к тебе связанно с Королевой. А все, что связано с Королевой, в том числе и сам проект, создал кто?
- Отец с учеными, - хмурясь.
- Верно, - кивнув. – А теперь скажи. Будь ты на месте своего отца, то есть руководи ты проектом по выведению оружия массового поражения в лаборатории в человеческом облике, ты бы так просто отпустил его даже с собственным сыном? Вот так просто, без наблюдения, без страховки ты бы вручил своему еще не совершеннолетнему ребенку оружие, которое способно уничтожить добрую половину основной массы населения города? – голос стал тише, а лицо мужчины серьезнее. – Неужели ты такой идиот, если тебе, за все время, что ты пробыл с этим чудовищем, ни разу не пришло это в голову? Саске не просто ценный для науки и государства проект. Он – определенный шаг в будущее всего человечества. По крайней мере, именно так считает твой отец. Я же считаю иначе. Я считаю, что это шаг в никуда… - отводя взгляд.
- Вы хотите сказать, что мой отец все это время тайно следил за мной? – с отрицанием, однако внутренне понимая, что Пейн прав.
- Не за тобой. А за тем, что ты называешь «Саске». Скажи, разве люди, что знали тебя с детства, не отреагировали немного странно на это имя? – приподнимая брови и останавливаясь около белой двери.
Наруто тоже остановился, шокировано вглядываясь в лицо Пейна.
- Отреагировали, - спокойно констатировал мужчина, поняв все по выражению лица парня. – Попробуй вспомнить в своем детстве что-то с именем «Саске».
- Кто-то с таким же именем? – повторил Наруто, тщетно перебирая в памяти лица всех знакомых ему людей, но никого с именем «Саске» точно не вспоминая.
- Я не сказал «кого-то», я сказал «что-то», - поправил Пейн. – Напомню, он был рыжего цвета, а на шее у него болтался…
- ..зеленый кулон, - пораженно закончил Наруто, опуская взгляд в пол. – Неужели Вы хотите сказать, что… мою мягкую игрушку – рыжего лиса - в детстве тоже звали «Саске»? – вновь поднимая недоумевающий взгляд на Пейна, который кивнул с серьезным видом. – И что с того? Ну да, я назвал идиотским именем свою мягкую игрушку, ну и что? Я этого даже не помню. Или вы хотите сказать, что Саске это и есть тот самый «Саске» просто ученые – злые дядьки – превратили мою детскую игрушку в ужасающего монстра-оружие, одержимого мной? Шикарно. – Припечатал Наруто, театрально закатывая глаза.
«А ты и вправду идиот», - мысленно вздохнул Пейн.
- Наруто, а тебя не смущает, что Королева выбрала именно имя твоей мягкой игрушки? – задал наводящий вопрос Пейн.
- Да, вы правы, - кивнул Наруто. - Было бы куда круче, выбери он имя моих трусов! Знаете, я всем им даю имя. Сегодня на мне «Цунаде», - не скрывая яда и сарказма в словах. – Но это ничего. Я исправлюсь и назову какие-нибудь свои трусы именем «Саске». И справедливость восторжествует! Я спасу этот мир, честно. Вот прямо сегодня пойду и куплю себе новые трусы. А теперь можно мне домой? – с надеждой.
- Наруто, хватит строить из себя идиота, - нахмурившись.
- Простите, сейчас построю что-нибудь другое. Я же чертов конструктор! – одарив мужчину злым взглядом.
Пейн вздохнул, внезапно смягчившись и улыбнувшись.
- Наруто, это нормально, что ты сейчас ничего не понимаешь и тебе, конечно, страшно, поэтому ты и стараешься отгородиться, поэтому и реагируешь с таким недоверием и злобой. И это нормально, ты же подросток. Но позволь мне все тебе объяснить? Я правда хочу помочь, - мягко, словно разговаривает совсем с ребенком и с максимальными дозами доброты в голосе. – Давай пройдем и все обсудим, хорошо? – открывая дверь, около которой они все время стояли, и жестом приглашая Наруто зайти. – Я обещаю, что как только ты выслушаешь меня, ты сможешь уйти домой. Если захочешь, конечно. Это не займет много времени, хорошо? – поднимая брови и внимательно смотря на блондина.
Наруто нахмурился, но кивнул, справедливо посчитав, что лучше уж выслушать этого человека и быстро уйти, чем связываться с ним и что-то доказывать. Да и блондину и самому стало интересно, что же Пейн хочет рассказать ему. Парень ведь и правда мало что сейчас знал о Саске и вопросов и у него было очень и очень много. Так что плохого, если Пейн сможет ответить на некоторые из них?..

*Сасори делает все ровно так, как написано в инструкции. Инструкция советует, прицеливаясь, фиксировать левую руку на пятнадцать см вниз от дула, однако, конечно, никто не будет считать, сколько же там у них, поэтому этот пункт часто опускается, а словосочетание «пятнадцать см» больше подразумевает под собой "не держать левую руку у основания (винтовка (только упрощенная) при выстреле перевесит, и траектория пули изменится) и не держать левую руку у дула (обожжешься)". Сасори просто очень правильный)) Какой нормальный человек вообще будет читать инструкции к снайперским винтовкам? :DDD (если кто не знает, то эти инструкции бывают больше, чем все тома «Войны и мир» вместе взятые).
Глава 17.

Комната, в которую вошли Наруто и Пейн, представляла собой нечто по типу зала ожидания или чего-то наподобие. Здесь было весьма просторно, светло-бежевые стены, ковролиновый, под цвет стен, пол, большие окна, которые занимали почти всю стену, начинаясь уже в двадцати сантиметрах от пола. По левой и правой стене длинным рядком стояли удобные светлые кресла, в каждом углу комнаты стояла кадка с непонятным тропическим цветком, с ярко-зелеными широкими листьями и бардовыми полосками на внешней части листа. На задней стене была бежевая, почти сливающаяся со стенами, дверь.
Наруто без раздумий плюхнулся в одно из кресел рядом со входом и, подняв брови, с нетерпеливым ожиданием уставился на Пейна, который, все так же мягко улыбаясь, сел в соседнее кресло.
- Наруто, думаю, отец говорил тебе, как умерла твоя мама, верно? – приподнимая брови и не обрывая зрительного контакта с парнем.
- Хватит уже постоянно звать меня по имени. Это бесит, - отворачиваясь и хмурясь. – Да, говорил.
- А он рассказывал тебе, почему в тот день стекло, которое могло выдержать удар скоростного поезда, несущегося на полной скорости, и не разбиться, лопнуло, словно лампочка под напряжением? – прищуриваясь.
- Думаете, мне это было так интересно? – с насмешкой. – Серьезно? Я терпеть не могу все, что как-либо связано с работой отца. Глупо предполагать, что меня будет интересовать, почему в тот день стекло лопнуло. Это было давно, и я не вдавался в подробности.
- Ты ведь наверняка винишь своего отца в произошедшем, Наруто, - продолжая изучающее сверлить парня взглядом. – Он ведь был ответственным, он ведь не проверил в тот день оборудование, верно?
- Вас не касается то, что я чувствую и кого обвиняю или нет. Вас вообще никак не касается наша семья, - хмурясь еще больше, с нарастающей злостью. – Если вы это хотели мне сказать или покопаться в прошлом, то мне неинтересно.
Пейн перестал улыбаться, внезапно резко на лицо вернулась та непонятная, даже пугающая серьезность.
- Наруто, в тот день, когда погибла Кушина, я работал в той же лаборатории, что и твой отец, - эти слова заставили блондина напрячься и внимательно всмотреться в глаза Пейна. – Я не вру. Мы услышали жуткий скрежет, пол задрожал, а соседняя стена, как раз смежная с лабораторией, где протекало изучение и выведение проекта «Королева», пошла огромными трещинами. Когда мы забежали в соседнюю лабораторию, то увидели нечто жуткое. Несколько тонн вылитой воды и раствора затопили пол примерно до колен и уже вылились в коридор, покореженное оборудование, металл которого словно смяли, как лист бумаги. Твою маму попросту разорвало водой и осколками, от нее не осталось почти ничего. Я не буду описывать тебе то, во что превратилось ее тело. Однако… при всем этом, почему-то ТЫ был жив. Какие бы усилия не приложила Кушина, она в тот день не смогла бы спасти своего сына. Вода должна была разорвать вас обоих, но ты… Ты, конечно, был без сознания и с легкими ушибами, но больше на тебе, к удивлению всей ученой группы, не было не единого пореза. Но в тот день в большей степени меня поразил не ты, а твой отец. Этот человек… Человек, который чуть не потерял сына и чья любимая умерла жуткой смертью… Первыми его словами было: «Проверьте жизнеобеспечение проекта. Королева не должна пострадать. Сделайте все, чтобы проект остался на уровне нормальной жизнеспособности. Нам нельзя допустить повторно подобных ошибок». - Пейн замолчал, выразительно смотря на Наруто.
- Похоже на него, - с горечью усмехнулся парень, отводя взгляд и даже примерно представляя, с каким холодом звучали тогда слова отца.
- Это было так… бесчеловечно. Так мерзко, так жестоко, - сжимая зубы и потирая переносицу. – Я не мог поверить своим ушам, честно. Однако это еще не все. Это не то, что я хотел рассказать тебе, - взгляд мужчины изменился, в нем скользнула жесткая искорка желания донести какую-то очень важную мысль. – В тот день ты подвергся полному внутреннему обследованию на выявление внутренних повреждений и знаешь что? В клетках твоей крови было обнаружено нечто… инородное. Нечто, что было сходно по строению с клетками проекта «Королева». Нечто, что было в его ДНК, передалось и тебе. Единственный ген, полностью перестроивший часть клеток в твоем организме. Непонятно как это вообще произошло, но функция твоего организма, называемая иммунитетом, внезапно перестроилась и не стала отторгать чужеродные клетки. Это было потрясающе, учитывая, что ученые пытались много раз сделать нечто подобное, однако каждый раз это заканчивалось расслоением тканей и полным отторжением, сопровождающимся жуткими болями, а затем – смертью подопытного. Человеку нельзя было привить эти гены, и это было неоспоримым фактом. Однако ты… - Пейн нахмурился и замолчал, не сводя взгляда с Наруто.
- Вы хотите сказать, что я что-то наподобие Саске? – приподнимая брови. – Странно. Что-то я не замечал за собой желания побить стекла и убить пару человек, - с сарказмом. – Наверное, это все мой подростковый возраст. В детстве-то я был буйным, - усмехаясь и явно не веря мужчине.
Пейн вздохнул, бросив на Наруто измученный взгляд.
- Послушай, Наруто, ты, что и вправду не понимаешь? – мужчина решил зайти с другого бока и надавить на то, что для блондина было важнее всего. На его личную свободу. Ту самую, которой так дорожил Узумаки.
Блондин вопросительно изогнул бровь, не сводя ироничного взгляда с Пейна.
- Ты единственный, кто может быть рядом с Королевой. Ты тот, кого она фактически сама выбрала, понимаешь? Ты и правда принадлежишь ей. Она найдет тебя везде, достанет везде и убьет всех, кого ты любишь, лишь бы ты смотрел только на нее. Она – чудовище, которое во всех смыслах ХОЧЕТ тебя. Будь ее воля, и она сделала бы так, чтобы все вокруг передохли, лишь бы быть рядом с тобой. Она чокнута, когда дело касается тебя. Ты в буквальном смысле для нее всё. Ты ее жизнь, ее чувства, ее мечта. Только к тебе она может испытывать что-то, кроме желания уничтожить. Ты фактически больше не принадлежишь себе. И еще… когда я говорю «хочет» я подразумеваю далеко не дружеские отношения. У нее на уровне инстинктов, как и у любого живого существа, заложено желание продолжать свой род, а значит, от тебя она хочет не просто «дружбы», - сверля опешившего парня хмурым взглядом и мысленно надеясь, что такое вот прямое объяснение Узумаки поймет.
- То есть… - с мелькнувшим на долю секунды в глазах ужасом. – Но Королева же парень и я тоже, так как же он?.. - внутренне содрогаясь и еще не до конца осознавая всю жуть ситуации.
- Я не знаю, - покачал головой Пейн. – Однако факт в том, что тебе нужно как можно дальше держаться от Королевы. Если ты, конечно, хочешь общаться с другими людьми и не хочешь беспричинных смертей. Она правда убьет любого, кто просто посмотрит не так в твою сторону, понимаешь? Это животная, инстинктивная ревность. Опасность, что ты можешь выбрать кого-то другого, а не её. А знаешь, что еще интереснее? – приподнимая брови и готовясь запустить свой контрольный удар. – Твой отец это знает, - удовлетворенно замечая, как вздрогнул и без того напряженный напуганный парень. – Он отпустил Королеву с тобой именно потому, что знал. Для него все это – один грандиозный эксперимент. Он хочет, чтобы ты был с ней. За тебя уже все решили, твое мнение им не нужно. Ты для них лишь… вещь. Подопытный кролик, мнение которого можно не учитывать. И твоему отцу, и ученым, и Королеве плевать на твое мнение по этому поводу. Они уже решили всю твою судьбу за тебя. Несправедливо, не так ли? – расплываясь в хищной улыбке.
Пейн добился своего. На смену страху и ужасу Наруто, пришло отвращение и злоба. Кто они такие, чтобы решать что-то за него? Почему он должен быть с каким-то там проектом отца просто потому, что так захотелось этому проекту? Почему его жизнью и желаниями так внезапно решили пренебречь?
- Твой отец… Ты для него просто объект изучения, не больше, - с наигранным сочувствием, продолжая смотреть на Наруто. – Ты для него вещь. Для них для всех ты – всего лишь вещь. Они решили все за тебя, ты просто… ненужный никому кусок плоти, чье мнение не имеет значения, - вздыхая и улыбаясь уголками губ. – Они эгоисты до мозга костей, УЖЕ считающие тебя своей собственностью. Но кто они такие для этого? Они имеют на это право? Разве у тебя нет своего мнения? Разве ты позволишь им вершить все, что вздумается и поступать так с тобой? Разве ты просто сдашься? – расплываясь в злой хищной улыбке. – На-ру-то? – склоняя голову на бок и заглядывая парню в глаза.
- Да пошли бы они все… - сквозь зубы, тихо процедил Узумаки, склонив голову так, что из-за челки теперь не видно глаз. – Я никогда не буду делать то, что они хотят. У меня есть свое мнение.
- Правильно! – кивнув. – Ты же человек, верно? А они с тобой… как с чудовищем!
Наруто вздрогнул, поднимая взгляд на Пейна. Страх резко заколотил в сознании, разбиваясь каплями и смешиваясь в яркой палитре чувств. Отвращение, злоба, разжегшаяся ненависть и едва различимый цвет страха, настоящего липкого ужаса. Черная гамма цветов, нанесенная на чистый лист эмоций толстой кисточкой желания сохранить собственную хрупкую свободу, которая с дрожащими коленями, затравленными огромными глазами смотрела вокруг, боясь расправить сильные белые крылья и взлететь. Ей не хватало смелости. Слишком больно ее запястья сковали толстые цепи ненужных ей связей. Семья, друзья, Королева… Все это лишь цепи, что так крепко держат хрупкую тощую Свободу, судорожно дышащую сквозь выступающие ребра и сжимающую тонкие руки в кулаки. Когда-нибудь ей хватит смелости. Обязательно хватит.
- Наруто, ты в порядке? – с сочувствием, дотрагиваясь до плеча парня.
- Нет, - хрипло, не сбрасывая руку мужчины, поднимая на него потемневший взгляд голубых глаз. – Я… что мне делать? – отчаяние захлестнуло, перебивая ненависть, но лишь ненадолго.
- Я не тот человек, что должен тебе указывать, - с пониманием кивнул Пейн. – Но я могу тебе помочь. Хочешь еще раз увидеть Королеву? Ты можешь сказать ей все, что думаешь, - в глазах мелькнула искра коварства.
- Не хочу, - замотав головой и отвернувшись.
- Но в таком случае она никогда не отстанет от тебя! Понимаешь, Наруто? - хватая парня за плечи, заставляя смотреть себе в глаза и удовлетворенно отмечая, что в глазах Наруто сейчас нет ничего кроме цепкого ужаса, отвращения и отчаяния. – Ты должен сказать ей это! Сказать, ЧТО ты сейчас к ней чувствуешь! – сжимая плечи парня сильнее. – Сказать, как ненавидишь! И тогда она точно от тебя отстанет! Ведь это ТЫ сказал ей это, - во взгляде скользнуло почти безумие, почти одержимость.
Наруто пару секунд, словно решаясь согласиться, смотрел на мужчину, а затем медленно кивнул. Пейн сейчас, по его мнению, был единственным, кому можно было доверять. Ведь Пейну врать незачем, он ведь даже не знает толком Наруто, верно? Он просто хочет помочь…
- Пойдем, - вставая. – Я уверен, что ты сможешь объяснить Королеве, ЧТО ты сейчас к ней чувствуешь, - глаза сверкнули, а на лицо вернулась прежняя улыбка.
Наруто встал, кивнув еще раз, и прошел за мужчиной к той самой бежевой двери в конце комнаты.

***

- Смотри-ка он больше не рыпается! – с удивлением в голубых глазах отметил Дейдара, подходя ближе к стеклу. – Понял, наконец, да? – прищуриваясь и стуча по стеклу. – Эта стеклянная клетка как раз из лабораторий, где тестируют атомное оружие. Это стекло тебе не разбить, монстрик, - мило улыбаясь и, оперевшись руками на колени, глядя на Саске.
Стекло, отделяющее Королеву от парней, и вправду было именно тем, что обычно используют при разработке атомного оружия и его практического тестирования в лабораторных условиях. Оно может выдерживать как прямые удары, так и сильнейшие поверхностные удары широкого воздействия, то есть силу взрывной волны. Саске выдохнул, понимая, что смысла нет в том, чтобы сейчас пытаться выбраться, и прижался спиной к стене, сползая по ней вниз и оседая на пол, взъерошивая волосы и тем самым размазывая по лбу черную кровь с рук.
- Совсем как человек… - еще раз пораженно заметил блондин, с интересом глядя на парня.
- Дейдара, отойди от стекла, - сухо бросил Сасори, сидя в кресле рядом с дверью и разбирая пистолет, протирая каждую его часть. – Не надо травить того, кто и так уже заперт и не может дать тебе отпор.
Блондин надулся и резко развернулся, бросив на наемника обиженный взгляд.
- Зануда, - нарочито громко проговорил он, все же отходя от стекла и подходя ближе к никак не отреагировавшему Сасори, а затем плюхаясь в соседнее кресло рядом с ним.
Хидан, спящий в кресле, стоящем на два дальше от Сасори, откинул голову и почесал живот, сладко причмокнув. Сейчас он усиленно делал вид, что до Королевы ему нет никакого дела, ведь признавать свой интерес уже после поражения было для него, по меньшей мере, унизительно. Однако парень моментально проснулся, как только единственная дверь открылась, и в помещение вошли Пейн и Наруто, которого Хидан, кстати, не узнал.
- О, босс! – приветливо помахал рукой Дейдара.
Пейн его проигнорировал, положив руку на плечо Наруто и осторожно сжав.
- Оставьте нас, - не сводя взгляда с напряженного блондина, попросил Пейн.
Сасори молча продолжил собирать пистолет будто и вовсе не слыша Пейна, Дейдара поднял брови с вопросом скользя взглядом по мужчине и так же не поднимаясь с места, Хидан вообще не отреагировал, вновь откинув голову и пытаясь заснуть.
- Мне повторить? – уже более холодно и грубо.
Сасори с щелчком, бросив непроницаемый взгляд на Пейна, возвел курок незаряженного пистолета и встал, выходя за дверь. Дейдара поспешил за ним. Хидан же, подождав еще пару секунд, все же поднялся со своего кресла и, закинув руки за голову, неспешно вышел, не забыв хлопнуть дверью.
Наруто, будь он чуть более расслаблен и не будь его взгляд прикован к тому, кто находился за стеклом, наверняка бы отпустил пару шуточек по поводу «идеального подчинения», однако сейчас…
- Наруто? – Королева за стеклом моментально оживилась, поднимаясь с пола и подходя к стеклу. Руки уперлись в стекло и надавили с такой силой, что оно заскрипело. Узумаки вздрогнул, сглатывая и борясь с желанием отойти подальше.
- Не волнуйся, он тебя не достанет, - заверил Пейн, однако, заметив взгляд Саске, на всякий случай убрал руку с плеча блондина.
- Саске, ты… - сглатывая. – Я больше не хочу, чтобы ты был рядом со мной, - четко, но тихо, настороженно вглядываясь в резко расширившиеся глаза Королевы.
- Что?.. – единственное слово, слетевшее с губ Саске, заставило вздрогнуть еще и Пейна. Мощная волна опасности накрыла и временно парализовала страхом, лишая возможности двигаться.
- Ты же слышал, - вот только, кажется, накрыла она лишь Пейна, Наруто же наоборот начал раздражаться. В памяти вновь всплыли слова мужчины о том, что его мнение никому здесь не нужно. – Видеть тебя больше не хочу. Меня бесит сам факт твоего существования, - хмурясь. – Ты бесишь. Почему я вообще должен быть с тобой? С какого это черта? Потому что отец так сказал? Или ты? А почему бы вам вместе с отцом не пойти подальше, а? – приподнимая брови, теряя контроль над порывами собственной ненависти, над собственными словами, над степенью их жестокости.
- Ты… - Саске побледнел. – Не хочешь быть со мной?
- Да, - кивнув. – Поэтому не приближайся ко мне больше. Вообще никогда, - слова прозвучали именно с той жесткостью, с которой и рассчитывал Наруто.
- Нет… - замотав головой, с тоннами непонятного отчаяния в расширенных черных глазах. – Нет! Не смей! – резко ударив по стеклу. – Ты не можешь, Наруто! – еще один удар заставил стены задрожать, а стекло дало первую трещину.
- Не могу?! – злость накрыла с новой силой. – Серьезно? Почему же это? Потому что я принадлежу тебе? – сжимая зубы, почти с ненавистью прожигая Королеву взглядом.
- Наруто, нам лучше… - Пейна с его осторожностью блондин просто проигнорировал.
- Да, ты мой! Ты должен быть со мной, Наруто! – голос дрогнул, искренность и чудовищная констатация факта смешались.
- Я не твой, - мотая головой, с отвращением в глазах. – Пошел бы ты с этим, а, Саске?
- Наруто! – Пейн вздрогнул, когда стекло от очередного удара пошло трещинами и вскоре часть его осколками посыпалась на пол, давая возможность Королеве выйти.
- Не смей подходить ко мне, - процедил Наруто, со злостью в голосе. – Чудовище, - слово само сорвалось с губ, даже раньше, чем блондин подумал об этом.
Саске замер, послушно останавливаясь и не сводя взгляда с Наруто.
- Чудовище? – повторил он, опуская взгляд вниз и словно пытаясь что-то вспомнить. – Ты считаешь, что я?.. – вновь поднимая взгляд на парня.
- А разве нет? – приподнимая брови. – Ты и есть самое настоящее чудовище, - пожимая плечами. – И я не хочу, чтобы ты был рядом со мной, поэтому даже не смей приближаться ближе, чем есть сейчас, - резко разворачиваясь и уходя из комнаты.
Пейн выбежал следом, резко закрыв дверь и глубоко вздохнув.
- Наруто, ты куда?! – идя за блондином и на всякий случай оборачиваясь на дверь, за которой сейчас стояла поч

Йиори 17.08.2013 06:52

почти жуткая тишина.
- Мне нужен мой мотоцикл. Где он? – останавливаясь, и с откуда-то взявшейся угрозой и едва заметной растерянностью проговорил Наруто.
- У входа, - прекрасно поняв, что сейчас чувствует блондин, быстро ответил Пейн. – Я провожу.
- Не надо, - тихо, разворачиваясь. – Сам найду.
Мужчина лишь кивнул, отпуская блондина и разумно считая, что его работа на этом закончена. Однако только он успел облегченно выдохнуть и прислониться спиной к стене, как дверь комнаты, в которой они были минуту назад, тихо открылась, являя собой Королеву. Пейн замер, на несколько секунд даже перестав дышать и стараясь вообще слиться со стеной. Липкий пот покатился по спине, сердце моментально ускорило ритм, разгоняя страх и адреналин по венам.
- Куда пошел мой Наруто? – тихо спросил Саске, поднимая пустые черные глаза на мужчину. – Не знаешь, да? – даже не девая возможности ответить и сразу же буквально вспарывая мужчине живот, пронзая лезвием руки так, что оно достало до стены, к которой спиной прижимался Пейн. – Жаль, - тихо выдыхая это слово и сильным движением, с хлюпаньем вынимая из мужчины руку. Густая кровь темными каплями закапала на пол, а тело Пейна сползло по стене на пол, оставляя на ней кровавый след.

Йиори 17.08.2013 06:53

Глава 18.

За несколько часов до смерти Кушины.

- Мама, а где Саске? – сонно спросил малыш, потирая кулачком глаза, а в другой руке зажав зубную щетку.
Женщина, торопливо расчесывающая длинные красные волосы перед большим зеркалом, бросила удивленный взгляд на сына, а затем обвела взглядом комнату.
- Саске куда-то убежал от нас, - подмигнула она сыну. – Не поищешь его под кроватью?
Наруто широко улыбнулся и побежал в комнату, где быстро заглянул под кровать, натыкаясь любопытным взглядом детских глаз на рыжего потрепанного лисенка с красными пуговицами глаз и зеленым кулоном на черной ленте ошейника, обвитого вокруг шеи.
- Саске! – радостно, доставая игрушку и крепко прижимая к груди. – Не убегай больше! – с искрой обиды в чистых голубых глазах, чуть надувая губы и разворачивая лисенка мордочкой к себе.
- Нашел, Наруто? – Кушина улыбнулась сыну, когда тот продемонстрировал трофей. – Тогда бери Саске и беги умываться. Нам через пятнадцать минут выходить, - доставая из шкафа вязаный теплый свитер светло-зеленого цвета и прикладывая его к себе, чтобы оценить, как он будет смотреться со строгой серой юбкой чуть ниже колен.
- А папа уже на работе? – послышался приглушенный из-за воды голос из ванной.
- Да, и он жутко рассердится, если мама опоздает, - со смешком ответила женщина, все-таки надевая свитер. – Готов? – заглядывая к сыну в ванну.
Наруто обернулся к женщине, улыбнувшись и бодро кивнув. С кончиков волос капала вода, а на мокром лице вокруг рта была не смытая зубная паста.
- Чудо, - фыркнула Кушина, хватая полотенце и принимаясь вытирать им лицо сына.
- Мааам! – недовольно возмущался мальчик, пытаясь увернуться от полотенца. – Я же чистый!
- Это тебе Саске сказал? – смеясь.
- Саске не говорит! – фыркая и пытаясь отпихнуть полотенце от себя.
- Да ладно? – приподнимая брови, и все-таки убирая полотенце, но взамен хватая мягкую игрушку и имитируя ее голос: - Как это я не говорю? Еще как говорю! И сейчас я говорю, что Наруто весь в паааасте! В паааасте!
- Мама, это лиса, а не попугай, - улыбаясь и забирая свою игрушку обратно.
- Да хоть носорог, - рассмеялась Кушина. – Пошли давай, мы опаздываем.
- А Саске можно с нами? – с надеждой. – Пожалуйста, - расплываясь в широкой по-детски обаятельной улыбке.
- Саске можно все, - принимая наигранно серьезный вид, кивнула Кушина.
Наруто счастливо подбрасывает игрушку вверх, сразу же ловя обратно и тоже начиная торопливо обуваться. Прежде чем выйти из квартиры, Кушина берет сына за руку, улыбается ему. Наруто счастливо прижимает к груди игрушку, тихо радуясь, что сегодня увидит отца, да и мама обещала показать нечто удивительно на работе. Это их обычное утро каждого рабочего дня. Хотя, возможно, для них каждое такое утро совсем-совсем не обычное, а наоборот. Например, сегодня понедельник, и Наруто впервые после выходных увидит Минато, а Кушина, наконец, сможет доделать все доработки и перепроверить все расчеты, что не перепроверила на прошлой неделе.
Эти двое даже не подозревают, что буквально через несколько часов случится катастрофа, которая прервет или навсегда изменит их жизнь.

Лаборатория, где содержится проект «Королева». Момент катастрофы.

Вода вперемешку с раствором буквально вышибает кислород из легких ребенка, моментально заполняя их. Горло даже не сдавливает спазмами, оно попросту отказывается подчиняться, а из-за нехватки кислорода вскрикнуть так и не удается. Наруто прижимает ладони ко рту, отчаянно всматриваясь в водную бездну, которая с такой силой в момент пришибла его к полу. Мальчик почти против воли прижимает к груди промокшую потяжелевшую игрушку лисенка. Сознание меркнет, однако в последнюю секунду Наруто чувствует как что-то липкое, не похожее на воду, обволакивается вокруг него. Из ослабших рук ребенка выскальзывает игрушка и, мальчик, провожая лиса беспомощным взглядом, перед тем как потерять сознание, успевает в последний раз мысленно позвать его по имени: «Саске».

***

Дыхание отдалось пульсирующей болью в груди. Воздух комками застревал в глотке, словно жесткая скомканная бумага, которую силой стараются впихнуть в легкие. Наруто сглотнул, прикрывая глаза и проводя рукой по лицу. Ничего же не случилось, верно? Почему он так нервничает? Успокойся. Расслабься. Дрожь в пальцах и такие вот судорожные метания ничем тебе не помогут. Дыши глубже.
Это уже начинало раздражать. Собственный страх начинал бесить. Почему ты не можешь контролировать его, Наруто? Что тебя так испугало?
- Эй, парень! – голос за спиной заставил непроизвольно вздрогнуть и резко обернуться. Однако зовущий парень отчего-то вовсе не удивился такой реакции. Его карие глаза чуть сощурились, он запустил руки в карманы и сделал шаг к Наруто.
- Стоянку ищешь, я прав? – на красивом лице не отразилось никаких эмоций. – Пойдем, покажу, - кивнув головой в свою сторону и развернувшись. – Как тебя зовут? – спустя некоторое время поинтересовался красноволосый.
- Наруто, - тихо буркнул в ответ Узумаки, нехотя плетясь за парнем и все еще пытаясь унять дрожь.
- Сасори, - представился в ответ парень, обернувшись и боковым зрением следя за блондином.
Наруто никак не отреагировал на это, продолжая идти за парнем, уже не замечая, что хмурится. Мысли в голове не давали покоя, кружились огромными стаями диких птиц, а затем рассыпались на мельчащие песчинки и тонули в океане из воспоминаний. Через пару мгновений океан превращался в лужу, высыхая из-за палящих лучей убеждений, а все песчинки размыкали и превращались в грязевую кашу, смешивая в себе буквально все мысли и нагреваясь под лучами тех же убеждений, запутывая парня еще больше.
- Пришли, - тихо объявил Сасори, останавливаясь и выдергивая Наруто из собственных мыслей. Узумаки даже не заметил, как они спустились вниз по небольшой лестнице, прежде чем оказаться здесь, не говоря уже о том, что не узнал Сасори, которого видел до этого еще в кафе.
- Спасибо, - растеряно, поднимая голову и мысленно приказывая себе собраться. Подумать он и потом сможет.
Парковка была расположена буквально под зданием. Здесь горели длинные белые лампы на низком потолке, и помимо мотоцикла Наруто стояло еще четыре машины.
- Не за что, - пожал плечами Сасори, не сводя внимательного взгляда карих глаз с Наруто. – Ты испугался того существа? – вопрос застал врасплох, однако не напугал, а лишь заставил удивиться.
- Немного, - хмурясь и не желая отрицать очевидное.
Сасори вздохнул, подходя ближе к блондину и останавливаясь примерно в шаге от него.
- Чего конкретно ты испугался? – на лице парня не отражалось абсолютно никаких эмоций, было сложно понять, о чем сейчас он думает и что сделает в следующую секунду.
- Он… - ответ, то, что было настолько очевидным и буквально крутилось в сознании, внезапно исчезло. Растворилось. Словно в темной комнате, где без света все предметы казались чем-то страшным, почти пугающими монстрами, внезапно включили свет. И ты понял, что боятся здесь некого. Здесь нет никого кроме тебя. Поэтому на вопрос «Что конкретно тебя здесь пугало?» ответа попросту нет. Потому что то, что пугало без света, исчезло. И понять вот так сразу, что же тогда вообще послужило причиной страха очень сложно. Темнота. То, что скрывается под ночным покровом. То, что нельзя увидеть из-за темноты.
- Незнание, верно? – сам ответил на свой вопрос Сасори. – Тебя пугает то, что ты ничего не знаешь о том существе, я прав? – изгибая бровь.
Наруто помедлил, прежде чем неуверенно кивнуть.
- Тебе никто не объяснил, что он такое и зачем ему ты, а сейчас, наконец, услышав ответ от Пейна, ты, конечно, испугался. Страх – это нормально, - пожав плечами и заведя руки за спину, доставая из-за спины пистолет. – Я люблю оружие, - проводя рукой по стволу и очерчивая контур окружности дула указательным пальцем. – Оно по-своему красиво и изыскано. Но оно - лишь глупая игрушка в неумелых руках, - поднимая взгляд на напряженного Наруто. – Твоя Королева такое же оружие, как и этот пистолет. Только мощнее. В разы. Однако я не считаю ее чем-то красивым или удивительным. Наоборот, по мне так это попросту отвратительно. Оружие не должно иметь человеческой формы. Оно должно служить человеку, а не пытаться быть им. Это уже извращение, - морщась и вновь переводя взгляд на пистолет. – Но ты-то человек, правильно? Ты по умолчанию лучше любого оружия. Твоя жизнь, жизнь любого человека - в разы дороже любого пистолета. Сейчас ты напуган, растерян и не уверен в своих действиях, но разве это плохо? Разве плохо сомневаться, прежде чем сделать что-либо? Оружие не сомневается, убивая, а вот люди – сомневаются. И это не минус. Сомнение, словно отголоски человечности. Пока человек способен сомневаться в своих поступках и решениях, он все еще человек. Твоя человечность – это и есть твоя самая сильная черта. То, чего никогда не будет ни у кого другого, кроме человека, - внезапно делая шаг еще ближе к Наруто и обнимая парня чуть ниже спины.
Узумаки дернулся скорее инстинктивно, нежели отчего-то еще, однако Сасори не отпустил, осторожно приподнимая кофту парня и вставляя пистолет между кожей его спины и поясом его штанов дулом вниз. Блондин вздрогнул от прикосновения холодного металла к коже, замирая и смотря на Сасори с вопросом в расширенных от удивления и шока глазах.
- С ним будешь увереннее, - кивнув и ответив на немой вопрос.
- То есть… - шокировано начал Наруто, опуская взгляд в пол и собираясь с мыслями. – Ты только что втирал мне о радостях человечности, а затем засунул мне в штаны пистолет, сказав, что с ним я буду увереннее? Прости, но мне кажется, я что-то… упустил, - взъерошивая волосы и поднимая взгляд на Сасори.
- Это просто компенсация, - пожимая плечами. – За мотоцикл, - кивая на байк позади парня, на боку которого покрытие было содрано, что называется «до мяса».
Сасори любил людей. Однако общаться с ними не умел вообще. Парень умел и сочувствовать, и сострадать, однако выражать свои эмоции не умел. У Сасори и у самого не было достаточно жизненного опыта, поэтому вручить подростку пистолет, думая, что это как-либо поможет ему, было нормально для наемника. Ну и второй причиной было то, что его что-то явно зацепило в Наруто. Что-то неуловимое, пока незаметное. Когда блондин повзрослеет, это что-то, возможно, будет более заметно, более уверенно и ярко проявится в его характере.
- Тем более, я не думаю, что ты выстрелишь из него, - словно в подтверждение своим мыслям сказал Сасори. Наруто был не из таких людей, у него было это самое «что-то», из-за чего ему можно было доверить пистолет. – Но на всякий случай предупреждаю – пули разрывные. Стреляй не ближе трех метров.
Наруто кивнул, все еще не до конца понимая, зачем ему вообще дали пистолет и уж тем более благодарить за него парень не собирался. Хотя и отказывать тоже было плохим вариантом. Какое-то внутреннее чутье упорно подсказывало Узумаки, что так красноволосый проявляет нечто по типу дружелюбия или еще чего-то подобного, но в его извращенном понимании. А отказ от пистолета может здорово его обидеть или даже задеть. А обижать милых добрых наемников не хорошо.
Сасори проследил взглядом, как Наруто выехал с парковки, а после этого еще пару минут обдумывал, где же он мог раньше, еще до кафе, встречать этого парня. Так и не вспомнив, парень направился к своей черной машине, которая больше напоминала огромного черного монстра в ночи, с горящими фарами, а не удобное вместительное средство передвижения.
- Уезжаешь? – голос Дейдары, казавшийся чуть громче из-за акустики.
- Мы сделали свое дело, Пейн заплатил, Королева доставлена, - пожимая плечами и открывая переднюю дверцу машины, а затем оборачиваясь на блондина. – Работа сделана, мы свободны.
- Мм, - протянул парень, задумчиво кивнув.
- Хидан не с тобой? – изгибая бровь.
- Сказал, что у него еще есть дело, - пожав плечами. – Подвезешь меня? – поднимая смелый взгляд на Сасори и, в общем-то, особо не рассчитывая на согласие.
- Садись, - даже не задумавшись, лишь пожав плечами и садясь в машину.
Дейдара удивленно замер, а затем немного смущенно, но радостно улыбнулся, обходя машину и садясь на переднее сидение рядом с водителем.
- До куда? – заводя автомобиль и мягко выезжая с парковки.
Дейдара быстро назвал адрес, отворачиваясь к окну, чтобы скрыть предательски выступивший румянец, заливший щеки.
- Кстати, пристегнись, - попросил Сасори, сворачивая на главную дорогу. – Ты же несовершеннолетний, - слова прозвучали мягко, но привычно холодно.
- Я не маленький, - поворачивая голову и чуть хмурясь, но, тем не менее, пристегиваясь.
Сасори ничего не ответил на это, посчитав достаточным, что Дейдара просто пристегнулся.
- Можно вопрос? – через некоторое время спросил блондин, заправляя прядь волос за ухо.
Красноволосый кивнул, не отрывая взгляда от дороги.
- Почему ты… ну, как бы так выразиться, - хмурясь и старательно подбирая слова. – Выбрал именно такую профессию? Нет, ты не подумай, я ничего такого не имею в виду, просто… У меня есть причина, чтобы заниматься тем, что я делаю сейчас. Мне это попросту очень нравится, и я не представляю свою жизнь как-то иначе. У Хидана нет другой альтернативы, а ты? – приподнимая брови.
- Мои родители умерли, поэтому с раннего детства я воспитывался бабушкой, затем и она умерла, оставив мне семейный бизнес. Моя семья – потомственные оружейники. Но у меня нет такого яркого таланта к сбору оружия, я больше убийца, практик нежели теоретик. Мне не нравится убивать людей, но разве оружие нужно лишь для убийства? – парень говорил тихо и без особой охоты. Однако в словах сквозила поразительная уверенность и четкое осознание своей позиции.
У Сасори уже были четкие сложившиеся представления о мире и о предназначении оружия в нем, однако он заблуждался. И сильно заблуждался. Оружие создано для убийства – вот она та грань реальности, которую парень в упор не замечал, довольствуясь лишь мелкими отговорками вроде «Оружие нужно для защиты». Но это полностью его право.

