верба

Отправить ссылку другу

Делай, что должно, и будь, что будет.

Календарь

« Ноябрь 2014  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

164 вопрос дня   168 вопрос дня   170 вопрос дня   174 вопрос дня   175 вопрос дня   181 вопрос дня   182 вопрос дня   186 вопрос дня   191 вопрос дня   195 вопрос дня   196 вопрос дня   197 вопрос дня   198 вопрос дня   204 вопрос дня   206 вопрос дня   209 вопрос дня   210 вопрос дня   221 вопрос дня   227 вопрос дня   231 вопрос дня   237 вопрос дня   238 вопрос дня   249 вопрос дня   267 вопрос дня   292 вопрос дня   312 вопрос дня   323 вопрос дня   361 вопрос дня   382 вопрос дня   460 вопрос дня   489 вопрос дня   492 вопрос дня   495 вопрос дня   500 вопрос дня   614 вопрос дня   769 вопрос дня   вера молитва чудо   весна   Весна надежда земля цветы красота   война   Высоцкий стихи   дружба   жена и любовница   женщина   жизнь   зима весна снег чудо   измена   интернет любовь жена   Ирония судьбы   кино   кошки   лето цветы красота   любовь   любовь и предательство   любовь песни шансон смерть   любовь семья муж жена предательство   любовь счастье охрененное   люди   люди звери человек общество тоска   мужчина   музыка   мыши люди война   общество   одиночество   одиночество женщина хрень какая-то   ОЛИГАРХИ   Оскар кино звезды Голливуд   отдых жизнь эх!   отношения   отношения любовь люди   память   песни шансон   праздник любовь грусть   природа жизнь люди и мыши   путешествие юмор блат очередь регистрация   работа   разве это жизнь?   ревность   родители дети любовь   родители дети любовь смерть   свой почерк   своочь   святотатство   святыня   семья   смерть   стихи поэт любовь   счастье красота и т.д.   тест   траур взрыв Тольятти   Тюльпаны   фальшивка   фигня   фИНАНСОВЫЙ КРИЗИС   Футбол победа   характер личность тест   человек   ЧИНОВНИКИ   юмор   ёклмн  

16 Сентября 2007 в 21:46

И ты завидуешь собственной шляпе

 Я бы хотела написать про щемящую синь июльского моря, где выбеленный солнцем и водой песок  ловит пятки в свой горячий плен,   и неохотно отпускает на волю, чтобы тут же снова поймать, и ты не идешь,   а передвигаешься нервным скоком,   как спутанная лошадь или пьяный матрос. Солнце бьет по макушке суровым жарким кулаком,   и новую  соломенную шляпу  с идиотским бантом уносит порыв ветра, и она радостно качается на теплых волнах, чувствуя себя прекрасным парусником, а ты чертыхаешься и остро завидуешь собственной шляпе, и переступая через потные  тела, распластавшиеся на песке, как жареные сардельки на раскаленной сковородке, ты ищешь и находишь кусочек планеты, куда можно уместить и свое потное, уставшее от работы и невзгод тело. Ты втискиваешься в это голое пляжное братство,   «забиваешь» обретенное место под солнцем  старым зеленым полотенцем с нарисованным долларом. Доллар один, но зато большой. И ковыляешь к берегу, чувствуя, что еще одна, последняя секунда, и ты умрешь от жалости к себе и от любви к этой грязной, взболтанной сотнями ног воде, терпко воняющей йодом. И ты радостно бултыхаешься в этой мутной взвеси, а рядом плавает твоя размокшая шляпа, и уже не она, а ты сама и есть прекрасный парусник,   трансатлантический лайнер, и фыркающий дельфин в одном лице. Кто-то называет это морем, а ты называешь – счастьем.  Миллион тонн  горько-соленого счастья синего цвета.  Я бы хотела написать о верных друзьях. Очень верных и очень преданных, о тех, кто подставляет плечо, кто ближе самых близких родных, кто готов за тебя в хоть огонь, а ты – за него. И вот уже оба корчимся в огне,   и пламя рассыпается веселыми искрами,   и маленькие птички, пролетая над костром, сгорают на лету, не успевая понять, что же произошло, а вокруг стоят те, кому не повезло с друзьями. Им не за кого гореть, и некому гореть за них, и они завистливо бросают в костер чужой верности толстые поленья. Им грустно и обидно. Им не повезло с друзьями, и потому они живы. Потому что дружба, настоящая дружба – это всегда самосожжение на площади под улюлюканье равнодушной толпы. А иначе зачем дружить?  Я бы хотела написать о последнем куске хлеба. Самом последнем, который так страшно с кем-то делить,   даже с другом. Даже с братом. Потому  что хлеб  до обморока  вкусно пахнет, а ты не ел три дня,   и этот хлеб – самое  дорогое, что есть у тебя в жизни. И это даже уже не хлеб, а сама жизнь. И ты, вцепившись в эту засохшую краюху, плачешь от злости и ненависти к нему, к брату, потому что он голоден. И проклинаешь его, и осыпаешь ударами. И  хлеб становится горьким… Вот о чем бы я хотела написать, впрочем, об этом уже, кажется,   написано…