***

Тихие шаги в коридоре заставляют сердце забиться быстрее. Одно осознание, что Оно близко, цепкой рукой страха сжимает горло, запрещая дышать. Липкий пот скатывается по спине, а бешеный адреналин заставляет ноги дрожать. Тело почти против воли хочет выпрыгнуть из-за угла, в противовес рациональному сознанию, направляя автомат на это чудовище и вжимая курок. Но еще слишком рано. Ты же военный, верно? Знаешь как справляться с адреналином и страхом, разошедшимися по телу и мешающими думать трезво, оценивать ситуацию.
«Бывший военный» - скользкая злая мысль в голове заставляет расплыться в улыбке, прикрыв глаза и прижавшись спиной к стене. Руки крепко сжимают автомат. Хидан вслушивается в тихие шаги в коридоре. Еще немного.
Шаги замирают в следующую секунду, заставляя парня вздрогнуть и резко раскрыть глаза. Почему Оно остановилось? Страх сильнее сжал горло, и Хидан сжал зубы, резко выскакивая из-за угла направляя автомат в сторону, где предположительно по звукам и должно стоять Оно. Указательный палец за секунду немеет на курке. В коридоре пусто.
- Страшно? – словно насмехаясь, шепчет за спиной чудовище, и, за секунду до того, как Хидан успеет среагировать, резко незамедлительно бьет, буквально впечатывая лицом в пол. Автомат отлетает в сторону.
- Тварь! – озверев и быстрым ударом с ноги отшвырнув от себя Саске. Хидан поднимается, стирая льющуюся кровь из сломанного носа, рот так же наполнился кровавой жижей, поэтому парень сплевывает, со злостью сверля взглядом чудовище.
- Ненавижу тварей вроде тебя! – со всей своей злобой, разбегаясь и со всей силы ударяя Саске. Точнее, пытаясь и не успевая за оказавшимся слишком быстрым существом, которое быстро хватает Хидана за руку, больно выворачивая и с хрустом ломая, а затем сильным пинком отправляя тело наемника на встречу с ближайшей стеной.
- Где мой Наруто? – хватая за горло и впечатывая в стену еще сильнее.
Хидан почувствовал, как, несмотря на тонкие сильные пальцы, сжавшие его горло, рот наполнился кровью, которая вскоре потекла по подбородку. Голова закружилась, и парень, скорее на рефлексе, инстинктивно схватил Саске за руку стараясь отодрать от себя.
Королева руку убрала, но лишь для того, чтобы другой рукой схватить парня за волосы и с силой согнуть пополам, деформируя руку в прочное стальное лезвие и буквально пронзая Хидана насквозь. Шаг назад, чтобы позволить тяжелому телу упасть на пол, харкая кровью, задыхаясь и стремительно истекая кровью.
- Это и называется агонией, да? – холодный голос Саске, ненавистной трелью раздался в голове.
Ты умрешь вот так, Хидан? Ты? Тот, кого в свое время выперли из армии за массовые драки и неумение, как они выразились, находить компромисс? Неужели они были правы, когда избавились от тебя? Неужели ты и правда лишь отброс, не способный ни на что кроме тупой силы и кровопролития? Неужели ты заслуживаешь такой смерти? Смерти от руки чудовища? Какой-то непонятной твари без чувств и эмоций? Разве ты не пришел сюда, чтобы отомстить ему за то поражение?
- Ну уж нет, - упираясь рукой в пол и приподнимаясь. Кровь подошла к горлу, заставив закашляться, каплями закапала на пол.
«Вставай! Ну же!» - тело не слушалось, несмотря на все старания парня.
Саске молча пронаблюдал за этими попытками, а затем резко наступил на спину Хидана, возвращая приподнявшегося парня обратно к полу и с силой надавливая.
- Ничтожество, - пустой взгляд черных глаз и неподдельная сила и сталь в голосе.
Королева надавила сильнее. Хруст костей и померкший взгляд бордовых глаз Хидана. Саске последний раз окинул взглядом тело парня, словно убеждаясь, что тот мертв, а затем развернулся и так же тихо и неспешно пошел вперед. Ему ведь нужно было найти его Наруто.
Глава 19.

Скорость.
То, что дает нечто почти сравнимое со свободой. Быстрее. Искусственный заменитель твоей свободы. Ускоряйся, доводя риск до максимума. Ты имеешь право на это, ведь это твоя жизнь, разве нет? Тебе решать, как и когда умереть. Просто эгоизм никто не отменял.
Ветер ударяет в лицо, но Наруто лишь увеличивает скорость, почти не сбавляя ее на поворотах и не понимая, насколько опасно то, что он сейчас делает. Мокрая от дождя дорога словно превратилась в беговую дорожку и, если ты не ускоришься, она попросту затянет тебя куда-то назад, в бездну. Стрелка спидометра добралась до максимума и сейчас с нервным нетерпением дрожала у жесткого барьера трехзначной цифры, словно пытаясь перебороть его. Скорость и влажный ветер, мешающий дышать и заставляющий буквально захлебываться воздухом так, что горло начинало сладко сдавливать от невозможности вздохнуть. Все это выбивало напрочь все мысли, позволяло убежать. В голове осталась лишь бешенная бьющаяся в припадках агонии сосредоточенность, полностью обращенная на дорогу. Скорость в мгновение выветрила все мысли. Узумаки ехал уже чисто на автомате, не особо разбирая дороги и не стараясь узнать улиц.
Резко вырулившая из-за поворота машина заставила лишь вильнуть вправо, не сбавляя скорости. В этом-то и было преимущество легкого спортбайка перед громоздкими автомобилями - можно было лавировать между машин, сбавляя скорость лишь на особо крутых поворотах.
Наруто нахмурился и резко затормозил, на ходу разворачиваясь и вновь набирая скорость, однако при этом сворачивая с дороги на узкие улицы, по которым ходят лишь люди. Мотоцикл подскочил, перепрыгнув через ступеньки и вывернув на пустую узкую дорогу, по обеим сторонам которой теснились неровные ряды белых частных домиков.
В их городе был единственный отдаленный спальный район. Здесь жили в основном те, кому не надо было спешить с утра на работу, те, кого не волновали какие-то глобальные дела. Люди, старающиеся избежать социума и предпочитающие жить не в центральных районах огромного мегаполиса, а в отдаленном небольшом райончике, где кроме двух круглосуточных магазинов и пары баскетбольных площадок не было никаких других культурных или развлекательных заведений. Район, в котором даже связь мобильника ловит хуже.
Наруто сбавил скорость, тихо проезжая мимо аккуратненьких домиков с зашторенными окнами, а затем и вовсе остановился рядом с одним из них. Здесь живут те, кто точно никогда не подумает ограничить его свободу или интересы. Просто потому, что им это не нужно. Им нет смысла врать, притворятся или недоговаривать что-то. Они далеко не друзья, но и не просто знакомые. Наруто не мог дать определения своим отношениям с Гаарой и его семьей, которая преимущественно состояла из отца, которого никогда не было дома, старшей сестры и старшего брата. Эти люди… Когда Наруто было некуда идти, а такое случалось во время ссор с отцом, он предпочитал приходить ни к Сакуре, ни к Кибе и, тем более, не к Хинате, а именно к этим людям. Шикамару вообще не рассматривался. Вот и сейчас тоже. Домой же ему нельзя, а значит…
Внезапно зазвонивший, а точнее тихо завибрировавший сенсорный мобильник, отвлек от мыслей.
- Слушаю, - хмурясь.
- Наруто, мать твою! – рассерженный и взволнованный голос Кибы заставил поморщиться. – Ты почему трубку не берешь? Ты в порядке? Где ты сейчас?
- Прости, Киба, я… - озадаченно, не понимая, почему его друг внезапно начал задавать так много вопросов.
- Не извиняйся, это не твоя вина, - перебил Инузука. – Хината тоже не винит тебя. Твой отец осмотрел ее и сказал, что это лишь ушиб, хоть и сильный. И она, кстати, вообще не помнит, что произошло, представляешь, каково ей? Бедная девушка, она так волнуется за тебя! Может, ты хотя бы объяснишь мне, как так вообще получилось, Наруто?
«Что?» - мысль мгновенно пронзила сознание. Узумаки сглотнул.
- Откуда ты знаешь про это? – единственный вопрос, что сейчас беспокоил.
- Твой отец сказал нам, - с едва уловимым удивлением.
- Зачем, черт возьми? – взъерошивая волосы и запутываясь еще больше. Отец рассказал им про Саске? Что конкретно он им рассказал? Хината потеряла память? Легкий ушиб? Серьезно? Да отец наверняка сделал с ней что-то, чтобы Хьюга благополучно все забыла. И смысл тогда был рассказывать самому о Саске?
- Что значит «зачем»? – хмуро и с явной обидой в голосе. – Мы вроде как друзья, нет? Мог бы и сам позвонить и все рассказать.
- И что я, по-твоему, должен был рассказать? – приподнимая брови и чувствуя, как злоба уже начинает закипать внутри. – Даже если бы и рассказал, то что? Ты бы мне поверил?
- Конечно, идиот, - хмуро. – Я же знаю тебя. Чему я должен был не поверить? Я же постоянно говорил, что рано или поздно ты доиграешься и собьешь кого-то к чертям или врежешься во что-то! Просто сам факт того, что ты был с Хинатой, уже все меняет. Ты мог убить ее, Наруто. Это тебе не игрушки, завязывай с этим. Если своя жизнь не дорога, то…
- Киба, да о чем ты вообще?! – злясь на самого себя и не до конца понимая, что имеет в виду Инузука. – Что конкретно рассказал вам мой отец?
- Сказал, что ты не справился с управлением и влетел в какую-то кафешку. К счастью, в кафе в это время не было посетителей, но ты был с Хинатой. Что не так с тобой, Наруто? Или тебе тоже память отшибло? – тоже начиная злиться.
Наруто замолчал, обдумывая сказанное Кибой, затем выдохнул и уже тише произнес:
- Извинись за меня перед Хинатой, - нажимая на сброс. Смысла разговаривать с лучшим другом Наруто больше не видел.
Минато все просчитал. И у него получилась великолепная «правдивая история», которая и вправду была лучше изначальной версии.
«Авария, да? - скользя взглядом по царапинам на мотоцикле и усмехаясь. – Да ты просто мастер манипулировать, пап».
Осознание болезненно накрыло, надавливая безысходностью. Звонок Кибы очень кстати напомнил, ЧТО случилось с Хинатой. Где гарантия, что не случится чего-то подобного и с Гаарой? Разве Наруто имеет права втягивать в это кого-то еще? Это лишь его проблема. Больше нет выбора. Никто не сможет помочь, понять или объяснить. Никто кроме Минато. Поэтому, выбора и правда больше нет.
Наруто вздыхает, поднимая голову к небу и всматриваясь в синее дневное небо с редкими серыми облаками, оставшимися после дождя. Ему сейчас как никогда нужна помощь. Потому что он всего лишь подросток, на которого внезапно свалилось слишком уж много всего.
- Эй, мам. Что мне делать? – голос дрогнул.
Глупо. Блондин делает глубокий вдох, сжимает зубы, и опускает голову. Нет никакой мамы. Пора взрослеть. Хватит уже глупых страхов, пора взять себя в руки и решить уже, что для тебя является действительно важным.
Наруто мягко ускоряется, не набирая скорость даже выше среднего и больше не сжимая руль мотоцикла почти до боли. Спортбайк едет непривычно мягко и медленно. Словно тот, кто его ведет вовсе не хочет никуда ехать. Однако через минут десять такой езды Наруто начинает ускоряться, отрицая собственное нежелание и не решаясь признаться даже себе в своем же страхе увидеть отца и услышать от него ту самую «правду», которая в его случае может быть горькой настолько, что потом это будет единственный вкус, который сможет чувствовать парень.

***

- Господин Минато, Ваш сын… - поправляя очки, обеспокоенно и торопливо начинает парень в белом халате с папкой бумаг в руках.
- Знаю, - вздыхая и устало потирая переносицу.
- Но ведь это значит, что объект «Королева» последует за ним! А если я правильно понимаю ход мыслей Вашего сына, то он через полчаса будет именно здесь. А еще минут через десять прибудет и объект! – с беспокойством, которое быстро переросло в страх.
- Да уж, - горько усмехаясь. – Наруто и правда не убежать… - задумчиво смотря в пустоту.
- Господин Минато! Вы понимаете, что в данном случае опасность грозит всем ученым базы? – вновь поправляя очки дрожащими пальцами. – И Вам в том числе!
- Наша работа – риск, разве нет? – бросая взгляд на парня и мягко улыбаясь ему. – Не стоит так паниковать, Рин-тян, - потягиваясь. – Лучше сходи и сделай мне кофе, - кивая на пустую белую кружку кофе.
- Господин Минато! – возмущенный таким равнодушием и спокойствием сотрудник не смог сдержать своего удивления. – Сами делайте! – нервно поправив очки, развернувшись и быстро уходя из лаборатории.
Намекадзе обиженно надулся, вздохнул и, все-таки взяв кружку, пошел сам делать себе кофе. Его перспектива встретиться с Королевой лично ничуть не пугала. В конце концов, он же главный создатель. И он знает не только как создавалась Королева, но и как ее можно устранить. Подумав, мужчина достал из небольшого шкафчика, прикрепленного к стене, еще одну кружку.
«Надеюсь, Наруто пьет черный кофе - озабоченная мысль. – Докатились, я даже не знаю, какой кофе предпочитает мой сын», - вздыхая.
- Господин Минато, - голос вновь вернувшегося сотрудника. – Пейн и бывший военный Хидан были обнаружены мертвыми в здании…
- О, Рин-тян, ты вернулся! – перебил его мужчина, оборачиваясь и приветливо улыбаясь. – Кофе будешь?
- Хватит меня так называть! – зло поправляя очки и хмурясь. – Вы вообще слышали, что я сказал?
- А ты слышал мой вопрос про кофе? – с улыбкой в ответ парировал Минато, уже доставая третью кружку.
- У нас тут два трупа, а Вы мне про кофе? – страдальчески закатывая глаза.
- Рин-тян, ты утрируешь. У нас тут пока никто не умер, - протягивая парню кружку и садясь в свое кресло.
- Да, они умерли на другом конце города, - вздыхая, но кофе принимая и садясь в кресло напротив Минато. – И это, скорее всего, дело рук именно объекта «Королева». Вашему сыну угрожает опасность.
- Не думаю, - мотнув головой и отпив кофе. – Ты такой паникер, Рин-тян! – с наигранным возмущением и резко изменившимся взглядом.
- Я волнуюсь за Вашего сына, - отворачиваясь.
- О, лучше волнуйся за нашу Королеву, - улыбаясь. – С Наруто все будет в порядке, - уверенно кивнув.
- Откуда столько уверенности? – в очередной раз поправив очки.
- Он же мой сын, - пожав плечами и улыбнувшись.
Человек, названный «Рин-тян» вздохнул, в очередной раз поражаясь Минато. Этот человек… Либо он настолько бесчеловечен и жесток, что дрожь пробирает, либо настолько уверен и предан, что невольно начинаешь восхищаться. Рин-тян еще не определился.
- Господин Минато, - отставляя кружку, начал парень. – Скажите, пожалуйста, кто такой Пейн? Я просмотрел записи десятилетней давности, но ни слова о нем не нашел, однако все сотрудники, даже других лабораторий, явно знают о нем. Но почему-то, когда я спрашивал, все они… Ну, не захотели мне рассказывать, - с нотками обиды в голосе, опуская взгляд внимательных серых глаз.
- Может, потому что это не твое дело, Рин-тян? – с улыбкой, но с такой жесткостью и внезапным холодом во взгляде, что парень вздрогнул.
- Простите, я… - торопливо, испуганно.
- Да ладно расслабься, Рин-тян! – рассмеялся Минато. – Тебе не отвечают лишь потому, что это уже старая, никому не интересная история. Пейн был одним из наших ученых, который после катастрофы десятилетней давности покинул нашу лабораторию. Ты ничего не знаешь о нем, так как он раньше работал здесь на твоей должности, а после его ухода уже и взяли тебя. Кстати, он готовил отвратительный кофе, - морщась. – Он был чокнутым. Я не знаю, спятил он уже после катастрофы или изначально был таким, но факта, что этот человек психопат, ничего не изменит. После ухода из лаборатории он использовал всяческие способы, чтобы разузнать что-либо о проекте «Королева». Он пару раз даже устраивал массовые акты протеста, которые, конечно же, ни к чему не привели. Он утверждает, что ненавидит ученых, однако, по сути… Он и сам ученый, в свое время занимавшийся разработкой и тестированием некоторых психотропных препаратов на людях. Мне об этом известно мало что, но, думаю, у него в какой-то момент в лаборатории что-то протекло и психотропы повредили его мозг, - смеясь. – По-другому я просто не могу объяснить такое внезапное изменение личности. Однако не думаю, что у меня есть право осуждать его, - пожимая плечами. – Ты же знаешь, Рин-тян, что я тоже не против поэкспериментировать над людьми, - отставляя кружку кофе и поднимая жесткий взгляд на парня, при этом говоря с довольно неопределенной интонацией. Любой другой на месте Рин-тяна принял бы слова ученого как шутку, однако…
- Ага. И экспериментами над собственным сыном вы тоже не особо гнушаетесь, - тихо вздыхая, говоря скорее с сочувствующе, чем с обвинением.
- Ну, это вовсе не эксперименты, зачем ты так? – обиженно надуваясь. - Я же не делал ничего такого. Королева сама выбрала Наруто. У меня не было выбора, - пожимая плечами, а затем переводя взгляд на наручные часы. – Задерживается, - уже тише.
- Думаю, все же выбор был, - робко, поднимая взгляд на Минато и поправляя очки. – Хотя, конечно, я, как один из тех, кто работал над созданием объекта, догадываюсь, что этот вариант для вас был неприемлем. Хотя меня действительно поразила ваша уверенность в Наруто. Вы же фактически поставили на его жизнь…
- Да, возможно, ты и прав. У меня был выбор, а вот у Наруто его нет. Теперь, он либо выберет Саске, либо умрет, - хмурясь. – И, конечно, последний вариант я точно не допущу, - твердо.
Рин-тян кивнул, опустив взгляд, а через несколько минут решился спросить то, что мучило его все это время:
- Господин Минато, скажите… - пытаясь подобрать более точные и не резкие слова. – Вы не хотите смерти Наруто, потому что он ваш сын, или… Или потому что это повредит эксперименту с Королевой? Потому что в случае его смерти предугадать последствия и реакцию объекта будет невозможно? Я не уверен… Просто хочу знать. Вам так дорог сын или вы все же…
- Настолько бездушен? – улыбнулся мужчина, договаривая за парнем фразу.
- Я не это хотел сказать, - хмурясь, поправляя очки и отводя взгляд.
- Я понял тебя, Рин-тян. Не переживай, - отмахнулся Минато, мягко улыбнувшись. – Но можно я не буду отвечать на твой вопрос? Я не уверен, что мы сможем нормально работать после моего ответа, - глаза сверкнули, в голосе скользнуло что-то холодное и пугающее.
- Конечно, - вздыхая почти с облегчением. – Извините, - поднимаясь с кресла. – Думаю, Наруто скоро уже приедет. Я пойду вниз, - зачем-то кланяясь, перед тем как быстро покинуть лабораторию.
Минато кивнул, следя взглядом за парнем.
- Любопытство, да? – усмехаясь и переводя взгляд на экран, на котором благодаря городским камерам слежения, было видно текущее местоположение Наруто. Минато перевел взгляд выше и сжал зубы. Потому что, судя по карте, Саске был примерно в трехстах метрах от Узумаки.
Наруто никогда не уйти от Королевы. Десять лет назад, когда ученые нашли у мальчика чужеродные клетки предположительно принадлежащие проекту Королева, точнее, точно ему принадлежащие, их значение было не совсем понятно. Они никак не вредили, но и не способствовали развитию и росту организма ребенка. Их вообще словно не было. Тогда Минато еще не мог понять их значения, однако теперь… Теперь это было ясно почти так же отчетливо, как и желание Саске получить Наруто. Благодаря этим клеткам Королева сможет найти Узумаки везде. Блондин всегда будет как на специальном радаре для Саске. И это, наверное, и есть самое ужасное. Потому что Королева и вправду способна ЗАСТАВИТЬ быть рядом с собой.

Йиори 17.08.2013 06:53

Глава 20.

Наруто нахмурился, ощущая явное чувство дежавю при виде того же в очках, стоящего у входа на базу ученых.
- Здравствуй, - нервно оглядываясь по сторонам, поприветствовал блондина Рин-тян, прижимая к груди уже ставшую родной синюю папку с бумагами. – Твой отец ждет тебя, - натянуто улыбаясь.
Наруто ничего на это не ответил, просто проследовав за парнем по уже знакомым коридорным лабиринтам базы, которые минут через семь вывели его к той самой уже знакомой ему лаборатории. Точнее к двери в эту лабораторию. Тяжелая дверь стального цвета открывалась теперь почему-то по пропуску, который Рин-тян приложил к специальному распознавательному экранчику на ней. Узумаки не обратил внимания на такое изменение, ссылаясь на то, что это лишь очередной закидон его отца.
- Наруто! – радости Минато при виде сына, казалось, не было предела. Мужчина быстро обнял парня, взъерошил ему и без того торчащие во все стороны волосы и широко улыбнулся.
Сам Наруто радости не разделял.
- Ты так часто стал приходить ко мне на работу, - с наигранным удивлением начал Минато. – У тебя нет проблем в школе? – обеспокоенно.
- А у тебя нет проблем с головой? Или, может, с другими частями тела? – в привычной манере съязвил Наруто, начиная раздражаться.
- Ну, как всегда… - обиженно. – Рин-тян, почему он так со мной?! – хватая за грудки опешившего сотрудника и начиная трясти.
- Вы заслужили! - отпихивая от себя ученого и деловито поправляя очки. – Хватит уже придуриваться, - зачем-то забегая за Наруто. Видимо, Рин-тян решил, что там Минато его не достанет.
Намекадзе на это лишь вздохнул и, приняв обиженный вид, направился к столику.
- Наруто, какой кофе будешь? – мягко улыбаясь и оборачиваясь к сыну.
- Никакой, - хмуро. – Ты не мог бы нас оставить? – обращаясь к Рин-тяну. – Пожалуйста.
- К-конечно! – уже через секунду выпалил отчего-то раскрасневшийся парень, поспешивший быстро ретироваться из лаборатории и по пути даже пару раз уронивший свою папку.
- Нет-нет-нет, Рин-тян, не уходи! – взмолился Минато, театрально протягивая руку вслед убегающему парню. Не хватало только водопадов слез из глаз.
- Пап, - вздыхая. – Нам нужно серьезно поговорить.
- Вот этого я и боялся… - всхлипывая. – Самый тяжелый момент в отношениях отца и сына! – вытирая выступившие слезы рукавом.
- Отец! – начиная закипать уже по-настоящему. – Хватит, - цедя это слово сквозь зубы и с уловимой злостью глядя на Минато.
Намекадзе вздохнул и протянул блондину кружку, садясь в кресло. Наруто отставил кружку на стол, садясь напротив отца и хмуро сверля его взглядом.
- Что ты конкретно хочешь знать? – увлеченно что-то рассматривая в кружке.
- Ну а ты попробуй угадать, - кивнул Наруто, откидываясь на спинку кресла.
- Ладно, - тоже отставляя кружку и поднимая взгляд на сына. – Я расскажу тебе все, что захочешь, только давай без сарказма, хорошо? Этим ты обижаешь папочку, - обиженно надуваясь.
Узумаки кивнул, стараясь успокоить себя и внушить себе, что этот человек, сидящий перед ним, настоящий ученый, а вовсе не придурок с «комплексом отца».
- Ты ведь хочешь узнать о Саске, да? Почему он хочет именно тебя? – мягко и даже виновато улыбаясь. – Наруто, дело в том, что Саске был создан искусственно и у него, как и у любого искусственно выведенного организма, созданного как оружие, нет ни чувств, ни эмоций. У него есть лишь интеллект и искусственные инстинкты. Однако даже он способен ощущать что-то сродни привязанности или, может, потребности. У Саске в этом мире нет ничего вообще. Всё, что он видит – не приносит ему ничего кроме холодной информации. Если что-то внезапно начнет причинять боль или угрожать его системе, он, не задумываясь, уничтожит это. Весь мир для него – это круг того, что он может и не может убить. Он мыслит как оружие, ему во всех смыслах чуждо почти все человеческое. И этим-то он и прекрасен. Представь себе: полностью бесчеловечное существо, которое невозможно остановить, которое выполнит любой приказ, даже если ему придется умереть. Однако давай посмотрим с другой стороны. Что такое Саске? У него, повторюсь, нет ничего и никого. Кроме тебя. Ты – единственное, что побуждает в нем специфические чувства. Ты – всё, что есть у него. Потерять тебя для него равносильно собственной смерти. Если что-то и способно вызывать страх у кого-то вроде него, то это возможность потерять тебя. Он дорожит тобой так, как не способно дорожить ни одно существо на этой планете. Если дать ему выбор между тобой и даже целым миром, он, не сомневаясь, выберет тебя. Его единственное желание – быть с тобой, и ради этого он сделает действительно все. Хочешь ты того или нет. А теперь представь, каково ему было, когда ты сказал ему больше не приближаться? Представляешь, что в этот момент он испытывал? Да, он не умеет чувствовать так, как люди. Но и люди не умеют чувствовать так, как может лишь он. Самое дорогое, что у него есть, отрицает его существование, ненавидит его, не хочет быть рядом. Непередаваемая боль. Ты нужен ему чисто на уровне генов, на уровне восприятия этой действительности. Это куда большее чувство, нежели все то, что могут испытывать люди. Без тебя его мир медленно станет красным, затем бордовым, а потом и вовсе черным. Или тебя не смущает, что ты станешь причиной смерти всех тех, кого он запросто убьет, когда его система слетит с катушек? – изгибая бровь.
Наруто на несколько секунд замолк, обдумывая сказанное отцом и уже чувствуя, как медленно зашевелились внутри черви вины, хотя в словах Намекадзе не было ни капли обвинения.
- И после всего сказанного… - сглатывая и отводя взгляд. – Какой реакции ты хочешь от меня? – стараясь скрыть дрожь в голосе. Слова Минато напугали еще больше. Это слишком большая ответственность. Он всего лишь подросток, он не может отвечать за «контроль» над оружием массового поражения и над жизнями тех, кого оно убьет по его вине. Нет, это слишком.
- Наруто, я ничего не требую, я лишь хочу… - договорить Минато не дала громкая сирена, словно зазвучавшая со всех сторон.
- Что это? – с едва уловимым испугом, впериваясь взглядом в отца.
- Эм, просто забыл сказать, - почесывая затылок и виновато улыбаясь. – Благодаря специфическим клеткам в твоем организме, Саске сможет найти тебя везде. Думаю, это он.
Наруто шокировано замер, с неверием и почти ужасом смотря на отца. Воцарилась тишина, которую так нагло прерывала звонкая трель сирены. Впрочем, сирена вскоре оборвалась.
- У меня нет слов… - наконец, выдохнул Наруто. – Я не знаю, что говорить, пап. Правда, - прикрывая глаза и потирая виски.
- Да ладно тебе, все будет… - вновь мягко улыбнулся Минато, однако сразу же пораженно замолк, заметив, что руки его сына… дрожат.
- Наруто, прости, - прикасаясь к макушке блондина и взъерошивая его волосы, приседая рядом с ним. – Ты не обязан быть с ним. Все будет хорошо, я же рядом, да? – мягко улыбаясь и убирая его руки от лица.
- Я уже не маленький, - хмурясь. Дрожь выдавала страх. Но пока парень мог контролировать это чувство, оно значило не больше, чем одно облако в пустыне.
- Я знаю, - кивая. – Но я все равно никому не позволю тебя обижать, - улыбка стала шире.
Наруто обреченно вздохнул, однако от слов Минато и вправду стало легче. Внезапно появилось осознание, что не все так плохо. Вот только…
- Меня сложно обидеть, - улыбнулся в ответ Наруто, сбрасывая руки отца. Минато опоздал со своей помощью. Отец будет нужен парню всегда, однако в те моменты, когда он был ему особенно нужен, лет так в пятнадцать, рядом его не было. Поэтому сейчас уже поздно изображать взаимопонимание и заботу.
Минато удивился, а затем понимающе кивнул, стараясь скрыть улыбку.
Сильный и резкий удар в дверь заставил Наруто против воли напрячься и обернуться.
- Нет, ну это же моя новая дверь! – причитания Минато были прерваны еще одним ударом, от которого дверь буквально слетела с петель и рухнула на пол. – Ну почему нельзя просто постучать, а? – следя хмурым взглядом за дверью.
- Вы же не научили его стучаться, - пожал плечами Наруто. – Расхлебывай теперь! – усмехаясь и стараясь скрыть дрожь в голосе.
Тихие шаги, горький запах медикаментов и вопрос, разбивший тишину:
- Где мой Наруто?
Узумаки почувствовал, как липкая холодная рука страха прикоснулась к низу живота, как от нее по всему телу побежали мурашки, как обдало холодом. Ком застрял в глотке, мешая дышать. Невольный шаг назад и разверзнувшаяся бездна живого кишащего тьмой ужаса в расширившихся голубых глазах, с суженым до предела зрачком. Это тот, ни с чем несравнимый липкий ужас. То самое потрясающее чувство, так похожее на укусы миллионов ос, облепивших твое тело. Пронзающий и мерзкий. Неестественный ужас.
Саске зашел уже через несколько секунд, останавливая взгляд на Наруто. Плечи Королевы дрогнули, и она сделало шаг навстречу парню, кажется, решая что-то сказать.
- Думаю, тебе лучше не приближаться, - резонно заметил Минато, с лица которого мгновенно спала улыбка. – Видишь ли, Наруто не хочет… - договорить мужчина не успел. Его резко отшвырнули в сторону, с силой впечатывая в стену и сжимая его горло. Черные глаза сощурились, буквально пронзили стальным холодом. Намекадзе явно не ожидал подобного. Он-то наивно полагал, что все будет более… медленно. Что с Саске можно будет поговорить, отвлечь его внимание, однако, в отличие от человека, Королева способна четко определять степень важности чего-либо и привлечь ее внимание чем-то посторонним почти нереально. Это же не злодей из второсортных фильмов ужасов, что перед убийством кого-либо будет распинаться и толкать речи про «добро и справедливость».
- Биологический родитель? – вопрос, заданный скорее самому себе, и тонкие пальцы сильнее сжавшие горло Минато.
- Саске, отпусти его, - собственный голос Наруто прозвучал слишком неуверенно, слишком сдавлено. Страх, словно метастазами парализовал все тело и даже добрался до горла.
Королева вздрогнула, разжимая пальцы и оборачиваясь. Минато закашлялся, оседая на пол и держась за горло.
- Наруто… - делая шаг в сторону блондина.
- Не подходи! – громко, вжимаясь в стену и с неподдельным ужасом смотря на это существо, стоящее в каких-то пяти метрах от него. Сейчас Наруто почти не отдавал себе отчета в своих действиях и словах. В нем говорил страх. Животный страх перед тем, кто не только превосходит по силе, но и является потенциальным убийцей. Страх перед хищником. Саске замер, остановился, не сводя взгляда темных глаз с Наруто и словно понимая это, не желая пугать еще больше.
- Тебе дорог этот человек? – склоняя голову на бок и кивком указывая на Минато.
- Он… мой отец… - словно оправдываясь.
- Да? - хватая мужчину за волосы. – Тогда я убью его, - другая рука резко трансформировалась в острое лезвие.
- Не надо… - вздрагивая и понимая, что от ужаса начинает задыхаться. Словно ползучие белые опарыши поползли вверх по горлу.
- Почему? Я убью каждого, кто дорог тебе, - с явным непониманием. – Чтобы ты больше не смог уйти к кому-то еще, - вновь переводя взгляд на Минато, а затем с силой отшвыривая его в сторону, словно ненужную куклу.
Наруто дернулся к отцу, однако быстро замер, решая, что этим только спровоцирует Саске.
- Наруто? – делая шаг к блондину.
- Саске, правда, не подходи, - судорожный шепот и растущий в геометрической прогрессии ужас в расширенных голубых глазах. Хотя куда уж еще больше.
- Почему? – делая еще один шаг к Узумаки и, кажется, не собираясь останавливаться. – Я хочу дотронутся до тебя. Ты же мой, Наруто.
По телу парня в очередной раз пробежала дрожь. Сухая констатация факта пугала. Слова, с таким явным оттенком силы без намека на иной вариант, они словно отрицали сам факт того, что может быть по-другому.
- Или… - внезапно останавливаясь. – Может, мне лучше сначала?.. – переводя взгляд на потерявшего сознание Минато, а затем уже делая шаг в его сторону.
Наруто понял, что слова застряли в глотке. Их попросту поглотил страх. Парень лишь сильнее вжался в стену.
Внезапный тихий стук и холод обжегший поясницу заставили вспомнить одну интересную деталь. Рука сама собой нащупала пистолет, вынимая его. Ни с чем несравнимое ощущение. Когда тебя с головой окунули в бездну отчаяния, а затем в твоих руках отказалось что-то, что способно убивать. Резкая вспышка секундной надежды. В этом пистолете семь патронов. Семь разрывных пуль. Семь шансов на надежду, да?
Мозг отказался понимать, что это всего лишь пистолет и против Саске он вряд ли поможет. Фальшивая надежда забила сознание, перекрывая рациональное и логическое мышления.
Снять с предохранителя легко. Пистолет щелкнул, и Наруто выставил руку вперед, прицеливаясь. Саске слишком неожиданно посмотрел в сторону блондина, поэтому рука парня дрогнула, указательный палец нажал на курок, и пистолет, одарив непривычной сладкой болью отдачи, выстрелил. Пуля, разрезая воздух, попала в стену за спиной Королевы и разбилась мельчайшими частицами, заставив место в стене, куда она попала, осыпаться на пол кусками мелких камней.
- Это не убьет меня, - на всякий случай предупредил Саске, вполне понимая намерения Наруто. – Ты хочешь, чтобы я умер? – словно уточняя и не до конца веря в происходящее.
Узумаки замер от этого взгляда. Слишком много внезапной острой боли отражалось в черных глазах.
- Просто не подходи, - не опуская пистолет и по-прежнему целясь в Саске. Наруто потом наверняка пожалеет о своих действиях. Однако сейчас слишком… страшно, чтобы думать.
- Хотя все зависит от расстояния, - словно и вовсе не слыша слов Наруто, делая шаг в его сторону. – Чем ближе я подойду, тем выше вероятность меня убить.
- Я же сказал тебе не подходить! – выстреливая еще раз и на этот раз попадая куда-то в грудь Королеве, заставляя ее отшатнуться. Черная кровь каплями закапала на пол.
- Нет, Наруто, - делая еще шаг к парню. – Одной пули не хватит, - мотнув головой.
Узумаки вздрогнул, наблюдая как Королева подходит ближе, а затем еще раз нажал на курок, уже особо и не целясь – между ними осталось меньше двух метров.
Пуля попала в плечо, проходя насквозь. Однако Саске словно и не заметил, продолжая подходить ближе. Наруто выстрелил еще раз и еще. Пули не останавливали это чудовище. Это осознание отняло последнюю надежду, вновь возвращая понимание всего ужаса сложившейся ситуации. Рука отдала болью, быстро перешедшей от локтя к плечу, а затем уже парализуя всю руку до самых кончиков пальцев. Появилось ощущение, что под кожу воткнули разом тысячи иголок, которые изнутри разорвали кожу и впились в самые кости. Ноги подкосились, и Наруто медленно осел на пол, по-прежнему прижимаясь спиной к стене.
- Не подходи… - все еще не опуская руку, даже несмотря на боль.
- Если и правда хочешь убить, - сократив расстояние до минимума и дотронувшись рукой до ствола пистолета, а затем сжав его. Королева выдохнула и осторожно опустилась на колени рядом с парнем. – То стрелять нужно сюда, - мягко, но настойчиво подводя пистолет, который по-прежнему сжимает рука блондина, к своему левому глазу.
Наруто пораженно замер, понимая, что именно в данный момент этот пистолет за ствол удерживает именно Саске. Блондин давно бы уже опустил руку, если бы не сильные пальцы Королевы.
- Это, конечно, не убьет меня… совсем. Но навредит куда больше, чем если стрелять просто куда попало, - совершенно спокойный и тихий голос, лишенный эмоций.
- Почему?.. – единственный вопрос, на который был сейчас способен Наруто.
- Потому что это ты, - короткий ответ Саске, который так и не отвел глаз, ни на секунду не разрывая зрительный контакт с Наруто. – Я уничтожу все, что тебе дорого потому, что не хочу, чтобы что-то или кто-то был тебе дороже меня. Я хочу быть для тебя… единственным, - шепотом, подаваясь чуть вперед и сильнее вжимаясь в пистолет, но и сокращая расстояние между своим лицом и лицом Наруто. – Я чудовище? – чуть склоняя голову на бок и судорожно пытаясь найти ответ в глазах блондина.
- Да, - на выдохе, нажимая на пистолет и отстраняя от себя Королеву, но не дотрагиваясь пальцем до курка.
Саске замер, пару секунд вглядываясь в лицо парня, а затем едва заметно кивнул и закрыл глаза, дожидаясь, когда блондин все-таки нажмет на курок.
Однако… нажать на курок оказалось для Наруто в этот раз в разы сложнее. Именно сейчас, не сопротивляясь, Саске напоминал брошенного слепого щенка, который идет лишь по воли инстинктов, отчаянно лает, стараясь, чтобы окружающие услышали его, заметили. Это даже не отчаяние. Это обреченность. Он не надеется ни на что, он просто не может не идти. Потому что иначе – лишится чего-то еще более важного, потеряет последнее, что у него осталось.
Почему-то именно это сравнение внезапно напомнило Наруто одну старую историю, что рассказывала ему мама. Эта история действительно смогла поразить мальчика, поэтому он запомнил ее почти в деталях. История рассказывала о волчонке, которого люди решили одомашнить, поэтому поселили его вместе с подрастающими маленькими щенятами. Люди любили и заботились о щенках и волчонке, однако со временем, когда волчонок начал подрастать, люди все чаще начинали избегать контактов с ним. Он начал казаться им пугающим диким зверем. Волчонок не понимал, почему люди вдруг разлюбили его и вскоре стал замечать, что к остальным собакам, что росли вместе с ним, люди относятся куда теплее. И волк решил, что причина именно в этих собаках, поэтому в один прекрасный день острые клыки волка разодрали в клочья всех собак в стае. Ради того, чтобы вернуть любовь людей, волк убил всех тех, кто отчасти и ему был дорог, кого он считал своей семьей. Однако люди не поняли намерений волка. Они испугались. Затем разозлились. А потом и вовсе решили убить волка. Волк, гонимый теми, кого считал хозяевами, чью любовь так стремился получить, вскоре был пристрелен.
Эта история всплыла в памяти очень живо, а вместе с ней и чувства, что Наруто испытал, когда первый раз ее услышал. Было до боли жалко волка.
«Твоя человечность – это и есть твоя самая сильная черта» - так говорил тот парень с красными волосами. И вряд ли он ошибался. Так может быть сейчас самое время проявить ее? Свою «человечность»? Как ни крути, а Саске не виноват в том, что инстинктивно хочет быть рядом с Наруто. Поэтому вот так поступать с ним и правда жестоко. Почти чудовищно. Какая разница чудовище он или не чудовище? Ты-то человек. Так и веди себя как человек. А страх это всего лишь эмоция. И ничего больше.
Узумаки выдохнул, собираясь с мыслями и стараясь унять дрожь. Соберись. Хватит уже позволять страху подавлять свое рациональное мышление.
Саске вздрогнул, чувствуя, как его осторожно прижимают к себе, мягко приобнимая и опуская пистолет. Секунда. Внутри что-то болезненно задрожало, встрепенулось.
- В чем дело? – тихий шепот Королевы, уткнувшейся носом в плечо парня. Щеки обожгло влажными дорожками слез, которые быстро впитались в ткань черной кофты блондина.
- Передумал, - на выдохе ответил Наруто, прикрывая глаза и запрокидывая голову, прижимаясь затылком к стене.
- Твое сердце бьется так быстро, - зажмуриваясь. – Почему же ты так боишься меня, Наруто? Я же…
- Тихо, - хмурясь и не открывая глаз. – Потому что ты чудовище, Саске, - сжимая зубы и нажимая на затылок Королевы, прижимая ее голову теснее и попросту лишая возможности говорить.
Наруто не знал, почему плечи Королевы задрожали. Не знал, почему существо, прижимающееся к нему, так отчаянно сжало пальцами его кофту. Не знал, что сейчас оно чувствует. Однако парень точно знал, что сейчас он прижимает к себе то, что в полной мере можно назвать «чудовище». И поэтому сейчас было по-прежнему чертовски страшно. Как никогда страшно.
Глава 21.

Саске выдохнул и сильнее сжал пальцами кофту Наруто, утыкаясь носом ему в плечо.
«Не отпущу» - единственная мысль настойчиво забила сознание, сваливаясь комком и прочно там застревая.
- Наруто, - совсем тихо, прижимаясь еще крепче и, вдохнув, обнимая парня за шею, не замечая, как тот напрягся. – Я всегда буду рядом с тобой, - Саске вкладывал в эти слова совершенно иной смысл, словно предупреждал, почти угрожал. И Узумаки прекрасно уловил эту угрозу.
- Саске, отпусти, - не отстраняя от себя Королеву, но и вообще не прикасаясь к нему. Наруто боялся, что сейчас, если дотронется, то точно оттолкнет. Желание, чтобы это чудовище отцепилось, никак не хотело покидать сознание.
- Не хочу, - тихо отказал брюнет, поднимая голову и заглядывая в глаза Наруто. – Я никогда тебя не отпущу, - твердо и уверенно.
- Надеюсь, ты это не буквально, - нахмурился Наруто, все еще чувствуя почти парализующий страх. Внезапно накатила усталость. Словно организм решил дать себе отдых после продолжительного стресса. Блондин вздохнул, откидываясь на стену и не закрывая глаз, чтобы не заснуть.
- Все хорошо? – дотрагиваясь рукой до щеки парня, поинтересовался Саске, медленно ведя указательным пальцем вниз к шее и прижимая его туда, где гулко бьется пульс. – Твое сердце бьется слишком быстро.
- Я рад, - огрызнулся Наруто, убирая руку Королевы.
Тихие голоса и чьи-то шаги в коридоре заставили Наруто перевести взгляд на проход, где ранее была дверь, а сейчас понемногу начали собираться мужчины в белых халатах и с черными респираторами на лице. Ученые перешептывалась между собой, кто-то даже что-то записывал. Вскоре из них выступили несколько человек и, нервно поглядывая на Саске, подошли к Минато, приседая рядом с мужчиной и проверяя пульс. Сквозь толпу, придерживая очки, пробирался взъерошенный Рин-тян, что-то ворча себе под нос. Наруто нахмурился, отстраняя от себя Королеву, и поднялся, тоже делая пару шагов к отцу, а в следующую секунду замирая и вздрагивая от прикосновения холодных пальцев к руке. Саске обхватил запястье блондина обеими руками, не желая больше отпускать парня.
- Узумаки Наруто, пожалуйста, пройдемте со мной, - приглушенным, отдающим неприятным металлическим шумом из-за респиратора голос мужчины, обращающегося к блондину. Его серые волосы отчего-то торчали вверх и чуть вбок, словно что-то рядом с ним очень неудачно взорвалось, а левый глаз прикрывала белая повязка.
- Что с моим отцом? – хмурясь и переводя взгляд на Минато.
- С ним все хорошо, - без доли какого-либо сочувствия или даже намека на любое другое чувство заверил мужчина. – Пройдемте, пожалуйста, - все так же отчужденно, смотря на блондина равнодушным скучающим взглядом.
Наруто обязательно возмутился бы при других обстоятельствах, однако сейчас усталость дала о себе знать. Появилось то самое вымученное чувство равнодушия и апатия. Парень послушно кивнул, уже почти не различия грань реальности и своеобразного «сна». Слишком уж много всего. Слишком мало времени, чтобы понять и обдумать. Саске, все еще не отпуская руку парня, так же спокойно шагал вслед за мужчиной, сверля взглядом его затылок и чуть прищурившись.
Наруто уже не разбирал многочисленных коридоров и поворотов, однако, когда на потолке коридора начали показываться трубы, обвешенные разными проводами, парень удивленно обернулся назад, пытаясь вспомнить дорогу. В этой части лаборатории он точно никогда не был. На стенах и на потолке коридора с каждым метром появлялось все больше труб и проводов и, вскоре, весь коридор «оброс» ими. Шумящие трубы и свисающие с них провода облепляли лампы на потолке и глушили и без того тусклый свет, поэтому в коридоре царил полумрак.
- Где мы? – нахмурился Наруто, останавливаясь.
- В закрытой части базы, - быстро ответил ученый. – Здесь проводят разработку оружия, что не испытывается и испытания оружия, что не разрабатывается, - поворачиваясь к Наруто и снимая респиратор с лица. Впрочем, под респиратором оказалась черная маска, закрывающая всю нижнюю часть лица мужчины. – Если не понял, можешь потом спросить у своего отца. Ну, или у HP-4. Думаю, он понял, о чем речь, - отводя взгляд и взъерошивая волосы на затылке, а через минуту уже продолжая, словно подумав о чем-то. – А если не понял, то его интеллект разочаровывает, - вздыхая и вновь разворачиваясь и шагая вдоль по коридору.
- Куда мы идем? – нахмурился Наруто, оборачиваясь на никак не среагировавшего на слова ученого Саске, продолжавшего самозабвенно держать парня за руку и, кажется, полностью поглощенного этим процессом.
- Тебе нужно передохнуть. В отличие от HP-4, ты обычный человек. Тебе вредно перенапрягаться, - пожимая плечами и, кажется, умудряясь зевнуть даже сквозь маску. – Здесь такие милые комнаты отдыха, что я решил, что тебе обязательно должно понравиться. Да и в верхней части слишком шумно сейчас… Все наверняка носятся с этим Минато, - без неприязни в словах, скорее уж с явственной скукой.
Вся база лаборатории состояла из двух этажей. Хотя с поверхности она и смотрелась лишь одноэтажной, на деле был еще один подземный этаж, который по размерам в несколько раз превышал всю наземную часть лаборатории. Здесь, как уже и сказал ученый, проводилась разработка единственного не испытуемого оружия и испытания всех других. Огромные подземные полигоны для испытаний ядерного оружия, огнестрела массового поражения, осколочных бомб и кумулятивных бомб. Раньше лаборатория занималась испытаниями бомб объемного взрыва, которые проходили «на воздухе», однако вскоре эти испытания прикрыли по непонятным причинам.
- О, пришли, - без особого восторга, скорее, чтобы попросту оповестить об этом парней, сказал мужчина.
Крупная железная дверь вырисовывалась среди многочисленных труб и словно разрезала их, обрубала. На самом же деле трубы и провода попросту огибали дверь сверху.
Мужчина быстро ввел код на двери, и она нехотя открылась с тихим шипением, пропуская людей внутрь, в просторную комнату с белыми стенами, такими же потолком и полом. Сливаясь с общей белизной, на каждой из трех оставшихся стен комнаты были деревянные белые двери. В центре стоял небольшой мягкий диванчик белого цвета, а по бокам от него непонятные низкие цветы, конечно, в белых горшках, земля в которых была обсыпана белыми камушками, полностью скрывающими ее черноту. Листья цветов были светло-светло-зеленого цвета, однако они все же выделялись среди всей этой белизны, казавшись куда цветастее своего окружения. Хотя среди других зеленых растений или в любой другой обстановке эти листья наверняка казались бы просто белыми.
Наруто зажмурился от моментальной рези в глазах, вызванной таким преобладанием яркого белого цвета.
- Нам сюда, - даже не моргнув, ученый быстро обошел диванчик, проходя к центральной двери на дальней стене и открывая ее.
Наруто, все еще хмурясь, зашел в комнату, к своему счастью понимая, что свет здесь приглушен. Эта комната была в несколько раз просторнее. Однако из мебели здесь стояла лишь широкая кровать с белым постельным бельем и около четырех тех же белолистных цветов на полу.
Ученый потянулся к выключателю, чтобы включить свет и осветить точно такую же полностью белую комнату, однако увидев реакцию Наруто, все-таки не решился.
- Все в твоем распоряжении, - кивнул он, запуская руку в карман и вынимая оттуда что-то похожее на шариковую ручку, только вместо пишущего стержня на конце была тонкая иголка, сейчас закрытая автоматическим колпачком.
- Это поможет уснуть, - нажимая на небольшую кнопочку на основании этого усовершенствованного шприца, из-за чего колпачок быстро убрался, демонстрируя острый кончик иглы.
Саске среагировал моментально, хватая мужчину за руку и сжимая.
- Даже не думай, - качнув головой и сверля жестким взглядом. Саске все равно, он может запросто оторвать руку мужчины, и это так явственно и сильно отражалось в его черных глазах, что пробирала дрожь, и животный страх резко давал о себе знать моментальным оцепенением.
- Не знал, что в твой интеллект при сборке была заложена паранойя, - поднял брови мужчина, с вопросом глядя почему-то не на Саске, а на Наруто.
- Саске, пусти его, - хмурясь и подходя ближе.
- Я не хочу, чтобы он сделал тебе больно, - совершено искренне.
Узумаки фыркнул, вспоминая, кто в последний раз вообще причинял ему какую-либо физическую боль. На ум сразу пришел Гаара, а затем скользнула невольная мысль, что надо бы познакомить с ним Саске. Почему-то была уверенность, что эти двое поладят.
- Я не собирался причинять ему боль, - нахмурился мужчина, тщетно пытаясь отдернуть руку. – По-моему, ты единственный, кто больше всех опасен для Наруто, нет? – изгибая бровь и глядя на Саске так, что даже блондина передернуло. Взгляд, которым одаривал Королеву и Пейн. Во взгляде читалось превосходство и холодный постфактум, открыто кричащий: «Ты не человек, ты – вещь, созданная для людей и, если они захотят, то ты тут же и сдохнешь. А теперь убери от меня свои руки, мерзкое чудище. Мне неприятно».
- В любом случае, - быстро среагировал Наруто на напрягшегося Саске и этот странный взгляд ученого, дотрагиваясь до плеча Королевы и осторожно сжимая. – Я и правда не нуждаюсь в этом, - кивая на шприц. – Я, кажется, действительно устал, так что усну и сам, - убирая руку от плеча Саске.
Королева отпустила руку ученого, отведя взгляд и сжав зубы. Наруто прикоснулся осторожно и мягко, но при этом… Он так быстро убрал руку, что сложилось впечатление, что ему неприятно дотрагиваться до Саске.
- Хорошо, - пожимая плечами и убирая шприц. – Тогда мы тебя оставим, - переведя внимательный взгляд на Саске. – Да, HP-4? – приподнимая брови. – О, прости, ты, кажется, зовешь его «Саске»? – вновь переводя холодный взгляд на Узумаки, без доли раскаяния в голосе.
- Я останусь с Наруто, - моментально среагировала Королева, прожигая мужчину взглядом, с твердостью и уверенностью в своих словах.
- Нет, не останешься, - равнодушно, зевая. – Сам Наруто вряд ли захочет остаться наедине с тобой. Да и вряд ли с тобой он сможет заснуть, - как бы между прочим добавил мужчина.
- Намек на что-то? – нахмурился блондин, прекрасно понимая именно в данный момент, ЧТО имеет в виду ученый. И это вовсе не секс. Он имеет в виду страх, что Узумаки испытывает даже сейчас. Конечно, он не сможет заснуть в одной комнате с Королевой. Его животный ужас все еще слишком взбудоражен и готов моментально реагировать. Он попросту не даст уснуть, беспрестанно гоняя по телу адреналин лишь от одного осознания, что Саске рядом.
- Ага, намек, - внезапно улыбнулся мужчина. – Но, кажется, HP-4 настолько недалек, что не способен воспринимать намеки. Тебе придется сказать ему прямо, меня-то он точно не послушает. Он же еще и глуп, поэтому и не способен воспринимать чьи-либо слова, - совершенно холодно и равнодушно, без малейшей неприязни в голосе, но следя за реакцией Саске, которой, естественно, не последовало.
А вот Наруто отчего-то это задело.
- Он не глуп, - хмурясь. Отец не мог создать что-то глупое, поэтому Саске точно уж не глуп. Бесчеловечен, не способен на эмоции – да. Но не глуп.
Мужчина лишь пожал плечами с видом по типу: «Да мне вообще все равно, я просто так сказал».
- В любом случае, скажи ему. Иначе он останется здесь, - вновь зевнув.
Наруто вздохнул, понимая, что действительно должен сказать.
- Саске, правда, тебе лучше уйти, - сам не осознавая, что старается говорить не слишком резко.
- Почему? – оборачиваясь и задавая весьма резонный вопрос. – Я не хочу, - мотнув головой и сделав шаг к Наруто.
- Прости, не припоминаю, я уже говорил, что он глуп? – наигранно нахмурился ученый, склоняя голову на бок и принимая задумчивый вид.
- Я просто не хочу сейчас быть рядом с тобой, - неодобрительно смотря на мужчину и сказав не подумав.
Королева замерла, а затем медленно и осторожно кивнула, опуская взгляд в пол.
- Ого, он понял! – без особого энтузиазма хлопнул в ладоши сероволосый, разворачиваясь и выходя из комнаты. Саске вышел вслед за ним, тихо прикрыв дверь.
- Эй, HP-4, - внезапно сухим и серьезным голосом начал ученый, как только дверь закрылась. – Тебе больно? Вот сейчас? Что ты чувствуешь? – без интереса, меланхолично оборачиваясь на Королеву.
- Больно, - шепотом ответил Саске, прижимаясь лбом к двери и прикрывая глаза.
Мужчина недовольно хмыкнул, засовывая руки в карманы.
- Эта твоя боль сейчас… Она отличается от того, что ты определял «болью» во время экспериментов? – словно желая получить ответ, но скрывая свой интерес. – Во время испытаний? Тебе ведь знаком весь нижний этаж лаборатории. Надеюсь, ты помнишь это. Хотя… - усмехаясь. – Такое не забывается. Тебя провели по всем испытательным закрытым полигонам нашей лаборатории. Химическое оружие, наверняка, было самым неприятным, да? Хотя ты вряд ли можешь знать. У тебя ведь в то время не было ничего, кроме понятия «боль» во всех ее вариациях, откуда тебе знать.
- Самым неприятным был эксперимент «Железный шар», - вспоминая черные кровоподтеки и огромные железные шары, размером с мячи для боулинга, которые на огромной скорости выстреливают в твое тело. С каждым разом шаров становилось все больше, и от всех них нужно было уворачиваться. Если не увернешься – он раздробит тебе любую часть тела, превратя ее в кровавые ошметки. Искусственные инстинкты и рефлексы не программируются, они лишь прививаются опытным путем.
- Оу, - хмыкая. – Этот эксперимент вел я, - усмехаясь и выходя из белой комнаты, оставляя Саске одного.
Брюнет медленно сполз на пол, продолжая прижиматься лбом к двери. Неважно, кто вел тот эксперимент. Ему было не так уж и больно… Это была допустимая боль. Он сможет вытерпеть ее сколько угодно раз. Он же всего лишь…
«Чудовище», - четкая мысль пронзила сознание и, тихо скрипнув, осталась там. Интересно, будь он человеком, у него был бы шанс, что Наруто не испугается? Был бы шанс быть с ним?
«Нет», - четкий ответ мгновенно появился в сознании, формируя вокруг себя обоснованные логические доводы. Саске никогда не сомневался в себе и своих умозаключениях. Он фактически был гением, способным решить любую задачу и вывести любую формулу. И он так же был способен проанализировать чувства других людей и их поступки и сделать соответствующие выводы. Какое ему дело до того, что говорит о нем этот седоволосый ученый со странной маской? Он уверен в своих умственных способностях. Преимущество и одновременно недостаток Королевы был именно в том, что он не умел чувствовать. Его ничто не способно разозлить или обидеть, но при этом его ничего и не трогает, он навсегда лишен такого яркого болезненно-жгучего и одновременно такого приторно-притягательного пикантного чувства как любовь.
Саске никогда не ощутит всю полноту именно этого чувства, однако… То, что он испытывает к Наруто куда глубже и сильнее. Куда обширнее. Люди любят всегда за что-то. Кто бы что ни говорил о любви, но любить за просто так никто не способен. Любят обычно за красоту, за талант, за сволочизм вкупе с обаянием, за доброту и понимание, за деньги. А Саске «любит» просто за то, что Наруто существует. Просто без него… так пусто, так больно, так невыносимо. Это не лицемерное чувство вроде любви. Это нечто куда большее. Саске не важно, как Наруто выглядит, как говорит или одевается, плохой он или хороший. Он просто не может без него. И нет никаких особых причин к этой его потребности.
Королева выдыхает и поднимается, осторожно открывая дверь, и быстро, юрким и ловким движением заходит внутрь, сразу же закрывая за собой дверь, не давая полоске света задержаться в темной комнате.
Наруто и правда уже заснул. Он чуть хмурится во сне, его короткие светлые волосы рассыпаны по подушке, а тонкие шрамы на щеках в темноте смотрятся более чем загадочно. Саске подходит не почти, а именно бесшумно, приседает рядом с кроватью, упираясь в нее подбородком, и с искорками в черных глазах наблюдает за ровно дышащим Наруто. Время застывает, сливается в быстро пробегающие часы. Для Саске это почти секунды – вот так вот сидеть рядом с Ним, видя, как Он дышит. Как медленно поднимается и опускается Его грудь, как Он хмурится или что-то тихо неразборчиво ворчит во сне. Пять часов. Это почти волшебство. Неуловимая тонкая нить волшебства.
Наруто открывает глаза, щурится и поворачивается на бок, натыкаясь все еще сонным взглядом на Саске.
- Привет, - шепотом, почему-то улыбаясь. Почему-то тот факт, что Королева сейчас именно здесь нисколько не удивил, а мысль, сколько он здесь вот так просидел, даже не тронула сознание и не всколыхнулась ужасом. Сон словно усмирил тот едкий страх, что все это время заполнял сознание парня.
- Привет, - так же тихо ответил Саске, чуть склоняя голову на бок.
Наруто внезапно подвинулся дальше от края, освобождая место рядом с собой и убирая одеяло. Саске замер, пару секунд внимательно вглядываясь в лицо блондина, а затем осторожно забрался в кровать, сразу же прижимаясь к нему, чувствуя согревающее тепло, исходящее от тела Наруто, который вскоре еще и накрыл Королеву одеялом.
- Слушай, - шепотом начал блондин, чувствуя, как к нему прижимаются, утыкаясь холодным носом в шею, тихо и быстро дыша.

Йиори 17.08.2013 06:55

– А почему этот седоволосый называет тебя HP-4? Почему именно «4»? До тебя были еще подобные… проекты? – опуская голову вниз и смотря на Саске.
- Нет, не было, - тихо вздохнув. – Четверка – это номер лаборатории, только и всего. Каждому, как ты сказал, проекту изначально дается именно номер лаборатории, а не их численная нумерация количественного состава.
- Ого, - поднял брови Наруто. – А я-то думал отец три раза до тебя налажал… - усмехаясь. – И кстати, что седоволосый имел в виду, когда говорил об «оружие, которое не испытывается»? – хмурясь. – Он не тебя имел в виду?
- Нет, - мотнув головой и подняв голову. – Он имел в виду биологическое оружие. Единственное оружие, что не испытывают, а применяют сразу, - по-прежнему шепотом, не отводя взгляда от глаз Наруто.
- То есть, - в свою очередь, всматриваясь в глаза Саске. – Тебя-то тестировали как оружие? – приподнимая брови.
- Нет, - покачав головой. – Однако, я уже бывал в этой части базы и не один раз, - разрывая зрительный контакт и прижимаясь виском к груди Наруто, прикрывая глаза.
Узумаки в свою очередь осторожно перевернулся на спину, позволяя Саске улечься удобнее.
- Бывал? – разглядывая его голову, мирно покоящуюся на своей груди. – Я думал, ты лишь несколько дней назад «проснулся», - на автомате начиная перебирать волосы Королевы, мягко поглаживать.
- Дата окончательного пробуждения проекта «Королева» и вправду была лишь несколько дней назад, - тихо и четко проговорил Саске, словно эти слова были заранее напечатаны у него на какой-нибудь бумажке. – Однако под словом «окончательного» подразумевается «завершенного». А до завершения я уже много раз, как ты сказал, просыпался. Как думаешь, Наруто, как ученые узнали, что я способен выдерживать определенную температуру, что моя выживаемость составляет больше семидесяти процентов при атомном взрыве, что поврежденная поверхность тела способна восстанавливаться и совершенствоваться? Они узнали и доказали это с помощью экспериментов. А еще я не кусок металла, что изначально способен стрелять. Больше половины моих инстинктов не являются врожденными, они все присвоены в стенах лаборатории, - Саске говорил совершенно равнодушно, словно вообще не о себе.
- Хочешь сказать, что тебя специально… - затыкаясь на полу слове, обдумывая собственную мысль.
- Я не человек, Наруто, - приподнимаясь на локтях. – На мне можно испытывать разного рода химическое оружие, любое психологическое воздействие на мне не действенно, я могу вытерпеть почти любую боль и восстановить свое тело до того, как оно умрет от потери крови.
- Это… бесчеловечно, - хмурясь.
- Потому что я и не человек. Людям не обязательно относиться ко мне хорошо или плохо. Им не обязательно разговаривать со мной или считаться с моим мнением, ведь у меня его не должно быть, - пожимая плечами. – Ты же не спрашиваешь свой мотоцикл прежде, чем поехать куда-то, хочет он этого или нет? Знаешь, наверное, я… - Наруто попросту не дал ему договорить, резко дергая за левую прядку волос.
- Заткнись, - хмурясь. – Не надо так говорить, - проводя ладонью по щеке Королевы, чуть оттягивая кожу. – Почему ты никогда не улыбаешься? – резко переводя тему и не желая больше говорить о чем-то, что заставляет Саске вспоминать что-то неприятное. И так все было ясно с самого начала. Его отец вместе со всей этой кучкой ученых просто группа жестоких чокнутых ублюдков, создавших себе зверушку, над которой можно вдоволь поиздеваться.
- Улыбайся, - показательно улыбаясь и растягивая щеки Саске, имитируя улыбку. – Так ты будешь выглядеть куда милее, - отпуская покрасневшие щеки брюнета.
Саске выдохнул и, словно решившись, подался вперед, прижимаясь губами к губам Наруто, а затем моментально отстраняясь и отводя взгляд. Наруто хотел что-то на это ответить, однако дверь в комнату резко распахнулась, и зажегся яркий свет, заставивший Узумаки зажмуриться.
- Наруто! О, я рад, что у вас тут все хорошо! – широко улыбнулся Минато, за спиной которого стоял тот самый седоволосый мужчина, с по-прежнему скучающим, а теперь еще и утомленным лицом.
- Ага, - все еще жмурясь от света. – Я тоже.
- Спорю, этот мрачный тип тебе даже не представился? – небрежно кивая в сторону зевающего через маску седоволосого. – Его имя Хатаке Какаши, он старший профессор под моим руководством, - улыбаясь. – Он проводит разного рода испытания на уже готовых образцах оружия, разработанного мной, и всячески стремиться доказать мою погрешность. Жуткий тип, - косясь в сторону Какаши и говоря вроде как и шуткой, но ни капли не привирая.
- Побыстрее здесь, - махнул рукой Хатаке, разворачиваясь и выходя из комнаты.
- Позови Рин-тяна! – крикнул ему вдогонку Минато, а затем вновь перевел взгляд на Наруто и Саске и широко им улыбнулся. – Наруто, а у меня для тебя есть кое-что особенное, - несколько раз кивая и не прекращая улыбаться.
Узумаки приложил максимум воли, чтобы не поморщиться. Страшно подумать, что такого особенного еще могло быть припасено у Минато. Однако опасения парня не оправдались или, лучше сказать, оправдались лишь частично. Так как уже через несколько минут все пятеро, включая смущенно мнущегося Рин-тяна, сидели за одним большим столом конечно же белого цвета и лицезрели в своих тарелках что-то, что Минато с застенчивой улыбкой назвал «омлетом», на котором кетчупом были выведены определенные буквы. У Наруто букв не было. Зато, как в детстве, у него на омлете была закручивающаяся спираль, которую часто рисовала ему Кушина. Вот только у Кушины омлет был… омлетом, а вот у Минато это больше напоминало расплывающуюся во все стороны обожравшуюся водянистую лягушку. И цвет местами переходил из желтого в грязно-зеленый.
- Это вообще можно есть? – осторожно потыкав вилкой непонятную массу, поинтересовался Наруто.
- Конечно, - кивнул Минато, самозабвенно разрезая свой омлет.
- И это, по-твоему, омлет? – приподнял брови Какаши, тем не менее, тоже уже начиная препарировать свою «жабу».
- Омлет – понятие растяжимое, - отрезал Минато жестким голосом. – Из-за стола никто не выйдет, пока не съест свой омлет, - мягко улыбаясь, но голосом и интонацией давая понять, что не шутит.
Наруто фыркнул, поворачиваясь к Королеве и хитро улыбаясь ей.
- Даже Саске? – словно невзначай спросил Наруто, делая вид, что тоже поглощен разрезанием омлета.
Рин-тян подавился и закашлялся.
- Ну, Саске ведь не уйдет, пока не доешь ты, так что… - прищурился Минато, через стол указывая вилкой на сына. – Саске, я уверен, что омлет тебе понравится, - доброжелательно улыбнулся Минато, переводя взгляд на Королеву. – Попробуй, - кивая.
Саске пару секунд изучающее вглядывался в омлет, а затем отвернулся, громко и твердо бросив:
- Я не буду это есть.
За столом повисла тишина. Минато так и замер со своей улыбкой, Какаши, никак не среагировав, продолжил меланхолично жевать свой омлет или что он там жевал, а Рин-тян уткнулся взглядом в пол, молясь всем Богам, в которых не верил, верил и которых вообще не знал. И Наруто, и Какаши, и Рин-тян знали, что Минато не умеет готовить от слова совсем, однако всегда жутко обижается и злится, когда кто-то отказывается есть его стряпню. Узумаки в детстве здорово натерпелся, прежде чем открыл для себя такую прекрасную вещь как рамен. Тишина вскоре была нарушена тихим смешком Наруто, не к месту вспомнившего все отцовские эксперименты с кулинарией.
- Что смешного, Наруто-кун? – с ласковой улыбкой медленно повернулся к сыну отец.
- Пап, без обид, но если ЭТО отказывается есть даже Саске, то я как-то вообще не уверен, что это безопасно, - пожимая плечами и с недоверием смотря на нечто с названием «омлет».
- Да что ты? – сжимая в руках вилку и не прекращая улыбаться, удивился Минато.
- И вообще, откровенно говоря, всё, что ты готовишь – полнейший ужас, - пожимая плечами и нисколько не пугаясь настроя отца. – Да, Саске? – поворачивая голову к кивнувшей Королеве. Саске кивнул не просто так, самое интересное, что даже он считал «омлет» Минато несъедобным.
- Да нет, на самом деле, это не так уж и плохо, - пожал плечами уже съевший свой омлет Какаши.
И из-за его слов Рин-тян, отчаянно давящийся уже ненавистным омлетом, поперхнулся вторично. Зато Минато просиял, моментально возвращая себе всю доброжелательность.
«Да он монстр», - пронеслась одинаково шокированная мысль в головах Рин-тяна и Наруто.
- Вот видишь, - кивнул Минато сыну. – Все не так плохо, ты просто утрируешь, - беззаботно и довольно начиная жевать свой омлет. – А, и кстати! Чуть не забыл. Кто съест последним, получит добавки, - поднимая вилку и демонстрируя на ней грязно-желто-зеленую с примесью белого слизь.
Наруто поморщился, все-таки принимаясь за свой омлет, благоразумно решив, что добавку точно не вынесет. Саске же показательно отодвинул от себя тарелку и с вызовом поднял взгляд на Минато, который, конечно, понял всю глубокую суть этого предостерегающего взгляда, заранее исключив Королеву из списка тех, кто получит добавку.
- Ешьте быстрее, - зевнул Какаши. – Нам еще нужно кое о чем поговорить, - усаживаясь за стол и ловя вопросительно-настороженный взгляд Наруто.
Хатаке уже не терпелось поговорить об этом. Была интересна именно реакция Узумаки. Ответ Королевы был заранее предсказуем и уже не интересен, а вот этот парень…
«Насколько же хватит твоей человечности?» - из-под опущенных век наблюдая за Наруто и нетерпеливо стуча указательным пальцем по столу.

Йиори 17.08.2013 06:57

Глава 22.

- Как на счет того, чтобы испытать уже нашего HP-4? – сразу начал Какаши, складывая руки в замок и внимательным взглядом окидывая доевших парней.
Наруто, все еще морщась от привкуса зеленого омлета, нахмурился, отвечая мужчине особенно злым взглядом. Рин-тян не отреагировал никак вообще, так как уже пускал слюни, лежа головой на столе. Ему досталась добавка.
- Что значит - «испытать»? – хмуро поинтересовался Наруто, кидая взгляд на Саске.
- А что это может значить? – пожав плечами, изобразил удивление Какаши, чуть приподняв брови. – Проверим, на что способна наша птичка в искусственно созданной критической обстановке. Как долго она может терпеть, уровень метаболизма при потере крови или даже частей тела. В общем, попробуем убить это совершенное, по мнению Минато, оружие. Будет забавно, - мило улыбаясь под маской. - В этот раз я точно заставлю тебя кричать от боли, - уже обращаясь к Саске, говоря без тени угрозы, но с такой интонацией, словно заключает пари. – Совершенное оружие, которому больно до кровавых слез и криков, разрывающих грудь… Это своеобразная романтика, - мечтательно вздыхая и прикрывая глаза. Вся бесчеловечность этого человека сквозила даже не в его действиях или словах. Она зияла в полном отсутствии совести и абсолютном непонимании жестокости своих поступков.
- Сукин сын, - непонятная злость резко опалила душу Наруто, заставив нахмуриться и сжать зубы. – Ты что несешь? – приподнимаясь из-за стола. – Он тебе не вещь, которую можно вот так запросто… Что значит, ты заставишь его кричать? – четкая, скользнувшая в голосе угроза. – А может, лучше заставить кричать ТЕБЯ? – слова переросли в действия, а голос понизился до шипения. Наруто резко схватил удивленного Какаши за халат на груди, вздергивая и с силой наклоняя к себе прямо через стол. – Куда забавнее слушать крики сволочных ублюдков с завышенным самомнением, разве нет? – приподнимая брови и вглядываясь в глаза ученого.
Наруто не мог объяснить такую вот вспышку своей злобы, однако факт, что его выбесило лишь осознание, что кто-то причинит боль Саске или, как выразился Хатаке, заставит кричать от боли, его совсем не смутил.
- Наруто, успокойся, - мягко, но тем не менее строго попросил Минато, дергая Какаши за воротник на спине и возвращая обратно на место. – Этот кретин просто не так выразился. Он у нас больной на головушку, - похлопывая седоволосого по плечу и мягко улыбаясь. Какаши на это вообще никак не отреагировал, лишь зевнув.
- Никто не считает Саске вещью, - продолжил Минато. – Но он, согласись, и не человек. Он – оружие. И как и любое оружие будет подвергнут тестированию. Так положено, - пожимая плечами и разом этим откупаясь от всех возмущений сына. – Но видишь ли… Так как Саске разумен и способен принимать решения, мы не можем просто заставить его проходить тестирование. Это ему решать, - переводя взгляд на Королеву. С момента официального пробуждения Королевы он наделялся ровно такими же правами, как и все жители города, хоть и с некоторым ограничением. Поэтому принуждение со стороны ученых было незаконно. А тем более для подобного испытания.
- С чего бы он должен соглашаться на все это? – хмурясь. – Саске? – строго. – Ты ведь не мазохист?
- Мы предложим кое-что равноценное взамен, - улыбнулся Минато, с четкой и уловимой фальшью.
- И что же? – изогнул бровь Наруто, не понимая, что вообще можно такого предложить.
- Тебя, - прямо заявил Намекадзе, заставив блондина удивленно замереть. – Все логично и обоснованно. Если Саске согласится, то сможет остаться с тобой. Но я не говорю о том, захочешь ли ТЫ остаться с ним, - переводя взгляд на Королеву. – Ну, так как? Хочешь быть с Наруто? – мягко, но холодно улыбаясь.
Саске медленно кивнул, опуская взгляд в пол.
- Так нельзя, - нахмурился Узумаки. – Это же фактически шантаж.
- Не шантаж, а разумное право выбора. Если Саске так хочет быть с тобой, то, пожалуйста. Сразу после тестирования, - пожал плечами Намикадзе, пробегаясь холодным взглядом по лицу сына.
- Сам по себе HP-4 - уже прогресс в науке, а это тестирование лишь докажет его боеспособность, - тихим равнодушным голосом начал Какаши. – Никто изначально не собирался использовать его как оружие без явной необходимости. Оружие вообще никто просто так не использует. По крайней мере, оружие массового поражения… - едва заметно кивнув, словно согласившись сам с собой. – Однако, если он сейчас откажется проходить тестирование, то мы обязаны будем указать, что HP-4 неконтролируем, и тогда он тебя точно больше никогда не увидит. Впрочем, это не выгодно ни нам, ни тебе, ни ему, - пожимая плечами.
- Я же уже сказал, что согласен, - тихим, не выражающим никаких эмоций голосом произнес Саске, вставая из-за стола.
- Вот и отлично, - кивнул, улыбнувшись, Минато. – Наруто, ты ведь не против? – обращаясь к сыну.
- Против, - впериваясь в отца жестким взглядом и отвечая на вопрос. – Но у Саске и правда есть право выбора, - хмуро.
- Ну, тогда решено, - кивнул Какаши, вставая. – Прошу за мной, Ваше Величество, - шутливо и с явной иронией кланяясь перед Саске. – Я провожу Вас, - усмехаясь и начиная напевать какой-то незатейливый мотивчик.
Наруто в очередной раз почувствовал желание ударить этого непонятного вечно равнодушного ученого, с явными неполадками в психике. Да, Саске не человек, но зачем же с ним вот так вот? Как с чудовищем?..
Чудовищем? Резкое осознание прошлось по коже неприятной дрожью. А как ты сам относился к нему? Что ты сказал ему, когда он в первый раз появился у тебя дома? Как ты его назвал? «Чудовище».
Наруто так бесило вовсе не отношение Какаши к Саске. Его бесило подсознательно осознание того факта, что вот именно так и он сам вел себя по отношению к Королеве. Что какое-то время он тоже не называл его «Саске», предпочитая обходиться небрежным «ты». Какаши был холоден и относился с подобающей жестокостью и неким желанием причинить боль, словно проверяя на прочность ту самую «чудовищность» и отрицая ее из-за внутреннего страха, который, скрываясь, превращался в пустую агрессию в случае Наруто, но в холодное показное равнодушие в случае Какаши. Саске пугал всех, не только блондина. Пугал лишь одним своим существованием.

***

- Вся испытательная площадка представляет собой своеобразный лабиринт, - начал Хатаке, нажимая кнопку на пульте управления и тем самым открывая железную дверь высотой с три жилых этажа, которая с шипением и металлическим лязганьем медленно начала уходить в потолок, открывая черный зияющий проход с коридором.
- Пробить эти стены даже не пытайся. Здесь около трех метров бронированного железа в толщину. Ты, конечно, обладаешь весьма интересной силой, но даже тебе сделать это будет проблемно. Хотя и теоретически возможно, - кивнув, продолжил Какаши. – Время твоего нахождения в лабиринте зависит лишь от тебя и твоих способностях к ориентировке на незнакомой местности. Внутри тебя ждет много интересного, в том числе и атака неразрабатываемого оружия. Солдат, конечно, - усмехаясь. – Ты знаешь, мы подготовили поистине глобальное приветствие, - вглядываясь в темноту коридора. – Свет включится, как только ты дойдешь до первого поворота через тридцать метров. Это и будет сигналом для военных.
Саске кивнул, не особо впечатлившись.
- Не хочешь попрощаться? – обращаясь скорее к Наруто, и не сдерживая улыбку.
- Попрощаться? – Саске замер, оборачиваясь на блондина.
- Нет, - фыркая и складывая руки на груди. – Саске не умрет, - уверенно.
- Да ладно? – улыбка спала с лица Хатаке, а на ее место пришло едва уловимое раздражение. – А я вот думаю, умрет и еще как.
- Хочешь поставить на это? – приподнимая брови, язвительно интересуется Узумаки, моментально расплываясь в улыбке и обращая все происходящее в игру.
- Почему бы и нет, - пожимая плечами. – Сколько хочешь?
- Меня не интересуют твои деньги, - морщась. – Если я выиграю, ты будешь называть его, - указывая кивком на Королеву. – По имени. «Саске», ясно? – изгибая бровь и с искоркой азарта смотря на Какаши.
- Отлично, - быстро кивая, но с явным недовольством. – Тогда, если выиграю я, ты позволишь мне взять у тебя образец костного мозга и немного крови, идет?
- Идет, - не задумываясь, согласился блондин, уже догадываясь, зачем ученому может понадобиться его костный мозг. Потому что если, как говорил Минато, у Наруто и есть какие-то «особенные» клетки, то они точно будут в красном костном мозге.
«Хватит уже трепаться», - разнесся сверху громкий с металлическим оттенком голос Минато. – «Давайте не затягивать».
Наруто удивленно обернулся, пытаясь взглядом найти место, откуда шел звук.
- Да, что-то мы заболтались, - кивнул Какаши, подходя к пульту управления и кивая Королеве.
- Саске, - позвал Наруто, перед тем как парень сделает шаг в коридор и тяжелая дверь за ним опустится. – Удачи, - широко улыбнувшись.
Королева замерла, а затем медленно кивнула в ответ.
Какаши опустил небольшой рычажок на пульте и нажал на подсвеченную кнопку на сенсорной панели. И уже через мгновение массивная железная дверь, словно занавес, опустилась от потолка к полу, полностью скрывая Саске.
- Пойдем, - обращаясь к Наруто, указал на противоположную дверь Какаши. – Мы будем наблюдать за тестированием, - торопливым шагом уже двигаясь к двери. – По всему сектору лабиринта установлены передвижные камеры, которые следят за нашей Королевой, поэтому мы сможем собственными глазами увидеть все, что будет происходить внутри. Зрелище наверняка то еще, - с явным нетерпением в голосе, не оставив от привычной апатии и равнодушия и следа. Кажется, ученый и правда был заинтересован.
Они быстро прошли по небольшому коридору, дойдя до белого со стеклянным окошком лифта, в котором спустились на этаж ниже и в нем же доехали уже по горизонтальной траектории, куда-то вперед. Или назад. Наруто уже давно потерял ориентиры всей этой огромной базы. Вообще, этот лифт больше напоминал… кабинку для перевозок внутри каких-нибудь предприятий. Во-первых, по размерам он явно превышал любой средне статический лифт, так как одновременно в нем могли ехать не меньше восьми человек, а во-вторых, ездил он, кажется, не только вверх вниз, но и влево, вправо и вообще… Взгляд Наруто скользнул на узкую панель кнопок.
«По кругу?» - замечая значок с круговой стрелочкой.
Двери раскрылись минут через пятнадцать. И все эти пятнадцать минут до раскрытия дверей в кабинке лифта царила абсолютная тишина, которая многим людям обязательно показалась бы гнетущей и они точно бы постарались разбавить ее какой-нибудь наверняка неудачной репликой, шуткой и вопросом. Однако Наруто никакой гнетущей атмосферы не чувствовал, вслушиваясь в тихий скрип троса лифта, который при смене траектории гулко щелкал.
- Ну наконец-то, - улыбнулся Минато, отставляя кружку с кофе.
Двери лифта открылись, предоставляя обзор на просторное помещение с огромным экраном во всю стену, панелью управления с тысячью сенсорных кнопочек и небольших рычажков. Здесь горели белые лампы, подсвечивая синеватые стены и потолок, и создавая в комнате какую-то болезненную зрительную холодность. Минато сидел на белом стуле на колесиках, спиной к экрану и попивал кофе, аромат которого застыл во всей комнате.
- Вау, - против воли выдохнул Наруто, проходясь взглядом по действительно впечатлившему его экрану.
- Скоро будет экшн, - улыбнулся Какаши, подходя к панели управления и что-то нажимая.
Минато отвернулся к экрану, вновь отпивая кофе.
- И что, мы увидим здесь Саске? – вскинул бровь Наруто, разворачивая другой стул спинкой к экрану и садясь на него лицом к этой спинке, складывая на нее руки и упираясь в них подбородком.
- Мы увидим захватывающий блокбастер*, - ответил Какаши, садясь на такой же стул по другую сторону от Минато.
- Мы взорвем его? – приподнял брови Намекадзе. – Или ты про жанр фильма?
- Кто знает, - пожимая плечами. – Датчики сработают, как только он дойдет до первого поворота. Камеры так же активируются из-за света, и картинка появится перед нами.
- Надеюсь, это тестирование будет более чистым, чем все твои эксперименты… - поморщился Минато. – А то что-то мне не хочется, чтобы мой сын видел все это.
- Если под словом «чистый» ты имеешь в виду вопрос «Не забрызгает ли нам кровью камеру», то нет, не забрызгает, - зевнул Какаши. – Камера передвигается по потолку, от которого до пола не помню сколько, но очень много метров, - поправляя свою маску и натягивая ее выше.
- А куда должен прийти Саске? Он же не просто так будет шляться по лабиринту, пока всех не прикончит? – поежился Наруто, хмурясь.
- Сюда, - указал на другую дверь рядом с дверьми лифта Минато, отмечая скользнувшее на лице сына удивление.
Экран мигнул и бесшумно включился, загораясь сначала белым светом, а затем уже выявляя четкое изображение.

***

Саске против воли поморщился от яркого света, так внезапно ударившего по глазам. Коридор лабиринта представлял собой широкий, примерно в пять метров, проход с высоким потолком и идеально белыми стенами. Королева выдохнула, сосредоточиваясь, и ускорила шаг, поворачивая вправо.
Метров через десять за очередным поворотом в выбранную парнем сторону, послышался тихий стук, а затем щелчок. Саске замер на пару секунд, вслушиваясь, а затем резко ускорился, забегая за поворот и на ходу с разворота отрезая голову не успевшему даже вскрикнуть солдату. В ситуациях, когда кто-то вооруженный стоит за углом, главное – скорость и неожиданность. Он точно не ожидает, что противник атакует первым, попросту закрыв глаза на преимущество, поэтому нужно лишь успеть прирезать его до того, как он выстрелит.
Кровь с хлюпаньем брызнула на стену и залила пол, а тяжелая голова с тихим глухим стуком упала на пол и откатилась в сторону. Саске дернулся в сторону до того, как автоматная очередь прошлась по стене, где он стоял секунду назад. Ну да. Профессионалы никогда не работают без прикрытия и поодиночке, поэтому еще один солдат в специальной форме и со штурмовой винтовкой сейчас с ужасом смотрел на Саске, который тупо выдернул у него винтовку и, отбросив в сторону, прижал его к стене.
- Мило, - пробегаясь взглядом по откинутому оружию и по огромным пулевым дырам, что оно оставило в стене. Какой это вообще калибр? Саске сильнее сжал пальцами горло солдата и вскоре сдавил полностью так, что кровавой кашей сквозь пальцы потекла плоть и мясо этого человека, а пальцы Королевы сжали его острые шейные позвонки. Брюнет отдернул руку, отшвыривая от себя тело, к которому теперь на тонких шейных позвонках крепилась голова, из которой с хлюпаньем пузырьков воздуха лилась кровь. Саске провел рукой по стене, вытирая кровь и оставляя на белой поверхности кровавый след.
Через двадцать метров с тихим ударом за спиной опустилась тяжелая металлическая дверь, отрезая Королеву от пройденного пути. Датчики на стенах, которые Саске не заметил изначально, мигнули красным светом, а вскоре из них пошел густой ярко-желтый дым, с резким химическим запахом. В голове зашумело, тошнота подкатила к горлу. Королева закашлялась, цепляясь рукой о стену и понимая, что не может двигаться. Дым словно парализовал, с каждым вдохом наполняя тело отравой.
- О, ну нет, - нахмурился Какаши, не сводя взгляда с экрана. – Это будет слишком уж просто, если он сейчас от такого простого дымка задохнется, - качая головой.
- Так подбавь жару, - пожал плечами Минато, не особо интересуясь происходящем на экране, а лишь крутясь на своем стуле. – Заставь его двигаться.
Какаши кивнул, быстро набирая что-то на сенсорных кнопках.
- Я вообще не понимаю, зачем ты включил в испытания химическое оружие, - запрокидывая голову и не прекращая кружиться. – Этим дымом ты только замедлишь его, но не убьешь, - кидая взгляд на напряженного хмурого Наруто. – Не переживай ты так, - мягко улыбаясь. – Ты же видел его кровь, да? Знаешь, почему она именно черного цвета? Из-за отравленных лейкоцитов и эритроцитов, конечно. У него кровь - сплошной токсин, способный впитывать еще более токсичные и опасные вещества и с радостью поглощать их, совершенствуя собственную систему защиты и вырабатывая иммунитет к разного рода ядам. Королева способна эволюционировать касательно своих возможностей, - останавливаясь и больше не кружась. – Так что заставь его двигаться, - вперив жесткий взгляд в экран и обращаясь уже к Хатаке, который лишь еще раз кивнул, продолжая что-то усиленно набирать.
Саске закрыл рот рукой, прижимаясь спиной к стене и прикрывая глаза. Дышать становилось все тяжелее, будто грудь сдавливало изнутри. Резкий звук чьих-то шагов, заставил распахнуть глаза и напрячься. Выстрел и пуля, пробившая стену буквально в нескольких сантиметрах от лица Королевы, заставили дернуться вперед, ориентируясь уже на ходу и не особо разбирая, что и кому ломая. Чье-то тело со шлепком отлетело к стене и скользнуло по ней, оставив после себя кровавый мазок. Саске закашлялся и сломал чью-то руку, чтобы в следующую секунду выдернуть ее вовсе из тела, разрывая не только одежду, но и сухожилия. Пронзительный крик и череда разрозненных выстрелов из автомата потерявшего контроль солдата наполнили коридор.
- Заткнись, - почти прошипел Саске, вбивая мужчину в стену под таким углом, что челюсть треснула и застряла, в то время как лбом мужчина ушел глубоко в стену, из-за чего его рот и вовсе разорвало. Создалось ощущение, что он неудачно прокусил стену.
Саске выдохнул, замечая, что дым, наконец, рассеялся, и быстро пошел дальше, не обратив ровно никакого внимания на забрызганные кровью стены и пол, на котором лежало два трупа.
Через несколько десятков метров перед Королевой предстала стена с двумя высокими дверьми. По-видимому, нужно было выбрать, куда идти дальше.
- Левую, - с интересом подсказал Минато, но его естественно никто не услышал. – Иди в левую.
- Нет, в правую, - мотнул головой Какаши. – В правой будет кое-что куда смертельнее, - улыбнувшись.
Саске особо не выбирал, сразу подойдя к правой двери и открыв ее.
- Ну никакого опыта, - вздохнул Минато, имея в виду, что Королева вот так запросто открыла дверь, за которой могло находиться что-то смертельно опасное, даже не отойдя в сторону.
- Он вообще тот еще кретин, - кивнул Какаши.
- Эй, вам не кажется, что оскорблять его вот так за глаза немного подло? – фыркнул Наруто.
- Не кажется, - покачал головой Хатаке.
Правая дверь вела в абсолютно пустую комнату, в которой кроме еще одной двери на противоположной стене ничего не было. Саске зашел внутрь, подходя к стене и дергая дверь за ручку, однако… Ручка осталась в руке, а другая дверь за спиной с хлопком закрылась, заставив парня обернуться. И через секунду стена, на которой была ненастоящая дверь, ручку которой сжимал брюнет начала сдвигаться на встречу с противоположной стеной. Сдвигалась она на удивление быстро.
Королева сделала шаг назад и вскоре уперлась спиной в стену, оказавшись буквально в одном быстро сокращающимся метре, разделявшим эти две стены: неподвижную и сдвигающуюся все ближе.
- Самое парадоксальное, что вот такие вот древние ловушки всегда срабатывают, - улыбнулся Какаши.
Саске быстро повернулся к настоящей двери и дернул за ручку с такой силой, что она выдралась из двери вместе с куском железа и замком, оставляя трещины в стене. А сама дверь, как крышка консервной банки, открылась, выпуская парня.
- О, да, - с чувством кивнул Минато. – Абсолютно всегда! – кивнув еще раз.
Саске не осталось выбора, кроме как пойти в левую дверь. Комната за ней оказалась в разы больше, как в ширину, так и в высоту. Однако она была абсолютно пуста, и парень уже хотел было выйти, как стены внезапно дрогнули, а пол начал подниматься вверх.
- На этот раз вы прижмете его к потолку? – приподнял бровь Наруто, кусая губу и нервно барабаня пальцами по столу.
- О, нет, конечно, - замотал головой Минато. – Это было бы слишком негуманно, не так ли? – обращаясь к Какаши.
- И однотипно, - кивнул ученый.
Пол резко остановил свой подъем где-то на середине комнаты, скрыв дверь под собой и оставив Королеву в «ящике» из стен. Саске замер, не зная, чего еще ожидать. А ожидать было чего точно. Из четырех верхних углов комнаты, раскрыв автоматическую щель в стенах, показались небольшие, наверняка упрощенные, но от этого не менее опасные автоматические малокалиберные пушки благородного белого цвета. Они почти сразу навелись на цель, следя за Саске своим смертельным взглядом. Четыре пушки с разных углов.
- Удвоенный перекрестный огонь? – предположил Наруто, с ужасом вглядываясь в эти маленькие и невероятно тяжелые орудия с системным наведением. – Вы рехнулись? – на выдохе, оборачиваясь к ученым.
- Ну, - почесал затылок Минато. – Я не уверен, что понятие «удвоенный перекрестный огонь» существует, - улыбаясь. – Но нет, это не главное в данный момент. Каждое оружие проходит испытания в воде для выявления его ударной мощи при работе сопротивления водной массы. Однако Саске, в отличие от обычного оружия, в воде дышать не может. Так что это будет интересно, - вопреки своим словам мужчина встал со стула и пошел наливать себе кофе, словно его все это вообще не интересовало, будто и вовсе у его любимого сериала была рекламная пауза.
Какаши проследил за ним недовольным взглядом и вернулся к лицезрению экрана, в котором комнату уже до колен Королевы заполнила быстро прибавляющаяся вода.
- Пушки стрелять будут тогда, когда уровень воды будет выше двух метров, - просветил Минато, возвращаясь обратно и вручая сыну кружку.
Наруто отставил кофе, всматриваясь в экран и понимая, что не просто сейчас переживает за Саске, а действительно боится потерять его.
Саске прижался к стене, с непониманием смотря на пребывающую воду. И как ему отсюда выбираться? Вода уже заполнила комнату почти до половины, что, в общем-то, не удивительно, учитывая, что текла она действительно отовсюду.
- Похоже, он не понимает, что ему делать, - довольно заметил Какаши, при этом зевая. – Я же говорил, что его интеллект ниже среднего, - пожимая плечами и ускоряя пребывание воды.
Королева плотнее прижалась к стене. Вода добралась до подбородка и с тихими плесками пребывала все больше. Саске вдохнул и резко нырнул, морщась от неприятного давления, внезапно сдавившего легкие. Странная вода. Парень понимал, что чтобы выбраться, нужно фактически убрать «пол», потому что с потолка пребывает вода, там точно нет выхода, а значит, единственный выход будет через пол. Тем более там, под этим поднявшимся полом есть дверь. Так считал Саске.
Рука коснулась пола, а в следующую секунду рядом с виском, рассекая воду пролетела пуля, оставив после себя след кислорода. Парень вздрогнул, оборачиваясь и скользя взглядом вверх. Пушки на миг замерли, наводясь точнее, а затем резко разгорелись сильными залпами перекрестного огня, разрезая воду с громким бульканьем и оседая на дно металлическими безвольными пустышками. Вода медленно окрасилась в черный цвет, скрывая обзор от камеры.
- Он не умрет от этого, - холодно заметил Минато, стараясь не смотреть на сына. – Хотя, если не сможет выбраться, у него точно будут проблемы. Эти пушки не перестанут стрелять до тех пор, пока четыре тысячи патронов в каждой из них не иссякнут. А это около пяти часов. Без воздуха ему будет… плохо, - фыркая и не относясь к происходящему особенно серьезно, словно все, что он сейчас видит, не больше, чем спланированная телевизионная постановка.
Пол резко рухнул с громким шумом, утягивая за собой воду и Королеву.
- А вот это он зря, - покачал головой Какаши. - Хотя, так даже забавнее… - задумчиво.
Под сломанным поднятым полом оказалась черная шахта, о которой Саске, конечно, не знал, наивно полагая, что под поднявшимся полом есть еще пол. Черная вода с плеском, набирая скорость, падала вниз вместе с Саске.
- Сколько там метров? – вцепившись в спинку стула, спросил Наруто.
- Около тридцати, - задумчиво ответил Минато. – Думаю, он что-нибудь себе сломает точно.
- Так нельзя, - нахмурился Наруто, вставая. – Это уже превращается в какую-то непонятную бойню, - сжимая зубы.
- Если пойдешь к нему, то нарушишь чистоту эксперимента, - равнодушно пожал плечами Какаши. – Он значительно срезал себе путь этим своим «полетом» так что ждать осталось не так уж и долго. Успокойся и жди, начинай уже играть во взрослого.
- Эй! Мой Наруто всегда будет маленьким ребеночком! Не затягивай его жестокий мир глупых взрослых! – надулся Минато. – Иди сюда, Наруто-тян, папочка тебя обнимет, - тянясь к блондину.
- У тебя странные методы воспитания, - вздохнул Какаши.
- Молчать, девственник, - холодно отрезал Минато, одарив ученого таким насмешливым и надменным взглядом авторитета, что даже Наруто невольно поежился.
Хатаке никак не среагировал на это оскорбление, продолжая меланхолично глазеть на экран.
- Но этот кретин прав, Наруто, - став серьезнее, кивнул Намекадзе. – Сейчас лучше просто подождать, - тоже переводя взгляд на экран. – Это не бесчеловечно. Потому что Оно не человек. Просто смотри внимательно, - со скользнувшей стальной уверенностью во взгляде.
Наруто передернуло от этой холодности и такой вот сухой констатации факта. «Оно не человек». Серьезно, что ли? И по каким же критериям в современным мире теперь оценивается степень человечности? Если Саске не человек, то вы тоже вряд ли имеете право называть себя людьми. Потому что вряд ли в понятие «человечность» входит то, что сейчас происходит.
Водяная масса тяжелым ударом обрушилась на пол, лупя брызгами по полу и стенам. Свинцовые пули со звоном посыпались на пол, откатываясь в разные стороны или так и замирая в длинной, растянувшейся почти по всей длине коридора, черной луже. Саске выдохнул, пытаясь приподняться и с неким удивлением обнаруживая, что правая рука сломана. Если, конечно, торчащую наполовину из руки сломанную кость можно назвать просто переломом.
Королева закашлялась, выдыхая вместе с водой еще и собственную кровь. Быстро регенерирующее тело не чувствовало боли и не могло умереть даже от таких множественных в основном сквозных пулевых ранений, от такого сильного удара об пол, от которого у обычного человека точно все органы превратились бы в сочную отбивную.
- Неплохо, - нахмурился Какаши, набирая что-то на панели. – Он этим своим падением значительно укоротил свой путь, - задумчиво повторил он уже ранее сказанное. – Сейчас он на одном этаже с нами.
- Попробуй надавить на него количеством, - предложил Минато, мельком кидая взгляд на экран и вновь начиная кружиться на стуле.
- Уже, - кивнул Какаши.
Саске вздохнул и взъерошил мокрые волосы рукой, которая сейчас не пыталась восстановить поврежденные ткани, а затем задрал голову вверх, оценивая дыру в потолке. Чертовски забавно.
Коридор, куда он свалился, был таким же темным, пустым и длинным, как… Как и любой коридор этой базы, поэтому парню не оставалось ничего кроме как пойти вперед. Вот только через какие-то семь-восемь метров за спиной что-то тихо звякнуло, и кто-то особенно дерзкий возвел курок, а впереди из-за поворота показалось около двенадцати солдат.
И скольких же ему сегодня нужно убить?
Саске обернулся, решая, что первым убьет тех, кто спереди. Потому что они точно не станут стрелять пока за спиной Королевы стоит человек из их отряда. Парень не мог сказать, почему он так думал, однако это прочно укрепилось в сознании и никак не хотело вылезать из мозга. Вот только Саске ошибся. Поэтому стоило только дернуться, и шквал пуль убийственного калибра и скорости, предназначенных не менее, чем для пробивания бронированных поверхностей, бесшумным злым свистом разодрал по кускам воздух и нашпиговал тело так, что разрывами дыр от него начали в прямом смысле отваливаться куски мяса, вязкой кровью поливая и без того мокрый пол и с чавканьем отрываясь от тела. Пули разорвали грудную клетку, лишив кислорода и успокоив бьющееся сердце.
Саске даже не успел выдохнуть, только на периферии сознания осознавая, ЧТО сейчас произошло. Тело сломалось, безвольной игрушкой падая на пол и уже не двигаясь. Секунда.
Наруто вздрогнул, всматриваясь в экран и не зная, что сказать, что чувствовать.
- Спокойно, - расплылся в улыбке Минато. – Этого мало, чтобы убить того, кто способен восстанавливать тело с нуля, - приковывая все свое внимание к экрану.
Королева дернулась, выдохнула, восстанавливая легкие и вновь запуская монотонно бьющееся сердце. Настоящая злая боль перекрыла сознание. Вставай и убей их уже. К чертовой матери. Каждого.
Вздрогнувшие солдаты не успели понять, что произошло, когда что-то, скользнув рядом, буквально выдрало по кускам из них что-то жизненно важное, из-за чего кровь фонтаном хлынула из тела, заставляя захлебнуться в крике боли и ужаса. Королева не убивала сразу, давая сполна насладиться предсмертной агонией и пачкая кровью, которая в сочном изобилии лилась на пол и стены, иногда смешиваясь с кусками выдранного мяса и превращаясь в месиво.
Потрясающее сочетание. Собственная черная кровь с мазками чужой красной на руках, теле и лице. Саске, уже не отдавая отчет себе в своих действиях, убрал мокрую толи от воды, толи от крови челку с лица, поднимая вверх, и обернулся, ища взглядом кого бы еще убить. Однако все двенадцать человек, включая и того другого уже трупами валялись по полу коридора, отброшенные к стенам. И это почему-то не устроило Королеву. Поэтому-то она, словно не понимая, что делает, продолжила убивать тех, кого убивать уже не надо. Кто и так уже мертв. Бесцеремонно хватая труп за трупом, Саске, будто потеряв себя, отточено и с холодом сворачивал шеи уже и без того мертвым людям. Колкий отчетливый хруст раскалывал тишину коридора, наполняя ее непонятным жутким звучанием.
- Орешки, - сравнил звук Какаши, поднимая брови и с непонятным удивлением в глазах пялясь в монитор.
- Пора заканчивать это, - нахмурился Минато, не скрывая отвращения. – Теперь понимаешь, ЧТО он из себя представляет? – обращаясь к Наруто.
Узумаки нахмурился от этих слов, бросив на отца осуждающий взгляд, а потом развернулся и быстро вышел. Эта хрень должна прекратиться. Сейчас же.

*Блокбастер – есть такая бомба в прямом смысле, если кто не знает. Точнее, некоторые разновидности бомб до сих пор называют так.
Глава 23.

- Не остановишь его? – приподнял брови Какаши, обращаясь к Минато, который, как ни в чем небывало продолжил крутиться на стуле, откинув голову на спинку.
- Нет необходимости, - пожимая плечами. – Он не идиот, - равнодушно рассматривая потолок. – А еще там дверь.
Хатаке на это лишь кивнул, вновь оборачиваясь к экрану. Он не был так уверен в неидиотизме сына Намекадзе, но наличие двери все меняло.

***

Наруто прикоснулся к тяжелой металлической двери точно такой же, какую он видел у входа в «лабиринт». Любую дверь можно открыть. И для этого не всегда нужен ключ.
Сенсорная панель кнопок была темной, но стоило только прикоснуться, как она моментально мигнула синим светом, а на экране развернулось черное окошко, требующее введение пароля для дальнейшего доступа и подтверждения прав к этому доступу. На самом деле все куда сложнее. Здесь достоверность пароля сверяется также и с отпечатками пальцев вводящего. А у каждого ученого в здании свой пароль, генерируемый его личным номером сотрудника. Поэтому в таких штуковинах номер со взломом конкретизированного пароля или чисто «на угадай» не прокатит. Здесь нужно взламывать конкретно через машинный код, связываясь непосредственно с языком программы и перебивая уже его, вставляя нужные тебе цифры и данные. Это не просто чертовски сложно, это еще и чертовски долго.
Но в их мире, где технологии – все, а способ «контакта» с ними – базовая часть этих самых технологий, взламывать простейшие структуры, перебивая первоначальные данные и стирая интерфейс, может каждый третий. Вся база системы состоит из сопряженных друг с другом отсеков, имеющих однотипные интерфейсы. Достаточно лишь привести к стабильности один интерфейс, и взламывать защиту каждого «отсека» будет уже не нужно. Она сама пропустит тебя куда надо, а вот кодировка и стабильность внутреннего содержимого отсека может быть поставлена под сомнение. И здесь уже зависит все от умений взломщика. Такое нельзя провернуть просто пустив в систему вирус – она слишком огромна, а защита слишком разношерстна, она запросто сожрет вирус – поэтому это можно сделать лишь вручную.
Наруто выдохнул, вбивая совершенно стандартные в таких ситуациях цифры, легко запоминаемый ряд: «123451». Система в считанные секунды определяет идентификационный номер ученого, однако Узумаки же не ученый и номера у него нет, поэтому взламывать придется не по-тихому, а очень даже громко, обострив против себя всю защиту системы. Но, в общем-то, какая разница, это всего лишь машина. Самое страшное, что может случиться – система чокнется и начнет жрать сама себя, уничтожая важнейшие файлы, чтобы не допустить их утечки и копирования. И тогда Наруто точно шибанет током, если он не успеет убрать руки от сенсора. Но этого не случится. Ему же нужно всего лишь открыть дверь, а не взламывать все полностью.
Наруто поморщился, когда система в очередной раз ругнулась, взбрыкнула и выдала ошибку. Парень быстро набрал номер Шикамару. Трубку взяли не сразу.
- Да? – сонно.
- Как ты обычно взламываешь, когда нужно связаться с машинным кодом? Через систему или как-то по-другому? – хмурясь.
- Ооо… - протянул Шика, потирая переносицу. – Интерфейс стабилизируй и выкинь пару гигабайт из системы, чтобы было, где развернуться, - зевая.
- Уже.
- Ну тогда… Тогда не взламывай нечто с ТАКОЙ защитой, придурок, - беззлобно, скорее с укором. – Сколько раз говорить, что чем сильнее защита, тем больнее она вдарит по тебе, если ошибешься. В буквальном смысле, конечно.
Наруто вздрогнул, почувствовав легкий холодок и покалывание на кончиках пальцев.
- Думаешь, меня поджарит? – улыбаясь и все-таки влезая в систему глубже и соответственно грубее.
- Уверен, - зевнув еще раз. – Хотя, учитывая удары током, что установлены на большинстве базовых системных блоков нашего города, тебя не поджарит, нет. От тебя просто останется горстка пепла.
- О, открыл, - довольно заключил Наруто, убирая руки от сенсора и наблюдая как тяжелая дверь, с тихим металлическим шумом поднимается вверх. Шикамару что-то еще сказал, однако блондин уже сбросил.
Почему-то в голове даже не возникло вопроса: «А надо ли мне туда идти?». Наруто толкнуло пойти сюда четкое осознание того, что Королева, в общем-то, для ученых просто неплохой эксперимент. В случае провала тестирования, они тоже получат результат. Они будут в выигрыше при любом раскладе, а вот Саске… Ему правда нужна помощь. Нельзя просто оставить его одного и посмотреть, что будет дальше. По крайней мере, Наруто считал, что нельзя.
Темный коридор встретил непривычным холодом. На потолке мигнула и зажглась встроенная плоская лампа, а за ней, как по цепной реакции, и остальная часть коридора наполнилась светом. Лампы тихо гудели, разнося густой гул, словно стремясь накалить атмосферу.
Наруто поежился от холода и, засунув руки в карманы, неспешно пошел вперед. Блондин не собирался идти дальше первого разветвления коридора, потому что слишком уж велика была вероятность разминуться с Саске.
- Н-наруто? – удивленный и одновременно взволнованный голос Рин-тяна. – Ты что здесь делаешь?
- Гуляю? – со смешком, вопросом на вопрос ответил блондин, тоже не особо понимая, что здесь забыл этот паренек в очках и с вечной папкой, которую он так бережно прижимал к груди.
- Тебе нельзя здесь быть! – поправив очки, засуетился Рин-тян, подходя ближе к парню. – Как ты вообще попал сюда?
- Дверь была открыта, - доверительно соврал Наруто, кивнув. – А тебе здесь разве не опасно? – изгибая бровь и в упор смотря на суетливого явно нервничающего парня, глаз которого сейчас не было видно из-за стекол круглых очков.
- Нет, я по делу… - замялся Рин-тян, прислоняясь спиной к стене рядом с Наруто. – Мне нужно записать результат и снять показатели с Королевы, когда она придет, - вздыхая и прижимая папку к себе сильнее.
Наруто нахмурился. Если Саске сейчас в таком состоянии придет сюда, то от Рин-тяна останется лишь покалеченный труп и лужи кровищи на полу. И ученые явно знают об этом, но, тем не менее, если Рин-тян все еще здесь, значит, они не сообщили ему о состоянии Королевы. Почему? Решили пустить парня в расход?
- Наруто, можно вопрос? – осторожно попросил Рин-тян, снимая очки и поднимая на Наруто взгляд глубоких карих глаз. Узумаки вздрогнул, отводя взгляд и почему-то против воли краснея. Как-то…
- Валяй, - взъерошивая волосы и сам не понимая, с чего это вдруг смутился. Вроде обычный паренек. Пусть и с довольно милыми и даже почти девичьими чертами лица, которые из-за больших круглых очков обычно не рассмотреть. Ну под

Йиори 17.08.2013 06:59

Ну подумаешь фигура хрупкая и тонкая, но ведь… Стоп. Мешковатый серый свитер из плотной и теплой ткани, широкие штаны, белый длинный халат поверх, да еще и папка, которую он постоянно к груди прижимает… А это точно «паренек»?
- Ты ненавидишь отца? – в глазах скользнула боль, и вообще всем своим видом Рин-тян говорил о сочувствии и понимании.
- Нет, - сглатывая. – Не ненавижу, - совершенно честно ответил Наруто, продолжая гадать на тему пола Рин-тяна. Короткие каштановые волосы, забранные в слабый хвост и слишком уже женственные черты лица, если присмотреться… Так неужели?
- Рин-тян, а можно встречный вопрос? – мило улыбнулся Наруто, решившись спросить.
- А? – удивленно моргая. – Да, конечно, да, - кивая и вновь надевая очки.
«Или все же парень?»
- Ты… девушка? – внимательно всматриваясь в лицо Рин-тяна, глаз которого сейчас не было видно из-за очков. Зато рот парня чуть приоткрылся и он на несколько секунд завис, глядя в лицо Наруто.
- Ну... Да, - кивнув и совсем не смутившись и не замявшись. – Тебя смутило, что все обращаются ко мне в мужском роде? – мягко улыбаясь и вновь прислоняясь к стене.
Наруто на это смог лишь кивнуть, все еще в шоке от такого открытия. Черт возьми… Он же думал, что это парень! Пацан! И он бы продолжал думать так и дальше, если бы она однажды вот так вот не сняла очки и не оказалась весьма симпатичной кареглазой брюнеткой.
- Извини, если тебя это шокировало, - поспешно извинилась девушка, поправляя очки. – Просто ученые не делятся по половому признаку. Так уж принято, извини.
«Что-то теперь я сомневаюсь на счет пола того седоволосого» - мысленно Наруто передернуло.
- Да я и не очень-то похожа на девушку, если не присматриваться… - прижимая папку к груди, виновато улыбнулась Рин-тян, уткнувшись взглядом в пол.
- Ну почему же? – улыбнулся Наруто, взъерошивая волосы. – Ты очень женственная, - совершенно искренне, по-новому теперь понимая неуклюжесть, суетливость и нервозность Рин-тян. В парне это смотрится глупо и вообще раздражает, а про немного неуклюжую девушку все еще можно сказать, что это мило и даже придает ей некой трогательной нежности.
И, конечно, Узумаки не увидел, как вспыхнуло лицо Рин-тян, сейчас смотрящей в пол, как поджались тонкие девичьи губы, а потом мило изогнулись в робкой улыбке.
- Наруто, можно еще вопрос? – совсем тихо, не поднимая головы, а лишь торопливым движением поправляя очки.
- Конечно, - кивнул парень.
- Ты ведь знаешь, что если останешься с… с Саске, то это уже, скорее всего, навсегда. Ты понимаешь, что делаешь сознательный выбор в пользу искусственно выведенного существа? Существа мужского пола? – поднимая голову, неожиданно серьезным голосом. – Он не полюбит в ответ и никогда не сможет по-настоящему понять твоих чувств. У него нет того, что называют «душой» в человеке. Ты понимаешь это? Если ты хочешь вот так пожертвовать собой и своими интересами, то…
- Да я вроде ничем и не жертвую, - улыбнулся Наруто. – Кто тут жертвует, так это Саске, нет? – поднимая взгляд к потолку и опираясь спиной о стену. – Поставь себя на его место. У него нет ничего и никого, и он вот так вот запросто вынужден доверять мне чисто из-за каких-то там инстинктов. Думаешь, он не знает, что я могу бросить или предать его или, хуже того, умереть? В отличие от меня у него нет выбора вовсе. Он вынужден верить мне. Представь, каково ему? И как я могу вот так запросто сейчас, понимая это, просто оставить его? – Наруто говорил медленно, вдумчиво и без какого-либо сожаления в голосе.
- Он… - девушка поджала губы, сильнее стискивая папку. – Он же ничего не чувствует. Ты хочешь думать, что нужен ему, но на самом деле… На самом деле это лишь инстинкт. Подумай еще, Наруто. Просто подумай. Знаешь, сколько мне лет? – мягко улыбаясь и вновь поправляя очки. – Мне уже больше тридцати.
Наруто поперхнулся воздухом, шокированный в очередной раз одним и тем же человеком. Рин-тян нельзя было дать больше двадцати пяти по внешности.
- Я знаю, насколько долгой может быть жизнь, поэтому нужно хорошенько подумать прежде, чем связать ее с кем-то.
- Ты так говоришь, будто я тут девица на выданье и замуж выхожу, - улыбнулся Наруто, нисколько, в общем-то, смутившись возраста Рин-тян, хотя и удивившись, но по-прежнему обращаясь к ней на «ты». – Все не так страшно.
«Вот из-за такого твоего отношения все действительно ТАК страшно», - обреченно вздыхая и решая больше не спорить.
В конце одного из двух расходящихся коридоров послышались тихие приближающиеся шаги. Рин-тян с готовностью открыла папку, уткнувшись в нее и глазами пробегая по строчкам.
Наруто напрягся, чуть отстраняясь от стены и сам не замечая, как начал хмуриться. Саске показался совсем скоро. Королева шла медленным и ровным шагом, смотря под ноги и словно не замечая собственной и чужой крови, капающей с волос и с местами порванной одежды.
- Матерь Божья… - вздрогнула Рин-тян, когда подняла голову.
- Запачкался, - сглатывая и выдавливая из себя улыбку, сообщил Наруто, хлопая девушку по плечу и делая шаг к Королеве.
- Эй, Саске, ты испачкался, - мягко улыбаясь и подходя ближе к застывшей Королеве, холодным и пустым взглядом смотрящей перед собой, сквозь блондина. Остывшая темно-бордовая кровь с тихим звуком капала на пол.
Наруто подошел ближе, останавливаясь буквально сантиметрах в тридцати от Королевы, а затем осторожно протягивая руку и дотрагиваясь до лица Саске, стирая с его щеки красный мазок крови.
Брюнет вздрогнул, почувствовав тепло ладони, и тихо вдохнул, резко хватая Узумаки за футболку и притягивая ближе. Наруто послушно поддался, попросту не желая противиться, когда Саске прижался к нему, утыкаясь носом в грудь и тихо, рвано дыша.
- Я… - тихим голосом, чтобы слышал только Наруто, начала Королева. – Кажется, ненавижу свое тело, - утыкаясь в грудь парня и прижимаясь еще теснее.
Узумаки нахмурился, не представляя, до какой степени нужно довести, в общем-то, лишенное эмоций существо, чтобы оно сказало нечто подобное. Парень вздохнул, отстраняясь и резко подхватывая на руки, моментально вцепившуюся в него Королеву. Саске сжал кофту на груди Наруто, утыкаясь лицом ему в плечо и по-детски тихо сопя, прижимаясь теснее, а другой рукой обнимая за шею.
- Саске, задушишь, - не замечая, как Королева пачкает его кровью, как с ее волос все еще стекает струйками собственная и чужая кровища. А еще кровь имеет резкий неповторимый аромат.
- Мне бы… - сглотнула Рин-тян. – Показатели снять, - указательным пальцем показывая на папку.
- Поверь, наши «наблюдатели» уже все сняли, - улыбнулся в ответ Наруто.
- Но…
- Рин-тян, нам нужен душ. Не покажешь? – бросая взгляд на Саске, руки которого внезапно задрожали, сильнее сжимая кофту на груди блондина. Вряд ли это был страх, однако именно сейчас Королева была похожа на испуганного кота, которого только что сняли с дерева, на которое его загнали собаки.
- Покажу, - быстро кивнула девушка. – Только… Это нормально вот так просто уйти? – замявшись.
- Ненормально было бы не уйти, - тихо ответил Узумаки, прижимая Саске крепче к себе.
Рин-тян кивнула, быстро просеменив к выходу и что-то еще говоря. Душ, к удивлению Наруто, оказался совсем близко и представлял собой просторную и длинную, выложенную широкой плиткой, комнату с многочисленными кабинками душевых, стройным рядом тянувшихся вдоль стены.
- Ну, я пойду, сообщу ученым, - быстро отыскав предлог, чтобы оставить этих двоих, покраснев, протараторила девушка, почти выбегая из душевой.
Наруто лишь удивленно вскинул бровь, глядя на уже хлопнувшую дверь. Ну вот и о чем она вообще подумала? Блондин осторожно отцепил от себя Саске, который сразу же дернулся обратно, вновь хватая парня за кофту и прижимаясь.
- Саске, блин… - вздыхая. – Ну ты чего? – дотрагиваясь до лица Королевы и заставляя поднять голову. Брюнет взгляд отвел, вновь опуская голову и смотря в пол.
Узумаки замер, пару секунд просто смотря на это существо, а затем чуть отстранился, снимая с себя кофту и откидывая в сторону, прямо на пол.
- Хочешь, можем принять душ вместе, – проводя рукой по волосам, взъерошивая и не отрывая внимательного взгляда от Саске.
Королева кивнула через несколько секунд, словно обдумав это предложение, но так и не подняла головы. Наруто мягко улыбнулся, входя в кабинку и не подумавши включая воду, которая теплым потоком хлынула из душа, намочив парня. Узумаки дернулся, но сзади мягко прижались, обнимая за пояс и утыкаясь лбом в спину. Казалось, Саске совершенно не боялся промокнуть или обжечься, продолжая прижиматься и не обращая внимания на воду, уже намочившую одежду. Хотя одежда и так была далеко не сухая.
Наруто сделал напор воды сильнее и горячее и развернулся к Королеве, пробегаясь взглядом по красивому лицу, обрамленному мокрыми черными волосами, по которым каплями стекала вода.
- Ты похож на призраков из старинных фильмов, - улыбнувшись, а затем протянув руку и закрыв дверь душевой кабинки за спиной Саске. – Давай снимем это, - дергая парня за футболку на себя.
Королева кивнула, хватая ткань на груди и буквально стягивая вниз, с треском разрывая футболку, которая уже через несколько секунд тряпкой повисла в руке парня.
- Ну да, - фыркнул Наруто. – Можно и так.
- Наруто… - тихо позвал Саске, выпуская из руки футболку и приподнимая челку, прилипшую ко лбу. – Что я делаю не так? – поднимая пронзительный взгляд на парня и пытаясь найти ответ.
- Ничего, - пожимая плечами. – Ты все делаешь правильно, - абсолютная ложь. Наруто мягко дотрагивается рукой до лица парня, заправляет прядь мокрых волос за ухо, ведет вниз по щеке, ощущая под пальцами мягкую нежную кожу.
- Ты врешь мне, – в голосе не скользнуло ни угрозы, ни вопроса, а лишь какое-то отчаянное осознание и понимание происходящего.
- Не вру, - не согласился Наруто, наклоняясь ниже и, не дожидаясь, когда Саске спросит еще чего-нибудь странного, целуя. У Королевы очень мягкие губы, которые действительно хочется целовать. Он послушно открывает рот, чуть поднимая голову, и сам прижимается ближе, отвечая на поцелуй и обнимая Наруто за шею.
Узумаки старается, чтобы не снесло крышу от этих странных прикосновений, от ощущения его кожи под своими ладонями. Резко прижать к стене, упираясь коленом между ног и скользнуть руками по бокам, ощущая тонкие ребра под нежной кожей, плоский впалый живот и плавные правильные изгибы тела. Саске настолько тонкий и изящный, что к нему действительно хочется прикасаться, изучая каждый миллиметр его кожи.
Наруто отстраняется, выдыхает в губы Королеве и прикусывает мочку его уха, с удивлением отмечая, что Саске моментально сжался, вздрогнув и вжав голову в плечи.
«Какая странная чувствительность…» - пронеслась мысль, прежде чем парень спустился ниже, целуя в шею и прикусывая кожу.
Королева тихо дышит, продолжая обнимать парня за плечи, и зажмуривается, когда Наруто, прижимаясь теснее, скользит рукой по бедрам.
Узумаки отстраняется, дотрагиваясь руками до пояса штанов Саске, а затем поднимает потемневший взгляд, склоняет голову на бок и приближается к парню вплотную, выдыхая в губы:
- Можно?
Саске вздрагивает, закусывает губу и медленно кивает, догадываясь, на что у него спрашивают разрешения. Дрожь пробегается по телу, заставляя Королеву сжаться, когда Наруто расстегивает ширинку его штанов и оттягивает резинку боксеров. Брюнет опускает взгляд вниз и упирается руками в плечи парня, сжимает их подрагивающими пальчиками. Такой трогательный страх, или что это такое, Наруто просто не может оставить без внимания, вновь целуя, но на этот раз уже куда настойчивее и глубже, словно желая показать, что все под контролем, нужно просто довериться. Вода струйками стекает по напряженной спине, смывает кровь с волос Королевы и заставляет Наруто дышать чаще и хотеть Саске еще сильнее от жара, стоящего здесь. Или это не от воды?
- Эм, простите, что прерываю, но… - голос Минато, пропитанный извинениями и иронией, как-то не сразу достучался до сознания обоих. Наруто моргнул, отстраняясь от Саске и с вопросом глядя в его глаза. Королева ответила таким же вопросительным взглядом, а затем, продолжая цепляться за плечи блондина, выглянула у него из-за спины. Приоткрыв дверь кабинки, в нее, улыбаясь, заглядывал Минато, приветливо махавший Саске ручкой.
- Мы заняты как бы, - оборачиваясь через плечо, огрызнулся Наруто.
- Да, я вижу, - продолжая заинтересованно улыбаться, кивнул Намекадзе. – Вот только я не уверен, что анальный секс хорошая мысль для того, кто десять минут назад пару раз почти умер, - улыбаясь шире и, кажется, вообще ничего не смущаясь.
- Я не умер, - возразил Саске, которого тоже ситуация смущала мало. Он мог бы продолжить даже на глазах у Намикадзе. Ему вообще было до звезды.
- Да, он еще как не умер, - усмехнулся Наруто, которого смутить было крайне сложно по определению. Наоборот, на зрителях, как он сам выражался, «выступление» всегда лучше, так что пусть смотрят и учатся.
- И все же давайте не здесь и не сейчас, - продолжал настаивать Намекадзе.
- Ты вообще представляешь, как обламываешь нас? – все же отстраняясь, возмутился Наруто, которого мало радовало, когда кто-то не давал ему получить желаемое. Особенно, когда это касалось секса. Да и возмущаться было его законным правом и чуть ли не любимым делом.
- К счастью, не представляю, - фыркнул Намекадзе.
«К счастью?» - Наруто бросил на отца сочувствующий и даже ироничный взгляд, взъерошил волосы Королевы и вышел из кабинки, заходя в другую и включая там холодную воду.
- А ты останешься здесь, - улыбнулся Намекадзе, закрывая дверь кабинки перед лицом Саске.
- Мне нужны штаны, - лениво протянул Наруто, швыряя свои через верх кабинки. Холодная вода помогала мало.
«Я что, и правда хотел трахнуть Саске?» - шокирующая мысль и взгляд, которым Узумаки сверлил сейчас собственный стояк, словно увидел впервые в жизни. Да, ты хотел его трахнуть. И уже второй раз. Целовать парня было… интересно. Особенно, если этот парень Саске. Это как запретный плод, нечто неизведанное и притягивающее подростковое любопытство. Но поцелуи - это одно, а вот когда у тебя на него недвусмысленно выпирает в штанах – совсем другое. И вряд ли эрекцию можно объяснить простым любопытством.
Но это было так… классно. Этот его взгляд, дрожь, пробежавшая по телу, жар возбуждения и мокрые поцелуи с языком. Саске казался таким родным, таким желанным и таким несчастным одновременно, что его срочно захотелось утешить. И утешить основательно.
Узумаки вздохнул, успокоившись минут черед пятнадцать, а может и все двадцать, и выключил воду, нажимая на панель в стене и забирая из выдвинувшейся створки белое полотенце. Парень наспех ветер им голову, а затем, повязав вокруг бедер, вышел из душевой кабинки.
Саске, стоявший недалеко от Минато, неумело вытирался большим для него полотенцем. Наруто фыркнул, подходя ближе и просто заворачивая Королеву в это полотенце. Намекадзе протянул сыну небольшой сенсорный приборчик прямоугольной формы и с многочисленными кнопочками, но без экрана.
- Что это? – принимая «пульт» и поднимая вопросительный взгляд на отца.
- Ну… - наводя руку сына с пультом на Королеву. – Это, - нажимая на кнопку сверху.
Саске вздрогнул, опуская взгляд вниз и разглядывая на себе белое кружевное белье с рюшками. Причем белые чулочки выше колен особо привлекли его внимание.
- Ух ты ж мать твою… - выдохнул Наруто, внимание которого эти чулки тоже привлекли.
Намекадзе, кажется, тоже был весьма удивлен такому вот… образу.
- Не та кнопка, - подняв брови и еще раз окинув Королеву взглядом.
- А костюм горничной есть? – совершенно серьезно и как-то на автомате спросил Узумаки, все еще не отводя взгляда от разглядывающего себя и вертящегося Саске.
- Мой сын – извращенец, - покачал головой Минато, вздохнув. – Дай сюда, - отбирая пульт и нажимая еще какую-то кнопку.
Саске, как раз рассматривающий рюшки на груди, моргнул, поднимая вопросительный взгляд на ученого.
- О, все-таки есть, - расплылся в улыбке Наруто, хватая Королеву за подол короткой юбки костюма горничной и поднимая вверх. – Кружевные, - присвистывая.
Саске тоже заглянул под юбку, отмечая, что и вправду – кружевные ведь.
Минут через десять, наконец, управившись с пультом-каталогом, одежду из которого Наруто наотрез отказался примерять на себя, сославшись на то, что всегда может перепрограммировать пару роботов на базе, и они высушат ему его одежду. На что Минато ответил весьма красноречиво, припомнив заодно и взлом системы с целью открыть дверь. Однако роботов Наруто все же перепрограммировал, и послушные высокотехнологичные машины, предназначенные для более серьезных вещей, как примерные домохозяйки, сыграли роль утюгов.
Саске же особо не перечил, когда на нем единым голосованием решено было оставить джинсовые шорты чуть ниже колен, белую футболку с красными иероглифами и спортивные кроссовки. Хотя сам Наруто долго настаивал на костюме горничной.

Йиори 17.08.2013 07:01

Глава 24.

Саске вздрогнул. Перед глазами внезапно поплыло, а в горле комом застрял воздух, мешая дышать. Королева покачнулась, отступив на шаг, и прижалась спиной к стене, хрипло дыша и медленно оседая на пол. Тело словно отказалось слушаться.
- Что это? – нахмурился Наруто, подхватывая Саске и не позволяя ему упасть.
- Побочный эффект восстановления, конечно, - пожал плечами Минато. – Он, конечно, идеален, но не совершенен. Пока не совершенен. Его выносливость со временем вырастет, как и его способности, - чуть хмурясь. – Проще говоря, Королева оказалась способна к эволюционированию.
- Ты так говоришь, будто это плохо, - осторожно заметил Наруто.
- Потому что это и правда плохо. Со временем он либо дойдет до той точки, когда эволюция превратит его в чудовище, способное только уничтожать, либо он умрет раньше, чем успеет в очередной раз эволюционировать. Но второй вариант уже невозможен… - сжимая зубы.
Саске дернулся, поднимая голову, и резко схватил Наруто за руку, вдыхая полной грудью и направляя потемневший взгляд прямо перед собой.
- Второй вариант только что был исключен, - выдохнул Минато, не отрывая взгляда от Саске. – Сейчас за эти секунды пока мы с тобой разговаривали, в его теле уже произошел процесс эволюции. Он на ступень выше, чем был раньше. Эволюция, происходящая с такой скоростью, не способна уничтожить. Знаешь, в кого можно превратить его, если продолжить тесты? – поднимая взгляд на сына. – В полноценное чудовище, - хмурясь. – Идеальное во всех смыслах оружие, способное мыслить и имеющее свободу воли.
- Поэтому вы и не создали его женщиной, - расплываясь в улыбке, догадался Наруто. – Ты, как и всегда, предположил худший вариант развития событий. Будь он другого пола, он смог бы не только эволюционировать, но и создавать потомство. И тогда люди, как слабейшие, были бы полностью истреблены, - переводя взгляд на Королеву. – Почти преступление простив человечества.
- Да, будь он женщиной, это было бы действительно преступление, - согласился Намекадзе. – Или даже самоубийство, - пожимая плечами и улыбаясь. – Но он парень, хочет тебя и если не подвергать его подобным тестам чудовищем не станет. Наверное.
- Да, это успокаивает, - иронично кивнул Наруто. – Особенно это твое многообещающее «наверное», - фыркая.
- Да ладно тебе, - улыбка Минато получилась хилой, а самого его передернуло.
- Хотя меня больше поражает, что ты хочешь, чтобы я остался с ним. Я-то наивно полагал, что ты жаждешь внуков, - улыбаясь.
Намекадзе показательно хохотнул, покрутив пальцем у виска, и бросил взгляд на Саске.
- Можешь забирать его и воплощать уже свои самые смелые желания, - помахав сыну рукой и доброжелательно улыбнувшись.
- Не думаю, что он готов к такому, - показательно выделяя голосом последнее слово и наигранно вздыхая.
Намекадзе рассмеялся, выходя из душевой и что-то приговаривая.
Наруто вздохнул, переводя взгляд на Королеву, которая, моргнув, тоже подняла на парня глаза.
- У тебя такой вид, будто ты сейчас внутренности выблевывать начнешь, а не на какую-то там ступень восходишь, - улыбнулся Наруто, все еще поддерживая парня за плечо. Хотя Саске и сам вцепился в его руку и сейчас не отпустил бы даже под угрозой смерти.
- Я так хочу быть с тобой… - внезапно прижимаясь и утыкаясь носом в грудь Наруто. – Никогда не отпущу тебя, - выдыхая эти слова и прижимаясь теснее, обнимая парня за плечи.
- Собственник, - игриво улыбнулся Наруто, теперь четко осознавая, что это не просто слова, они подкреплены силой и почти угрозой. Вот только… Если сам блондин не захочет, Саске его никогда не удержит. Потому что Узумаки может причинить самую сильную боль этому существу. Невыносимую боль. Он может бросить его, оставив одного и выбрать себе кого-то по типу Хинаты. Просто потому, что у него есть выбор.
- Я... – чуть отстраняясь и поднимая взгляд на Наруто. – Твой, - твердо.
Блондин вздрогнул, чуть склоняя голову на бок и гадая, почему Саске сказал именно так, а не как раньше констатировал четкий факт «ты – мой». Сейчас он фактически предлагал себя.
- Ну да, - кивая и попросту не зная, что еще сказать на такое вот заявление. – Мой… - проводя по волосам Королевы, заправляя прядь за ухо и скользя рукой по щеке и ниже, проводя пальцами по подбородку и дотрагиваясь до аккуратных тонких губ.
Саске, не отрывая внимательного взгляда от Наруто, чуть приоткрыл рот и мягко прикусил палец блондина, быстро сменив зубы губами. Узумаки завис на несколько секунд, а затем резко подался вперед, убирая руку и целуя Королеву, скользя руками под тонкую ткань ее футболки, задирая. Поцелуй стал грубее, парень отстранился, опускаясь ниже и опаляя горячим дыханием шею Саске. Королева вздрогнула, когда ее внезапно развернули лицом к стене и с силой к ней прижали, забираясь руками под футболку и несдержанно целуя в шею.
- Наруто, – на выдохе, ненадолго задерживая взгляд на руках парня, которые быстрым движением скользнули к бедрам и сжали их, фиксируя.
- Что? – на ухо, упираясь подбородком в плечо внезапно сжавшегося брюнета, вжимая его в стену и не убирая рук с бедер.
Саске не успел ответить, когда тихий и виноватый голос перебил его:
- Господин Минато мне сказал вам выход показать… - пристыжено отвернулась раскрасневшаяся Рин-тян, прижав папку к груди и поправив очки.
- Твою мать, - шепотом зло бросил Наруто, отпуская Саске.
- П-простите… - утыкаясь взглядом в пол, с максимальной виной и сожалением в голосе извинилась девушка.
Наруто окинул ее хмурым взглядом, понимая, что она, в общем-то, не виновата и извиняться ей не за что. Поэтому блондин вместе с Саске без лишних возмущений прошел с ней на парковку, где немало удивился внезапно «исчезнувшим» глубоким царапинам на мотоцикле. Ну надо же, иногда и отец может удивлять. А учитывая отношение Минато к этому мотоциклу, то это действительно поражает. Наруто мягко провел ладонью по сиденью, и распознавающая система мотоцикла, которая активировалась каждый раз, когда хозяин покидал его больше, чем на семь часов, моментально отозвалась приятной вибрацией. Узумаки довольно улыбнулся, моментально забыв о сорвавшемся сексе. Наверное, его любовь к этому мотоциклу превышала любовь к любому другому объекту в этом мире. Отчасти это было обусловлено еще и тем, что этот байк был уникален в своем роде. У него не было персональной адресной кодировки, которую имеет каждое средство передвижения. То есть, этот мотоцикл фактически не показывался ни на одном распознавательном приемнике, и взломать его на расстоянии было невозможно.
Саске моментально прижался к парню, садясь у него за спиной и обнимая.
- Пока, Рин-тян, - коротко бросил Наруто, набирая скорость и выезжая с парковки. Ветер ударил в лицо, заставляя сделать глубокий вдох, чуть сбавив скорость. Солнце, светящее все еще слишком ярко для пяти вечера, одновременно и раздражало, и, наоборот, радовало. Однако с юга приближались сероватые тучки, грозившиеся разразиться праведным дождем.
До дома парни доехали где-то минут за сорок, как раз к тому моменту, когда грозовые тучи занавесом скрыли солнце, опустившись на небесную сцену. Затанцевали первые капли дождя, оставляя мокрые следы на асфальте и ознаменовывая начало полномасштабного спектакля с участием тысяч упругих струй-танцовщиц, оставляющих после себя приятный аромат озона.
- Дождь? – с неким непониманием спросил Саске, который, в отличие от Наруто, стремящегося быстрее скрыться в подъезде, застыл на месте, поднимая голову вверх.
- Скорее уж ливень, - дергая Королеву на себя и заставляя зайти в подъезд. – Обычная вода с неба, это неинтересно, - встряхнув мокрыми волосами и убрав челку со лба.
Саске на это лишь кивнул, еще раз бросив взгляд на дождь, с силой лупивший по асфальту и по зеленым широким листьям деревьев. Улица резко опустела. Люди словно уступили место этим внезапным танцовщицам, предпочитая смотреть на них издалека, а не танцевать вместе с ними. Наверное, дождь самое одинокое существо в этом мире. Когда он танцует, нет ни музыки, ни участников, а иногда даже нет и зрителей. Дождь танцует под музыку собственного сердца. Он сам создает себе ритм, медленно замолкая под конец и завершая свой одинокий танец. Хорошо, что дождь не умеет чувствовать. Иначе он был бы самым несчастным существом на планете.
Наруто меланхолично и как-то отрешенно прошелся взглядом по панели сенсорных кнопок в лифте, нажал нужный этаж и прислонился спиной к стене.
- Что-то не так? – склоняя голову на бок, поинтересовалась Королева.
- Просто не люблю дождь, - мягко улыбнулся Наруто, прикрывая глаза. – Да и вообще воду.
Саске хотел спросить что-то еще, но двери лифта с тихим приятным щелчком открылись, выпуская парней.
- Дома все же лучше, - довольно заключил блондин, открывая дверь и проходя в квартиру. За огромными окнами спальни хлестал ливень, каплями стекая по стеклу и размывая красно-желтые огни вечно живого города, которые в сочетании с темно-серым уже темнеющим небом казались особенно яркими. Во всей квартире царил серый приглушенный полумрак. Такой, какой бывает именно в такие вот пасмурные вечера, когда небо еще недостаточно темное для ночи и все еще отчетливо видны предметы, однако в некоторых квартирах уже зажегся свет. За окном сыро и серо, а в квартире стоит почти ласковая тишина, и даже одиночество кажется чем-то естественным и правильным в этой серой гамме красок.
Наруто замер, когда со спины к нему мягко прижались, упираясь лбом в спину и невесомо касаясь кофты пальцами.
- Мы ведь сейчас одни, да? – шепот, от которого на коже остались следы от пробежавших мурашек. И эти мурашки были даже не от этого тихого приглушенного голоса, а скорее от намека, скользнувшего в словах.
Узумаки сжал зубы, тихо выдыхая и стараясь держать себя в руках, а затем осторожно развернулся к Саске, всматриваясь в его лицо и словно решая, серьезно ли он сейчас.
- Уверен? – Наруто спрашивал чисто ради интереса, попросту понимая, что даже если Королева не уверена, все равно не признается. Хотя можно подумать, уверенность Саске не доказывали те предыдущие два раза…
- Разумеется, - выдыхая это слово в губы парню и прижимаясь к его губам. Наруто моментально прижал к себе, углубляя поцелуй и заставляя раскрыть рот, делая шаг вперед и вжимая Королеву в стену.
Саске уже привычно выгнулся, когда руки парня скользнули под его футболку и мягко прошлись по спине вдоль линии позвоночника. Наруто отстранился, прерывая поцелуй и прижимаясь лбом ко лбу Королевы, удерживая за бедра.
- У тебя ведь это будет в первый раз? – шепотом, стараясь держать себя в руках.
Саске молча кивнул, не открывая глаз, и лишь сильнее зажмурился. Он инстинктивно понимал, что нужно делать и что сейчас произойдет, однако ощущение чего-то до странного нового никак не хотело покидать сознание. Какая это эмоция? Это то самое сладко пугающее чувство, которое испытывает каждый человек на пороге своего перехода из «детства»?
Наруто отстранился, тихо выдохнув, и мягко взял парня за руку, чуть сжимая, делая шаг назад и заставляя идти за собой. В этих серых красках гостиной блондин казался почти до одури манящим, и Саске шел, доверяя чисто на уровне восприятия.
Узумаки спиной открыл дверь в свою комнату, настойчиво и мягко заводя в нее Королеву и так и не отпуская его руки. Отчасти еще и потому, что сейчас Саске, сам того не осознавая, вцепился в руку парня.
- Ты только не бойся, - по-прежнему шепотом попросил Наруто, притягивая парня ближе и утыкаясь носом в его висок, прикрывая глаза. – Все хорошо, - скользнув рукой по талии Саске, задирая футболку и едва ощутимо прикасаясь подушечками пальцев к напряженной спине.
Королева медленно кивнула, хотя и не до конца понимала такого чувства как страх. Наруто мягко улыбнулся в ответ и медленно потянул футболку брюнета вверх, снимая и отбрасывая ее в сторону. Саске судорожно выдохнул, когда рука парня коснулась его плеча, неуловимо провела к ключице, оставляя за собой мурашки по коже и приятную дрожь, и плавно скользнула ниже. Узумаки склонил голову на бок, просто изучая взглядом, наблюдая за реакцией Королевы. Рука скользнула ниже и замерла у пупка, обвела его указательным пальцем и мягко продолжила свой путь еще ниже. Саске закусил губу, тихо и быстро дыша, и едва заметно вздрогнул, когда Наруто, удерживая его уже обеими руками за бедра, подцепил ткань шорт вместе с боксерами и потянул вниз. Королева начала медленно считать про себя до четырнадцати, чувствуя, как одежда скользнула по ногам вниз, открывая блондину действительно все, в том числе и заметное возбуждение.
Наруто осторожно толкнул Саске на кровать, опираясь на нее коленом и резко снимая с себя кофту. Брюнет замер, сглатывая и на долю секунды забывая, как дышать. Узумаки отбросил вещь в сторону и плавно, словно хищник, подался вперед, встречаясь с Королевой потемневшим взглядом сверкнувших сталью глаз. Он точно знал, чего хотел, и это-то в нем и заставляло Саске замирать и ожидать чего-то, комкая белую простынь на широкой двуспальной кровати.
- Не бойся, - вновь повторил Наруто, мягко разводя колени парня и усаживаясь так, чтобы видно было действительно всё. Теперь всё.
- Я не боюсь, - дрогнувшим голосом возразил Саске, только подтвердив слова парня.
- Да ладно? – выгибая бровь и нависая над Королевой, заглядывая прямо в глаза, а затем целуя, внезапно скользя руками по бокам парня и прижимая к себе. Королева сжалась, зажмурившись, и прервала поцелуй. Чувствовать вот так тело Наруто было слишком… жарко.
- Не зажимайся, - горячий шепот в шею и легкий укус, словно в наказание. Наруто поцелуями неторопливо спустился ниже, к груди, именно целуя, но не оставляя вульгарных темных засосов. Четкое осознание, что сейчас это Саске, а не какая-нибудь там Хината или еще кто-то было ярким и ни на секунду не давало забыться.
Королева послушно выгнулась, цепляясь руками за простынь и кусая губы. Наруто мягко коснулся губами впадинки пупка, скользя языком внутрь и очерчивая контур. Саске чувственно вздрогнул, выдыхая и не замечая, какой эффект этот тихий совершенно невинный выдох произвел на парня. Узумаки отстранился, расширенными глазами всматриваясь в Королеву и понимая, что сердце из груди сейчас тупо выскочит, забрызгав простынь кровавой жижей. Разве кого-то можно хотеть настолько сильно, что от одного тихого выдоха крышу уже разом снесло? Наруто резко сжал колени Саске, разводя еще сильнее, и сжимая его член, прикасаясь большим пальцем к головке и медленно размазывая по ней выступившую смазку.
- Ты течешь, - довольно заключил Наруто, хриплый голос которого приятной вибрацией отозвался внизу живота Саске, заставив вновь тихо выдохнуть и встретиться взглядом с блондином.
- Хочу сразу, - шепотом начала Королева. – Без пальцев…
Наруто поднял брови, дивясь такой вот осведомленности или, наоборот, неосведомленности.
- Будет… - начал было парень, но потом вспомнил, с КЕМ сейчас говорит. – Как скажете, Ваше Величество, - расплываясь в улыбке.
Саске молча кивнул и, закусив губу:
- Тогда… пожалуйста…
Наруто почувствовал, как член уже не просто давит на ширинку, а почти до боли оттягивает ткань его штанов. От голоса, тела, дыхания срывало крышу. Парень потянулся вперед, нависая над Саске, и нашарил под подушкой стандартный серебряный пакетик с жидкой смазкой. Королева внимательно, кажется, не понимая, зачем Наруто сейчас так умело и быстро разорвал пакетик зубами и, расстегнув ширинку, больше небрежно нежели осторожно нанес ее на член. Член?
Саске чуть приподнялся на локтях, склоняя голову на бок и с интересом рассматривая член парня. Ну надо же…
- В первый раз видишь? – заметив взгляд Королевы, усмехнулся Наруто.
Саске на это, совершенно не смутившись и нисколько не задумавшись, уверенно кивнул, продолжая рассматривать интересующий его объект.
Узумаки иронично приподнял брови, а в следующую секунду резко дернул парня на себя, приподнимая его бедра и упираясь головкой члена между ягодиц. Королева ощутимо напряглась, замирая и на несколько секунд и вовсе не дыша. Наруто надавил, медленно входя внутрь и удивляясь тому, как мягко принял его Саске. Брюнет зажмурился, чувствуя непривычное, новое для него ощущение чего-то горячего внутри. Узумаки выдохнул и одним резким движением вошел до конца, пока не двигаясь и привыкая к этому тоже достаточно новому для него чувству. С Саске было совсем не так как с девушкой. Нет, даже сравнивать не стоит. Совсем по-другому.
Королева чувственней отзывалась на прикосновения, а сейчас и вовсе мелко дрожала, сжимая подрагивающими пальцами простынь и вообще не дыша.
- Тише-тише, - наклоняясь ниже к парню и проводя рукой по его лицу.
Королева вздрогнула и сжалась сильнее, заставив Наруто охнуть и упереться руками в матрас, тяжело дыша.
- Саске, расслабься, - на выдохе, понимая, что сейчас либо кончит кровью, либо вовсе останется без члена.
Королева кивнула, глубоко вдыхая и все же расслабляясь, хотя и не до конца. Наруто поднял голову, бросая на парня благодарный взгляд и слабо, словно пробуя или не решаясь пугать самого Саске, толкнулся. Брюнет зашипел и выгнулся, хватая парня за плечи и буквально притягивая к себе, скрещивая ноги у него за спиной и прижимаясь так сильно, как только вообще возможно, чтобы блондин при этом еще и дышал. Узумаки мягко погладил жмущегося к нему парня по волосам, прикоснулся губами к виску, провел рукой по обманчиво хрупким ребрам и вновь осторожно толкнулся, однако на этот раз уже глубже и сильнее, понимая, что не причиняет боль. Потому что вот это сейчас была точно не боль. Королева… испугалась. Потому что было бы больно, он бы не прижимался, а наоборот пытался оттолкнуть, а значит…
- Саске, успокойся, - шепотом, перехватывая руку парня и переплетая пальцы. – Все хорошо, ты чего? – отстраняясь и заглядывая в глаза. Расширенные зрачки, сбитое дыхание и бледность, прерывающаяся яркими пятнами болезненного румянца.
Наруто замер, вглядываясь в это красивое лицо, а затем подался вперед, мягко целуя. Саске зажмурился, робко отвечая на поцелуй и вызывая у блондина смешок.
- Ну и чего ты испугался? – отстраняясь и игриво целуя парня в уголок рта. – Я же не злодей, верно? Я добрый, - довольно протянул Наруто, прогибаясь в спине и толкаясь в очередной раз. – Или нет? – шепотом, на ушко, довольно слушая тихие порывистые вдохи и выдохи Королевы.
Саске подкупал его тем, что не вел себя так, как вели до этого все его девушки, включая Хинату. Стоны, словно они прожженные шлюхи, конечно, забавляют, но только первое время. Королева не обладала той притягательной мягкостью, однако это тихое дыхание, неопытность, аромат кожи, страх загнанного зверька и неуверенные мягкие прикосновения с лихвой окупали все то, что обычно дарили Узумаки девушки. Поэтому даже сравнивать глупо.
Наруто сжал руку Саске, утыкаясь лбом ему в грудь и ускоряя движения. Брюнет прогнулся, когда Узумаки особенно сильно задел что-то внутри, заставив тело среагировать необычно ярко, скручиваясь жаром внизу живота и расходясь судорогой по телу. На живот брызнули горячие вязкие капли, и Наруто замер, поднимая голову и одаривая Королеву удивленным взглядом, а после расплываясь в улыбке.
- А ты быстрый, - отстраняясь. – Но мы же еще не закончили, да? – выходя из парня и дергая его на себя, заставляя привстать и буквально сажая его к себе на колени. Саске закусил губу, упираясь руками в плечи Наруто, который осторожно надавил, заставляя опуститься на свой член. Вот только последствий он не рассчитал. Королева как-то слишком быстро среагировала, начиная уже сама медленно и аккуратно двигать бедрами, возбуждаясь при этом. Наруто тихо выдохнул, понимая, что вот теперь контроль точно утерян. Поэтому-то в следующую секунду Узумаки резко притянул парня к себе, вновь опрокидывая на кровать, нависая сверху и уже не сдерживаясь, толкаясь так глубоко, как хочется, и сжимая запястья Саске. Поцелуи в шею, прогнувшееся тело Королевы, изящные тонкие очертания этого идеального тела, необычные черные отметины вокруг шеи, локтей, запястий и колен, его запах… Все это возбуждало почти до невозможного, заставляло хотеть его, как никого другого.
Саске протянул руку, дыша все так же сбивчиво и двигаясь навстречу парню, и мягко провел ладонью по его щеке. Ладонь резко перехватили, целуя в запястье и чуть прикусывая то место, где гулко стучал пульс. Хищный взгляд голубых глаз приковывал к кровати, заставляя задыхаться и полностью безвозвратно отдаваться этому дикому зверю. Разрядка к обоим пришла резкой вспышкой жара, разливаясь по телу и даря ощущение приятного покалывания в теле.
Однако Наруто не спешил заканчивать. Осознание пришло слишком четко и ярко. Он все еще хотел свою Королеву, ему все еще было нужно это тихое дыхание и судорожное теплое тело, жмущееся к нему. Желание все еще билось в сознании, заставляя сердце быстрее перекачивать кровь. Узумаки вышел, резко переворачивая парня на живот и заставляя встать на четвереньки. По бедрам и ногам Королевы стекает сперма, влажная от пота спина сейчас чуть выгнута, а сам брюнет смотрит через плечо так, что… Черт, да один этот взгляд уже сводит с ума.
Наруто закусывает губу и вновь входит на полную длину, удерживая бедра парня и начиная двигаться. С такого ракурса вид совершенно другой. Ты видишь, как член скользит в эту горячую растянутую дырочку, как прогибается сильная изящная спина, как волосы облепляют мокрую шею, слышишь его вдохи и понимаешь и видишь, что он не просто так сейчас подается тебе навстречу, жадно кусая губы и комкая простынь – ему и правда хорошо.
Узумаки нагибается, прижимаясь грудью к спине парня и накрывая его руку ладонью, а другой рукой убирает прилипшие к шее волосы и нежно целует, сменяя губы языком и заставляя Королеву выдохнуть громче и чуть податься назад, а в следующую секунду произнести его имя ТАК, что сразу становится понятно, что в ближайшие часа четыре Наруто не выпустит его из своей постели. Потому что такое вот чутко реагирующее чудо невозможно так просто отпустить.
Глава 25.

Наруто проснулся от тихого писка рядом с кроватью. Парень, не открывая глаз, опустил руку, нащупывая сначала тонкую сенсорную пластинку, и наугад нажал на экран, принимая вызов. Экран мигнул, разворачивая голографическое изображение перед собой и светя им как раз в лицо нахмурившемуся Наруто.
- Просыпайся, - холодный, почти не выражающий эмоций голос и одинаковый, не меняющийся взгляд мутных зеленых глаз, подведенных черной подводкой.
Наруто разлепил глаза, не спеша отвечать и почувствовав, как сзади к нему мягко прижались, упираясь подбородком в плечо и так же устремляя взгляд на экран.
- Доброе утро, Саске, - чуть хрипловатый из-за сна голос и мягкая улыбка. Наруто любил просыпаться с кем-то, чувствовать рядом живое теплое существо.
- Доброе утро, - так же тихо ответила Королева, переводя взгляд на Наруто.
- Это парень? – лицо красноволосого парня на голограмме не поменялось, однако в голосе скользнуло едва уловимое удивление.
- Это Саске, - потягиваясь и садясь на постели, представил Наруто. – Саске, это Гаара, - кивая на голограмму.
Ни Королева, ни красноволосый парень даже не посмотрели друг на друга, словно их не существовало друг для друга.
- Темари волнуется за тебя, - своим холодным голосом продолжил Гаара. – Из-за аварии. Не объяснишь?
- Темари? – Наруто приподнял брови и взъерошил волосы, пытаясь вспомнить, с каких пор старшая сестра Гаары начала за него волноваться. – Ну, раз уж я удостоился такой чести, - с улыбкой и наигранным почтением в голосе, - то так и быть. Лично объясню, - подбирая с пола мини компьютер и завершая звонок.
- Саске, - оборачиваясь к Королеве и расплываясь в улыбке. – Пошли в душ? – игриво прищуриваясь.
- Я уже был, - не понимая намека, отрезал брюнет.
- В тот раз там не было меня, - не отступаясь и перехватывая запястье Королевы, сжимая и на секунду ловя себя на мысли, что чувствует его пульс. – Пошли, - настойчиво тяня на себя и прикасаясь губами к запястью брюнета, а затем к ладошке.
Саске кивнул, не понимая, зачем ему туда идти второй раз. Однако потом уже в душе до Королевы дошло, зачем. Очень хорошо дошло. Наруто постарался.

***

- Хочешь пиццу? – уже выходя из душа, бодро интересуется Наруто, повязывая полотенце вокруг бедер.
- Нет? – почему-то вопросом отвечает Саске, приподнимая брови и словно спрашивая, можно ли ему ответить «нет», чем действительно отказываясь.
- Да, - улыбается Наруто, отвечая за Королеву. – С чем хочешь? С грибами, с морепродуктами или еще с чем?
- Эм… - брюнет на секунду задумывается, а затем так же вопросом отвечает. – С грибами?
Наруто улыбается ему той снисходительно-доброй улыбкой, которой улыбаются родители, когда их дети не могут выбрать, что лучше - синий мишка или розовый заяц. Узумаки уже через несколько минут оформляет на своем мини компьютере заказ, а через пятнадцать минут девять горячих разного вкуса пицц в цепких механических ладошках робота-разносчика стучатся в дверь.
- Ты должен попробовать все, - кивнул Наруто, садясь прямо на пол и открывая первую попавшуюся коробку.
Королева медленно кивнула и, последовав примеру блондина, так же открыла одну из коробок и достала кусок пиццы, медленно поднесла ко рту и откусила. Саске не мог получать от еды удовольствия или какого-то насыщения, он чувствовал вкус, однако, в отличие от человека, не способен банально хотеть есть. У него нет такой потребности. Впрочем, как и большинства человеческих потребностей, в том числе, и потребности во сне.
- Вкусно? – изучающе глядя на Королеву, поинтересовался Наруто, тоже откусывая свой кусок.
- Не знаю, - честно ответил брюнет, пожав плечами.
- Все равно попробуй каждую, - кивнул Наруто, не смущаясь ничего и говоря с набитым ртом. – Кстати, ты ведь не против съездить со мной к Гааре? – изгибая бровь.
Саске кивнул с таким готовым видом, словно говорил: «С тобой – хоть на край света».
- Он хороший на самом деле, уверен вы поладите, - чему-то улыбаясь и открывая другую пиццу, начал Наруто. - У него есть старший брат и сестра. Канкуро помешан на разного рода роботах, он даже сам конструирует некоторые из них, а Темари просто неплохая девчонка. Хотя временами… - Наруто задумался и откусил кусок новой пиццы, но быстро поморщился, отшвыривая кусок обратно в коробку и запивая его соком. – Фу мерзость, - пожаловался парень. – Попробуй, такая гадость! – протягивая Королеве коробку и вводя ее в ступор полнейшим отсутствием логики в словах. Зачем он говорит попробовать, если это, по его мнению, не вкусно?
Саске пиццу все же попробовал, согласившись, что она отличается вкусом от остальных в худшую сторону. Наруто еще что-то рассказывал о чем-то абсолютно левом и никак не относящимся ни к нему, ни к Королеве, ни к пицце.

***

За все время знакомства с Наруто Саске успел заметить, что Узумаки предпочитает свободную, часто спортивную одежду, совсем не заботится о собственном питании, предпочитая пищу быстрого приготовления, любит свой байк и совершенно безответственен.
Нет, помимо этого Королева замечала и запоминала, словно записывая на пленку памяти, почти все случайные и не случайные действия парня, неосознанно угадывая его настроение лишь по некоторым жестам и мимике. Поэтому Саске всякий раз настораживался, когда Наруто хмурился, а его взгляд становился до странного холодным и чужим. Королева не могла понять эту эмоцию блондина и инстинктивно готовилась к худшему.
Вот и сейчас Узумаки так нахмурился, вглядываясь в зашторенные окна частного одноэтажного белого домика, точно такого же как и все остальные дома в этом районе.
- Что-то не так? – попытался узнать Саске, но блондин на это лишь мотнул головой, слез с мотоцикла и неторопливой походкой пошел к дому. Королева, не раздумывая, направилась за ним.
Узумаки даже и не думал стучать в сероватую деревянную дверь, так как знал, что в этой семье она всегда или почти всегда открыта, а стук может привести к нежелательным последствиям.
Наруто толкнул дверь, а та скрипнула и тихо ударилась ручкой о стену, открываясь полностью. Узумаки замер, прислушиваясь и вглядываясь в темный коридор, а затем досадливо поморщился, услышав металлическое звяканье и глухие удары бегущих лап. Парень резко закрыл дверь обратно до того, как что-то сильное и тяжелое успело наброситься на него. Саске дернулся, не успевая разглядеть существо, но Наруто мягко остановил его, отодвигая.
За дверью послышался хриплый смех, а затем глухие удары в дверь прекратились, и она вскоре открылась, являя лицо улыбающегося, как всегда непонятно раскрашенного фиолетовой подводкой, которой он красил не только глаза, но и рисовал толстые линии по всему лицу вообще, Канкуро.
- Не забыл еще моих девочек? – заулыбался парень, как всегда гордый своими созданиями.
Канкуро был среднего роста, чуть ниже Наруто, с грязными каштановыми волосами, которые он вне дома прятал под забавной черной шапкой, и одетый в свободный мешковатый свитер черного цвета и того же цвета пыльные широкие штаны с глубокими карманами.
- Такое не забывается, - в ответ улыбнулся Наруто, вспоминая свой первый визит в этот дом и так называемое «боевое крещение». Канкуро делал механизированных роботов, предназначенных совершенно для разных целей. Например, забавных жуков-роботов, которые убирались дома или кого-то вроде его домашнего охранного робота – механизированной собаки, размером в два раза больше обычной дворняжки и способной одним укусом перегрызть человеку что-нибудь жизненно важное.
- Это, кстати, и есть Саске? – скучающим взглядом пробегаясь по лицу Королевы. – Гаара уже рассказал, - открывая дверь и хлопая по металлической черной голове махающую искусственным хвостом собаку, неестественно зелеными глазами смотрящую на Наруто.
- Гаара – трепло, - беззлобно фыркнул блондин, проходя в дом и так же хлопая поднявшую морду собаку по голове.
- Заходи, не стесняйся, - жестом пригласил Канкуро Королеву, отходя с прохода.
Саске, в общем-то, и не стеснялся. Когда он проходил мимо искусственного робота-пса, тот чисто по-собачьи сначала оскалился, демонстрируя жесткие стальные клыки и морща морду, напрягся, упираясь передними лапами в пол и готовясь наброситься на врага, рыча, проследил взглядом за Королевой, и только когда она ушла из коридора, скрывшись в гостиной, пес подавленно и словно бы испуганно опустил голову к полу, прижимая подвижные железные уши к голове и издавая звук, похожий на скулеж.
Гостиная поразила Саске (которого по определению поразить трудно) своей захламленностью и бардаком. На полу лежал темно-синий ковер, а на нем стояло три дивана коричневого, грязно-белого и бордового цветов. Белый диван был разобран и занимал большую часть гостиной. Все три дивана стояли по квадрату, довольно близко друг к другу, а четвертую сторону их квадрата составлял большой тонкий экран включенного телевизора. На зеленых стенах с облезающими обоями кое-где висели пустые рамки для фотографий или плакаты с разного рода записями, а на правой от Саске стене вовсе был нарисован баллончиком красной краски крест от пола и до потолка. На полу валялись пустые банки из-под пива, бутылки из-под алкоголя и других напитков, скомканные обертки, упаковки, расческа и много других разного рода вещей, включая и одиноко стоящий за бордовым диваном старенький тостер. Помимо этого в комнате у стены стоял большой сложенный веер, и по полу кое-где валялись отвертки.
На бордовом диване животом вниз лежал тот самый звонивший Гаара, равнодушным взглядом таращась в мерцающий экран и опустив одну руку к полу, играясь с пустой банкой пива, а другой подперев голову. Канкуро сел на коричневый диван, беря в руки с приставленной к нему покосившейся металлической тумбочки какую-то сложную механическую модель и начиная подкручивать ее отверткой.
Наруто уже сидел на белом диване, напротив Гаары, и жестом пригласил Королеву сесть рядом.
- Он вообще живой? Или просто как эти куклы, с которыми развлекается Канкуро? – не отрывая взгляда от экрана, задал вопрос Гаара, имея в виду Саске и обращаясь сейчас к Наруто.
- Эй! – возмутился Канкуро, которому не нравилось, когда брат затрагивал тему его отношений к секс-куклам, которых он делал и которые также имелись у него.
- Не сравнивай его с ними, - чуть нахмурился Наруто, с какой-то едва уловимой угрозой и даже холодом в голосе, дав этим понять, что не очень-то горит желанием обсуждать Саске.
Гаара не ответил, садясь на диване и переводя взгляд на Наруто, а затем на Королеву. Он пару секунд вглядывался в Саске, а затем с короткой насмешкой во взгляде фыркнул, ложась обратно и словно говоря: «Понятия не имею, что он в тебе нашел, но это его выбор».
- А я за свободу выбора, - увлеченно что-то закручивая вставил свое слово Канкуро. – Каждый сам выбирает, с кем ему спать! – неожиданно поднимая смелый, одобрительный взгляд на Наруто. – У этого вон, - кивая на Гаару, - вообще личной жизни нет. Ну и что, что я предпочитаю кукол? Какая разница, верно? Никого ж не должно заботить, с кем я сплю, - пожимая плечами. – Эта, - имея в виду сестру, - вообще спит с кем попало и ничего, а я, значит… - Канкуро резко заткнулся, увидев вошедшую Темари. – Привет, сестра, - как ни в чем не бывало, улыбнулся он, искренне надеясь, что Темари его не слышала.
Темари действительно часто меняла любовников, и была девушкой с довольно известной по округе славой, впрочем, это нисколько ее не портило, а напротив придавало того взрослого, драматичного шарма, что был у всех таких вот девушек, которые, несмотря на природный ум, пропустили через свою постель не один десяток парней и считались «опытными».
Усталый и какой-то особенно взрослый взгляд серовато-зеленых глаз девушки сочетался с ее жирно накрашенными ресницами и подводкой, и даже четыре, вроде как детских, хвостика, в которые девушка собирала свои жесткие светлые волосы, казались взрослыми и шли к этому опустевшему, усталому взгляду, словно говорившему что-то вроде: «Черт, как же меня все здесь достало».
На Темари, как всегда, был вызывающий серый топ, подчеркивающий небольшую, но красивую грудь, короткие джинсовые шорты с красным ремнем, черные чулки выше колен и красные сапоги на устойчивом каблуке.
- Надо поговорить, - звякнув браслетами на левой руке, кивнула девушка, обращаясь к Наруто, но не забыв при этом скользнуть неприязненным взглядом по Саске.
- С чего бы? – обаятельно улыбнулся в ответ Узумаки, откидываясь на спинку дивана.
- С того бы, - прошипела Темари, откинув назад один из маленьких торчащих хвостиков и звякнув браслетами на руке. – Меня обычно не волнует, какую тварь ты трахаешь, но в данный момент даже я не могу просто стоять и смотреть, - нахмурив тонкие брови, почти с отвращением и даже вызовом глядя в упор на Королеву. – Это же просто… - девушка закрыла глаза и всплеснула рукой, видимо силясь подобрать подходящее слово. – В общем, надо поговорить.
- С каких это пор тебя вообще интересует, кого и в каких позах я… - начал Наруто, однако был грубо прерван Темари.
- С тех самых, когда ты начал таскаться с этим! – рявкнула девушка, кивком указывая на Саске и демонстративно разворачиваясь на каблуках и выходя из гостиной.
Наруто пожал плечами, бросив взгляд на равнодушного Гаару, и вышел вслед за Темари. Королева дернулась было за ним, но Узумаки мягко остановил ее, заставляя сесть на диван и послушно ждать.

***

- И? Какого черта, Узумаки? – разворачиваясь лицом к Наруто и прислоняясь спиной к подоконнику. Темари всегда все серьезные, по ее мнению, разговоры проводила именно на кухне.
- Лысого? – с улыбкой предположил блондин, садясь на стул и вальяжно откидываясь на его спинку, засовывая руки в карманы и скучающе-насмешливым взглядом глядя на девушку, словно желая показать, что весь этот разговор не просто не имеет смысла, но и вообще не уместен и не интересен ему.
- Наруто, я серьезно, - нахмурилась Темари, доставая из заднего кармана пачку сигарет и автоматическую зажигалку. – Ты понимаешь, что вообще творишь? – приподнимая брови, зажимая сигарету губами и поджигая, затягиваясь и вновь возвращая резковатый холодный взгляд на парня. – Эта тварь, - девушка ненадолго замолчала, подбирая слова, но не сводя взгляда с Наруто, - он чудовище, понимаешь? С ним не получится «потрахались – разбежались». Ты хочешь быть с ним? Серьезно? Он мужского пола, у вас никогда не будет нормальных отношений. Неужели не ясно, что он не сможет дать тебе того, что может дать попросту человек? Я не говорю девушка, я говорю «человек». Я всегда была противником гомосексуализма во всех его проявлениях, но лучше было бы если бы ты и правда начал спать с мужиками, чем с этим, – девушка отвела в

Йиори 17.08.2013 07:03

чем с этим, – девушка отвела взгляд, затянулась еще несколько раз и, выдержав паузу, продолжила.
– И мне реально сейчас жалко Хинату. Я не знала ее особо хорошо, но все же. Можешь называть это женской солидарностью, но, по-моему, это довольно болезненно, не говоря уж о том, что обидно узнать, что тебя променяли на какую-то искусственную куклу, да еще и мужского пола. Даже интересно, как она отреагировала?
- Я… не сказал ей, - чуть нахмурившись и отвернувшись, ответил Наруто. – Пока не сказал.
Темари подняла брови, вперившись в парня изучающим взглядом, и словно пытаясь понять, серьезно он или нет.
- И когда же ты успел стать такой мразью, а, Наруто? – наконец выдала она, сбрасывая пепел и грустно усмехаясь. – Знаешь, как это называется? То, как ты поступаешь по отношению к ней? Она ведь, бедная, наверняка свято верит, что вы до сих пор встречаетесь.
Наруто нахмурился, жестким взглядом впериваясь в девушку и сел ровнее, словно напрягаясь.
- И что же я ей, по-твоему, должен сказать? – раздраженно. – «Привет, Хината. Я тут переспал кое с кем, кстати, он парень и не совсем человек к тому же, но он куда лучше тебя и все такое, поэтому теперь мы не встречаемся. Оревуар, детка!», так да?
- Смысл не в том, как и что ты должен был ей сказать, - вздохнула девушка, туша сигарету о пепельницу и оставляя окурок там же. – Смысл в том, что ты должен был ей сказать вообще. Просто сказать, что все - больше не любишь, если когда-то вообще любил, а не просто молчать. Вот так молчать просто подло, неужели не ясно? – хмурясь, с нарастающим раздражением в голосе. – Все вы мужики такие, - понижая голос до шепота. – Идиоты, - болезненно хмурясь и сжимая зубы.
Наруто никогда не нравились такие вот фразы Темари в духе «все мужики – козлы!», так как он считал, что в разочаровании девушки виновата в первую очередь она сама. Однако в данной ситуации она, несомненно, была права. Узумаки и сам понимал, что поговорить с Хьюгой нужно и как можно скорее.
- Вот что, - доставая еще одну сигарету. – Оставляй своего чудика здесь и езжай-ка к Хинате. И обдумай все еще раз, прежде чем рвать с ней, - поджигая и прикуривая. Темари действительно надеялась, что у Наруто «это» временно и что, увидев Хьюгу вновь, он переменит свою точку зрения и бросит кое-кого другого, а не её. Почему Темари вообще волновала постель Наруто? Все просто. Она считала его другом и свято верила, что должна наставлять своих друзей на путь истинный, если они вдруг с него сходят. Вот только она не учитывала, что путь этот верен только лишь на ее, часто субъективный, взгляд.
Наруто вздохнул и кивнул. Он и сам понимал, что поговорить с Хинатой надо. Потому что это действительно подло и даже жестоко. Но не только по отношению к ней, а еще и по отношению к Саске.
Узумаки, хмурясь, поднялся со стула и прошел обратно в гостиную, взял Королеву за руку, сжимая выше запястья, и вывел в коридор.
- Саске, послушай, мне нужно съездить кое-куда и… - начал он.
- Я с тобой, - с готовностью отозвался брюнет, смотря прямо в глаза парню и подаваясь корпусом чуть вперед.
- Нет, - мотнув головой. – Я должен съездить один, - хмурясь. – Ты подождешь здесь, я скоро вернусь, хорошо? – приподнимая брови и внимательно глядя на побледневшего Саске.
- Нет, - на выдохе, резко хватая парня за руку и сжимая почти до боли. – Нет, - тверже. – Нет, нет, нет, Наруто! – подаваясь вперед и обнимая блондина за шею, прижимаясь всем телом и расширенными глазами глядя в пол. – Не надо, не уходи, нет. Пожалуйста, не уходи, - сжимая белую футболку на спине Узумаки, лихорадочно шепча эти слова.
- Черт, Саске, я ж вернусь, ты чего? – слегка опешил парень, пытаясь отстраниться.
- А если нет? – внезапно поднимая пронзительный черный взгляд на блондина. – Я не хочу, нет. Не надо, - мотнув головой и прижавшись лбом к груди Наруто.
- Саске, ты чего? – приподнимая брови. – Я же быстро, - улыбаясь. – Давай, - отстраняя парня от себя за плечи, а в следующую секунду вздрагивая и замирая от ощущения дрожащих плеч под своими ладонями. – Саске?
Королева опустила голову, сжимая зубы.
- Тебе и правда нужно это? – совсем тихо, упираясь взглядом в пол.
- Это важно, - кивнул Наруто, сжав плечи парня. И стараясь и себе внушить, что это и правда важно. Потому что иначе… Просто не сможет уехать. Не оставит.
- Важнее меня? – медленно поднимая взгляд на Наруто и чуть склоняя голову на бок.
Узумаки замер, сжав зубы и вглядываясь в лицо Королевы жестким взглядом.
- Нет, - наконец процедил блондин сквозь зубы, мысленно уже зная, что сейчас, в эту секунду ничего важнее Саске для него не существует. И даже если бы и существовало… Пошло бы оно все к черту.
- Тогда не уезжай, - с твердостью в голосе и едва уловимой угрозой, хмурится брюнет.
- Не могу. Это и правда важно, - Наруто провел рукой по волосам Королевы, отстраняясь окончательно и ободряюще улыбнулся, тупо давя в себе порывы остаться, прижать к себе это почему-то сейчас оказавшееся таким важным существо. – Увидимся, - хрипло, отпуская его плечи и делая шаг назад и на ходу разворачиваясь.
Ровно один шаг к двери, и Саске, задыхаясь, подается вперед, хватает за футболку и заставляет удивленно обернуться. Яркое жгучее отчаяние в черных, чуть расширенных глазах. Королева приоткрывает рот, чтобы что-то сказать, но почему-то не говорит, просто смотрит, не понимая и попросту не умея выразить всего того, что сейчас творится где-то глубоко внутри. Саске не может сказать этого, поэтому просто смотрит, надеясь, что Наруто поймет.
И Узумаки понимает. Понимает все это, потому что и сам чувствует подобное, но, тем не менее, тихо просит отпустить его футболку. Королева еле заметно вздрагивает, разжимает пальцы и сжимает зубы, бессильно глядя вслед Наруто, который выходит за дверь дома. Саске задерживает дыхание и ровно мгновение смотрит на захлопнувшуюся дверь, а затем резко подается вперед, делает шаг, с четкой мыслью, что так нельзя. Что должен быть рядом. Что слишком хочет быть рядом. Однако чья-то рука настойчиво сжимает плечо, заставляя остановиться.
- Не стоит, - мотает головой Темари, сжимая плечо Королевы и тоже смотря на дверь. – Если тебе и правда настолько везет, то он вернется, - хмурясь. – В конце концов, если он предпочтет тебя такой девушке как она, то, возможно, это и правда что-то… Настоящее. – Темари хлопнула Саске по плечу и, развернувшись, ушла в гостиную.
Брюнет выдохнул и медленно опустился на пол, садясь и поджимая под себя ноги. Он подчинился не из-за слов Темари, а из-за Наруто, который сказал, что это «важно». Саске будет ждать. Обязательно. Сколько угодно будет ждать. Механическая собака, заскулив откуда-то из коридора, прижала жесткие уши к голове и, клацнув тяжелой пастью, неторопливыми шагами подошла к Королеве и легла рядом, опуская железную голову на скрещенные лапы и несколько раз ударяя хвостом об пол. Она… инстинктивно понимала это болезненное ожидание.

Йиори 17.08.2013 07:04

Глава 26.

- Ого, я смотрю, вы подружились, - приветливо улыбнулся Канкуро, выходя в коридор и смотря на Саске и собаку. - Скажешь, если что-нибудь будет нужно, - махнув рукой, зевнув и удалившись по направлению кухни.
- Зачем ты это сделала? – как всегда равнодушным холодноватым голосом поинтересовался Гаара, переводя взгляд на сестру и тем самым, наоборот, доказывая свою заинтересованность и участие.
- Я стерва, - нахмурилась девушка, не сводя взгляда с экрана телевизора и радуясь тому, что брат не начал спрашивать при Канкуро. Потому что тот был совершенно бестактным в подобных вопросах и снова начал бы что-то доказывать о свободе выбора и прочей, по мнению Темари, ерунде.
- Неправда, - не меняя выражения лица, сказал Гаара, продолжая сверлить сестру взглядом и давая понять, что вопрос все еще в силе.
- Ну как зачем?! – после некоторого молчания взорвалась Темари, все еще глядя в телевизор. – Он же поступает жестоко и подло по отношению к ней, разве нет? Нужно же было все прояснить, нет? Разве ты так не считаешь? – наконец переводя взгляд на брата и словно пытаясь найти у него поддержку.
Гаара взъерошил волосы и сел на диване.
- Какая разница, что я считаю? – искренне удивился он. – Разве ты не уверена в своем поступке?
- Уверена, - буркнула девушка, прижимая к груди бордовую подушку и утыкаясь в нее носом.
- Так зачем же спрашиваешь? – пожал плечами Гаара. – Другое дело, что незнание иногда бывает куда лучше, чем горькая правда. Думаю, Хината предпочла бы вовсе ничего не знать, хотя… Да, ты права, так, наверное, будет лучше. Если она справится с этим, то это действительно будет лучше, - Гаара говорил одно, однако интонация и взгляд его буквально так и сквозили чем-то притворным, словно он не то чтобы не верил в то, что говорил, а насмехался над собственными словами. Возможно, эти слова и вовсе были чем-то вроде сарказма, но понять это по интонации и выражению лица Гаары было невозможно.
- Так будет лучше, - упрямо повторила девушка, сжимая подушку сильнее.
- Разумеется, - кивнул Гаара с той же непонятной насмешливо-равнодушной интонацией.
Темари нахмурилась и резко запустила в брата подушкой, затем вскочила и выбежала из гостиной, чуть не сбив по дороге Канкуро.
- Что с ней? – удивленно смотря вслед сестре, поинтересовался шатен.
- Мы поговорили, - пожал плечами Гаара.
- Оу, - понимающе кивнул Канкуро, еще раз с сожалением оборачиваясь назад. – Ясно, - вздыхая и перепрыгивая через спинку дивана, плюхаясь на него и устремляя взгляд в телевизор.
Резкий стук в дверь заставил парней переглянуться. Наруто вернулся?
Саске резко поднялся с пола, отпихнув от себя собаку, и открыл дверь. А в следующую секунду его резко толкнули в коридор с такой силой, что Королева невольно выдохнула и прижалась к стене.
- Какого?.. – на выдохе, сверля взглядом неизвестного и в тоже время уже знакомого ему человека, поинтересовался Саске, попросту не в силах объяснить происходящего. Перед ним сейчас стоял совершенно другой человек, другого роста, телосложения и с другим лицом, но Королева точно знала, что это тот самый Пейн. И дело было даже не в рыжих волосах, не в непонятном пирсинге на лице, а в едва уловимых общих чертах, общем сознании, что словно сидело внутри этого тела. Так бывает у актеров, личность которых, какие бы роли они ни играли, так и сквозит сквозь придуманных в сценарии реплик и персонажей. Словно все эти роли совершенно разных людей объединяет что-то одно, что-то общее, неуловимое.
- Узнал? – улыбнулся незнакомец, тряхнув длинными рыжими волосами.
Механическая собака резко поднялась на лапы, скалясь и утробно, с механическим шумом рыча на гостя.
- Ух ты, какие гости, - произнес вышедший из гостиной Канкуро, расплывшись в нагловатой улыбке и скользнув по мужчине заинтересованным взглядом. – Зачем пожаловали? – приподнимая брови и неспешно подходя ближе.
- Киборг? – приподнял брови Гаара, высовываясь из гостиной и с шуршанием открывая пакет чипсов.
Канкуро промолчал, продолжая заинтересованно-настороженным взглядом вглядываться в гостя. Он мог отличить киборга от человека лишь по каким-то внешним механическим движениям или мимике, в конце концов, Канкуро и сам занимался сборкой подобных «кукол», хотя предпочитал браться лишь за те заказы, в которых приходилось делать совершенно безобидных бытовых роботов, а не машин, предназначенных для убийства. Однако то, что он сейчас видел перед собой, было точно не полностью механизированной куклой холодной сборки.
- Я всего лишь хочу забрать у вас одну, в сущности, ненужную вам мелочь, - неприятно улыбнулся мужчина, поправив белый галстук. – Попробуем по-хорошему? – переводя взгляд на Саске.
- По-хорошему? – наигранно удивился Канкуро, улыбаясь. – Ты знаешь, как это? – оборачиваясь к Гааре.
Красноволосый пожал плечами и продолжил жевать чипсину. Ему было все равно, что хотел от Саске этот мужчина. Королева ему совершенно никто, и дела до нее ему нет.
- Вот и я не знаю, - холодно кивнул Канкуро, а в следующую секунду ударил с разворота, буквально вышибая гостя из двери. Мужчина удивленно вскинул брови, сделал шаг назад, не понимая, как так вообще получилось, но уже через мгновение перехватил руку парня, выворачивая и ломая в плече. Послышался неестественный скрежет, Канкуро зашипел, хватаясь за плечо и со злобой глядя на гостя.
- Я же сказал, давайте по-хорошему, - улыбнувшись еще раз, напомнил мужчина, вопреки своим словам, хватая шатена за кофту на груди и швыряя вглубь коридора.
- Фас, - громко, с особой злостью крикнул Канкуро, этим коротким словом дав разрешение механической собаке, звякнув челюстью, оттолкнуться от пола и с силой вцепиться зубами в руку рыжего. Зубы клацнули и сомкнулись, прокусывая руку мужчины, холодная темная кровь потекла по белой пасти, закапала на пол, но собака не разжала челюсти, сжимая сильнее, рыча и перекусывая кость. Рыжий удивленно вскинул бровь и одним движением скинул с себя тяжелое тело, с силой отшвыривая его в стену. Собака, ударившись об стену, издала звук похожий на скулеж, но затем вновь быстро поднялась на ноги и набросилась на гостя, пытаясь вцепиться зубами ему в плечо. Пейн сделал шаг в сторону, резко схватил ее за переднюю лапу и впечатал в пол, ломая конечность и заставляя собаку пронзительно взвизгнуть и заискриться, а затем сильным пинком отправил искусственное животное на встречу с дальней стеной коридора, где оно, звякнув сломанными лапами и челюстью, попыталось в очередной раз встать, но уже не смогло.
Гаара проследил холодным взглядом за собакой, вздохнул, откладывая пакет чипсов, и хотел уже что-то сказать, как был перебит Королевой:
- Не трогай меня, - со стальной угрозой прошипела она, выдергивая руку из хватки Пейна и делая шаг назад.
Рыжий расплылся в довольной улыбке.
- Ты ведь понимаешь, да? – улыбаясь шире. – Я тебе не по зубам, - прищуриваясь. – Ты, как никто, способен оценивать возможности своих врагов, поэтому ты и не нападаешь. Здравый смысл побеждает, не так ли?
Саске на секунду замер, примеряясь куда лучше бить и не вникая в смысл сказанного, а затем, не замахиваясь, ударил так, что мужчину вышибло из дома вместе с дверью. Рыжий, пропахав спиной землю и асфальт, сплюнул кровь, поднимаясь на ноги и, судя по всему, не чувствуя никакой боли, а затем с неестественной быстротой оказался совсем близко к брюнету и, не дав ему шанса увернуться, ударил по лицу, схватил за запястье и с силой дернул на себя, схватив за шею. Пейн не медлил и с силой, с размаха ударил парня в живот, ломая хрустнувшие ребра, а затем, не дав возможность сплюнуть кровь и осознать произошедшего, впечатал в каменную стену близко стоящего здания. Саске не успел среагировать, когда его начали в эту самую стену вжимать так, что внутри что-то отчаянно забилось, а по стене пошли трещины и от тела Королевы начал образовываться в стене вдавленный небольшой кратер. В голове зашумело, черная кровь брызгами окрасила стену.
Брюнет моментально ощетинился тысячами стальных игл по всему телу, но рыжий словно не заметил этих огромных стержней, что сейчас впивались в его руки и тело. Он лишь сильнее нагнулся к Саске, вдавливая его в стену и причиняя почти что боль, но сам словно не чувствуя, как стальные длинные иглы впиваются ему в шею, живот, руки, царапают лицо до глубоких разрезов мяса.
- Чудовища, - нахмурился Гаара, вглядываясь в драку этих существ и сочувствуя стене соседнего новенького домика с каменными стенами.
- Он труп, - держась за плечо и морщась, прокомментировал Канкуро, встав рядом с братом и тоже хмуро глядя на драку.
- Кто именно? – равнодушно.
- Нет, я в смысле он реально труп, - хмурясь и следя за тем, как рыжий отрывает Королеву от стены и с тем же энтузиазмом вбивает в землю. Земля словно вздрагивает, трещит и, кажется, Саске перестает сопротивляться, расширенным взглядом ничего не видящих глаз смотря в пустоту.
- Этот рыжий не человек, но и не киборг, - все еще хмурясь, продолжает Канкуро. – Он просто механизированный труп, набитый до отказа разного рода технологиями, благодаря которым им легко управлять на расстоянии. Это отвратительно, - мотнув головой. – Конечно, мы будем бессильны против него. Он же, черт возьми, нихрена не чувствует. Вот вообще. Это тупо машина для убийств, мертвая версия Саске.
- То-то от него так разит, - понимающе кивнул Гаара, скомкав и отбросив в сторону пустую упаковку.
Саске чувствовал, как на него падают капли холодной бордовой крови с тела рыжего, но пошевелиться уже не мог. Собственное тело отказывалась слушаться, а сознание медленно и тягуче начало отдаляться. Тупая невыносимая и неведомая до этого момента боль разрывала тело, ошметками рвала внутренности и скоблила по нервам. Саске захлебывался черной жгучей кровью, наполнявшей глотку, и тихо шипел сквозь сжатые зубы. Появилось ощущение сюра, когда реальность вдруг начинает казаться совсем не такой, какая есть, а словно во сне нереальной, недопустимой. Словно все это дурацкий сон и он вот-вот сейчас проснется. Это все не с ним.
- Ну, вынужден откланяться, - расплылся в широкой улыбке рыжий, не замечая стекающей по лицу крови и иголок, продолжающих впиваться в мертвое жесткое тело. Он закинул несопротивляющуюся Королеву на плечо и подошел к черной с тонированными стеклами машине, небрежным быстрым движением открыл багажник и словно куклу бросил в него Саске, изрядно испачкав машину кровью и с чавканьем плоти выдирая иголки из собственного тела.
- Наруто нас убьет, - достав телефон и уже набирая номер блондина, равнодушно сказал Гаара.
- После того, как я получу свой кофе, пусть хоть четвертует, - хмуро буркнул Канкуро, разворачиваясь и уходя в дом.
Липкое, туманное ощущение нереальности и сна словно застыло в данный момент в воздухе. Руки Канкуро тряслись, а Гаара же вообще как-то не осознавал происходящего, постоянно набирая номер Узумаки и сбрасывая, не дождавшись гудков.

***

- Наруто-кун… - Хината выдохнула и бросилась к парню, прижимаясь и утыкаясь лицом в грудь. Ее голова была перевязана, а на щеке красовалась небольшая ссадина.
- Привет, Хината, - мягко улыбнулся Узумаки, обнимая девушку в ответ и действительно радуясь, что с ней все в порядке. – Я пришел поговорить.
Хьюга отстранилась, поднимая вопросительный взгляд на блондина, в котором скользнул едкий мимолетный испуг. Девушка все еще помнила ту смску от Наруто, что показал ей Неджи.
- Может, хотя бы зайдешь?.. – с тихим укором в голосе начала она. Узумаки заставил ее спуститься к подъезду и сейчас они стояли на улице.
- Не зайду, - Наруто мягко улыбнулся, давая понять, что разговор будет коротким, потому что он уже принял решение и пришел даже не столько поговорить, сколько сообщить об этом.
- Что-то случилось? – с готовностью выслушать в свою очередь спрашивает Хината, стараясь спрашивать так, чтобы голос не дрожал.
- Случилось, - кивает Наруто и, опускает взгляд на девушку. – Я больше не хочу встречаться с тобой, - глядя в глаза. – Извини, - отстраняя от себя Хинату.
- Что? – сдавленным голосом, с отчаянием и даже страхом в глазах всматриваясь в Наруто. – Почему?.. – совсем тихо, после недолгого молчания.
- Извини, - еще раз сухо повторил Наруто и, развернувшись, пошел обратно к байку.
Хината пару минут смотрела на то, как он уходит и уезжает. Смотрела без слез, с отчаянно рвущей внутренности болью, слушая громкий стук своего сердца и с непониманием пустыми глазами смотря вперед. Что она сделала не так? Почему ее бросили? Что случилось? В душе разрывалась черная густая боль, давящая на грудь, слезы подступили к глазам, а глотать стало невыносимо больно. Девушка вздрогнула, когда по щекам потекли крупные соленые капли, попадая на губы и капая с подбородка вниз. Ощущение нереальности происходящего вскружило голову, тот самый сюр, о котором так много говорят их школьные психологи, неожиданно накинул свои сети на ее сознание. Хината под действием этого ощущения зашла в подъезд, поднялась на нужный этаж и прошла в свою квартиру, где, заперевшись в комнате, закрыв рот руками и накрывшись одеялом, начала беззвучно рыдать, наконец отогнав это чувство и начиная осознавать произошедшее.

***

Наруто чувствовал что-то неприятное, что-то холодное. Поэтому, наверное, парень прибавлял скорость, желая не столько быстрее приехать, сколько полностью сосредоточится на дороге. Этот взгляд Хинаты… Опустевший и какой-то неверящий, с вопросом «за что?» где-то в глубине.
Расставаться с кем-то вообще всегда мерзко, а когда на тебя после и смотрят так… Нда. Нет, он и не ждал от нее истерик или слез, но почему-то наивно думал, что она сможет понять. Да, так бывает, люди расстаются. Но все равно был какой-то горький осадок. Хотя Узумаки не жалел. Ни разу не жалел. И за все время разговора ни разу не забыл о Саске, даже на секунду не выпуская его из мыслей.
В кармане завибрировало, и парень не глядя, принял вызов.
– Пришел рыжий человек и забрал Саске, - бесцеремонно просветил Гаара, как всегда равнодушным и даже скучающим голосом.
Наруто резко вжал тормоз. Тормоза взвизгнули, и байк остановился, чуть вильнув влево и подавшись вперед, словно взбрыкнувший конь, решивший сбросить седока. Сердце на секунду встало, а потом зашлось невыразимой жуткой скоростью.
- Что? – надеясь, что ему послышалось, переспросил Узумаки, невидящим взглядом пялясь вперед себя.
- Ты слышал, - не собирался повторять красноволосый. – Рыжий такой, с пирсингом. Знакомый?
Узумаки сжал зубы, а миникомпьютер в руке треснул и звонок оборвался почерневшим шипящим экраном. Блондин выбросил эту игрушку и тихо выдохнул, стараясь унять моментальную злобу и желание лично выбить из говна, что посмело прикоснуться к НЕМУ, всю дурь.
В голове как назло всплыли последние слова Саске и его просьба не уходить. Блондин сжал зубы и до крови закусил губы, прикрывая глаза и стараясь мыслить здраво, логично. Хотя какой тут…
Мысли путались, к ним примешивалась злоба и самое главное – страх. Почти ужас от осознания, что с НИМ могло что-то случиться. Наруто даже не отдавал себе отчета в том, что Саске не человек и что вряд ли с ним может произойти что-то уж совсем страшное. После проведенной вместе ночи он начал чувствовать и воспринимать его совсем по-другому. Сам не осознавая, он начал испытывать к Саске что-то большее. Что-то, что раздирало глотку и грудь болью и страхом в данный момент.
Вдох-выдох.
Успокоиться. Хотя бы немного.
Сосредоточиться.
Наруто выдохнул и активировал небольшую, пару раз мигнувшую синим цветом, сенсорную панель чуть пониже руля, которая обычно скрыта за специальной бронированной защитой. Блондин любил свой мотоцикл не только за скорость и коммуникабельность, но и за то, что он всегда мог с помощью него связаться почти с кем угодно.
Узумаки набрал знакомый номер, морщась от того, что звонит ему. Через пару секунд трубку сняли и, как всегда приветливый голос, спросил:
- Наруто? Что-то случилось? – вопрос прозвучал не обеспокоенно, а скорее радостно с подтекстом «Ура! Наконец-то у тебя что-то случилось, и ты решил позвонить папочке!»
- Отец, - хмуро и жестко, без приветствия. Узумаки и правда не любил звонить отцу. По телефону голос Намекадзе казался каким-то особенно слащавым, почти приторным. А еще Наруто жутко бесило, что Минато так наигранно радуется его звонкам.
- Привет-привет, так что случилось? – с улыбкой, которую можно было даже представить сквозь этот слишком уж довольный голос, однако в голосе скользнула настороженность от тона сына.
- У вас ведь есть какой-то способ отслеживать перемещения Саске? Вы же не могли просто так без страховки отпустить его гулять по городу? – Наруто был уверен в своих словах на девяносто девять процентов. Хотел бы быть уверен и сейчас готов был высказать отцу все, что думает о нем, если эти слова не подтвердятся.
- Конечно! – закивал Минато. – А тебе зачем? Разве он не с тобой? – наигранное удивление.
- Пока нет, - отрезал Наруто. – И чем скорее ты скажешь мне, где он, тем скорее он будет со мной.
- Подожди немного, - вздохнул Минато, вспоминая, когда сын успел стать таким холодным и сдержанно-жестким.
- Район ****, дом 33, - тем не менее, ответил Намекадзе, прищурившись и глядя на экран, на котором мигающей точкой показывалось место нахождения Королевы.
- Это заброшенное здание, да и райончик не очень… Наруто, у тебя там точно ничего не случилось? – пробивая адрес на всякий случай еще раз и уже зная, как сын ответит на вопрос.
- Нет, все хорошо, - не дрогнув, соврал Узумаки. – Спасибо, - быстро отключаясь, чтобы избежать дальнейших вопросов и соответственно лжи.
Наруто был не из тех, кто чуть что бежит за помощью к родителям. Он был слишком самодостаточен и, наверное, даже горд для жалоб и просьб о помощи.
Тем более, сейчас дело касалось Саске. Узумаки просто не позволил бы вмешиваться. Мысленно проговаривая в голове названный отцом адрес, Наруто резко набрал скорость, оглушив протяжным рокотом мотора пустынную тихую дорогу. Сердце бешено билось в груди, даря четкое осознание того, как ОН сейчас важен.
И Пейну и правда не повезло, если он успел что-то сделать Саске. Потому что Наруто точно за это убьет. Теперь в этом уже не оставалось сомнений.

Йиори 17.08.2013 07:04

Глава 27.

Саске очнулся из-за боли, которая заставила его открыть глаза. Все тело отзывалось пульсацией и сейчас не воспринимало вообще ничего кроме боли и непонятного холода. Дышать было больнее всего. Брюнет открыл глаза, сжимая зубы и пытаясь встать, однако не получилось. Он буквально был прибит к чуть наклонному столу. Поднятые над головой руки были за запястья толстыми железными пластинами прибиты к этому столу. Эти пластины почти что разрубали кости насквозь, поэтому Королева уже не чувствовала пальцев рук. По наклонному столу от запястий стекала черная кровавая жижа, кончики пальцев уже начинали медленно чернеть. Однако больше всего боли причинял широкий стальной кол, вбитый непосредственно в живот чуть ниже переломанных ребер.
- Ты чокнутый, - серьезно заметил Саске хриплым от боли голосом, чувствуя во рту привкус собственной крови.
Пейн хрипло рассмеялся, забрав длинные волосы в хвост.
- А ты чудовище, - со скрываемой ненавистью ответил он.
Саске приподнял брови, наблюдая за тем, как мужчина подходит к небольшому столику, стоящему у широкого разбитого окна, и берет с него длинные загибающиеся щипцы. Судя по захламленности помещения, широким, местами выбитым окнам и нескольким дверям, они находились в каком-то заброшенном нежилом здании.
- Ты знаешь, - начал Пейн, заставив Саске прищуриться и впериться в него холодным взглядом без намека на страх, - мне всегда было интересно, что будет, если выдрать у тебя что-то жизненно важное? – щипцы в руках звонко клацнули. – Ты ведь, по сути, не человек, ты сможешь выжить, верно? – задумчиво изучая взглядом щипцы и неспешно приближаясь к Саске.
Брюнет сжал зубы, замирая и настороженно вглядываясь в лицо Пейна. Королева тоже не знала всех возможностей собственного тела, поэтому так же не могла представить последствий таких вот «выдираний», однако что-то не очень хотелось проверять.
- Ты не чувствуешь боль так, как люди, но, тем не менее, думаю, ощущениями ты проникнешься как следует, - косо улыбнулся Пейн, подходя ближе и двигая за собой тот самый небольшой столик с разнообразными щипцами, молоточками, ножницами и еще бог знает чем.
- О, кстати! – всплеснув руками, отложив щипцы и взяв в руки небольшой, но тяжелый молоточек. – Ты знаешь, как происходила лоботомия в девятнадцатом веке? – стукнув молоточком по ладони, а затем с задумчивым видом отложив его в строну и, взяв со столика небольшой, чем-то напоминающий сильно заостренную узкую отвертку, нож и продемонстрировал его Саске.
Брюнет знал, что такое лоботомия и как она проводилась раньше. Он сжал зубы и вперился в Пейна холодным ожидающим взглядом, в глубине которого словно залегло четкое обещание убить.
- Ох, не надо так на меня смотреть, - покачал головой мужчина и осторожно нагнулся над Королевой, приставил острие тонкого, напоминающего отвертку, ножа к косточке над веком и чуть пониже брови, а к рукояти ножа - небольшой молоточек.
Саске моментально отвернулся.
Пейн пожал плечами и отложил молоточек, затем грубо схватил за скулы расширившую глаза Королеву, которая чисто физически не могла понять, как этому человеку удается поворачивать и удерживать ее голову. Пронзительный скрежет, скрип, треск и вот уже по подбородку течет черная тонкая струйка крови. Саске понял, что ему только что сломали скуловые косточки, сжав их так, что они треснули и разорвали кожу лица.
А в следующую секунду резкая странная боль заставила вскрикнуть и дернуться вперед.
- Больно? – поинтересовался Пейн, холодным взглядом глядя на задыхающуюся Королеву.
Он только что воткнул этот самый ножик, так смахивающий на отвертку, куда-то рядом со зрачком брюнета, разорвав веко и нажав так, что острие пронзило все глазное яблоко, которое моментально окрасилось чернильной кровью, густо полившейся из проткнутого мягкого глаза. Кровь перемешивалась с брызнувшими слезами, и Саске коротко всхлипывал, сжимая зубы и не до конца осознавая происходящее. Раздирающая жгучая боль в глазу затмевала ту боль, которая сквозила в руках и в теле, когда металлические колья глубже вошли в него, разорвав мясо при рывке Саске. По щеке текла кровавая черная жижа, и брюнет почти с ужасом чувствовал тьму и холодеющую пульсирующую кровь в том месте, где когда-то был глаз.
Пейн с коротким чавканьем вытащил нож и задумчиво осмотрел его.
- Знаешь, в чем твоя проблема? – вздохнув, начал он, специально растягивая момент и примеряясь ножом к другому глазу. Саске не слушал его. Он не мог сейчас даже закрыть глаз, который всматривался в тонкий острый конец ножа, что сейчас смотрел прямо в черную дырочку его зрачка, готовясь окунуться в чернеющую бездну, разрывая тонкую слизистую и ковыряясь в тканях и мышцах.
- Твоя проблема в том, - продолжил Пейн, - что ты чудовище. И кровь у тебя… Не человеческая. Я, конечно, не про ее химический состав, как ты понимаешь, - хмыкнул мужчина и повертел в руках ножик. – Я про цвет. Была бы она красная, было бы ощущение убийства, а так… - он вздохнул и вновь склонился над сжавшим зубы брюнетом. – Словно чернилами пачкаюсь, - расплываясь в злой улыбке и резко вновь втыкая нож в зажмурившийся глаз.
Саске задержал дыхание, чувствуя уже знакомую раздирающую боль. А еще черноту. Полную, неумолимую и опасную. Кровь подступила к переносице и потекла из носа, быстрой струйкой сбегая по губам и подбородку. Появилось ощущение, словно начинаешь захлебываться. Саске дернулся, пытаясь встать, но этим лишь сильнее насадил свои запястья на сталь. Одно из них хрустнуло в кости и… переломилось. Саске почти с ужасом вслушался в этот хруст и только сейчас понял, что вообще не чувствует теперь рук выше локтя.
Беспомощность и чернота.
- Ну вот, теперь приступим, - улыбнулся Пейн, и его голос тысячами ножей вонзился в слух Королевы. На столике рядом что-то звякнуло.
- Ты чокнутый, - повторил Саске, хмурясь и пытаясь заставить себя перестать пытаться вглядываться в то место, откуда исходил звук.
- Поговорим об этом после лоботомии, - хмыкнул Пейн.

***

Наруто не любил заброшенные полупустые районы типа того, в который въехал сейчас. Отличительной особенностью таких районов была природа. А точнее, ее дикое наступление на старые высотки многоэтажек. Снизу на первые три этажа такие дома были обвиты плющом и разными травами, а внутри них уже прорастали занесенные ветром семена различных растений, грубо выбивая сильными ветками ветхие окна и заселяя эти дома этаж за этажом. Точно так же, как когда-то оставившие их люди. А про маленькие одно- и двухэтажные здания не стоило и говорить. Здесь деревья росли не только внутри, но и на крышах.
Узумаки набрал скорость, мельком осматривая эти шедевры буйства природы и пытаясь найти нужный ему дом.
Кровь закипала, и внутри начинало обжигать злобой и нетерпением. Наруто гнал почти на полной скорости, не боясь огромных вспоровших асфальт корней и не замечая оставленных за собой четких полос шин. Дом он вскоре нашел.
Блондин резко затормозил, с первым шоком глядя на эту одноэтажную постройку с темными полу выбитыми стеклами и покосившейся крышей, а затем переводя взгляд на землю, по которой раздирая ее шел неглубокий, но широкий овраг, полностью преграждающий движение к постройке и фактически отрезающий ее от остальной части района. Этот овраг, заполненный чем-то мерзким, жидким и булькающе-вязким уходил своей длинной в обе стороны, и объезжать его сейчас было безумием. Небольшой деревянный мостик был оборван. Причем оборван именно со стороны постройки. И откуда столько предусмотрительности, а, Пейн?
Наруто это выбесило окончательно. Он резко развернулся и, отъехав метров на двадцать, вновь набрал скорость, намереваясь сделать то, за что Минато бы точно его не похвалил. Впрочем, Наруто уже делал что-то подобное раньше, когда только начинал ездить. И ничем хорошим это не закончилось.
Скорость моментально ударила адреналином в вены, разгоняя по крови и без того жгучую неудержимую злость. Логика и реальность временно отступили. Мотоцикл счастливо рявкнул, огласив рокотом мотора тихий район и набирая скорость.
В этом деле главное не скорость. Главное – успеть. Разогнаться и сделать рывок тогда, когда переднее колесо едва коснется пустоты этой пропасти.
Резкий рывок, который заставляет тяжелый озверевший от скорости и беспорядочно крутящий колесами мотоцикл, рвануть вверх и вперед. Для Наруто мгновение должно было бы замереть. Должно было бы. Потому что обычно так и бывало, каждый раз, когда он делал что-то, из-за чего под угрозу ставилась его жизнь.
Но в этот раз сердце лишь пропустило гулкий удар, а через секунду вместе с колесами, коснувшимися земли на противоположной стороне оврага, вновь зашлось в бешеной скорости. Точно такой же, как и не сбавивший скорости мотоцикл. Наруто не собирался останавливаться. Его слишком бесило это ожидание, эта чертова возня. Саске он хотел видеть и чувствовать здесь и сейчас. В это мгновение, а не через чертову секунду. Засуньте себе в задницу эти секунды.
Наруто резко набрал скорость и, не смущаясь, без сомнений влетел в переднее широкое окно, вышибая и разрывая остатки стекла на тысячи осколков. Осколки зазвенели об пол позже, чем Наруто заметил Пейна. Осколки стекла осыпались на пол и звонко отскочили ровно в ту секунду, когда упругие сильные колеса, весело взвизгнув, коснулись пола, сразу же разворачиваясь и вновь набирая скорость. Осколки неподвижно застыли на полу, а тяжелый и оказавшийся слишком быстрым байк, спружинив, резко оказался рядом с мужчиной и буквально сожрал колесами жесткое, но все же слишком уж человеческое тело, прижав к стене. Хруст костей, хлюпанье и резко окрасившееся красным чуть затормозившее переднее колесо. Наруто нажал сильнее, прибавляя скорость, и колесо завертелось быстрее, распахивая грудную клетку Пейна, вплоть до оголившихся ребер и искусственного механизированного сердца. Голова рыжего билась о стену так, что та вскоре окрасилась красным, разбив голову мужчине. Сейчас это уже был полностью обездвиженный труп, но Наруто не остановился. Тело начало сползать на пол, наматываясь внутренностями на колесо и словно пожираемое жутким чудовищем. И только когда по полу вокруг байка разлилась густая лужа бордовой кровищи, и запахло жженой резиной и мясом, Узумаки остановился и слез с мотоцикла.
- Уебок, - сплюнув, холодно бросил он, окинув взглядом то, что осталось от тела и свой обильно забрызганный кровью мотоцикл. Наруто развернулся. Чуть хмурясь и отыскивая взглядом Саске.
Во всем помещении почти в центре стояло одно лишь черное кресло с регулируемой спинкой, какие бывают обычно в кабинете у стоматологов. И в это кресло были вбиты жуткие на первый взгляд стальные и неровные стержни. Наруто побледнел, замирая, но затем все же быстро подошел.
- Саске? – голос удивительно охрип, и блондин моментально оказался рядом с Королевой, приподнимая ему челку и вглядываясь в лицо.
Брюнет не ответил, только лишь повернув голову в сторону Узумаки и попытавшись приподняться.
- Тише-тише, - испуганно и шокировано заговорил Наруто, сейчас даже боясь прикасаться к парню.
Столько крови он не видел никогда за всю свою жизнь. Эти ужасающие металлические стержни так жутко торчащие из тела, переломанные запястья, посиневшие пальцы рук и непонятное, залитое кровью месиво, вместо глаз. По щекам Королевы из пустых глазниц вместе с кровью выпадало то, что когда-то было мягкими глазными яблоками, почерневшие, от запекшейся на них крови, губы дрожали.
Внутри вновь взыграла злоба.
- Потерпи, - осторожно попросил блондин, забыв сейчас, что Саске чувствует все по-другому. Он осторожно прикоснулся к стержню на животе и дернул, удивившись, с каким гулким чавканьем и легкостью оно выскользнуло из плоти.
Саске выгнулся, сжимая зубы и вновь пытаясь всматриваться. Он сейчас не мог говорить от забившей глотку и нос крови.
Наруто осторожно выдернул штыки из сведенных вместе запястий, попросту боясь, что они переломятся окончательно. Королева не могла сейчас шевелить руками, так как вообще их не чувствовала. Но прикоснуться к Наруто хотелось почти до дрожи, до боли.
Но Узумаки прижал парня к себе раньше, чем тот попробовал приподняться. Саске сжали, пачкаясь в черной крови и прижимая к себе так, словно все остальное попросту уже не имеет значения.
- Все хорошо, - сжимая зубы и не отпуская это существо. Чтобы попросту чувствовать, как он дышит. Чтобы чувствовать рядом.
Наруто отстранился осторожно, удерживая Саске за плечи, хмурясь и осматривая его лицо.
- Ты не видишь меня? – глупый, в сущности вопрос.
Королева отрицательно замотала головой, мгновенно подаваясь вперед и прося еще объятий. Но блондин настойчиво удержал его за плечи, а затем осторожно провел рукой по щеке, заводя прядь волос за ушко, а затем мягко притягивая к себе, выдыхая в губы и целуя. Узумаки в этот момент с непонятным для себя шоком, осознал, что хочет Саске даже сейчас. Какая к чертям внешность, как вообще можно любить за что-то подобное, если… Если ОН сейчас так неуверенно и с явным недоумением отвечает на поцелуй, даря неповторимый металлический вкус крови, пачкая губы и дыша судорожно и часто. Или Узумаки чертов извращенец, или…
Наруто отстранился, не открывая глаз, вдохнул воздух, и вновь возобновил поцелуй, прижимая брюнета к себе за бедра и чувствуя вкус ядовитой крови.
Саске уперся руками в грудь Наруто, понимая, что снова может их чувствовать, и чуть повернул голову, прерывая поцелуй, но не отстраняясь. Блондин так и не открыл глаз, сильнее стиснув бедра парня и прижав к себе. Он мягко, словно пробуя на вкус, поцеловал его в щеку, прикусил мочку ушка и скользнул языком по ушной раковине, довольно отмечая, как напряглось и чуть вздрогнуло в его руках тело Королевы.
Саске прижался к Узумаки, обнимая за шею и цепляясь за него. Сейчас для него Наруто – единственное ощущение, не причиняющее боли, единственное, что он сейчас чувствует и осознает в этой беспомощной непривычной темноте.
Блондин отстраняется, перехватывает руку Королевы за запястье и, не сводя глаз с ее лица, нежно целует туда, где гулко бьется пульс. Саске вздрагивает, сжимает зубы от этой странной и в тоже время действительно свойственной Узумаки нежности. Наруто прикусывает кожу запястья, оставляет засос и вновь подается вперед – целует в губы, настойчиво углубляет поцелуй.
Королева послушно выгибается на встречу, отдаваясь этим ощущениям и вполне понимая, что конкретно сейчас хочет Наруто. И Саске готов ему это дать. Потому что и сам хочет того же, сам точно так же не может и не хочет контролировать своей потребности в нем. В его тепле, руках, теле, прикосновениях.
Но Узумаки слишком четко понимает – нельзя. Не здесь.
И сейчас блондин и правда рад, что Саске не может говорить. Потому что если бы мог, то точно бы попросил. Попросил так, как может только он. Так, что Наруто просто не смог бы отказать.
- Нужно идти, - на выдохе шепчет Узумаки, в противовес своим словам сильнее сжимая бедра Саске, словно говоря что-то вроде «Не пущу».
Королева кивает, в ответ лишь крепче прижимаясь и судорожно дыша.
Наруто отстраняется и берет парня за руку, тянет на себя, заставляя спрыгнуть с кресла, и осторожно удерживает за талию. Саске может идти и сам, в общем-то, и вовсе не держась за руку блондина, но… Но слишком не хочется отпускать эту руку.
Узумаки обещает ехать медленно, и Королева доверяет, послушно усаживаясь на мотоцикл и обнимая Наруто. Перепрыгнуть с Саске через овраг блондин даже не думает, поэтому долго и спокойно объезжает его и только затем чуть набирает скорость, желая приехать домой как можно скорее.

Йиори 17.08.2013 07:05

Глава 28.

Сакура хмурится и откладывает толстую книгу – очередной справочник по психологии, принимает вызов и холодно спрашивает:
- Что?
В трубке кто-то нечленораздельно всхлипывает и бубнит охрипшим голосом что-то про Наруто. Харуно только спустя пару минут узнает голос Хинаты. Хриплый, глухой от рыданий, дрожащий и срывающийся. Ну и что сделал этот придурок?
Сакура устало потирает виски и выслушивает все. Выслушивает, изредка вставляя какие-то односложные реплики, понимая, что Хинате нужно сейчас выговориться. Хотя редкие неразборчивые предложения, перекрывающиеся шумным дыханием и рыданиями в трубку, вряд ли можно назвать «выговориться».
- Сакура-тян, Сакура-тян, я не злюсь на него, - заикаясь, дрожащим голосом говорит Хината. – И ты тоже, пожалуйста, не злись…
«С чего бы мне на него злиться?» - мысленно вздохнула Сакура, которая в данный момент искренне гордилась своим отсутствием личной жизни. Черт, да она бы возненавидела себя, если бы ей пришлось вот так же рыдать из-за кого-то. Лучше уж книжку почитать или пресс лишний раз покачать.
- Я просто хочу узнать, Сакура-тян, - начала тараторить-лепетать Хината, - он расстался потому что нашел другую или… Или я ему просто надоела, - всхлипнув.
- Зачем? – искренне изумилась Харуно. – Ты мазохистка? – изгибая бровь.
- Просто… мне важно, Сакура-тян, - еще раз всхлипнула девушка. – Но не могу же я сама узнать… Поэтому, может, ты как-нибудь аккуратненько… Ненавязчиво… Ну, чтобы он не подумал, что это я интересуюсь. Пожалуйста, Сакура-тян. Это важно, - с мольбой в голосе.
Харуно откинулась на спинку ярко-красного мягкого дивана и потерла переносицу, прикрыв глаза.
- Я, конечно, неплохо общаюсь с ним, но в его личную жизнь обычно не лезу, - вздохнула она.
Неплохо? Ага, лучшие друзья с детства, знают друг о друге чуть ли не все. Сакура знала об Узумаки, возможно, даже больше, чем он сам, а он в свою очередь знал о ней почти все, вплоть до дней, когда у нее наступали «эти дни», и девушка была особо не в духе.
- Пожалуйста, Сакура-тян, - шепотом, всхлипывая, попросила Хината.
Харуно еще раз вздохнула и… согласилась. В конце концов, ей тоже было интересно, ради чего или ради кого Узумаки бросил такую девушку как Хината. Не будь Сакура убежденной асексуалкой, то тоже бы приударила за Хьюгой.
Мать Сакуры была известным в городе флористом, и поэтому в двухэтажной квартире семьи Харуно, расположенной на двух последних этажах одного из самых высоких городских небоскребов, весь второй этаж представлял собой полностью застекленную со стен и потолка, утепленную оранжерею, где выращивались разного рода прекрасные и не очень цветы. Цветы иногда достигали просто гигантских размеров, и их приходилось подрезать, чтобы они ненароком не проломили стеклянный потолок. Сакура всегда могла найти повод, чтобы прийти в гости к подругам, так как большинство из них очень любили цветы, а Харуно всегда с радостью их им дарила. Сама девушка эти «уродливые зеленые коряги», как она сама их называла, терпеть не могла.
Девушка вздохнула, поднимаясь по прозрачной лестнице в оранжерею и надеясь, что Наруто тоже более или менее любит цветы. Хотя она прекрасно знала, что Узумаки, скорее всего, будет попросту все равно.
Однако сегодня уже, по меркам Харуно, было слишком поздно, чтобы идти к другу, поэтому она, потратив еще около часа на выбор цветка, не раздумывая, отложила визит до завтра и пошла дочитывать книгу.

***

Саске было приятно чувствовать, как его бережно берут за руку, чуть сжимая и даже помогая слезть с байка. В принципе, Королева могла бы и сама, так как зрение уже начало восстанавливаться, и брюнет видел расплывчатые силуэты, но чувствовать тепло Наруто было слишком приятно.
Блондин отпустил руку Саске, только когда они зашли уже непосредственно в саму квартиру. Он выдохнул и, не включая свет, стянул с себя кофту, обернулся к брюнету и начал медленно стягивать с него местами изорванную футболку. Полумрак, царивший в комнате, создавался бархатными лучами закатного солнца, отчаянно пытающимися пробиться сквозь автоматические плотные шторы, занавешивающие окно.
Наруто не пошел с Саске в душ, несмотря на то, что действительно хотел этого. Было слегка странно осознавать, что с одной стороны ты безумно хочешь это существо и едва сдерживаешься, а с другой понимаешь, что сейчас нельзя, что сейчас это, как минимум, неуместно и в какой-то степени… Грязно. Словно пользуешься им. Поэтому Наруто старается лишний раз сейчас не прикасаться к Саске. Потому что от каждого прикосновения по телу проходит дрожь, а внизу живота все сводит, натягиваясь и опаляя жаром.
Узумаки спокойно выдыхает, когда Королева уходит в душ и, так и не включая свет, садится на диван, откидываясь на спинку и запрокидывая голову.
Взгляд бессмысленно и почти болезненно скользит по потолку. Наруто тяжело и глубоко дышит, из-за чего напряженный пресс чуть вздымается вместе с грудью. В голове все мысли жестко вышибло желанием, и Узумаки сейчас действительно не может думать ни о чем другом. Очень сложно отвлечься, когда хочешь так, будто сожрал пачки три виагры. Почти невозможно.
И Саске, как назло, слишком быстро вышел из душа, вытирая полотенцем голову и вообще ничем не прикрываясь, чуть рассредоточено скользя взглядом по лицу Узумаки. Хотя потом он все же удосужился повязать полотенце на бедра, но Наруто уже не видел этого, попросту закрыв глаза.
- Наруто? – заметив напряжение блондина и упираясь руками в спинку дивана по обе стороны от его головы, наклоняясь и всматриваясь в его лицо. – Все нормально?
Парень чуть нахмурился и открыл глаза, всматриваясь в лицо Саске, находящееся всего в нескольких сантиметрах.
Капли теплой влаги медленно скользнули по темным волосам и закапали на щеки блондина. Королева осторожно стерла их, едва касаясь мягкой кожи и неуловимо проводя пальцами по щеке. Наруто выдохнул, резко перехватил руку и сжал, глядя в глаза чуть отпрянувшему брюнету почти с болью и чем-то еще, странным и жаждущим.
Саске чуть приподнял брови и еще пару секунд смотрел в глаза парню, а затем мягко убрал руку и обошел диван, становясь напротив и протягивая руку к Наруто, чуть подаваясь вперед. Узумаки руку принял, сжимая и утягивая парня на себя, заставляя медленно сесть себе на колени.
Саске чуть поелозил, чувствуя стояк парня, упирающийся в ткань штанов, а затем плотно прижался к Наруто, положив руки ему на грудь и уткнувшись носом в плечо. Узумаки закинул голову, судорожно выдыхая и с силой сжимая бока Королевы. Нужно держать себя в руках.
- Саске, слезь с меня, - тихим, почти рычащим шепотом, в противовес логике своих действий.
- Не хочу, - уверенно, ощутимо сжав коленями бедра блондина.
Наруто выдохнул, теряя самообладание. Руки скользнули к бедрам Королевы, рывком содрали полотенце и сжали.
- Сам виноват, - словно оправдываясь, буркнул Наруто.
Саске отстранился и осторожно поцеловал Узумаки. Блондин ответил на поцелуй, углубляя и перехватывая инициативу. Руки скользят по коже, пьянящий странный запах Королевы доводит до помешательства. Наруто сжимает его так, что нормальный человек давно бы уже орал от боли и появившихся синяков, он не сдерживается, словно забывшись, забирает все, что сейчас ему предлагают, и все равно неумолимо хочет большего.
- Приподнимись, - неадекватный взгляд помутневших голубых глаз и горячий шепот куда-то в шею.
Саске закусывает губу и, упираясь руками в плечи блондина, чуть приподнимается, позволяя тому расстегнуть ширинку и оттянуть резинку боксеров. Наруто с силой сжимает бедра брюнета, упираясь головкой пульсирующего члена ему между ягодиц, и резко одним рывком входит, заставляя Саске вздрогнуть и вцепиться ногтями в загорелые плечи, царапая.
Наруто начинает двигаться сразу, кусая Королеву за шею до крови и насаживая на всю длину. Внутри брюнета становится влажно от крови и это только ускоряет процесс, позволяя двигаться быстрее, разрывая тугую дырочку.
Саске шипит, отстраняется и целует, по-прежнему впиваясь ногтями в плечи блондина и оставляя глубокие неровные царапины. Наруто кусается, ловит зубами язык брюнета, словно вовсе хочет откусить, отстраняется и кусает за щеку, оставляя след, скользит к уху и сильно прикусывает мочку, заставляя Королеву еще раз зашипеть от боли.
Саске кусается в ответ – в плечо парня, а затем особо изящно выгибается, когда Наруто хватает его за волосы, отстраняя и не прекращая двигаться. Узумаки выдыхает и утыкается носом в шею брюнета, не обнимая, а скорее удерживая за талию и буквально растворяясь в ощущениях, в сладком запахе и зашкаливающей температуре его тела.
Королева двигается сама, дыша сквозь влажные губы и цепляясь руками за плечи Наруто, медленно насаживается, кусает губы и закрывает тонкие веки с дрожащими темными ресницами.
Саске шипит, когда Узумаки прикасается к его члену и кончает, запрокидывая голову и в последний раз насаживаясь до конца так, что внутри все всхлипывает от спермы и крови. Наруто тяжело дышит, уткнувшись лбом в мокрое плечо Королевы и все еще отчетливо чувствуя какую-то странную потребность в этом существе. Поэтому не отпускает, по-прежнему сжимает его бока, не позволяя уйти.
- Наруто, - Саске чуть дергается, пытается встать, но замирает, понимая, что его удерживают, - ты чего? – зарываясь пальцами в мягкие светлые волосы, переводя ладони на лицо и мягко проводя по щекам, приподнимая лицо парня и заглядывая в глаза.
Узумаки молчит, вглядываясь в эти до странного идеальные, совсем нечеловеческие черты лица, и сам, в сущности, не понимая, чего это он. А через секунду подается чуть вверх и тянется к нему, прикасается губами к губам и вновь отстраняется.
Королева понимает, сильнее сжимает плечи блондина. Для Саске сейчас весь мир – вот здесь, в его глазах. И пусть все остальное катится к чертям.
- Ты принадлежишь мне, - шепчет он, глядя в глаза и скорее уж прося, как маленький эгоистичный ребенок, который уверен в своих словах, но в тоже время жутко боится отказа.
Наруто усмехается, внутренне успокаиваясь и словно возвращая себе то самое странное чувство, чувство, что кому-то нужен. Потому что в словах Саске именно потребность, а не эгоистичное желание присвоить. Королева не сможет без него в прямом смысле.
Узумаки медленно, не сводя взгляда с парня, кивает, а в следующую секунду замирает. Потому что Саске очень осторожно и мягко улыбается. Дыхание перехватывает, взгляд замирает, а сердце ускоряет ритм. Наруто протягивает руку и заправляет черную прядь за ушко парня. Он чуть склоняет голову навстречу ладони и осторожно утыкается в нее, словно кот.
Вряд ли сейчас эта улыбка вызвана какими-то особыми чувствами или чем-то человеческим. Скорее всего, Саске просто воспроизводит человеческую мимику, уместную в данном случае, по его мнению. Однако Наруто все равно.
Блондин рывком опрокидывает его на диван, подминая под себя и заглядывая в глаза. Белый плед скользит на пол, но Саске вовремя сжимает его, не позволяя упасть полностью.
- Ты чертовски странный, - с улыбкой выдает Наруто, вглядываясь в это лицо и замечая малейшие изменения в мимике. Почти наслаждается.
- Не нравлюсь? – в лоб спрашивает Саске, чуть прищуриваясь и сжимая плед сильнее.
- Нравишься. Очень.
Саске пораженно и судорожно выдыхает, эмоции впервые зашкаливают настолько, что хочется кричать. Он на секунду забывается и разжимает ослабевшие пальцы, отпуская плед. Но тот так и не падает на пол, на этот раз подхваченный Наруто, который резко встряхивает его и накрывает обоих, ложась рядом с Саске и зажимая его между своим телом и спинкой дивана, прижимает к себе.
Королева тяжело дышит, расширенными зрачками глядя на Узумаки, прижимаясь к нему и прокручивая в голове единственную фразу: «Нравишься».
- П-правда нравлюсь?.. – сбивчивым шепотом, цепляясь за Наруто и зажмуриваясь, прижимаясь к нему. Весь мир смешался, заискрился и совсем сомкнулся на одном человеке.
- Ага, - чуть смущаясь, кивает блондин, кусая нижнюю губу и чувствуя незаметную на загорелом лице приливающую краску.
Саске молчит какое-то время и в застывшей тишине слышно лишь его частое дыхание, а затем вдыхает глубже и произносит всего одно слово:
- Спасибо.

Йиори 17.08.2013 07:08

Глава 29.

Саске обычно не спал, так как сон не был его регулярной жизненной потребностью, однако сейчас его организм ясно дал понять, что пора засыпать. Тело ломило, а голова медленно тяжелела. Он прижался теснее к Наруто и закрыл глаза, проваливаясь в сон.

***

Раннее утреннее солнце безрезультатно тыкалось лучами в здание лаборатории, нагревая бетон и не имея возможности добраться до людей внутри.
Минато сонно зевнул и налил себе еще кофе, устало потирая переносицу.
- Ты бы поспал, что ли, - равнодушно посоветовал вошедший в небольшую комнату с широким экраном, пультом управления и двумя рабочими креслами, Какаши.
Намекадзе не ответил, устремляя взгляд в кружку и мысленно отмечая сколько у него осталось кофе и сколько еще времени до рассвета.
- Восемь утра, - ответил на негласный вопрос Хатаке, так же наливая себе кофе и устремляя взгляд на экран.
Минато кивнул, отставив кружку с кофе и прикрыв глаза. Воцарилось привычное молчание, которое нисколько не угнетало ни того, ни другого ученого.
- Он психопат, - наконец, выдал Минато, открывая глаза и устремляя взгляд на экран. – Он поместил свой искусственный интеллект, с заложенной внутрь программой об убийстве Королевы в трупа, нашпигованного разными железками. Программа активировалась, когда центральный «мозг» погибал.
- Просто дотошный, - не согласился Хатаке, чуть морщась.
- Психопат, - категорично повторил Минато, мотнув головой.
Какаши только пожал плечами, как бы говоря, что у каждого на это свое мнение.
- И сколько таких тел он создал? – через некоторое время, зевнув, спросил он.
- Шесть, - быстро ответил Минато, сжимая в руках теплую кружку и вдыхая аромат кофе, тупо уставившись в одну точку. – Но я уже отключил их через того, который был первым, - добавил он, чуть помолчав.
Хатаке вздохнул и откинулся на стул, запрокидывая голову и глядя в потолок.
- И правда - психопат, - тихо прошептал он, глядя в потолок и теперь понимая, почему Минато предпочел не спать ночь и сейчас выглядел так помято.
Такие вот трупы для Королевы были невозможны для опознания, и Пейн, как бывший государственный ученый, работающий над проектом, знал это. Саске мог убить каждого, кого мог опознать и отыскать в своей персональной базе данных. Однако он не имел права убивать кого-то, кого не мог определить в какой-то определенный биологический вид. Королева была совершенным военным оружием еще и потому, что в ее базе данных не было сведений о трупах и детях. То есть, при любых вооруженных конфликтах это существо никогда не станет осквернять мертвецов для запугивания противника или убивать детей в возрасте до двенадцати лет. Хотя в базе данных это не прописывается и официально считается, что данное оружие способно на убийство людей любого возраста и пола.

***

Холодная вода с белыми кусками треснувшего льда на поверхности. Многочисленные толстые резиновые трубки, шум приборов и полная изоляция звуков за толстым стеклом из-за воды. Холод. Сковывающий, пронзающий и вымораживающий все вопросы и какие-либо ощущения. Непередаваемая пустота и физическая боль от этой пока еще непривычной холодной клетки. Давит. Мешает дышать даже сквозь маску. Толща ледяной воды.
Он никогда не спрашивал себя, что он такое и откуда он взялся. Его это не интересовало. У него никогда не было чувств и каких-либо вопросов к окружающим его людям в длинных белых халатах. Эти люди разговаривали друг с другом, их лица странно искажались, они что-то потребляли. Эти странные люди за стеклом. Они часто смотрели на него, иногда сливали ледяную воду, чтобы залить снова. Они все были там за стеклом. Он не слышал их, не чувствовал, когда они прикасались к стеклу своими теплыми ладонями. Все, что было у него – толща ледяной воды, отделяющей его от них.
Чаще всего там за стеклом была странноватая красноволосая женщина, которая, впрочем, как и все остальные носила белый халат, иногда прикасалась к стеклу и делала что-то еще. Он не знал, что именно, да ему и не было до этого дела. К женщине часто приходил светловолосый мужчина в неизменно белом халате. Они улыбались, вместе прикасались к стеклу и подолгу обнимались. Женщина часто засыпала у него на плече, и тогда он начинал осторожно перебирать ее длинные красные волосы, чему-то улыбаясь. Они были там, за стеклом.
А Он был здесь. В толще ледяной воды, с одним лишь сознанием, лишенный всяческих чувств и чьих-либо прикосновений.
Дни тянулись долго и были почти безразмерными, одинаковыми, ледяными и безжизненными. Пока однажды красноволосая женщина не привела с собой маленького мальчика, цвет волос и глаз которого был точь-в-точь как у того мужчины. Маленькая ладошка легла на стекло, а любопытный взгляд детских глаз скользнул по существу за стеклом. Взгляд опалил. Обжег почти на физическом уровне, подарив жаркое необузданное пламя. Этот ребенок словно светился изнутри, источал такое тепло, что обжигал даже взглядом. Раскаленное солнце с пылкими лучами.
И существо за стеклом в этот момент четко осознало, что даже если сгорит дотла, если сожжет всего себя без остатка, то все равно дотронется до этого хлесткого тепла. Впервые появилось какое-то желание. Какое-то чувство. Стало невыносимо больно и холодно в этой толще воды, в то время как это теплое совершенно незнакомое для него солнце находилось там за стеклом, и стоило лишь протянуть руку, чтобы…
Стекло затрещало, вода надавила и проломила оказавшееся внезапно слишком хрупким стекло. Мелкие осколки разрезали воду и впились под кожу, но Ему сейчас было все равно. Резко сжать по-детски тонкое запястье своей хрупкой ручкой, которая точно так же сейчас казалась детской, хотя настоящим ребенком Он и не был, просто «тело» - оболочка - еще не выросла до конца.
Прикосновение обожгло почти до боли, до влаги, брызнувшей из чернильных глаз без намека на белок, но существо не отпустило, дернулось ближе и прижалось к этому солнцу, лишь поначалу обжигаясь, а потом уже греясь. Дрожь заколотила все тело. Сердце – недоработанный биологический моторчик, разрывало ударами грудь, отбивая дробью пульс в голове. Существо постепенно задыхалось, обожженное этим ярким светом, но так и не желающее отпустить то впервые ощущаемое тепло. Теплый ребенок в руках уже терял сознание, но в самый последний момент произнес имя, которое существо запомнило очень и очень надолго.

Саске вздрогнул и резко раскрыл глаза, просыпаясь. Наруто спал рядом, положив одну руку ему на талию, а другую согнув в локте и подложив под голову. Брюнет осторожно сел, чуть отодвигая руку и не желая будить блондина. Однако Узумаки все же завозился и открыл глаза, натыкаясь сонным рассредоточенным взглядом на парня.
- Доброе ут… - хотел было сказать Саске, но его резко дернули за запястье, повалив на себя, и прижали к горячему телу, утыкаясь носом в волосы и обнимая.
- Спать, - хрипло буркнул Наруто, словно плюшевого медведя прижимая к себе Королеву и закрывая глаза. – Рано еще, - шепотом добавил он.
- Да, - не стал спорить Саске, тоже закрывая глаза и прижимаясь головой к груди парня. – Еще рано, - тихо выдохнул он, стараясь вновь уснуть, однако организм, не нуждающийся больше в отдыхе, категорически отказывался вновь отправляться в страну Морфея, поэтому Королева так и осталась в сознании. А еще в теплых объятиях.
Впрочем, прежнюю крепость прерванного сна Наруто уже воссоздать не удалось, поэтому вскоре он и сам окончательно разлепил глаза и, зевая, пошел в ванную, позвав с собой Саске.
После душа Наруто, как и всегда, не изменяя своим обычным привычкам, пошел на кухню заваривать самый питательный, по его мнению, и обогащенный йодом продукт – рамен. Брюнет от рамена благоразумно отказался.
- Ты знаешь, что это очень вредно для твоего организма? – садясь напротив Наруто и сцепляя руки в замок.
Узумаки пожал плечами, продолжая поглощать белую размокшую лапшу со специями.
- Есть куда более полезная еда, - продолжил Саске, не сводя пронзительного взгляда с блондина.
- Например? – изогнул бровь парень, бросив на Королеву насмешливый взгляд.
- Овощи, крупы, животные продукты, морепродукты, - не растерявшись, перечислил брюнет.
- Это долго, - фыркая. – Да и вообще. Я ж не девка, чтобы готовить, - вновь подхватывая палочками кудрявую ленту лапши и отправляя в рот.
- Это может плохо сказаться на здоровье, - не отставал Саске.
- Мне все равно, - отмахнулся Наруто, которого сейчас начинала уже порядком раздражать такая вот назойливость со стороны Королевы.
Саске сжал зубы, встал и, прежде чем парень успел среагировать, резко схватил его стаканчик и быстро вылил в готового небольшого робота-чистильщика, довольно распахнувшего металлическую крышку-пасть синего цвета. Робот сыто мигнул синим дисплеем и резко захлопнул крышку, моментально отъезжая в сторону.
Наруто с шоком смотрел на этого маленького механического злодея, утащившего его завтрак, а затем, наконец, перевел взгляд на Саске, как бы задавая немой вопрос.
- Мне не все равно, - четко и с особенной силой в словах припечатал брюнет, без страха глядя на Наруто и делая особый акцент на первом слове.
Узумаки поднял брови, все еще задавая этот негласный удивленный вопрос. Почему-то он не злился. Вот совсем. Было даже забавно наблюдать за таким вот чудаковатым Саске.
- Мне не все равно… - уже тише повторила Королева, подходя ближе, протягивая руку и касаясь щеки Наруто.
Узумаки хотел было что-то ответить, однако резкий звонок в дверь прервал его. Парень удивленно моргнул, оборачиваясь лицом к проходу, но потом, решив, что гость, кто бы он ни был, подождет, вновь повернулся к брюнету.
- Ну тогда, - мягко улыбнувшись ему и взяв его ладонь в руку, - учись готовить, Саске, - встав и весело на него посмотрев. Наруто, конечно, шутил, однако Королева шутку поняла мало, приняв всерьез.
Открыв входную дверь квартиры, Узумаки удивленно уставился на улыбающуюся Сакуру, сжимающей в руках белый горшок с зеленым растением, длинные и колючие листья которого, заостряясь к концам, вырастали прямо из земли, а на их концах были небольшие красненькие шишечки готовых распуститься бутонов.
- Привет, - шире улыбнулась девушка, протягивая цветок Наруто.
- И тебе, - кивнул тот, принимая цветок и хмуро его оглядывая. – Зачем мне? – поднимая взгляд на девушку.
- Подарок, - быстро бросила она, бесцеремонно отпихивая Наруто в сторону и проходя в квартиру.
Сакура, как всегда, поражала обилием розового цвета в повседневной одежде. Однако если в детстве этот розовый цвет был ярким и почти малиновым, то теперь он сменился на нежные приглушенные тона. На девушке было тонкое свободно платье до колен, с многочисленными складками и рюшками, без декольте, но не закрывающее плечи, а доходящее до уровня выше груди и чуть стягивая ее. Также на ней были странные, по мнению Наруто, белые короткие перчатки и розовые, в тон платью, балетки с белой пряжкой. И не менее странная соломенная шляпа с белой лентой и широкими полями.
- Ты один? – разуваясь и заправляя прядь за ухо, спросила она, оборачиваясь через плечо на Наруто.
- Нет, - наблюдая за девушкой и чуть хмурясь.
Сакура замерла на секунду, прищурилась и, сверкнув строгим взглядом зеленых глаз, сняла шляпу, нахлобучила ее на блондина и целенаправленно прошла в гостиную. Узумаки вздохнул и, скинув шляпу, прошел за ней.
- Ты не часто заходишь, - заметил он, поставив цветок на журнальный столик рядом с диваном, на который уселась девушка.
Сакура пожала плечами и откинулась на спинку дивана, прикрывая глаза.
- Решила проведать старого друга.
- Говоришь, как старушка, - фыркнул Наруто, садясь рядом и переводя взгляд на цветок. – Как называется? - кивая на растение и отмечая красные бутоны на концах острых листьев.
- У него длинное название, - отмахнулась Сакура, которая не совсем помнила название цветка. – Зацветет дня через два. Красиво зацветет. Бутоны такие большие и яркие… - она демонстративно растопырила пальцы на руках, показывая обеими руками величину бутона и будто сжимая небольшой детский мячик. – Цвести будет целых пять дней. А потом завянет и погибнет, - переводя взгляд на цветок. – Удобно, правда?
Наруто нервно дернул бровью и тоже перевел взгляд на цветок.
- По-моему, это как-то… трагично, что ли, - улыбнулся он.
- Да? А по-моему, очень удобно. Цветок красив, когда цветет. А в остальное время это просто бесполезная трава, растущая без цели. Его не съедят животные, он никак не поможет укреплению почвы в земле. Просто бесполезная вещь. А когда он цветет, он хотя бы красив. Однако, отцветая, он снова становится уродлив и бесполезен. А этот цветок, отцветая, сразу умирает. И никаких проблем. Это удобно, разве нет? – девушка говорила негромко, неторопливо и с какой-то беспощадной холодностью и скукой в голосе. И Наруто внутренне почему-то содрогнулся от этого рационального мышления подруги.
- Наруто? – холодноватая, чуть вопросительная интонация удивительно чистого голоса.
Узумаки моргнул, отвлекаясь от мыслей и обернулся на вошедшего в гостиную Саске. Сакура тоже обернулась и удивленно приподняла брови. Не его она ожидала тут увидеть.
Королева подошла к парню и, кинув холодный, настороженный взгляд на Харуно, встала рядом.
- Привет, - улыбнулась девушка, не замечая взгляда и вообще не глядя на брюнета, а смотря на цветок и, кажется, вовсе думая о чем-то своем.
Наруто закусил губу и хитро взглянул на напряженного Саске, а затем перевел взгляд на откровенно игнорирующую брюнета Сакуру. Узумаки внезапно показалось до жути забавным увидеть реакцию подруги. Он взял парня за запястье и потянул на себя, заставляя боком сесть к себе на колени, осторожно и в тоже время настойчиво, с некоторой показушностью в движениях, взял Саске за подбородок, разворачивая к себе его лицо, и подался вперед. Узумаки поцеловал не сразу, лизнул нижнюю губу брюнета и только затем демонстративно проник языком в его рот, углубляя поцелуй и подаваясь ближе к Королеве, прижимая к себе за талию.
Наруто открыл глаза и, не отстраняясь, скосил взгляд на Сакуру. Реакция ошарашенной побледневшей девушки его удовлетворила настолько, что он не выдержал и отстранился, рассмеявшись и утыкаясь носом в шею Саске.
- Удивлена? – прошептал он, чувствуя как тонкие пальцы парня начинают перебирать его волосы, прижимая его голову ближе и обнимая.
Харуно не нашла, что ответить, попросту глядя на Наруто удивленно расширенными глазами. Через секунду она нахмурилась и отвела взгляд, прикрывая глаза и потирая переносицу. Тонкие брови сошлись и чуть изломились. Так обычно бывало, когда девушка думала о чем-то, чего категорически не понимала, но пыталась.
- Он же парень, да? – на всякий случай уточнила она, все еще хмурясь.
- Лично проверил, - пошло улыбнулся Наруто, с мелькнувшими искорками в глазах. Искры, похоже, высекались копытцами чертей, что отплясывали веселую сальсу в глазах Узумаки.
- И не один раз, - решая смутить подругу еще больше, чуть прищурился он и перевел взгляд на Саске, провел руками по его бедрам и чуть ущипнул. – Да, Саске? – обаятельно улыбнувшись брюнету.
Королева медленно кивнула и в ответ провела ладонью по волосам парня, поглаживая.
Сакура тихо кашлянула и мотнула головой. Её было не так уж и легко смутить, и Наруто это, в общем-то, и не удалось. Однако девушка действительно очень удивилась такому повороту, попросту не зная как реагировать на такое. Вообще, она была убеждена, что личная жизнь Узумаки ее никак не касается, однако… Все же как-то в голове не укладывалось, что Наруто – тот самый знакомый с детства парень, с пятнадцати лет измеряющих достоинства девушек размером их груди, стал встречаться с парнем. Это такое временное помешательство у него?
- Я рада, если ты… доволен или счастлив, - заявила девушка, уверенно кивнув самой себе, а затем переведя решительный взгляд на парней. – И принеси мне уже чаю, я пить хочу, - вновь, как ни в чем не бывало, нахмурилась она, моментально согнав с себя все удивление и шок и вновь вернувшись в обычное состояние. Ну, или почти обычное. По крайней мере, теперь она точно знала, что говорить Хинате про новую «подружку» Наруто не станет.
Наруто тихо рассмеялся, понимая, что в этом-то и была вся Сакура. Он встал и пошел на кухню, решив, что в этот раз можно сделать одолжение Харуно и налить ей чайку.
Оставшись наедине с Саске, девушка вздохнула и пожалела, что попросила чаю. Нужно было просить чего-то покрепче.
- И… - начала было она, обращаясь к брюнету, чтобы задать вопрос вроде «Как же вы познакомились?» или «Где встретились?», но потом быстро передумала, решив, что такой вопрос будет слишком уж бестактен. Харуно была очень, если так можно сказать, правильной девушкой во всех смыслах. Она никогда не опаздывала, не позволяла себе фамильярности в обращении с людьми (за исключением кучки друзей) и была очень щепетильна в вопросах, касающихся всевозможных правил, норм поведения и даже внешнего вида. И самым главным ее минусом было то, что она придиралась по всем пунктам не только к себе, но и к окружающим, часто навязывая даже малознакомым людям свое мнение касаемо их поведения и внешнего вида.
- Красивый, правда? – кивнув на цветок, начала она совершенно на отвлеченную тему, чтобы убить повисшее в гостиной молчание. – Моя мама выращивает цветы, - сама не зная зачем, проинформировала она.
Саске на это кивнул. Его не интересовало особо, что это за цветок, какой он и кто его вырастил.
- У него листья еще такие шероховатые на ощупь, - продолжила Сакура. – Их называют «кошачий язык» за то, что они такие шершавые и обладают неким антибактериальным действием, если приложить их к ране, - она дотронулась рукой до одного из длинных листьев и провела подушечкой большого пальца по его поверхности. – Ты тоже можешь потрогать, - дружелюбно предложила она, убирая руку.
Саске бросил взгляд на девушку, а затем осторожно протянул руку и дотронулся до одного из листьев. А следующую секунду резко отдернул руку, расширяя черные глаза и глядя на то место, до которого только что дотронулся. Черными ломаными линиями от места, где поверхности цветка коснулись пальцы Королевы, разошлось что-то жуткое. Лист моментально почернел весь, а затем по кускам начал, словно глина, осыпаться на стол. Зараза, выпуская все новые метастазы, охватывала весь цветок целиком, и вскоре, за считанные секунды, растение полностью почернело и осыпалось на стол разломанными острыми кусками.
Сакура резко вжалась в спинку дивана и чуть расширенными шокированными глазами смотрела на эти черные куски.
- Что еще за фокусы?.. – сглотнув, пораженно прошептала она, переведя взгляд на Саске и ожидая объяснений. – Ты что сделал?
Брюнет и сам не знал, ЧТО же он сейчас сделал и почему от одного лишь его прикосновения цветок почернел и в буквальном смысле осыпался. Непонимание ударило в голову, быстро засеменило, размешивая мысли и превращая их в верткие иглы, вонзающиеся в нервную систему. Мысли - одна хуже и ужасающее другой.
Голос вошедшего в гостиную Узумаки заставил вздрогнуть, и резким ударом сбил все мысли, как в боулинге сбивает шар кегли, оставив после себя всего одну ужасающую и пугающую до дрожи: «А вдруг то же самое случится и с Наруто?». Страйк.

Йиори 17.08.2013 07:09

Глава 30.

But I want you, I need you.
That one that makes me feel alive.
I want you, I need you,
I feel like I've wasted all my time. ©*

- Твой чай, - протягивая кружку с горячим ароматным напитком Сакуре, сказал Наруто.
- Спасибо, - хмуро поблагодарила девушка, принимая чай и кидая на Саске недовольный и почти обиженный взгляд. Она свято была уверена, что брюнет специально испортил ее цветок каким-то известным лишь ему способом.
Узумаки, конечно, заметил черные куски чего-то непонятного рядом с белым горшком, в котором теперь не было зеленых листьев.
- А что случилось с цветком? – изогнув бровь. – Отцвел? – усмехаясь.
- У него спроси, - холодно ответила Сакура, не отрывая взгляд от кружки чая и раздраженно кивнув головой в сторону Саске.
Наруто приподнял брови и перевел чуть удивленный вопросительный взгляд на Королеву. Брюнет уткнулся взглядом в пол и чуть расширенными черными глазами смотрел в пустоту. Узумаки подошел и осторожно присел напротив него, заглядывая в глаза.
- Что-то случилось? – мягко, словно говорит с маленьким ребенком.
Саске поднял на него взгляд и сжал зубы.
- Я не специально, - на выдохе тихо прошептал он. – Я не знаю, почему это произошло. У меня нет данных. Я не могу понять, - опуская сосредоточенный взгляд на свои колени и чуть сжимая кулаки.
- Сакура? – Наруто обернулся на девушку, решив узнать все от нее, потому что Королева, кажется, сейчас не могла четко изложить произошедшее.
- Что? – с вызовом, будто не понимая и с наигранным удивлением. – Что ты хочешь знать? Я, знаешь ли, тоже не совсем понимаю, что он сделал, - отворачиваясь.
Наруто вздохнул, понимая, что от этих двоих ничего не добиться, и вновь повернулся к брюнету.
- Саске, - почти нежно, протягивая руку, чтобы дотронуться до лица парня.
Однако Королева резко подняла взгляд на блондина и отшатнулась, моментально вскакивая и отходя на шаг, продолжая дырявить взглядом пол и упорно сжимать кулаки.
Наруто замер, удивленно и почти ошарашено наблюдая за парнем. Внутри моментально похолодело, заскрипело жестким страхом. Какого?..
- Эй, - сглотнув, внезапно севшим голосом, - ты чего это? – поднимаясь и в упор глядя на Саске.
- Не надо, - дрогнувшим голосом, делая шаг назад и упорно не поднимая взгляда.
- Что «не надо»? – сквозь зубы почти прорычал Узумаки, сжимая кулаки и начиная злиться, перебивая злобой всколыхнувшийся внутри страх.
- Не трогай меня. Подожди, - совсем тихо, буквально выдавливая из себя эти слова, давясь воздухом и болью. В груди моментально появилась ледяная тяжесть, дышать стало сложно, а в горле застрял ком. Саске не может прочувствовать и понять того, что не понимает умом. Не может понять, потому что у него нет того, что называют шестым чувством и что присуще почти всем людям.
Одна мысль, что от его прикосновений с Наруто может что-то случиться, сводит с ума, доводит до крайности и заставляет внутренне содрогаться. Саске слишком сильно ослеплен своими чувствами к Узумаки, поэтому не в состоянии мыслить здраво, не в состоянии оценивать ситуацию. Он теряет весь свой контроль, как только речь идет о Наруто.
- Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, - тихо продолжает он. – Я всегда был бы с тобой, но теперь я… - резкий удар прерывает речь брюнета. Саске мотает чуть назад, он сжимает зубы и чувствует во рту горький вкус своей крови. Что он несет? Ведь не сможет же сделать того, о чем говорит, потому что не захочет оставить Узумаки даже если тот будет просить.
- Что за хуйню ты несешь?! – хватая за футболку на груди, вздергивая и заглядывая в глаза, озвучил свои мысли Наруто. – Что еще за «был бы с тобой»?! – выходя из себя и ударяя не сопротивляющееся тело об стену. – Ты всегда будешь со мной, ясно? Даже думать не смей, что можешь просто взять и куда-то уйти! – сверля взглядом брюнета и почти рыча. Узумаки моментально начинал злиться, когда кто-то даже просто допускал мысли о том, чтобы сделать что-то против его воли.
Саске пару секунд оценочно вглядывался в глаза Наруто, а затем медленно кивнул, положив руки ему на плечи и чуть сжав.
- Извини, - тихо выдыхает Королева, возвращая себе свою объективность и подаваясь вперед, обнимая взбешенного парня за шею и начиная поглаживать волосы. – Извини.
- На хер иди со своими извинениями, - грубо буркнул Наруто, хмурясь, но, тем не менее, так же быстро успокаиваясь. – Еще раз услышу хотя бы намек на то, что ты хочешь свалить - дам в морду.
- Никуда я не хочу, - тихо прошептал Саске, утыкаясь лбом в плечо парня и прикрывая глаза. – Я хочу быть с тобой. Но ведь ты же понимаешь, что я не человек, Наруто? – чуть тише добавил он, отстраняясь и вновь опуская взгляд в пол.
- Все я понимаю, - нахмурился Узумаки, прижимаясь лбом ко лбу Саске и опуская руки на его бедра, чуть сжимая. – Прости за это, хорошо? – кивая на совсем не поврежденную скулу парня и быстро переводя тему, не желая больше говорить о человечности и не человечности.
Саске кивнул и вновь обнял Наруто за шею, прижимаясь и утыкаясь носом ему в плечо, тихо выдохнул и прикрыл глаза. Узумаки шагнул вперед, упираясь рукой в стену, а затем, мягко прижимая к ней брюнета, подаваясь вперед и сокращая расстояние между губами, уже ловя его судорожный выдох, но в последний момент чуть отстраняясь и оборачиваясь на то место, где должна сидеть Харуно, про которую Наруто успел забыть и вспомнил только сейчас.
Вот только Сакуры уже не было ни на диванчике, ни где-либо еще. Впрочем, парня это совсем не расстроило. Он лишь вновь обернулся к Саске, опуская взгляд на его губы, сжимая ладонями его бедра и настойчиво целуя.

***

Сакура спускалась на лифте, обдумывая, что сказать Хинате, и чуть хмурясь. Ее сейчас в последнюю очередь интересовало каким образом Саске уничтожил цветок, она то и дело прокручивала в голове воспоминания о Наруто и Саске вместе.
Сказать, что это странно, что Узумаки выбрал парня – просто промолчать. Блондин никогда до этого не интересовался людьми своего пола. Просто потому, что Наруто любил большую грудь. То есть, да, этот парень любил девушек с грудью, причем грудью не маленькой. При этом, в его вкусе, насколько могла судить Сакура, были лишь длинноволосые пышногрудые красавицы на в